home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


ОТЪЕЗД

Чейд Фаллстар занимает исключительное место в истории Шести Герцогств. Хотя он никогда не был официально признан, его явное физическое сходство с Видящими почти исключает сомнения в его кровном родстве с королевской династией. Так это или нет, но то, кем он был, бледнеет в сравнении с тем, чем он занимался. Некоторые говорят, что он шпионил для короля Шрюда задолго до начала войны красных кораблей. Другие связывают его имя с именем леди Тайм, которая почти наверняка была личной отравительницей и шпионкой на службе королевской семье. Эти слухи никогда не будут доказаны.

Как бы то ни было, без всякого сомнения можно сказать, что Чейд Фаллстар начал вести открытую жизнь лишь после того, как изменник, Регал Видящий, бежал из Оленьего замка. Чейд предложил свои услуги леди Пейшенс. Она смогла использовать созданную им по всем Шести Герцогствам сеть, чтобы получать необходимую информацию и распределять ресурсы, необходимые для защиты побережья. Множество свидетельств позволяют предположить, что первоначально он собирался оставаться негласной и тайной фигурой. Его легкоузнаваемая внешность сделала эту задачу невероятно сложной, и вскоре он полностью оставил попытки такого рода. Несмотря на преклонные годы, он стал героем: лихой старик, который появлялся и исчезал в трактирах и тавернах в любое время суток, насмехаясь над гвардейцами Регала и ускользая от них, разнося новости и передавая средства для защиты береговых герцогств. Эти подвиги заставили людей уважать его. Он убеждал народ Шести Герцогств не терять мужества и предсказывал, что король Верити и королева Кетриккен вернутся, чтобы снять с их плеч бремя податей и военных налогов. О его деяниях сложено множество песен, но наиболее известен цикл «Расплата Чейда Фаллстара», приписываемый менестрелю королевы Кетриккен, Старлинг, по прозвищу Певчий Скворец.


Моя память протестует, когда я пытаюсь думать о тех последних днях в Джампи. Уныние овладело мной, и ни дружба, ни бренди не могли изгнать его. У меня не было ни сил, ни воли, чтобы расшевелить себя.

— Если судьба похожа на огромную волну, которая подхватит тебя и ударит о стену, что бы ты ни делал, зачем вообще что-то делать? Пусть все идет как идет, — с пьяной торжественностью заявил я шуту в один прекрасный вечер.

Ответа не последовало. Он продолжал полировать шкуру игрушечного волка. Ночной Волк лежал у ног шута. Он не спал. Когда я напивался, он закрывался от меня и выражал недовольство, не обращая на меня никакого внимания. Кеттл сидела в углу у очага, вязала и выглядела то разочарованной, то возмущенной. Чейд расположился в кресле с прямой спинкой за столом напротив меня. Перед ним стояла чашка с чаем, и глаза его были холодны, как нефриты. Нечего и говорить, что я пил в одиночестве третью ночь подряд. Я проверял теорию Баррича о том, что выпивка ничего не решает, но делает некоторые невыносимые вещи немного более терпимыми. В случае со мной эта теория не работала. Чем больше я пил, тем менее терпимой казалось мне положение. И тем невыносимее становился я для своих друзей.

Этот день принес мне больше, чем я мог воспринять. Чейд наконец пришел, с тем чтобы сказать, что Кетриккен хочет видеть меня завтра утром. Под некоторым нажимом с его стороны я согласился прибыть в приличном виде: вымытым, побритым, чисто одетым и трезвым. Однако в тот вечер ничего этого про меня нельзя было сказать. Это было неудачное время, чтобы состязаться с Чейдом в остроумии, но мне не хватило здравого смысла, чтобы понять это. Я задавал ему воинственные и обвиняющие вопросы. Он спокойно отвечал на них. Да, он подозревал, что Молли носит моего ребенка, и уговорил Баррича присматривать за ней. Баррич уже позаботился о том, чтобы у неё были деньги и кров, и не собирался жить с ней вместе, но когда Чейд указал ему на опасность, которая может грозить ей и ребенку, если кому-нибудь станут известны все обстоятельства, Баррич согласился и на это. Нет, он не сказал мне. Почему? Потому что Молли вынудила Баррича обещать ей, что он не расскажет мне о её беременности. Соглашаясь на просьбу Чейда, Баррич поставил условие, что Чейд тоже будет уважать это обещание. Сначала Баррич надеялся, что я сам догадаюсь, почему пропала Молли. К тому же он сказал Чейду, что, как только ребенок родится, он будет считать себя свободным от всяких обещаний и сообщит мне уже не о её беременности, а о том, что у меня есть ребенок. Даже в своем тогдашнем состоянии я понял, что это было верхом неискренности для Баррича. Отчасти я ценил глубину его дружеских чувств ко мне, ради которых он хотел обойти собственное обещание. Но когда он пришел сообщить мне о рождении дочери, то обнаружил лишь явные свидетельства моей смерти.

Затем он отправился прямиком в Бакк и передал весточку одному каменщику, который, в свою очередь, поговорил с другим каменщиком, и в конце концов Чейд пришел на встречу с Барричем в рыбачий док. Они оба были настроены скептически.

— Баррич не мог поверить, что ты мертв. Я не мог понять, почему ты все ещё там. Я послал сообщение моим часовым вверх и вниз по речной дороге, потому что был уверен, что ты не убежишь в Удачный, а незамедлительно отправишься в горы. Именно это я сказал той ночью Барричу: «Мы должны оставить его в покое, чтобы он выяснил для себя, как далеко простирается его преданность». Я поспорил с Барричем, что, предоставленный самому себе, ты как стрела, выпущенная из лука, полетишь прямиком к Верити. И то, что ты умер там, а не по дороге к своему королю, потрясло нас больше всего.

— Что ж, вы оба ошиблись, — заявил я с пьяным удовлетворением. — Вы думали, что хорошо меня знаете, считали, что создали орудие, которое не сможет воспротивиться вашим желаниям. Но я не умер там! И не отправился на поиски моего короля. Я пошел убить Регала. Для себя. — Я откинулся на спинку стула и скрестил руки на груди. Потом резко выпрямился от боли в заживающей ране. — Для себя! — повторил я. — Не для моего короля, не для Бакка и не для одного из Шести Герцогств. Для себя я решил убить его. Для себя.

Чейд смотрел на меня. Но из угла перед очагом, где покачивалась Кеттл, раздался её голос:

— Белое писание гласит: «Он будет жаждать крови собственного рода, и его жажда останется неутоленной. Изменяющий напрасно будет мечтать о детях и родном очаге, ибо его дети будут принадлежать другим, а чужой ребенок станет для него родным…»

— Никто не заставит меня исполнять эти пророчества! — взревел я. — Кто их, в конце концов, придумывает?

Кеттл снова начала раскачиваться. Ответил мне шут. Он говорил мягко, не поднимая глаз от работы:

— Я. В детстве, во дни моих снов. Я ещё не знал тебя тогда, только видел во сне.

— Ты обречен исполнить их, — тихо проговорила Кеттл.

Я со стуком поставил чашку на стол.

— Будь я проклят, если сделаю это!

Никто не подпрыгнул, никто не ответил. В ужасное мгновение кристаллически ясного воспоминания я услышал голос отца Молли из его угла за трубой: «Будь ты проклята, девчонка!» Молли вздрогнула, но ничего не ответила. Она знала, что бессмысленно убеждать пьяного.

— Молли, — простонал я внезапно, уронил голову на руки и зарыдал.

Через некоторое время я почувствовал на своих плечах руки Чейда.

— Ну-ну, мальчик, это тебе не поможет. Марш в постель. Завтра ты должен предстать перед твоей королевой.

В его голосе было гораздо больше терпения, чем я заслуживал, и я остро осознал всю глубину собственного падения.

Я потер лицо рукавом и с трудом поднял голову. Я не возражал, когда Чейд помог мне встать на ноги и подтолкнул к стоявшей в углу кровати. Сев на её краешек, я тихо сказал:

— Ты знал. Ты всегда знал.

— Что знал? — устало спросил он.

— Знал все про Изменяющего и Белого Пророка.

Он засопел.

— Я ничего не знал об этом. Я кое-что читал. Вспомни, что до отречения твоего отца все почти утряслось. Я провел много долгих лет после того, запершись в башне, а мой король месяцами не нуждался в моих услугах. У меня было много времени для чтения и масса свитков в запасе. Так я столкнулся с некоторыми чужеземными легендами и сказаниями, в которых говорилось о Белом Пророке и Изменяющем.

Голос его стал мягче, словно он уже забыл, с какой яростью я задал этот вопрос.

— Потом в Олений замок пришел шут, и я потихоньку выяснил, что его занимают подобные вещи. Это пробудило мой собственный интерес. Ты сам однажды сказал мне, что он обращался к тебе как к Изменяющему. Так что я начал интересоваться… но на самом деле я мало доверял всем этим пророчествам.

Я осторожно лег. Я уже мог снова спать на спине. Я повернулся на бок и натянул одеяло.

— Фитц.

— Что? — ворчливо спросил я.

— Кетриккен сердится на тебя. Не жди, что она будет терпелива с тобой завтра. Не забывай, что она не только твоя королева. Она женщина, которая потеряла ребенка и больше года ничего не знала о судьбе своего мужа. Её выставили из ставшей ей родной страны словно только для того, чтобы несчастья последовали за ней по пятам. Её отец испытывает вполне понятную горечь. Он смотрит на Шесть Герцогств и Регала глазами воина и пальцем бы не пошевельнул для розысков брата своего врага, даже если бы верил, что тот все ещё жив. Кетриккен одинока, ужасающе одинока — больше, чем ты или я можем себе представить. Постарайся быть терпеливым с женщиной. И почтительным с твоей королевой. — Он неловко помолчал. — Завтра тебе понадобится и то и другое. Я мало чем смогу помочь тебе.

Думаю, что потом он ушел, но я этого не слышал. Сон быстро захлестнул меня.

Прошло довольно много времени с тех пор, как сны Силы перестали мучить меня. Я не знаю, физическая ли слабость прекратила эти видения битв или вечная настороженность перед кругом Регала закрыла от них мой разум. Но в эту ночь передышке пришел конец. Как будто огромная рука схватила мое сердце и вытащила меня из меня самого. Внезапно я оказался в другом месте.

Это был город — в том смысле, что в нем было очень много людей. Но я никогда не видел ни таких людей, ни зданий, которые спиралями уходили в заоблачные высоты. Камень стен, казалось, перетекал в их форму. Там были украшенные изящным орнаментом мосты, сады, которые каскадом падали со стен или осторожно карабкались по ним вверх. Были фонтаны, танцевавшие яркими струями, и другие, образовывавшие тихие пруды. И по всему городу, словно муравьи, сновали люди в яркой одежде.

И тем не менее все было тихим и неподвижным. Я чувствовал движение людей, плеск фонтанов, аромат распускающихся бутонов в садах. Все это было здесь, но как только я оборачивался, чтобы посмотреть, все менялось и приходило в упадок. Душа ощущала изящные линии мостов, но глаз видел только кучи булыжников, гниль и ржавчину. Ветры и дожди превращали расписанные фресками стены в кирпичи с осыпающейся штукатуркой. Поворот головы превращал струящийся фонтан в заросшую сорняками слежавшуюся пыль в разбитом бассейне. Торопливая толпа на рынке переговаривалась только голосом ветра, тяжелого от колючих песчинок. Я двигался сквозь призрачный город, не в силах понять, почему я оказался там и что притягивает меня. В городе было не светло и не темно, не зима и не лето. Я вне времени, подумал я. Интересно, что это, согласно философии шута, — конец света или окончательное освобождение?

В конце концов далеко впереди я увидел крошечную фигуру, бредущую по огромной улице. Человек опустил голову под ударами ветра и прикрывал полой плаща рот и нос, чтобы защититься от летящего песка. Он не был частью призрачной толпы и двигался через груды булыжника, обходя проломы и провалы мостовой. Я сразу же понял, что это Верити. Я узнал его благодаря биению жизни в моей груди и тогда же понял, что меня тянул сюда крошечный осколок Силы моего короля, до сих пор таящийся в моем сердце. Кроме того, я почувствовал, что Верити находится в страшной опасности. При этом я не видел ничего угрожающего. Он был далеко от меня, едва виднелся сквозь смутные тени существовавших когда-то построек, затерянный в призрачной толпе базарного дня. Он с трудом шел вперед, одинокий и безучастный к призрачному городу. Я ничего не видел, но опасность нависла над ним, как тень великана.

Я поспешил и в мгновение ока оказался рядом с ним.

— А, — приветствовал он меня, — так ты пришел наконец, Фитц? Добро пожаловать.

Он не замедлил шага, не повернул головы. Но я ощутил тепло, как будто он приветственно сжал мою руку. Не было нужды отвечать. Вместо этого я взглянул его глазами на соблазны и опасности города-призрака.

Впереди струилась река. Это была не вода. Это не был сверкающий камень. Каким-то образом то и другое смешивалось в потоке, и в то же время поток не был ни тем ни другим. Он скользил сквозь город, как сверкающий клинок, вырывался из расколотой горы позади нас и струился вперед до тех пор, пока не сливался с более древней рекой воды. Как угольный пласт, обнаженный отливом, или залегающая в кварце золотая жила, он был распростерт на теле земли. Это была магия. Величайшая древняя магия, безжалостная и равнодушная к людям, текла там. Река Силы, по которой я так мучительно учился плавать, для этой реки была тем, чем является букет вина по отношению к самому вину. Магия, которую я увидел глазами Верити, существовала физически, была не менее материальна, чем я сам. Меня немедленно потянуло к ней, как влечет мотылька к пламени свечи.

Дело было не только в красоте этого сияющего потока. Магия переполняла все чувства Верити. Звук её течения был удивительно музыкальным — сочетание нот, заставлявшее ждать и слушать в уверенности, что оно выстроится в некую мелодию. Ветер доносил до меня запах, изменчивый и ускользающий, в нем чувствовался то аромат цветущего лимона, то дымный запах пряностей. Я смаковал его с каждым вдохом и рвался погрузиться в него. Внезапно я ощутил уверенность, что эта река может утолить всякую жажду, не только телесную, но и духовную. Мне хотелось бы, чтобы мое тело тоже было здесь и я мог бы ощущать все это так же всеобъемлюще, как Верити.

Верити остановился. Поднял лицо. Он втянул воздух, насыщенный Силой, как туман насыщен влагой. Внезапно я ощутил резкий металлический привкус в горле Верити. Томление, которое он испытывал, внезапно превратилось во всепоглощающее желание. Он жаждал этого. Когда он достигнет потока, он упадет на колени и будет пить, пока не напьется. Он будет полон сознанием всего мира; он станет частью целого и превратится в целое.

Но сам Верити прекратит свое существование.

Я отшатнулся в благоговейном ужасе. Не думаю, что существует что-нибудь более пугающее, чем встреча с искренним желанием самоуничтожения. Несмотря на мою собственную тягу к реке, во мне поднимался гнев. Это не было похоже на Верити. Ни мужчина, ни принц, которого я знал, не были способны на такой трусливый поступок. Я смотрел на Верити, как будто не видел его никогда раньше.

И понял, как много времени на самом деле прошло с тех пор, как видел его в последний раз.

Его блестящие черные глаза стали тускло-темными. Его плащ, развевающийся на ветру, был теперь всего лишь тряпкой. Кожа его сапог давно потрескалась, нитки истлели и швы разошлись. Он шел неуверенно, с трудом. Его походка вряд ли была бы ровной, даже если бы ветер не сбивал его с ног. Губы его побледнели и потрескались, кожа приобрела серый оттенок, как будто вся кровь вытекла из него. Казалось, от него остался только физический остов — веревки мускулов, натянутые на каркас костей и едва прикрытые плотью. Лишь воля заставляла его держаться на ногах и двигаться. К потоку магии.

Не знаю, где я взял силы, чтобы противостоять этому. Возможно, это произошло потому, что на мгновение я сосредоточился на Верити и увидел огромный мир, который будет потерян, если его не станет. Что бы ни было источником моей воли, я направил её против него. Я бросился ему наперерез, но он прошел сквозь меня.

— Верити, пожалуйста, остановитесь, подождите! — закричал я и полетел к нему — разъяренное перышко на ветру.

Это не произвело никакого эффекта. Он даже не помедлил.

— Кто-то должен сделать это, — тихо сказал он. Потом добавил: — Я долго надеялся, что это буду не я. Но снова и снова спрашивал себя: «Кто же тогда?» — Он повернулся и посмотрел на меня своими выжженными дотла глазами: — Нет другого ответа. Это должен быть я.

— Верити, подождите, — молил я, но он не останавливался.

Не торопясь и не медля, он шел как человек, который хорошо знает, какое расстояние ему предстоит пройти, и рассчитывает свои силы.

Я немного отстранился, чувствуя, что вот-вот ослабну. На мгновение я испугался, что буду отброшен назад, к своему спящему телу. Потом я ощутил не менее сильный страх. Я был так давно связан с Верити, и даже сейчас меня тянуло за ним. Меня могло затянуть вместе с ним в эту магическую жилу. Будь у меня в этой реальности тело, я бы, наверное, попробовал уцепиться за что-нибудь. Умоляя Верити остановиться и послушать меня, я в то же время пытался удержаться единственным способом, который мог вообразить. Я потянулся Силой, пытаясь ухватиться за тех, чьи жизни касались моей: Молли, моей дочери, Чейда и шута, Баррича и Кетриккен. У меня не было настоящей связи Силы с ними, так что моя хватка была в лучшем случае довольно жалкой да ещё ослабленной безумным страхом, что Уилл, Каррод или даже Барл могут каким-нибудь образом обнаружить меня. Мне показалось, что Верити немного помедлил.

— Пожалуйста, подождите, — сказал я.

— Нет, — тихо ответил он. — Не пытайся отговорить меня, Фитц. Это то, что я должен сделать.


Я никогда не мог подумать о том, чтобы мериться Силой с Верити. Я не мог даже вообразить ситуацию, в которой мы стали бы противостоять друг другу. Но когда я все же попытался сразиться с ним, я почувствовал себя как брыкающийся и кричащий ребенок, которого отец невозмутимо несет в постель. Верити просто не обратил внимания на мое нападение, хуже того, я чувствовал, что его воля и сосредоточенность направлены совсем в другую сторону. Он неумолимо двигался к черному потоку, и мое сознание двигалось вместе с ним. Стремление выжить подстегнуло меня. Я пытался оттолкнуть его, оттащить назад, но ничего не мог сделать.

Но в этой борьбе была ужасная двойственность. Я хотел, чтобы он победил. Если он одолеет меня и увлечет за собой, я не буду нести за это ответственность. Я смогу открыться этому потоку и раствориться в нем. Это было бы концом всех мук, их окончательным прекращением. Если Верити унесет меня с собой в реку Силы, я смогу сдаться без позора.

Наступил момент, когда мы остановились на берегу радужного потока Силы. Я смотрел вниз глазами Верити. Пологого спуска не было. Была тонкая, как острие ножа, грань, на которой твердая земля уступала место струящемуся Иному. Я смотрел на плещущуюся Силу, ощущая её чужеродность, извращающую всю сущность нашего мира. Верити осторожно опустился на одно колено. Он смотрел в черное сияние. Я не знал, помедлил ли он для того, чтобы попрощаться с этим миром, или собирался с силами для саморазрушения. Моя воля к сопротивлению была подавлена.

В следующее мгновение он по локоть опустил руки в магию.

Я разделил с ним это. И закричал, когда струящийся жар вошел в мышцы и плоть его рук. Я чувствовал его боль. Потом она была вытеснена восторженной улыбкой, озарившей его лицо. Моя связь с ним внезапно стала грубой и неуклюжей. Она не давала мне возможности в полной мере ощутить то, что он чувствовал. Мне хотелось погрузить мою собственную плоть в эту магическую реку. Я разделил убежденность Верити в том, что он может покончить с болью, если только сдастся и окунется в поток. Так просто. Все, что ему нужно сделать, — это немного наклониться вперед и упасть. Он склонился над потоком, стоя на коленях, пот капал с его лица, растворяясь в магии легкими облачками пара. Голова его быта опущена, он тяжело дышал. Потом он вдруг тихо взмолился:

— Помоги мне вернуться!

Я не мог сопротивляться его намерению. Я присоединил свою волю к его, и мы вместе противостояли чудовищному притяжению Силы. Этого оказалось достаточно. Ему удалось вытащить из магии руки, хотя он ощущал это так, словно вытягивал их из камня. Поток неохотно отпустил его, и, когда Верити качнулся назад, на мгновение я в полной мере ощутил то, что он пережил. Это была гармония текущего там мира. Это была не песня рода человеческого, но гораздо более древняя и сильная песня равновесия и незамутненного бытия. Если бы Верити уступил ей, все его муки закончились бы.

Вместо этого он поднялся на ноги и повернулся спиной к потоку. Он держал руки вытянутыми перед собой, ладони были повернуты вверх и сложены так, словно он о чем-то молил. Форма рук не изменилась. Но теперь они блестели серебром, вплавившимся в его плоть. Когда он начал удаляться от потока с той же обдуманной целеустремленностью, с которой шел к нему, я почувствовал, что его руки и пальцы горят, словно обмороженные.

— Я не понимаю, — сказал я ему.

— Я и не хочу, чтобы ты понимал. Пока.

Сила бушевала в нем, как пламя в кузнечном горне, с невероятным жаром, но его физических сил хватало только на то, чтобы идти. Теперь он практически без усилий отгородил мое сознание от притяжения реки. Однако заставлять двигаться собственное тело для него означало испытывать и свою волю, и свою плоть.

— Фитц! Иди ко мне. Пожалуйста. — На сей раз это не было приказом Силы и даже командой принца, но лишь просьбой человека. — У меня нет круга магов-сподвижников, Фитц. Только ты. Если бы круг, который создал Гален, был предан мне, мне было бы легче поверить в возможность того, что я должен сделать. Но они не только изменили мне, они ещё и пытаются покончить со мной. Они клюют меня, как птицы умирающего оленя. Я не думаю, что их атаки могут уничтожить меня, но боюсь, что они ослабят меня и я не смогу осуществить задуманное. Или, хуже того, они убьют меня и займут мое место. Мы не можем допустить этого, мальчик. Ты и я — это все, что стоит между ними и их триумфом. Ты и я. Видящие.

Он улыбнулся мне и поднял сверкающую серебром руку, чтобы коснуться моего лица. Нарочно ли он сделал это? Не знаю. Толчок был таким мощным, словно воин ударил меня щитом в лицо. Никакой боли. Знание. Так солнце пробивается сквозь тучи, чтобы озарить лесную поляну. В одно мгновение все стало ясным, и я увидел тайные причины и цели, ради которых мы делали то, что делали, и с болезненной чистотой озарения я понял, почему необходимо следовать по дороге, лежавшей передо мной.

Потом все померкло, и я провалился во тьму. Верити исчез, и мое понимание исчезло вместе с ним. Но на короткое мгновение я ощутил всю его полноту. Теперь остался лишь я, но существо мое было так мало, что я мог выжить, только уцепившись за бытие. Так я и сделал.

Из далекого мира до меня донесся испуганный крик Старлинг:

— Что с ним?

И Чейд мрачно ответил:

— Это припадок, с ним такое бывает время от времени. Голову, шут, держи его голову, а не то он выбьет себе мозги.

Я ощутил далекие руки, схватившие и державшие меня. Я положился на них и провалился в темноту. Потом я ненадолго очнулся. Я мало что помню об этом. Шут приподнял меня за плечи и поддерживал голову, а Чейд поднес к моим губам чашку. Я сморщился от знакомой горечи эльфийской коры. Я мельком увидел Кеттл, стоявшую надо мной, губы её были недовольно поджаты. Старлинг держалась в стороне, глаза у неё были огромные, как у загнанного в угол животного. Она не желала прикасаться ко мне. Я услышал, как Чейд сказал:

— Это приведет его в чувство.

Я крепко заснул.

На следующее утро, несмотря на пульсирующую боль в голове, я поднялся рано и отправился в купальню. Я выскользнул из дома так тихо, что шут не проснулся, но Ночной Волк тенью последовал за мной.

Где ты был прошлой ночью? — спросил он, но у меня не нашлось для него ответа. Он ощутил мое нежелание думать об этом. Я иду охотиться, — коротко сообщил он мне. Советую после этого пить только воду.

Я кротко согласился, и он оставил меня у двери в купальню.

Внутри стоял соленый запах горячего источника. Горцы заключили подземную воду в большие резервуары и трубами соединили те с другими емкостями, чтобы каждый мог выбрать подходящую глубину и температуру. Я вымылся в ванне, потом залез в самую горячую воду, какую мог вынести, и старался не вспоминать ожог Силы на руках Верити. Я стал красным, как вареный краб. В холодной части купальни на стене было несколько зеркал. Я старался не смотреть на свое отражение, пока брился. Оно слишком живо напоминало мне лицо Верити. За последнюю неделю я окреп, но белая прядь, казалось, стала даже шире, когда я зачесал волосы назад и завязал их в хвост воина. Я не был бы удивлен, если бы обнаружил у себя на лице отпечаток руки Верити или если бы оказалось, что мой шрам зажил, а нос выпрямился, — такова была мощь его прикосновения. Но шрам все также выделялся на фоне покрасневшей кожи. Ничего не произошло и со сломанным носом. Не было вообще никаких следов того, что случилось прошлой ночью. Снова и снова моя память возвращалась к тому моменту, к прикосновению чистой Силы. Я пытался вспомнить его, и мне это почти удалось. Но истинное ощущение, такое как боль или удовольствие, нельзя вспомнить полностью. Остается лишь бледное воспоминание. Удовольствие от занятий Силой, которого следует остерегаться при занятиях этой магией, было всего лишь крошечным угольком в сравнении с ярким пламенем, в которое я на короткое время окунулся прошлой ночью.

Это изменило меня. Гнев, который я испытывал к Чейду и Кетриккен, угасал. Чувство все ещё было во мне, но я уже не мог ощутить его с прежней силой. На короткое время я увидел не только моего ребенка, но и ситуацию в целом, со всеми возможными выходами из неё. В намерениях Чейда и Кетриккен не было ни злого умысла, ни даже себялюбия. Они верили в высший смысл того, что делали. Я не верил. Но я не мог больше слепо отрицать значение того, что они искали. Это заставляло меня чувствовать себя бездушным. Они отнимут ребенка у нас с Молли. Я ненавидел этот замысел, но не мог злиться на них.

Я потряс головой, возвращаясь к действительности. Я посмотрел на себя в зеркале и подумал: каким увидит меня Кетриккен? Будет ли перед ней все тот же молодой человек, который ходил по пятам за Верити и часто прислуживал ей при дворе? Или она посмотрит на покрытое шрамами лицо и подумает, что совсем не знает меня, что Фитца, которого она знала, больше нет? Что ж, теперь ей известно, как я заработал эти шрамы. Моя королева не должна быть удивлена. Я предоставлю ей судить, кто скрывается за этими отметинами.

Я собрался с духом, повернулся к зеркалу спиной и оглянулся через плечо. Центр раны в спине напоминал красную морскую звезду, вдавленную в плоть. Вокруг неё кожа была плотной и блестящей. Я напряг плечи и увидел, как кожа вокруг раны натянулась. Я вытянул правую руку и ощутил легкий толчок сопротивления. Что ж, нет никакого смысла волноваться об этом. Я надел рубашку.

Я вернулся в хижину шута и, к своему удивлению, обнаружил, что он одет и готов сопровождать меня. Одежда для меня лежала на кровати: белая рубашка с широкими рукавами из мягкой теплой шерсти и темные штаны из шерсти поплотнее. Была ещё короткая темная куртка под цвет штанов. Шут сказал, что вещи оставил Чейд. Одежда была проста и удобна.

— Тебе идет, — заметил шут.

На нем самом был обычный наряд из мягкой шерсти вроде того, что он носил каждый день, но темно-синего цвета, с вышивкой на подоле. Насколько я знал, это было очень близко к традиционной одежде горцев. Синий цвет подчеркивал бледность шута гораздо сильнее, чем его излюбленный белый, и я ясно видел кремовый оттенок, который приобрели его волосы, глаза и кожа. Его волосы были такими же тонкими, как и прежде. Предоставленные сами себе, они, словно легкая дымка, парили над его головой, но сегодня он завязал их сзади.

— Я не знал, что Кетриккен пригласила и тебя, — заметил я, на что он мрачно ответил:

— Тем больше поводов явиться к ней. Чейд приходил проведать тебя утром и очень беспокоился, когда обнаружил твое отсутствие. Думаю, он испугался, что ты опять убежал с волком. Но на случай, если ты этого не сделал, он оставил тебе сообщение. За исключением тех, кто бывал в этой хижине, никому в Джампи не известно твое настоящее имя. Больше всего тебя должна поразить такая невероятная осмотрительность менестреля. Даже целительница не знает, кого она лечила. Запомни, ты Том-пастух — до тех пор, пока Кетриккен не сочтет, что может говорить с тобой напрямик. Понял?

Я вздохнул. Я понял все даже слишком хорошо.

— Никогда раньше не знал, что в Джампи столь мастерски плетутся интриги!

Шут усмехнулся:

— До этого раза ты приезжал сюда лишь на короткое время. Поверь мне, Джампи порождает ровно столько же интриг, сколько и Олений замок. Мы здесь чужие и поступим мудро, если не позволим втягивать нас в эту паутину.

— За исключением той, которую мы привезли с собой, — сказал я ему, и он кивнул, горестно улыбнувшись.

День выдался ясным и морозным. Небо, проглядывавшее между темными ветвями вечнозеленых деревьев, было бесконечно голубым. Легкий ветерок сопровождал нас, стряхивая сухие снежинки с верхушек сугробов. Сухой снег поскрипывал под сапогами. Я слышал доносившиеся из поселка крики играющих детей. Ночной Волк прижал уши, но продолжал следовать за нами. Отдаленные высокие голоса напомнили мне о криках морских птиц, и я внезапно ощутил пронзительную тоску по побережью и Бакку.

— У тебя был припадок прошлой ночью, — тихо сказал шут.

— Я знаю.

— Кеттл была очень огорчена этим. Она весьма дотошно расспрашивала Чейда о травах, которые он приготовил для тебя. А потом молча вернулась в свой угол. Она сидела там большую часть ночи, громко стучала спицами и неодобрительно поглядывала на него. Для меня было большим облегчением, когда все они наконец ушли.

Мне было интересно, осталась ли Старлинг, но я не стал спрашивать. Я не хотел даже знать, почему это может волновать меня.

— Кто такая Кеттл? — неожиданно спросил шут.

— Кто такая Кеттл? — удивленно повторил я.

— По-моему, именно это я и спросил.

— Кеттл… — Внезапно мне показалось странным, что я так мало знаю о ком-то, с кем так долго путешествовал. — Я думаю, что она выросла в Бакке. А потом она путешествовала, изучала свитки и пророчества и вернулась, чтобы найти Белого Пророка. — Я пожал плечами, понимая всю скудость моих познаний.

— Скажи мне, она не кажется тебе… зловещей?

— Что?

— Тебе не кажется, что в ней есть что-то… что-то… — Он сердито потряс головой. В первый раз я видел, что шут подыскивает слова. — Иногда я чувствую в ней… значительность. Чувствую, что она каким-то образом связана с нами. А иногда она кажется мне просто пронырливой старухой, которой очень не повезло со спутником.

— Ты имеешь в виду меня? — засмеялся я.

— Нет. Я имею в виду эту назойливую менестрельшу.

— Почему у вас со Старлинг такая неприязнь друг к другу? — устало спросил я.

— Это не неприязнь, Фитци. С моей стороны это отсутствие интереса. К несчастью, она не может поверить в существование мужчины, который в состоянии смотреть на неё без вожделения. Она воспринимает мое равнодушие к ней как оскорбление и пытается представить это как мой недостаток или даже вину. А я обижаюсь на её собственническое отношение к тебе. Она любит не Фитца, видишь ли, а возможность говорить, что знакома с Фитцем Чивэлом.

Я молчал, опасаясь, что он прав. И в молчании мы подошли к дворцу Джампи. Он так не похож на королевскую резиденцию Оленьего замка, что большего различия я не могу вообразить. Живое дерево, которое было сердцем дворца, возвышалось над нами, словно башня. Создатели в течение многих лет терпеливо подрезали посаженные вокруг деревья, чтобы сформировать опоры для стен. Когда этот живой каркас был готов, его обложили особым материалом, сделанным из коры, образовав основу для гладких изогнутых стен. Обмазанные определенным видом глины и раскрашенные в яркие цвета, эти дома всегда напоминали мне бутоны тюльпанов или шляпки грибов. Несмотря на огромные размеры, дворец казался органичным, словно он вырос из плодородной земли древнего леса, давшего ему приют.

Дворцом его делали размеры. Не было никаких других внешних признаков — ни флагов, ни королевской стражи у дверей. Никто не препятствовал нашему вторжению. Шут открыл резную деревянную дверь, и мы вошли. Я шел за ним через лабиринт комнат. На платформах над нами были другие комнаты, до которых можно было добраться по стремянкам, а до самых больших — по деревянным лестницам. Стены комнат были очень тонкими. Некоторые помещения — временные покои — и вовсе были отгорожены друг от друга только тканью из волокон коры, натянутой на каркас. Внутри дворца было не намного теплее, чем снаружи. Жилые комнаты отапливались отдельными жаровнями.

Я последовал за шутом к комнате с раздвижными дверями, стены которой были украшены изящными изображениями водоплавающих птиц. Изнутри доносились звуки арфы Старлинг и чьи-то тихие голоса. Шут постучал в дверь, немного подождал и раздвинул её, чтобы мы могли войти. В комнате оказались Кетриккен, приятельница шута Джофрон и ещё какие-то люди, которых я не знал. Старлинг сидела на низкой скамье у стены и тихо играла что-то, пока Кетриккен и другие вышивали покрывало, натянутое на раму, которая занимала почти все помещение. В верхней части покрывала уже возник яркий цветущий сад. Чейд сидел радом со Старлинг. На нем были белая рубашка и темные штаны, а также длинная жилетка с веселой вышивкой. Его седые волосы были связаны в хвост воина. Он выглядел много моложе, чем когда-то в Оленьем замке. Чейд переговаривался со Старлинг, голоса их звучали гораздо тише, чем музыка.

Кетриккен, с иголкой в руке, подняла глаза и спокойно приветствовала нас. Она представила меня остальным как Тома и вежливо спросила, вполне ли я оправился от своей раны. Я сказал, что вполне, и она предложила мне присесть и отдохнуть немного. Шут оглядел покрывало, похвалил вышивку Джофрон и, получив приглашение, занял место рядом с ней. Он взял иглу и шелк и начал вышивать в углу одеяла бабочку своего собственного изобретения, одновременно беседуя с Джофрон о садах. Похоже, он чувствовал себя совершенно свободно. Я был в растерянности, сидя без дела в комнате, полной занятых людей. Я ждал, что Кетриккен заговорит со мной, но она вновь погрузилась в работу. Глаза Старлинг встретились с моими, и она сдержанно улыбнулась. Чейд избегал моего взгляда и смотрел сквозь меня, как будто мы были незнакомы.

Люди беседовали, но тихо и мало. В основном это были просьбы передать моток ниток или замечания о вышивке. Старлинг играла старые баккские баллады, но без слов. Никто не говорил со мной и не обращал на меня внимания. Я ждал.

По прошествии некоторого времени я начал задумываться, не является ли это мягкой формой наказания. Я пытался расслабиться, но напряжение снова и снова закипало во мне. Каждые несколько минут я напоминал себе, что надо разжать челюсти и расслабить плечи. Мне понадобилось некоторое время, чтобы разглядеть, что Кетриккен также взволнована. Я провел много часов, прислуживая моей леди в Оленьем замке, когда она только появилась при дворе. Я видел её сонной за вышиванием и оживленной в саду, но сейчас она с яростью тыкала в ткань иглой, как будто судьба Шести Герцогств зависит от того, когда она закончит это одеяло. Она похудела, и черты лица заострились. Её волосы, которые год назад она обрезала в знак траура по Верити, до сих пор были слишком коротки, чтобы она могла их как следует уложить. Светлые пряди постоянно падали на лицо.

Утро тянулось бесконечно, но в конце концов один молодой человек выпрямился, потом потянулся и сказал, что его глаза слишком устали, чтобы работать и дальше. Он спросил женщину, сидевшую рядом с ним, не хочет ли она поохотиться, и та с радостью согласилась. И, словно это было каким-то сигналом, остальные тоже начали вставать и прощаться с Кетриккен. Я был поражен их фамильярностью, пока не вспомнил, что здесь она не королева, но лишь возможная Жертвенная. Среди собственного народа её никогда не будут считать правительницей, а только проводником и координатором. Её отец, король Эйод, был известен как Жертвенный. Это делало его одновременно менее царственным, чем короли Бакка, но и более любимым. Я лениво подумал, что для Верити не так уж плохо было бы поселиться в горах и стать консортом Кетриккен.

— Фитц Чивэл.

Я поднял глаза, услышав Кетриккен. В комнате оставались только она, я, Старлинг, Чейд и шут. Я посмотрел было на Чейда в надежде получить указания. Но его быстрый взгляд сразу исключил такую возможность. Я был предоставлен самому себе. Тон Кетриккен сделал встречу официальной аудиенцией. Я выпрямился и с трудом поклонился:

— Моя королева, вы вызывали меня.

— Объяснись.

Ветер за стенами дворца был теплее, чем её голос. Я посмотрел ей в глаза. Голубой лед. Я опустил взгляд и сделал вдох.

— Докладывать, моя королева?

— Если это может объяснить все твои промахи — попробуй.

Это потрясло меня. Я встретился с ней взглядом, но истинной встречи не было. Женское начало в Кетриккен было выжжено. Так в литейной из железной руды выжигают и выбивают все примеси. Казалось, что из Кетриккен выжгли все чувства к незаконному племяннику её мужа. Она сидела передо мной как правительница и судья, но не как друг. Я не предполагал, что эта потеря так больно ранит меня.

Несмотря на все мое благоразумие, я подпустил льда в собственный голос.

— Я предоставлю судить об этом моей королеве, — предложил я.

Она была безжалостна. Она заставила меня начать не со дня моей мнимой смерти, но с того момента, когда мы стали планировать бегство короля Шрюда из Оленьего замка за пределы досягаемости Регала. Стоя перед ней, я признался, что Прибрежные герцогства обратились ко мне с предложением признать будущим королем не Регала, а меня. Хуже того, я сказал ей, что хотя и отклонил это предложение, но обещал им остаться с ними и взять на себя командование замком и защиту побережья Бакка. Чейд однажды предупреждал меня, что это так похоже на измену, что нет почти никакой разницы. Но я смертельно устал от всех своих тайн и безжалостно обнажал их. Не единожды мне хотелось, чтобы в комнате не было Старлинг, потому что я с ужасом представлял себе, как мои собственные слова лягут в основу разоблачающей меня песни. Однако моя королева сочла менестреля достойной доверия, и не мне было подвергать это сомнению.

Итак, я двигался через вереницу тяжелых дней. Впервые Кетриккен услышала от меня, как умер на моих руках король Шрюд и как я нашел и убил Сирен и Джастина в Большом зале на глазах у всех. Когда я дошел до дней, проведенных в темнице Регала, у неё не было ко мне жалости.

— Он избивал меня и морил голодом, и я бы погиб, если бы не притворился мертвым, — сказал я, но и этого ей было мало.

Никто, даже Баррич, не слышал полного рассказа о тех днях. Я собрался с духом и приступил к нему. Через некоторое время мой голос начал дрожать. Я стал запинаться. В таких случаях я смотрел в стену, переводил дыхание и продолжал. Один раз я взглянул на Кетриккен и увидел, что она стала белой как снег. Я перестал думать о том, к чему приведут мои слова. Я слышал собственный голос, беспристрастно описывавший все, что случилось. Я слышал, как Кетриккен судорожно вздохнула, когда я рассказывал, как из тюрьмы связывался Силой с Верити. Один раз я посмотрел на Чейда. Он сидел мертвенно-неподвижный, челюсти его были сжаты, как будто он терпел собственные муки.

Я продолжал, безучастно рассказав о моем воскрешении с помощью Баррича и Чейда, о магии Дара, которая сделала это воскрешение возможным, и о днях, что за ним последовали. Я рассказал о нашей ссоре, о моем путешествии, о случаях, когда чувствовал связь с Верити, и о наших коротких встречах в снах Силы. Я упомянул о моем покушении на жизнь Регала и о том, как Верити, не желая того, запечатлел в моем сердце приказ идти к нему. Мой голос становился все более хриплым, по мере того как пересыхали горло и рот. Я не останавливался и не отдыхал, пока не закончил рассказывать о последнем отрезке своего пути в Джампи. И когда наконец мой рассказ был закончен, я остался стоять перед королевой, усталый и опустошенный. Некоторые люди говорят, что им делается легче, когда они делятся с кем-нибудь своими тревогами и болью. Но для меня в этом не было очищения. Я только копался в гниющих обломках воспоминаний, бередил незажившие раны. После недолгого молчания я жестоко спросил:

— Объяснил ли доклад мои промахи, моя королева?

Но если я хотел уязвить её, то снова потерпел поражение.

— Ты не упомянул о своей дочери, Фитц Чивэл.

Это была правда. Я не упомянул ни о Молли, ни о нашем ребенке. Страх пронзил меня, как холодный клинок.

— Я не думал, что она имеет какое-то отношение к моему докладу.

— И зря, — безжалостно сказала королева Кетриккен.

Я заставил себя посмотреть на неё. Она сжала руки перед собой. Дрожали ли они, чувствовала ли она угрызения совести, собираясь сказать то, что за этим последовало? Не знаю.

— Учитывая её происхождение, она не просто «имеет отношение» к этой дискуссии. В идеале она должна была быть здесь, где мы можем обеспечить максимальную безопасность наследнице Видящих.

Я старался говорить спокойно:

— Моя королева, вы ошибаетесь, называя её так. Ни у неё, ни у меня нет прав на трон. Мы оба незаконны.

Кетриккен покачала головой:

— Нас не интересует, что было и чего не было между тобой и её матерью. Нас интересует только её происхождение. Вне зависимости от того, что ты предполагаешь для неё, её происхождение сделает это за тебя. Я бездетна.

До того как Кетриккен произнесла это слово вслух, я не представлял себе, какова глубина её боли. Несколько мгновений назад мне казалось, что она бессердечна. Теперь я испугался, что она не вполне вменяема, такова была сила отчаяния и горя, прозвучавшая в этом единственном слове. Кетриккен заставила себя продолжать:

— У трона Видящих должен быть наследник. Чейд считает, что в одиночку я не сумею объединить людей для защиты. В их глазах я по-прежнему чужая. Но как бы они ко мне ни относились, я остаюсь их королевой. Это мой долг. Я должна найти способ объединить Шесть Герцогств и выдворить захватчиков с наших берегов. А для этого нужен вождь. Я думала предложить тебя, но Чейд говорит, что история с твоей мнимой смертью и использованием звериной магии будет слишком большим препятствием. А раз так, в роду Видящих остается только твой ребенок. Доказано, что Регал предал собственную кровь. Таким образом, твоей дочери придется быть Жертвенной для наших людей. Она объединит их.

Я осмелился заговорить:

— Она только младенец, моя королева. Как она может…

— Она — символ. Все, что сейчас нужно от неё людям, — это сам факт её существования. Впоследствии она на самом деле станет их королевой.

Из меня словно одним ударом вышибли дух. А Кетриккен продолжала:

— Я пошлю Чейда забрать её сюда. Здесь она будет в безопасности и получит соответствующее образование. — Она вздохнула. — Хотелось бы мне, чтобы её мать могла быть с ней. К несчастью, нам придется каким-то образом выдать ребенка за моего. Как я ненавижу этот обман! Но Чейд убедил меня в его необходимости. Я надеюсь, что ему удастся убедить мать твоей дочери. — Она добавила, обращаясь скорее к себе самой: — Нам придется сказать, что мы распространяли слухи о смерти ребенка, чтобы спасти его от посягательств Регала. Мой бедный маленький сын… Люди никогда даже не узнают, что он родился. И в этом, полагаю, он будет Жертвенным для них.

Я обнаружил, что пристально смотрю на Кетриккен. Очень мало осталось от королевы, которую я знал в Оленьем замке. Я ненавидел то, что она говорила, — это оскорбляло меня. Тем не менее мой голос был мягким, когда я спросил:

— Почему вы считаете все это необходимым, моя королева? Король Верити жив. Я найду его и сделаю все, чтобы вернуть его к вам. Вы вместе будете править в Оленьем замке, а ваши дети следом за вами.

— Вернется ли он? Будем ли мы править? Будут ли у нас дети? — Она покачала головой. — Это возможно, Фитц Чивэл. Но я слишком долго верила в то, что все пойдет так, как должно. Я не устаю снова и снова молиться за это. В некоторых вещах мы должны быть уверены, прежде чем снова будем рисковать. Наследница династии Видящих должна быть в безопасности. — Она спокойно встретила мой взгляд. — Я сделала заявление и отдала копию Чейду. Другая будет храниться здесь. Твоя дочь — наследница трона, Фитц Чивэл.

Я так долго тешил себя слабой надеждой. Так много месяцев я убеждал себя, что, когда все будет закончено, я вернусь к Молли, снова завоюю её любовь и увижу свою дочь. Другие могут мечтать о высоких почестях, о богатстве и о славных деяниях, воспетых менестрелями. Я хотел возвращаться вечером в маленькую хижину, когда спина гудит от усталости, сажать на колени маленькую девочку и слушать рассказ любящей меня женщины о том, как прошел день. Из всех вещей, от которых я вынужден был отказаться из-за крови, что течет в моих жилах, эта была самой драгоценной. Неужели теперь я должен сдаться? Неужели я навсегда останусь для Молли человеком, который лгал ей, оставил её с ребенком на руках, а в конце концов и позволил выкрасть у неё дочь?

Я не собирался говорить вслух. Я не понимал, что делаю это, пока королева не ответила:

— Вот что значит быть Жертвенным, Фитц Чивэл. Ничего нельзя оставить для себя. Ничего.

— Тогда я не признаю её. — Слова жгли мне язык. — Я не признаю её своей.

— Тебе это и не нужно, хватит того, что я признаю её своей. Нет сомнений, что у неё лицо Видящей. Твоя кровь сильна. Для наших целей достаточно, что я знаю, чья она дочь. Ты уже сообщил это Старлинг. Ей ты сказал, что Молли, свечница из города Баккип, родила твоего ребенка. Во всех Шести Герцогствах свидетельство менестреля признается законом. Она уже приложила руку к документу с клятвой, что этот ребенок истинный Видящий. Фитц Чивэл, — продолжала она, и голос её был почти доброжелательным, хотя в ушах у меня звенело от её слов и я готов был упасть там, где стоял, — никто не может избежать своей судьбы. Ни ты, ни твоя дочь. Ты должен понять, что именно для этого она появилась на свет. Когда все обстоятельства сложились так, что род Видящих должен был прерваться, наследник все-таки был зачат. Тобой. Прими это и терпи.

Это были неправильные слова. Она выросла с этим, но мне говорили: «Битва не проиграна, пока ты её не выиграл». Я поднял глаза и оглядел всех. Я не знаю, что они увидели на моем лице, но их лица окаменели.

— Я могу найти Верити, — сказал я тихо. — И сделаю это.

Все молчали.

— Вы хотите своего короля, — сказал я Кетриккен. Я ждал, пока не увидел согласие на её лице. — Я хочу моего ребенка, — тихо проговорил я.

— Что ты сказал? — холодно спросила Кетриккен.

— Я сказал, что хочу того же, чего и вы. Я хочу быть с той, кого я люблю, и вместе растить нашего ребенка. — Я встретил её взгляд. — Скажите, что это у меня будет. Это все, чего я когда-либо хотел.

Она честно посмотрела на меня:

— Я не могу дать тебе такое обещание, Фитц Чивэл. Твоя дочь слишком важная персона, чтобы предоставить её простой любви.

Эти слова ударили меня. Это был абсурд и в то же время чистая правда. Я опустил голову. Это не было согласием. Я смотрел на щель в полу, пытаясь найти другой путь.

— Я знаю, что ты сейчас скажешь, — с горечью проговорила Кетриккен. — Что если я заберу твоего ребенка для трона, ты не станешь мне помогать искать Верити. Я долго и тщательно обдумывала это, зная, что мое решение лишит меня твоей помощи. Я готова искать его сама. У меня есть карта. Как-нибудь я…

— Кетриккен! — Я прервал её, назвав по имени, без титула. Я видел, что это потрясло её. Я обнаружил, что медленно качаю головой. — Вы не поняли. Даже если бы Молли стояла здесь, рядом со мной, вместе с нашей дочерью, я все равно отправился бы искать короля. Что бы со мной ни сделали, какое бы зло мне ни причинили. Все равно. Я должен найти Верити.

Мои слова изменили все лица. Чейд поднял голову. В его глазах сияла яростная гордость. Кетриккен отвернулась, моргая от слез. Я думаю, что ей, возможно, было стыдно. Для шута я снова был его Изменяющим. В Старлинг загорелась надежда, что я все-таки достоин легенд.

Но во мне пылала невыносимая жажда совершенства. Верити показал его мне, дал увидеть совершенство во плоти. Я последую приказу Силы моего короля. И буду служить ему, как поклялся. Однако меня заставлял идти вперед и другой зов, не менее повелительный. Зов Силы.


БОРЬБА | Мир Элдерлингов. I том | cледующая глава







Loading...