home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


ГЛАВА 14

— Вот. Держи, — заявила я поутру и с ходу вручила Раалу небольшой, весело булькнувший кувшинчик. — Основа для эликсира готова. Тройная порция, с запасом.

Моран, встретивший меня поутру в тронном зале, вопросительно приподнял брови.

— Ты же сказала, что у тебя нет нужных ингредиентов.

— Кое-что было, — призналась я, выудив из складок очередного (на этот раз — серебристого с золотой вышивкой) платья исписанный мелким почерком свиток, а потом добавила: — Но не все. Вот список трав, которых мне не хватает для завершения работы.

— Та-а-ак, — прищурился Раалу, забрал свиток и быстро пробежал по нему глазами. — Отлично. Большую часть я смогу достать уже завтра, но кое за чем придется отправлять гонца в ближайший человеческий город.

— Основа выдохнется через несколько дней, — на всякий случай предупредила его.

— Не переживай. Я успею. Что еще тебе понадобится для ритуала?

— Немного времени. Тишина. И солнечный свет.

Моран едва заметно нахмурился.

— Зачем тебе свет?

— Создание любовного эликсира требует благословения богини, не забыл? — усмехнулась я. — А получить его можно только от солнца. Причем напрямую, иначе прока от эликсира будет немного. Естественно, я бы предпочла сделать это в верхнем мире, но владыка, наверное, не рискнет меня туда отпустить?

— Скорее всего, нет, — недолго поразмыслив, решил Раалу. А потом еще пару минут подумал и осведомился: — Изумрудный зал для твоих целей подойдет?

Я без колебаний кивнула.

— Должен. Но мне потребуется на несколько часов остаться там в одиночестве.

— Это как раз не проблема. Сколько может храниться готовый эликсир?

— Пока не раскупорите кувшин.

— То есть до свадебного обряда он не выдохнется? — недоверчиво уточнил моран. — И никаких других ограничений по времени, кроме тех, что зависят от Таалу, у нас больше нет?

Я снова кивнула.

— Но есть другое условие: перед использованием в эликсир нужно добавить частичку плоти брачующихся. Скажем, волосок. А еще лучше — пару капель крови. Тогда привязка привораживаемого объекта станет полной и продлится примерно сутки, в течение которых молодожены физически не смогут оторваться друг от друга.

— У тебя будет все, что нужно, — незамедлительно пообещал Раалу, осторожно возвращая кувшинчик и пряча свиток за пазуху. А затем окинул меня внимательным взглядом и неожиданно спросил: — Почему ты сегодня без метлы?

Я улыбнулась. А затем демонстративно оглядела его с ног до головы и точно таким же тоном осведомилась:

— А ты почему снова в доспехах?

— Скоро узнаешь, — пренебрежительно фыркнул моран, ненадолго сбросив маску чопорного зануды. А потом снова посерьезнел. — Готовься. Сегодня тебе опять придется поработать по своему основному профилю.

Я удивилась такой формулировке и уже хотела спросить, что это еще за «профиль» он надумал приписать потомственной белой ведьме, но тут двери тронного зала медленно отворились, и на пороге возникли пятеро девушек в белом. Которые при виде брата повелителя склонились в глубоких поклонах и, выстроившись в ряд, почтительно застыли.

— Подойдите, — властно бросил моран, отступив от меня на шаг. Словно прочертил невидимую границу, которую никому не стоило переступать.

Я, подумав, тоже отошла, увеличив дистанцию между нами еще больше. И, наклонившись, поставила драгоценный кувшинчик на пол. Было непонятно, что моран потребует от меня сегодня, но не хотелось бы, чтобы хрупкая посудина случайно разбилась.

Выпрямляясь, заметила краем глаза какое-то движение на вершине пирамиды и мысленно хмыкнула, обнаружив, что трон на ней уже не пустует. Но сделала вид, что не увидела появившегося владыку и, вернувшись на прежнее место, принялась внимательно изучать приближающихся невест.

Сегодня они выглядели иначе, чем в прошлый раз. Их волосы больше не были закрыты наметами, и только сейчас выяснилось, что моранки заплетали их в сотни длинных косичек. На белых платьях впервые появились широкие черные пояса — вероятно, признак официального статуса невест. А на бледных лицах виднелись следы легкого макияжа! Да и двигались девушки не в пример более уверенно, чем раньше.

— Довольно! — приказал Раалу, когда невесты оказались на расстоянии в сотню шагов от него.

Девушки послушно остановились, снова выстроились в один ряд. После чего моран, удивив меня этим донельзя, зачем-то двинулся им навстречу сам. Подчеркнуто медленно, осторожно. При этом внимательно всматриваясь в лица невест, словно каждый миг ожидал увидеть на них гримасу боли.

Девяносто шагов… семьдесят… пятьдесят…

Меня охватила тревога, но девушки по-прежнему стояли спокойно, и пока ни одной из них не стало плохо.

Сорок шагов… тридцать… пятнадцать…

Я ощутимо напряглась, а на личиках невест появились первые признаки волнения. Видимо, до этого дня Раалу так сильно не рисковал.

Десять шагов… восемь… пять…

Я нетерпеливо подалась вперед, с беспокойством ожидая, что же будет дальше, и готовясь кинуться на помощь любой из девчонок. А моран, наконец, приблизился к ним вплотную и, торжествующе оглянувшись на пирамиду, негромко хмыкнул:

— Ты был прав, брат. Подавители работают прекрасно.

Из меня словно выпустили весь воздух.

Фу-у… дурак! Я ж чуть было не решила, что он собрался прямо здесь и сейчас сделать окончательный выбор! Дескать, кто не помер, тот и будет невестой для повелителя! А они, оказывается, все заранее продумали и напоили Раалу какой-то непонятной штукой… или же нацепили на него некий артефакт, который сумел пригасить силу высокопоставленного, сравнимого с владыкой морана настолько, что его близость даже не заставила девушек грохнуться в обморок!

— Мог хотя бы предупредить, — буркнула я, когда Раалу мазнул по мне насмешливым взглядом и жестом велел подойти. Позер, так его разэдак… а я тут, понимаешь, страдала, мучилась…

— Хватит ворчать, — сухо бросил моран, когда я приблизилась. А затем кивнул на терпеливо ожидающих девушек. — Проверь их. Я хочу знать, насколько они здоровы. И способны ли принести повелителю здоровое потомство.

Вот уж когда я искренне оторопела.

Они что, не могли раньше этого сделать?! До того, как начинать всю эту канитель с отбором?! А если кто-то из невест серьезно болен? А если они вообще не подойдут? Зачем было огород городить, слепо поверив оракулу и не сделав даже минимальных приготовлений?!

— Мужчинам запрещено прикасаться к будущим невестам повелителя, — перехватив мой ошеломленный взгляд, пояснил Раалу. — А лекарей-женщин у нас нет. Магия целителей верхнего мира на нас не действует, и только белая ведьма может преодолеть этот природный барьер. Задача ясна?

— Эм… и как я должна это сделать, позволь узнать? — в растерянности переспросила я. — Может, вы нам хотя бы комнату для осмотра предоставите?!

Судя по тому, как стрельнули в мою сторону глазами моранки, идея осмотра их тоже не вдохновила. Но, будучи хорошо воспитанными, дамы все же вежливо смолчали, а Раалу только пренебрежительно отмахнулся.

— Мне не надо, чтобы ты их раздевала донага или собственноручно подсчитывала количество зубов во рту. Просто скажи, здоровы они или нет — этого вполне достаточно.

— Только это? — педантично уточнила я. — Ничто другое значения не имеет?

— Нас интересует, способны они выносить здоровое потомство или нет, — подтвердил Раалу. — Остальное не важно.

— Ладно, попробуем, — хмыкнула я, в сомнении уставившись на пятерку невест. Девушки ответили мне такими же недоверчивыми взглядами. — Но имей в виду: в роли целительницы я уже давно не выступала!

— Ты же жрица, — тут же усомнился в моей честности Раалу.

— Я — боевая жрица. И лучше всего у меня получается не лечить, а лупить одержимых по головам!

Моран на это ничего не ответил. И вообще, словно не услышал. А я мысленно на него ругнулась и со вздохом взялась за порядком позабытое дело, для чего пришлось снова пройтись вдоль строя смирно стоящих девиц и по очереди взять каждую за руку.

Времени это заняло гораздо больше обычного, потому что на этот раз я смотрела не только на ауру, но и на физическое тело. Сил на это ушло немало, потому что, как и предсказывал Раалу, девушки неосознанно сопротивлялись осмотру. Некоторых мне пришлось подвергнуть проверке слабеньким сканирующим заклинанием дважды, а двоих даже трижды, чтобы быть уверенной в выводах. И лишь благодаря тому, что невест осталось всего пять, я не истощилась до предела и по окончании процедур вполне неплохо себя чувствовала.

— Что скажешь? — напряженно поинтересовался Раалу, когда я отпустила последнюю девушку и в некоторой растерянности потерла лоб.

Я окинула невест задумчивым взглядом.

— У меня для вас две новости. Как водится, хорошая и плохая.

— Какая хорошая?

— Сейчас у всех девушек в аурах имеются полноценные печати Смерти.

— Так. А плохая?

— У двух они не связаны с предстоящим замужеством.

Раалу воззрился на меня со смесью недоумения и недоверия. Даже повелитель чуть привстал с трона и подался вперед всем корпусом. А по лицам девушек пробежала болезненная судорога.

— С чего ты решила? — напряженно спросил Раалу, кинув быстрый взгляд в сторону пирамиды.

Я указала на стоящую посередине моранку. На редкость хорошенькая и, наверное, самая молоденькая из всех, она мне действительно понравилась. Не было в ней ни злости, ни раздражения на унизительную процедуру проверки. Да и на меня она смотрела как-то по-доброму. Другое дело, что мне сразу показались слишком темными, даже чуточку синюшными, ее губы. И игравший на щеках румянец был каким-то нездоровым. Когда же я потрогала ее пульс, оказавшийся слишком частым и неровным, все встало на свои места. И я не без сожаления вынесла приговор:

— Девушка больна. У нее слабое сердце.

— Не может быть, — нахмурился Раалу. — Чистокровные мораны не страдают людскими недугами.

Я пристально посмотрела на смертельно побледневшую невесту.

— Возможно. Но я проверила ее трижды и не могла ошибиться — эта девушка не сумеет выносить даже обычного ребенка. И она погибнет, если ее немедленно не отправить к хорошему лекарю.

— Я не хочу к лекарю, — прошептала девчонка, подняв на меня стремительно наполняющиеся слезами глаза.

Я с сожалением покачала головой.

— Тебе придется. Скажи, милая, как быстро ты поднимаешься по лестнице? На какой ступеньке останавливаешься, чтобы отдохнуть?

Девушка совсем спала с лица.

— На пятнадцатой. Или на двадцатой… не помню.

— А я — на сотой, — тихо сказала ей, после чего стоящий рядом моран окончательно помрачнел. — И то, если тащу на плечах тяжелый мешок.

— Из какого ты рода, девочка? — отрывисто спросил Раалу, когда девушка обреченно опустила голову.

— Из рода Саес, господин.

«Две гласные в имени. Высшая знать, — мысленно вздохнула я, а моран скрипнул зубами. — Кажется, не все благополучно в подземном царстве, если даже среди высокородных стали появляться полукровки. Хотя, скорее всего, человек промелькнул в ее родословной не одно, а два-три поколения назад, иначе сходство с чистокровными моранами не было бы таким полным».

— Ты сказала, что их две, — резко отвернулся от бедняжки Раалу. — Кто еще должен покинуть дворец?

Я указала на стоящую с правого края худенькую девушку:

— Вот эта леди. Она хорошо себя чувствует, но, к сожалению, бесплодна, поэтому вряд ли ей имеет смысл участвовать в отборе.

— Это неправда! — вдруг завизжала забракованная невеста, набросившись на меня с кулаками. — Ты лжешь! Я совершенно здорова!

И куда только подевалось смирение? Бледное лицо мгновенно раскраснелось, глаза засверкали, а узкий подбородок упрямо вздернулся, превратив девицу в настоящую фурию.

Хм. Надеюсь, остальные не такие истерички?

— Молчать! — рявкнул Раалу, да так, что от грохнувшего по залу эха я едва не присела.

Девица, только что собиравшаяся вцепиться мне в волосы, испуганно шарахнулась в сторону. А я на всякий случай отступила за надежную мужскую спину. А то мало ли? Вдруг эта ненормальная снова кинется? И тогда мне ничего не останется, как приголубить наследницу знатного рода кулаком по башке. Нет, мне-то без разницы, кого охаживать — одержимого или полоумного, просто дипломатический скандал раздувать не хочется. Да и По у меня хоть и терпеливая, но все же не настолько.

Хорошо, что я ее с собой не взяла.

— Все свободны, — наконец, тяжело уронил Раалу, когда в зале снова воцарилась тишина.

— Минуточку, — внезапно не согласилась я. А когда моран удивленно обернулся, взглянула ему в глаза: — Я хочу побеседовать с невестами повелителя наедине. Желательно сейчас.

— Зачем?

— Надо, — твердо сказала я, продолжая буравить морана пристальным взглядом.

Он заколебался, но тут из дальнего конца зала донесся усиленный эхом голос:

— Дозволяю.

Только после этого Раалу неохотно кивнул, а я окинула настороженно переглянувшихся девушек хищным взглядом и мысленно потерла руки.

Ну что, вот теперь наконец-то потолкуем. О своем, так сказать, о женском, потому что к вам, дорогие леди, у меня появились серьезные вопросы.


Для беседы нам выделили одну из комнат неподалеку от тронного зала. Судя по небольшим размерам и спокойной обстановке, что-то вроде гостевой, где ожидающие аудиенции могли присесть и собраться с мыслями перед разговором с владыкой.

Для моих целей большой полукруглый диван и стоящее напротив уютное кресло подходили как нельзя лучше. Так что, пропустив трех оставшихся девушек вперед, я собственноручно взялась за небольшую деревянную дверцу и, убедившись, что снаружи нас никто не подслушивает, плотно ее закрыла.

— Зачем тебе это, ведьма? — спросила одна из невест, как только я повернулась.

Я неторопливо подошла, внимательно рассматривая настороженно взирающих на меня девушек. Ни одна из них, кстати, не пожелала присесть. Встав у дивана сплоченной группой, они демонстративно от меня отстранились.

Не обращая на это внимания, я важно уселась в кресло и спокойно поинтересовалась:

— Как вас зовут?

— Не твое дело, — холодно отозвалась стоящая в центре девица. Навскидку лет двадцать. Довольно высокая для своей расы, статная. Я бы сказала, надменная, хотя и не лишенная определенной красоты. — Тебе здесь не место, ведьма. Мы согласились пойти с тобой лишь потому, что так повелел владыка.

Я мило улыбнулась. Ах вот ты где, злючка бледнокожая… я хоть и не видела твоего лица в тот день, но эту смесь презрения и ничем не прикрытого превосходства ни с чем не перепутаю. Значит, ты прошла третий этап отбора, милочка? Ладно. Все еще за что-то меня ненавидишь? Хорошо. Значит, теперь мы будем общаться по-другому.

— Почему это не мое? — промурлыкала я, любуясь аккуратно подпиленными ноготками. — Окончательный выбор еще не сделан. И именно от меня зависит, каким он будет. Ты об этом не подумала?

— Ты себе льстишь, — сузила глаза девица. — Последнее слово всегда остается за владыкой. Невест теперь всего три, и он выберет ту, какую посчитает нужным. Не тебе менять его решение, ведьма.

Я снова улыбнулась:

— Тебя это злит, правда? Между тобой и троном целых две конкурентки… и это так некстати!

— Ты ничего не понимаешь, — тем же ледяным тоном отозвалась злючка. Две другие девушки промолчали, но, судя по тому, как близко они стояли к подруге-сопернице и как пристально следили за каждым ее жестом, их мнения полностью совпадали. Или же, что вернее, злючка успела подчинить себе более молодых и, возможно, менее знатных особ. — Мы в любом случае выиграем. Мы прошли отбор. Статус избранницы никуда не денется. И даже в случае, если одна из нас погибнет, всегда найдется, кому занять ее место!

— А если это будешь не ты? — елейным голоском предположила я.

Но злючка вместо того, чтобы вызвериться, неожиданно смолчала. А через пару мгновений, во время которых она, надо думать, тщательно взвешивала мои слова, на удивление спокойно улыбнулась:

— Я же сказала — тебе не понять. Мы поклялись помогать друг другу всегда и во всем. Мы вместе сюда пришли и вместе отправимся на заключительный этап отбора. Мы стали кровными сестрами, поэтому, кого бы ни выбрал повелитель, остальные в обиде не останутся. Тогда как ты свое дело уже сделала. Владыка Таалу больше не нуждается в твоих услугах.

— Вот как? — мурлыкнула я. — Вы, значит, решили пробиваться наверх сплоченной группой, негласным лидером которой себя провозгласила ты… что ж, похвально. И весьма дальновидно, надо признать. Но видишь ли, в чем дело, дорогуша, — к будущей жене повелителя предъявляется целый ряд строгих требований. И, как мне кажется, одному из них именно ты, к моему глубочайшему сожалению, не соответствуешь.

— Это какому же? — осведомилась «ледяная» леди.

А я улыбнулась в третий раз и только тогда подняла на нее взгляд.

— Владыке, я полагаю, нужна невинная невеста, верно? Ее девственность — это знак чистоты помыслов, верности и жертвенности. Но к тебе, насколько я поняла, эти три вещи больше не относятся.

У девицы недобро сузились глаза:

— Ты же слышала господина Раалу: жена повелителя должна быть способна дать здоровое потомство. И ничто другое не имеет значения.

— В самом деле? — Я поднялась с кресла и неторопливо приблизилась к этой змеюке. — А скажи-ка, красавица, как ты заполучила себе в ауру метку Смерти?

— Тебя это не касается!

— Тогда я сама об этом расскажу, — мрачно усмехнулась я, подошла вплотную и всмотрелась в черные глаза моранки. Вот уж и правда — гадина. Хитрая, умная, опасная. — Несколько дней назад метки там не было. И она бы никогда не появилась, не возникни рядом с тобой довольно сильный моран, присутствие которого на несколько шагов приблизило тебя к смерти. Не коснись он твоего тела, аура так и осталась бы неопределенной. Но ты позволила ему это сделать. Отдала ему в руки нити собственной судьбы… Это ведь он забрал твою невинность, я права?

У застывшей моранки жутковато исказилось лицо. Всего на миг, на долю секунды, после чего снова стало бесстрастным, как раньше. Но меня аж передернуло от мысли, что эта женщина когда-нибудь окажется рядом с Таалу или, упаси богиня, будет воспитывать его сына.

— Не смей разговаривать со мной в таком тоне, ведьма! Я настолько выше тебя, что ты себе этого даже представить не можешь! А скоро встану на одну ступень с повелителем!

— В самом деле? — притворно удивилась я. А потом приблизилась еще на шажок и, глядя змеюке прямо в глаза, вкрадчиво шепнула: — Во время обряда ты будешь пить именно мой эликсир, девочка. И никто никогда не поймет, что именно я туда намешала. Травки верхнего мира — абсолютно неизвестны в подземном царстве. Но при этом настолько коварны, что одна лишняя щепотка может превратить любовный напиток в первосортную отраву. Впрочем, тебе ли беспокоиться? Ведь, если моя рука случайно дрогнет над ритуальной чашей, всегда найдется, кем тебя заменить. Правда?

У леди слегка дрогнули веки, в глазах промелькнули сначала сомнение, затем неуверенность и, наконец, понимание.

— Т-ты не посмеешь, — сглотнула она, когда мои губы расползлись в змеиной улыбке. — Владыка тебя уничтожит.

— Очередной всплеск поможет ему забыть о моей оплошности. А необходимость зачать наследника вынудит отложить расследование на потом и связать себя узами брака с другой претенденткой. После завершения обряда действие любовного эликсира будет почти мгновенным и настолько мощным, что на протяжении следующих суток ни он, ни новоявленная владычица обо мне даже не вспомнят. А когда чары ослабеют, я буду уже далеко, поверь. Так стоит ли рисковать, а? Или ты по-прежнему считаешь, что у меня нет права требовать?

У девицы нервно дернулась щека.

— Что ты хочешь?

— Ваши полные имена, — мгновенно успокоилась я и отступила на шаг, одарив сжавшихся подружек змеюки хлестким взглядом. — Имена ваших ближайших родственников. Характеристики родов. Ваши физические и ментальные возможности. Возможные проблемы со здоровьем и уровень сопротивляемости к энергии Смерти. Я должна знать все, прежде чем рекомендовать кого-то из вас повелителю. И от того, насколько вы окажетесь честны… а я, поверьте, умею определять, когда мне лгут… будет зависеть мое окончательное решение.

От моих слов более молодые девушки побледнели, съежились еще больше и стали неуловимо походить на загнанных в угол мышат. Они затравленно глянули на меня снизу вверх. Уцепились друг за дружку, как за единственную опору.

Но потом змеюка вдруг глубоко вздохнула. Окинув меня растерянным взглядом, нервным движением вытерла внезапно повлажневший лоб и, наконец, устало опустилась на диван, признавая окончательное поражение.

— Хорошо. Мы расскажем все, что ты хочешь.

— Отлично, — усмехнулась я, снова усаживаясь в кресло. — Устраивайтесь поудобнее, леди, потому что разговор нам предстоит о-очень долгий…


ГЛАВА 13 | Любовь не выбирают | ГЛАВА 15







Loading...