home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


ДЖАМЕЛИЙСКИЕ РАБОТОРГОВЦЫ

Была одна песенка, памятная ему ещё со времен раннего детства… О том, как сияют на солнце белые улицы Джамелии. Уинтроу поймал себя на том, что потихоньку напевает её, пробираясь по заваленному мусором переулку. Справа и слева высились деревянные стены зданий. Они загораживали солнце, зато морской ветер несся здесь, как по трубе.

Как он ни старался уберечь от воды свое жреческое облачение, соленая влага таки до него добралась. Теперь мокрая ткань шлепала его на ходу по ногам. Однако зимний день был необычайно теплым даже для здешнего климата, и Уинтроу довольно успешно убеждал себя, что на самом деле ему нисколько не холодно. А как только высохнет одежда и кожа — будет вовсе попросту здорово.

Его ноги так ороговели от постоянного хождения босиком, что их не беспокоили даже битые черепки и занозистые деревяшки, попадавшиеся на земле. «Запомни простую вещь, — приказал он себе самому. — Не обращай внимания на недовольно урчащее брюхо; порадуйся лучше тому, что все же не замерзаешь!»

А самое главное — теперь он был свободен.

Только выбравшись по мелководью на берег, он окончательно понял, до какой степени угнетало его заточение на корабле. Его сердце воспарило за облака ещё прежде, чем он отжал воду из волос и натянул подмоченное облачение. Свободен!!! И пускай до монастыря оставалось ещё много дней пути, и пускай он понятия не имел, каким образом станет добираться туда. Ничего — уж как-нибудь доберется! По крайней мере, попытается. Самое главное — его жизнь снова принадлежала ему самому. Он принял вызов, и сердце его пело. Быть может, побег окажется неудачен. Быть может, его снова поймают. Или в дороге он падет жертвой ещё какого-нибудь зла… Все это пустяки. Важно то, что он воспринял силу Са и сделал поступок. Решился — и совершил. И это навсегда останется с ним. А там будь что будет. «Я не трус!»

Наконец-то он сумел доказать это себе самому.

Джамелия была намного больше всех дотоле виденных им городов. С борта корабля он все больше рассматривал сверкающие белые башни, шпили и купола дворцового комплекса на холмах: пар, вечно поднимавшийся над Теплой рекой, шелковистыми клубами оттенял это невероятное диво. Но… оттуда, где сейчас находился Уинтроу, до верхнего города было весьма далеко. Покамест он шагал переулками нижнего. И успел уже убедиться, что приморская часть Джамелии была загажена и неприглядна точно как в Крессе — да и ещё посильнее. В Удачном, например, подобного убожества не было и в помине.

У самых причалов располагались лабазы и разные мастерские, необходимые вернувшимся из плавания кораблям. А чуть дальше от воды начинался изрядный ломоть города, сплошь состоявший из веселых домов, сомнительных таверн, вовсе уже непонятных притонов и развалюх, гордо именовавшихся гостиницами. Постоянно здесь обитали, кажется, только бродяги, ночевавшие на крылечках домов и в крохотных хибарках, сработанных из мало-мальски пригодных к делу отбросов. Улицы ухоженностью мало чем отличались от замусоренных переулков. Вероятно, некогда здесь исправно работали сточные канавы и трубы, отводившие всякую жидкую дрянь. Увы, водостоки давным-давно засорились и вместо того, чтобы способствовать чистоте, сами, наоборот, превратились в источники зловонных зелено-бурых разливов, преодолевая которые, ко всему прочему, недолго было поскользнуться. Помойные ведра и ночные горшки выплескивались прямо за окна, так что в теплые дни здесь наверняка стояла невыносимая вонь и роились полчища мух. «Так что за холод тоже следует возблагодарить Са», — обходя особенно полноводную лужу, подумал Уинтроу.

Только что рассвело, и джамелийская разновидность Моряцкого Выгула ещё крепко спала. Наверное, обитателям гостиниц и клиентам притонов просто незачем было в такую рань просыпаться. Уинтроу попробовал представить себе, что делалось на этих улицах вечером. Яблоку, наверное, негде было упасть. Но покамест все было пусто и мертво — двери заперты, окна закрыты ставнями. Беглец посмотрел в разгорающееся небо и прибавил шагу. Скоро его хватятся на корабле. Интересно, насколько усердно отец станет разыскивать его?.. Станет, конечно, но в самой малой степени — ради него самого. Уинтроу нужен был ему только для ублаготворения корабля.

«Проказница…»

Даже просто произнести её имя было все равно что себе самому всадить в сердце иголку. «Да как же я смог покинуть её?..» А вот смог. Потому что дальше так не должно было продолжаться. «Но как же я все-таки взял и ушел?..» Уинтроу терзался мучительными сомнениями, буквально разрываясь пополам. Он наслаждался свободой — и уже начинал страдать от одиночества, неописуемого, жестокого одиночества. Чьим было это одиночество, его или её, он даже толком не знал. Если бы, удирая от отца, он имел возможность взять с собой и корабль — он бы сделал это не задумываясь. Звучало глупо, но… Во всяком случае, он должен был вернуть себе свободу. Должен был. И она это знала. Она понимала, что ему необходимо было бежать…

Да, но её-то он оставил в плену.

Бросил…

Так он и шел, ликуя и страдая одновременно. Она не была ему ни дочерью, ни женой, ни подругой. Она даже и человеком-то не являлась. Их единение было им обоим навязано. Обстоятельствами и волей его отца. Вот и все. Она должна понять его. И простить…

Подумав так, Уинтроу внезапно осознал, что страстно хочет когда-нибудь вернуться к ней. Не сегодня и не завтра, конечно. Когда-нибудь. Возможно, тогда, когда отец наконец сдастся и примет на корабль Альтию. Тогда ему больше ничего не будет грозить, и он сможет вернуться. К тому времени он успеет стать посвященным жрецом, а Проказница свыкнется с обществом какого-нибудь другого Вестрита. Альтии, скорее всего, а если не Альтии, так Сельдена или Малты. То есть у каждого — у него и у корабля — образуется своя, отдельная, полная жизнь. И когда они вновь сойдутся — каждый по своей ни от кого не зависящей воле! — уже ничто не помешает им радоваться друг другу. И Проказница наверняка признает, что он, Уинтроу, сегодня сделал правильный выбор. Потому что оба станут мудрее…

Но тут нечистая совесть снова показала острые зубы. «И чего это я задумался о возвращении? Ни дать ни взять сам себя уговариваю. Я что, все-таки подозреваю, что неправильно поступил? Но как же это возможно? Я возвращаюсь к божественному служению. Во исполнение обетов, произнесенных годы назад. И это-то оказывается неправильно?..»

Уинтроу качал головой, изумляясь себе самому. И шел дальше…

Он с самого начала решил, что в верхние пределы города соваться не будет. Потому что именно там отец и будет его искать в первую очередь. Наверняка решит, что он бросился искать помощи и убежища у жрецов Са в храме сатрапа. Уинтроу и в самом деле очень хотелось туда пойти, ибо он твердо знал: жрецы его с порога не выгонят. Быть может, даже поспособствуют возвращению в монастырь… хотя об этом он их нипочем не отважился бы просить… Но нет. Он не будет искать никакой помощи. Он не заставит их объясняться с отцом, когда тот начнет ломиться в ворота и требовать немедленной выдачи сына…

Были времена, когда в храмах Са обретали убежище и неприкосновенность даже убийцы. Но… если окраины Джамелии дошли до подобного безобразия, возможно ли, чтобы святилищам Са оказывали прежнее уважение? Навряд ли…

Одним словом — не стоило испытывать судьбу. И вообще задерживаться в этом городе сколько-нибудь надолго. Лучше без промедления пуститься в долгий путь, который приведет его в монастырь… домой.

Наверное, ему полагалось трепетать при одной мысли о столь дальней и нелегкой дороге. Но Уинтроу ощущал лишь восторг оттого, что наконец-то на эту дорогу вступил.

Правда, он никогда не думал, что в стольном городе Джамелии окажутся трущобы. И подавно — что они занимают такую большую его часть. В какой-то момент ему пришлось миновать пожарище, причем не слишком давнишнее: дотла выгорело домов пятнадцать, не меньше, а все окружающие здания были закопчены и местами обуглены. Причем разгребать развалины никто явно не собирался, и мокрые головни источали неописуемое зловоние. В этом месте улица превращалась в узкую тропинку, протоптанную среди мусора и золы. Уинтроу приуныл и поневоле стал вспоминать разного рода слухи про нынешнего сатрапа. Если то, что рассказывали о его разгульном и бездеятельном образе жизни, было правдой хотя бы наполовину, о причине загаженных улиц и разливанных морях вместо сточных канав больше не приходилось гадать. Деньги, как известно, можно потратить лишь один раз… И, возможно, налоги, которые могли бы пойти на очистку водостоков и найм стражи, оказались «съедены» очередной прихотью молодого владыки. Потому-то и расползалась вдоль моря целая страна ветшающих развалюх, потому-то и пребывала в небрежении гавань. Уинтроу видел галеры и галеасы[72] сторожевого флота, стоявшие на приколе. Несчастные корабли сплошь заросли водорослями и ракушками, и некогда яркая белая краска — отличительный знак сатрапского флота — лохмотьями отставала от дощатой обшивки. Удивляться ли после этого, что пираты кишмя кишат во внутренних водах?..

Джамелия, величайший в мире город, сердце и светоч цивилизации, вовсю гнила по краям… Всю свою жизнь Уинтроу слышал восторженные легенды о джамелийском зодчестве и садах, о широких бульварах, святых храмах и общественных банях. Люди говорили, здесь имелись даже канализация и водопровод — и не только во дворце у сатрапа… Уинтроу только головой покачал, перепрыгивая очередную смердящую лужу. Если здесь такое, то намного ли лучше обстоят дела наверху?.. Что ж, возможно. По главным улицам — да. А впрочем, он-то этого никогда не узнает. Если ему действительно хочется уйти и от отца, и от ищеек, которые за ним будут неминуемо посланы…

А город тем временем медленно, но верно пробуждался для нового дня. То тут то там стали попадаться ранние уличные торговцы, предлагавшие булочки, сыр и копченую рыбу — веяло запахами, от которых у голодного Уинтроу тотчас потекли слюнки. Постепенно открывались двери, люди выходили наружу, распахивали ставни и заново раскладывали на витринах товар, завлекая прохожих. Когда же на улицы выехали повозки и гуще пошли пешеходы, Уинтроу и вовсе приободрился. Город был громаден и многолюден. Какие толпы народа! Как легко затеряться!..

Нет, здесь отцу нипочем его не найти.

Замерев над сверкающими водами гавани, Проказница вглядывалась в белоснежные маковки дворцовых строений. Если измерять время часами, получалось, что Уинтроу покинул её не очень давно. На самом же деле он спустился по якорной цепи и уплыл в темноту много-много жизней назад. Она смотрела ему вслед, пока он не скрылся за другими судами. Она даже не могла быть вполне уверена в том, что он благополучно достиг берега… А ведь только вчера она спорила бы до хрипоты, доказывая — случись с ним что нехорошее, она это мигом почувствует. Ещё она пребывала в убеждении, будто знает Уинтроу лучше него самого. И, конечно, подняла бы на смех всякого, кто сказал бы, что Уинтроу однажды её бросит. Какой же она была дурой!..

— Ты наверняка заметила, как он уходил! Почему тревогу не подняла? И куда он направился?

«Деревяшка, — сказала она себе. — Я — обыкновенная деревяшка. Я ничего не слышу и уж подавно не отвечаю…»

Да, вот только деревяшке и чувствовать не полагалось бы. Проказница смотрела на город. Где-то там теперь находился Уинтроу. Свободный… От своего отца — и от неё. Как же он смог с такой легкостью разорвать их единение?.. Горькая улыбка скривила её губы. Не иначе, фамильная черта семейства Вестритов… Разве не так и Альтия от неё когда-то ушла?

— Отвечай, когда тебя спрашивают! — требовательно выкрикнул Кайл.

— Мне так жаль, кэп… Я так виноват… — тихо обратился к нему Торк. — Надо было мне пристальнее следить за маленьким поганцем. Ну кто бы мог подумать?.. И зачем бы ему бежать — это после всего, что ты для него сделал! Всего, что ты хотел ему дать! Непонятно мне… Вот ведь неблагодарность какая! Разбил сердце отцовское…

Торк вроде бы утешал капитана, но Проказница ясно чувствовала: каждое слово его соболезнований лишь приводило Кайла в ещё большее бешенство.

— Когда он смылся? И куда думал пойти? Отвечай, прах тебя побери! — И, перегнувшись через фальшборт, он самым дерзостным образом схватил её за волосы — и дернул.

Она крутанулась с проворством раздраженной змеи. Шлепок раскрытой ладони унес Кайла далеко прочь — так сам он мог бы отшвырнуть назойливого кота. Он кубарем отлетел назад и растянулся на палубе, глаза капитана полезли из орбит от потрясения и внезапного страха. Торк в ужасе бросился наутек. Споткнулся впопыхах — и продолжал свое отступление уже на четвереньках.

— Гентри! — орал он не своим голосом. — Гентри, скорее сюда!..

Старпом отозвался не сразу, и Торк побежал его искать.

— Да чтоб ты сдох, Кайл Хэвен, — тихо и зло проговорила Проказница. Откуда, из каких напластований памяти пришли к ней эти слова и именно такой тон, она не знала. — Чтоб ты провалился на самое дно глубокого соленого моря. Ты их всех разогнал, одного за другим. Ты присвоил место моего капитана. Ты выжил с моей палубы его дочь, ту, что ещё до пробуждения была мне лучшей подругой. А теперь и твой собственный сын сбежал от тебя, деспот проклятый, и оставил меня совсем без друзей. Чтоб тебе сдохнуть!..

Он медленно поднялся. Выглядел он так, словно каждую мышцу в теле свела судорога.

— Ты ещё пожалеешь… — начал он голосом, в котором бешенство мешалось со страхом, но безумный смех Проказницы заставил его умолкнуть на полуслове.

— Я? Пожалею?.. Да о чем ты ещё можешь заставить меня пожалеть? Какое худшее несчастье ты можешь на меня навлечь, ты, и так уже лишивший меня всей родни, всех тех, кого я любила? А ты — ты чужак мне, Кайл Хэвен. Чужак и пустое место. Я ничем тебе не обязана. И отныне ты больше ничего от меня не получишь!

— Господин капитан… — негромко и очень почтительно прозвучал голос старпома. Выйдя на бак, он встал на безопасном расстоянии и от Кайла, и от носового изваяния. За его спиной маячил Торк. Вот кто разом наслаждался происходившим скандалом и страшился его! Сам Гентри держался внешне невозмутимо, лишь на дубленой физиономии сквозь загар проступала отчетливая бледность. — Со всем почтением, кэп, — продолжал он. — Я, конечно, извиняюсь, но, может, лучше тебе отсюда уйти? Так ты все равно ничего не добьешься, а вот навредить можешь изрядно. Лучше прямо теперь начать искать паренька, пока он не удрал слишком далеко и не успел как следует спрятаться. Денег у него нет, да и друзей здесь, насколько нам известно, тоже. Надо скорее идти в город и кричать на всех перекрестках, что мы его ищем. Награду предлагать тому, кто его приведет… Многим сейчас в Джамелии приходится нелегко. Несколько монет — и, чего доброго, он ещё до заката опять окажется на борту.

Кайл сделал вид, будто всерьез задумался над словами старпома. Стоял он, кстати, лишь чуть-чуть вне пределов её досягаемости. Смелость свою демонстрировал… От Проказницы не укрылось, с какой жадностью наблюдал за всеми Торк, и её передернуло от отвращения. А впрочем, ей-то было плевать. Кайл — это не Уинтроу. Пустое место, и все. И ей на него чихать.

Вот Кайл кивнул Гентри, не сводя, однако, с неё глаз.

— В том, что ты говоришь, есть смысл, — сказал он старпому. — Пусть все, кого можно отпустить, немедля идут на берег и распространяют известие, что мы ищем мальчишку, и тот, кто доставит его целым и невредимым, получит золотую монету. Половина золотого будет выплачена… за немного помятого. И сребреник — за любое известие, благодаря которому мы сами сумеем его поймать. — Кайл подумал и добавил: — Я же беру Торка и иду с ним на невольничьи рынки. И так уже я кучу времени потерял из-за бегства… этого ничтожества. Нисколько не сомневаюсь, что лучших рабов уже раскупили! Сумей я с раннего утра попасть на торги, быть может, мне досталась бы целая труппа музыкантов и певцов. Ты имеешь хоть представление, сколько можно выручить в Калсиде за музыкантов и певцов из Джамелии? — Он говорил с такой горечью, словно именно Гентри был во всем виноват. Потом осуждающе мотнул головой: — Останешься здесь. Присмотри за переделками в трюмах. Надо как можно скорей завершить все работы: я хочу отплыть тотчас же, как только на борту будут и мальчишка, и груз.

Гентри молча слушал капитана и только кивал, но Проказница время от времени чувствовала на себе его взгляд. Она как могла вывернула шею и холодно уставилась на троих мужчин. Кайл старательно отводил глаза. В отличие от Гентри. Тому определенно было очень не по себе. Потом Проказница заметила, как он слегка кивнул головой, и догадалась, что жест предназначался ей. Но что означал этот кивок? Она не поняла.

Потом они убрались с бака, и спустя некоторое время она ощутила, как Торк с Кайлом отбыли в город. «А хоть бы и вовсе не возвращались!» Проказница вновь стала смотреть на город, окутанный тонкой дымкой испарений Теплой реки. Ну прямо облачный город. Город на облаках… «Чего я на самом деле хочу? Чтобы Уинтроу вернули, пускай даже насильно? Или чтобы его побег оказался удачным?..» Она не знала. Зато вспомнила, как надеялась, что он вернется к ней сам, по собственной воле… Какая чушь!.. Какое ребячество!..

— Корабль… слышь, корабль! Проказница!..

Гентри не отважился подняться на бак. Он тихо окликал её, стоя на ступенях трапа.

— Иди сюда, не бойся, — хмуро отозвалась она. Гентри был хороший моряк, даром что человек Кайла. Ей было даже чуточку стыдно оттого, что он страшился её.

— Да я просто спросить хочу. Скажи, могу я… что-нибудь для тебя сделать? Как-нибудь утешить тебя?

Он пытался успокоить её.

— Нет, — бросила она коротко. — Не можешь. Ну разве что… бунт на борту организуешь.

А сама растянула губы в улыбке, чтобы он не принимал эти слова уж очень всерьез.

— Бунт — не могу, — со всей торжественностью отвечал Гентри. — Но если ты… нуждаешься в чем-нибудь, то только скажи.

— Нуждаюсь? У деревяшек нет никаких нужд.

Старпом удалился так же тихо, как и подошел. Но через некоторое время появился матрос по имени Финдоу. Уселся на краешке бака и начал играть на своей скрипке. Да не какую-нибудь разухабистую мелодию из тех, которыми он, бывало, подбадривал и задавал ритм матросам, вращавшим кабестан[73]. Нет, сейчас Финдоу играл нечто напевное… и довольно-таки грустное. Музыка вполне соответствовала настроению Проказницы. И вот странное дело: немудреная песенка скрипичных струн понемногу начала уносить её боль. Взамен пришло нечто другое. Проказница смотрела на город, и по её щекам катились слезы. Никогда прежде она не плакала… Она думала, что слезы сами по себе мучение, но ошибалась. Они лишь смывали страшное напряжение, в котором она пребывала.

Она чувствовала, как глубоко внутри её корпуса работали плотники. В дерево входили буравы, потом туда крепились тяжелые рымы. Отмерялись, отрубались, крепились длинные цепи… С причала грузили припасы: воду, сухари, цепи. Все это предназначалось рабам. Рабам… Проказница неохотно примерилась к этому слову. Уинтроу верил, что рабство было одним из величайших зол, какие только есть в мире. Однако сколько он ни пробовал растолковать ей, что значит неволя, она так и не усмотрела особой разницы между жизнью раба — и жизнью матроса. Ну в самом деле. Над тем и над другим стоял господин. И заставлял работать так долго и так усердно, как он, господин, находил нужным. А мог ли, к примеру, моряк особо распоряжаться собственной жизнью?.. Вот то-то. Ну и что ещё худшего можно придумать для раба? Проказница не понимала.

Потом ей подумалось: вот потому-то Уинтроу с такой легкостью и покинул её. Потому что она непонятливая и глупая. Потому что она вовсе не человеческое существо…

Слезы хлынули с новой силой. Невольничий корабль под названием «Проказница» горько плакал о своей доле.

Ещё прежде, чем на виду показался корпус этого корабля, Соркор уверенно объявил его невольничьим. По вышине мачт, пояснил он. Корабль ещё скрывался за островом, а мачты уже были видны.

— Чем выше мачты, тем больше парусов, а значит, больше шансов довезти товар свежим, — заметил он ядовито. И обрадованно улыбнулся своему капитану: — А может, торговцы рабами просто дотумкали, что им кое-чего следует опасаться! Что ж, пусть удирают. Все равно от нас не уйдут!.. Добавим парусов, кэп? И можно будет брать на абордаж хоть сразу, как только обогнет мыс…

Кеннит отрицательно покачал головой.

— Здесь подводные скалы, лучше не разгоняться… — Подумал и решил: — Вот что. Поднимем-ка купеческий флаг да выпустим плавучий якорь, чтобы выглядеть сильно нагруженными. Пусть примут нас за безобидное торговое суденышко. А мы и приближаться особо не будем… пока он в пролив Рикерта не войдет. Там с другого конца, помнится, замечательная такая песчаная банка… Если придется загонять их на мель, пусть хоть днище не продырявят!

— Слушаюсь, кэп! — прокашлялся Соркор. И добавил, обращаясь не прямо к Кенниту, а как бы в пространство: — Мы… это… когда режемся с работорговцами, обычно кровищи… да… и змеи. Тела на лету подхватывают и всякое такое. За каждым невольничьим кораблем уж парочка-то обычно да тащится. То есть не для баб… не для женских глаз подобный видок. Может… даме лучше в каютке бы посидеть, пока все не кончится?

Кеннит оглянулся через плечо. Этта. Когда бы он ни вышел на палубу, она неизменно оказывалась именно там: за его левым плечом. Сперва это немного раздражало его, но потом он решил: лучший способ отделаться от подобного внимания — просто не замечать его. А вообще-то Кеннита даже забавляло почтение, которое богатырь Соркор оказывал его шлюхе. Ишь ты — собрался даже оградить её от неприглядных реалий жизни! Этта, впрочем, ни смущенной, ни польщенной не выглядела. В глубине её темных глаз горели странные искры, а на скулах проступили пятнышки румянца. Кеннит обратил внимание, что одежда на ней сегодня была самая простая и прочная: лазурная хлопковая рубашка, темные шерстяные штаны и жилетка им под стать, а на ногах — черные сапоги до колен, промасленные и до блеска начищенные. Откуда они взялись, интересно? (Тут Кеннит припомнил, что она вроде бы упоминала об игре в кости с матросами несколько дней назад.) Волосы Этты были перевязаны ярким шелковым шарфом — лишь блестящие кончики их мели по раскрасневшимся от ветра щекам. Чужой человек мог бы принять Этту за молодого уличного хулигана. А что? Судя по тому, как она окрысилась на Соркора, — хулиган да и только.

— Я думаю, — сказал Кеннит, — дама сама разберется, какое зрелище для неё слишком кровавое, а какое нет. И уйдет в каюту, когда сама пожелает.

Губы Этты приоткрылись в улыбке, и она нахально заметила:

— Уж если по ночам я наслаждаюсь обществом нашего капитана, чего мне днем-то бояться?

Соркор от смущения залился такой краской, что белые шрамы отчетливо проступили на побагровевшей физиономии. Но Этта лишь косилась на Кеннита: понравится ли ему её лесть? Он хотел было остаться внешне невозмутимым, но хвастовство женщины больно уж славно вышибло старпома из колеи. И Кеннит позволил себе чуть скривить губы в признательной усмешке. И ей хватило. Она все увидела, оценила и поняла. Гордо подняла голову, ноздри её раздувались.

Его тигрица на поводке.

Соркор отвернулся и от капитана, и от его шлюхи.

— А ну-ка, ребята! Надуем врага хорошенько! — раскатился над палубой его голос, и пираты ринулись по местам. Флаг Ворона, под которым обычно ходил корабль Кеннита, мигом сполз вниз, а на его место взвился другой, давно когда-то взятый на захваченном корабле. Следом отправились за борт плавучие якоря. Затем почти все моряки попрятались долой с глаз.

Теперь «Мариетта» двигалась медленно и осторожно — вылитый торговец, беспокоящийся о своем грузе. И матросы, остававшиеся на палубе, оружия при себе не имели. Когда же невольничий корабль обогнул-таки мыс и сделался полностью виден, Кеннит уверенно пришел к выводу, что при желании его легко удастся настичь.

Он безмятежно разглядывал свою будущую добычу. Как верно подметил Соркор, все три мачты судна были выше обычного и несли изрядное количество парусов. Ещё Кеннит увидел на палубе парусиновый тент: временное убежище команды. Определенно матросы не в состоянии были более выносить жуткий смрад, распространявшийся из трюмов, плотно набитых человеческими телами, и перебрались из форпика туда, где хоть продувал ветер. «Сигерна» (такое название было выведено большими буквами на носу) имела несчастье перевозить невольников вот уже несколько лет. Позолота с нарядной резьбы давно облупилась, а по бортам пролегли потеки самого гнусного вида. Знать, никто не заботился даже о том, чтобы выплескивать парашу под ветер…

…И, опять же в полном соответствии с предсказанием Соркора, в кильватере работорговца лениво плыл желто-зеленый раскормленный змей, сильно смахивавший на досыта насосавшуюся пиявку. Если судить по размерам его «талии», изрядная часть корабельного груза уже перекочевала в чешуйчатое желто-зеленое брюхо. Кеннит прищурился, внимательно разглядывая палубу «Сигерны»… Там торчало гораздо больше народу, чем он, собственно, ожидал. Они что, в самом деле боялись участившихся нападений и на всякий случай потащили с собой вооруженный отряд? Эта мысль Кенниту особого удовольствия не доставила. Но по мере того как «Мариетта» не спеша нагоняла работорговца, он сумел присмотреться получше и обнаружил, что на палубе находились… невольники. Драные тряпки их одеяний развевались на колючем зимнем ветру. Рабы шевелились, но свобода их передвижения явно была ограничена. Видимо, капитан на время выпустил их из трюма хлебнуть свежего воздуха. «Не иначе, зараза по трюмам распространилась…» — подумал Кеннит с беспокойством. Чтобы капитан невольничьего судна явил о своих «пассажирах» простую заботу — такого люди не помнили, не бывало такого.

А Соркор знай себе сокращал дистанцию между двумя кораблями, и до «Мариетты» уже долетали волны характерного смрада. Кеннит вытащил из кармана надушенный лавандой платочек и приблизил к лицу.

— Соркор! — окликнул он. — На два слова!

Старпом точно из-под палубы вырос с ним рядом.

— Да, кэп?

— Сегодня я хочу сам повести абордажную команду. И вот что. Передай всем мой приказ: не менее трех человек из команды следует оставить в живых. Желательно начальствующих. Прежде чем мы начнем кормить змей, я бы хотел получить ответы на пару вопросов…

— Будет сделано, кэп. Правда, наших молодцов нелегко будет заставить вовремя остановиться…

— Я, право, всей душой надеюсь на их послушание, — заметил Кеннит тоном, не оставлявшим сомнений относительно последствий неподчинения.

— Так точно, кэп! — И Соркор ушел передавать приказ капитана людям на палубе и вооруженной до зубов абордажной команде, до поры прятавшейся под палубой.

Дождавшись, пока Соркор уже не мог её слышать, Этта тихо спросила:

— Зачем тебе рисковать самому?

— Рисковать?.. — Кеннит ненадолго задумался, потом поинтересовался: — А почему ты спрашиваешь? Боишься, что с тобой будет, если меня вдруг убьют?

Её рот превратился в одну прямую узкую линию. Она отвернулась.

— Да, — тихо проговорила она. — Но не в том смысле, как ты подумал.

Когда корабли сблизились на расстояние оклика, к ним обратился капитан «Сигерны».

— А ну отвалите прочь! — проревел он. — Мы знаем, кто вы такие! Ваш флаг нас не обманул!

Кеннит и Соркор переглянулись, и Кеннит пожал плечами:

— Рановато завершился наш маскарад.

— Все наверх! — обрадованно заорал Соркор. — Поднять плавучие якоря!

По палубам «Мариетты» забарабанили стремительно мчащиеся ноги: пираты устремились к фальшборту, держа наготове оружие и абордажные крючья. Кеннит приложил руки ко рту:

— Предлагаю сдаться! — посоветовал он капитану «Сигерны». Избавленная от плавучих якорей, «Мариетта» на полном ходу догоняла невольничье судно.

Вместо ответа на «Сигерне» прозвучала какая-то команда, и шестеро здоровенных матросов подхватили лежавший на палубе якорь. Сразу же раздались крики, полные смертельного отчаяния. Вот якорь полетел за борт… Следом потянулась цепь — и увлекла с собой несколько человек, прикованных к ней за руки. Они мгновенно скрылись под водой, и крики оборвались. Только пузыри ещё некоторое время лопались на поверхности.

Соркор потрясенно смотрел на воду… И даже Кеннита жестокость вражеского капитана привела в некоторое замешательство.

— Пять рабов! — прокричали с «Сигерны». — Повторяю: отваливайте прочь! Ко второму якорю прикованы ещё двадцать!

— Небось самые хворые, которых он все равно не надеялся довезти, — предположил Кеннит. С палубы «Сигерны» доносились голоса обреченных — умоляющие, гневные, полные ужаса…

— Во имя Са, кэп, что делать-то будем?.. — выдохнул Соркор. — Ох, бедолаги…

— Мы не отступим, — тихо проговорил Кеннит. И громко окликнул: — Эй, на «Сигерне»! Если утопите их — своей жизнью заплатите!

Чужой капитан откинул голову и разразился таким хохотом, что, несмотря на расстояние, его смех был отчетливо слышен.

— Как будто в ином случае вы нас пощадите! — прокричал он. — Отваливайте, говорю, или эти двадцать умрут!

Кеннит посмотрел на Соркора. Лицо старпома было перекошено страданием. Кеннит передернул плечами:

— На абордаж! — скомандовал он. — Закидывай крючья!

Пираты повиновались. Никто не увидел нерешительности старпома. А вот страшные крики двадцати людей, затянутых в пучину вторым якорем, расслышали все.

— Кеннит… — сам себе не веря, прошептал Соркор. Его лицо побелело от ужаса и потрясения.

— Как по-твоему, много у него запасных якорей? — спросил Кеннит, становясь во главе абордажной команды. И добавил уже через плечо: — Ты сам говорил мне, что был бы рад предпочесть смерть рабству. Будем надеяться, они сделали бы такой же выбор…

Абордажные крючья уже летели и впивались во вражеский борт, корабли неотвратимо сближались, между тем как вооруженные луками пираты безжалостно расстреливали защитников корабля, пытавшихся рубить канаты. На каждого бойца из работорговой команды у Кеннита было не менее трех. К тому же оборонявшиеся хоть и выглядели отменно вооруженными, но вояками были не очень-то ловкими. Кеннит выхватил из ножен клинок и перескочил узкую полоску воды, ещё зиявшую между двумя кораблями. Приземлился на палубу — и тут же пинком в живот отшвырнул с дороги какого-то моряка: у того в плече сидела стрела, но он ещё пытался натягивать лук. Удар свалил его, и один из прыгнувших вслед за Кеннитом пиратов походя прирезал его. Кеннит крутанулся к нему:

— Я сказал, мне трое нужны! Живыми! — бросил он гневно.

И с обнаженной шпагой кинулся туда, где рассчитывал найти капитана.

Тот отыскался возле противоположного борта. Вместе со своим старпомом и ещё двоими матросами он лихорадочно пытался спустить на воду шлюпку. Она уже висела, раскачиваясь, за бортом, но вот незадача — один лопарь[74] шлюпочных талей заклинило. «Этого и следовало ожидать», — сказал себе Кеннит. Корабль был грязен и неухожен. Если они даже палубу в чистоте не могли содержать, то стоило ли удивляться неисправному блоку?

— Стоять! — приказал он с усмешкой.

— Прочь! — ответил капитан «Сигерны». И нацелил ему в грудь арбалет.

Кеннит почувствовал, что утрачивает к этому человеку всякое уважение. Право, тот произвел на него гораздо более сильное впечатление поначалу, когда действовал без предупреждения… Потом по ту сторону борта Кеннит заметил голову морского змея, поднятую над водой. «Ага. Значит, вот почему он не выстрелил сразу…» Арбалет — это не лук, из него не выстрелишь быстро два раза подряд. И капитан не хотел тратить единственный болт[75], пока не будет знать точно, который из двух противников опасней.

Ещё Кеннит заметил в зубах чудовища тело утопленного раба. Свешивались, уходя под воду, цепи. Иные наручники были уже пусты, в других болтались обкушенные руки. Вот змей встряхнул тело, которое держал, потом легонько подбросил… Гигантские челюсти сжались плотнее, обрезав, точно бритвами, прикованные руки по локоть. Цепь с плеском свалилась в воду. А змей, откинув голову, проглотил все остальное. Вот ушли в бездонную глотку босые ноги раба… Чудовище вновь тряхнуло головой… и с интересом пригляделось к людям в шлюпке.

Один из моряков от ужаса закричал. А капитан отвел арбалет от Кеннита и прицелился змею в глаз.

Кеннит прыгнул вперед в тот самый миг, как только смертоносное жало болта перестало смотреть ему в грудь. И приложил лезвие шпаги к талям, удерживавшим шлюпку над водой.

— Бросай оружие и возвращайся на палубу, — велел он капитану. — Не то прямо сейчас змею скормлю!

Но тот лишь плюнул в его сторону. И… недрогнувшей рукой разрядил арбалет прямо в зеленое око чудовища. Болт мелькнул и исчез, погрузившись в мозг змея. Кеннит сразу понял, что это был не первый подобный выстрел капитана. Змей дико завизжал и забился, вспенивая волны. А капитан вытащил из ножен свой собственный нож и принялся пилить им тот самый трос, который Кеннит грозился обрезать:

— Лучше я со змеями потягаюсь, слышишь, ублюдок! Родель, режь тали!!!

Подстреленная тварь как раз в это время нырнула и скрылась из виду. Однако моряк по имени Родель, в отличие от своего капитана, предпочел довериться пиратам. С выкриком отчаяния и смертельного испуга он перепрыгнул из качающейся шлюпки обратно на палубу. Кеннит без промедления обездвижил его, пырнув в ногу, и вновь повернулся к шлюпке. Раненый корчился на палубе и кричал, пытаясь ладонями остановить кровь. Кеннит больше не обращал на него внимания.

Ему не потребовалось разбега, чтобы перескочить в шлюпку. Оказавшись там, он приставил кончик шпаги к горлу капитана.

— Лезь назад. Или умри здесь, — с улыбкой на устах предложил он ему выбор.

Заклинивший блок выбрал именно этот момент, чтобы начать свободно вертеться. Один конец подвешенной шлюпки резко упал вниз, и люди, не успевшие ни за что ухватиться, вывалились в воду… из которой навстречу им показался вынырнувший змей.

Кеннит, по-кошачьи ловкий и гибкий, успел уже в падении оттолкнуться от шлюпки. И вцепиться в фальшборт «Сигерны» сперва одной рукой, потом и обеими. Он как раз подтягивался, когда змей поднял голову и посмотрел на него из воды. Простреленный глаз подтекал ихором[76] и кровью. Из широко разинутой пасти рвался визг, полный ярости и отчаяния. И надо же было такому случиться, что слепой глаз оказался обращен к барахтавшемуся в воде капитану «Сигерны» и его спутникам. А перед зрячим болтались ноги Кеннита, перелезавшего через фальшборт. Кеннит заметил опасность и быстро перекинул одну ногу… вторую уже не успел. Разверстая пасть взмыла высоко вверх — и сомкнулась на ней.

Боль впилась тысячей раскаленных кинжалов, и у Кеннита вырвался страшный крик… Но потом все прекратилось. Снизу вверх прокатилось благословенное онемение. Оно без следа смыло страдание и начало распространяться по телу. Какое облегчение! Какое спасение от боли!.. Крик пирата завершился стоном и смолк.

— НЕТ!!! — шлюха Кеннита с визгом летела к нему через палубу. Наверное, она наблюдала за боем с «Мариетты». Никто не встал у неё на пути; ещё остававшиеся в живых при виде всплывшего змея шарахнулись в разные стороны. Этта размахивала оружием, попавшим ей под руку: на солнце вспыхивал топорик, не то плотницкий, не то вовсе кухонный. И она кричала! Да как! В морду чудовища, уже отдиравшего Кеннита от фальшборта, летели чудовищные матюги, способные вызвать оторопь даже у видавших виды пиратов…

Сила человека несоизмерима с силой морского змея, но Кеннит вцепился в поручни мертвой хваткой гибнущего. Очень скоро, однако, его руки должны будут разомкнуться сами собой: парализующий яд, попавший в глубокие раны, быстро разбегался по телу. Ещё чуть — и Кеннит будет беспомощен. Когда Этта обхватила его поперек тела, он едва смог это почувствовать.

— Отпусти его! — бесстрашно приказала она нависшему над ними чудовищу. — Отпусти, ты, сучий потрох, говно протухшее, червяк слизистый! Отпусти, говорю!!!

Борьба длилась только потому, что подраненный змей тоже слабел. Тем не менее он упрямо сжимал зубами ногу Кеннита в сапоге, так что капитан плашмя висел над водой. Этта столь же упрямо держала Кеннита и цеплялась за борт. Женщина оказалась сильней, чем мог предположить Кеннит. Он скорее увидел, нежели почувствовал, как змей крепче сжал челюсти. Его зубы рассекли мышцы, как горячий нож — масло. Обнажились кости, и едкая слюна из пасти страшилища сразу оставила на них выщербины.

Вот голова змея начала приходить в движение: сейчас он как следует тряхнет ею… и либо оторвет Кеннита от фальшборта, либо выдернет его ногу из тела.

Этта всхлипнула и занесла свой топорик…

— Будь ты проклят! — закричала она. — Проклят, проклят, проклят…

Её ничтожное оружие сверкнуло и нанесло удар. Но не такой, какого ожидал Кеннит. Он-то думал, Этта бестолково рубанет по несокрушимым чешуям, покрывавшим бронированную морду змея… Вместо этого топорик обрушился на кость, и так уже наполовину разъеденную. Раздался треск… Голова змея исчезла, а Кеннит сразу оказался на палубе и увидел, как хлещет кровь из бесформенного, размочаленного огрызка, оставшегося от ноги. Этта по-прежнему держала его поперек тела, таща прочь от фальшборта. Он услышал, как закричали матросы: змей, высоко выпроставшийся из моря, начал заваливаться навзничь… и, внезапно обмякнув, рухнул в волны. Покрасневшая вода сомкнулась над ним. Больше он не появится. Он умер. А Этта скормила ему его, Кеннита, ногу.

— Зачем ты… это… сделала? — спросил он еле слышно. — Что я такого… тебе причинил… чтобы мне ногу рубить?

— Жизнь моя, любовь моя… — в голос рыдала она. Потом Кеннита поглотила милосердная тьма.

Невольничий рынок был царством немыслимой вони. Самой скверной, какую Уинтроу доводилось когда-либо обонять. Оставалось только предположить, что для любого живого существа среди прочих запахов самым невыносимым был запах сородича, настигнутого смертью или болезнью. Уинтроу ничего не хотел так, как поскорее миновать это место. Его отвращение было особого рода. Оно взывало из коренных, неподвластных сознанию глубин его плоти. Оно быстро перекрыло жалость, сострадание и гнев, охватившие его при виде человеческого несчастья. Уинтроу шел так быстро, как только мог, еле сдерживаясь, чтобы не побежать. Но невольничьи рынки все не кончались…

Когда-то ему доводилось видеть животных, согнанных и во множестве запертых вместе. Он наблюдал скот, приготовленный для забоя. Но бессловесные твари не понимали происходящего. Они ожидали своей участи, жуя жвачку и отгоняя хвостами мух. И держали их все-таки во дворах либо в загонах. Их не сковывали по рукам и ногам, они не плакали, не выкрикивали слов ярости, отчаяния и тоски…

— Я не могу вам помочь… не могу…

Уинтроу поймал себя на том, что начал потихоньку бормотать это вслух, и прикусил язык. Все было верно. Он ничем не мог им помочь. Ни кандалы сломать, ни татуировки с лиц вывести, ни убежать… Каждому придется один на один спорить с немилосердной судьбой. Кто-то, будем надеяться, ещё обретет в этой жизни свободу и счастье. Не вечно же продлится такое безысходное горе…

Через несколько шагов Уинтроу увидел вещественное подтверждение этой мысли. Ему попался человек, кативший ручную тележку, нагруженную тремя безжизненными телами. Истощенные мертвецы выглядели обтянутыми кожей скелетами, но работнику все равно было нелегко.

За ним, безутешно всхлипывая, плелась какая-то женщина.

— Пожалуйста… пожалуйста… — вырвалось у неё как раз когда она проходила мимо Уинтроу. — Хоть тело отдайте… Ну зачем оно вам? Позвольте отвезти сына домой и похоронить по-людски… Пожалуйста…

Кативший тележку не обращал на причитания несчастной никакого внимания. Как и все прочие в деловитой, многолюдной толпе. Только Уинтроу проводил их взглядом… «Может, она сумасшедшая? — мелькнула у него мысль. — И там, на тележке, совсем не её сын, и работнику это известно?..»

Потому что иначе умалишенными следовало признать всех горожан. Ибо может ли человек в здравом рассудке смотреть на то, как мать просит отдать ей тело умершего сына, — смотреть и не вмешиваться? Но не вмешивался никто. В том числе и он сам, Уинтроу. Или он совсем уже очерствел и человеческое страдание перестало трогать его? Он вскинул глаза и по-новому пригляделся ко всему, что происходило на улице.

Здесь действительно легко можно было спятить. Посредине улицы под ручку прохаживались люди. Они заглядывали в палатки и загородки, как любые посетители самой обычной ярмарки, гуляющие между лотками. Они рассуждали о размере и цвете, оценивали возраст и пол… Вот только живность, которую они себе выбирали, была двуногая.

Люди покупали людей. Оптом и в розницу. Уинтроу шел мимо внутренних двориков, где стояли вереницы скованных вместе невольников. Их так вереницами и приобретали, чтобы приставить к общим работам в городе или на ферме.

В углу такого дворика предлагал свои услуги татуировщик. Он развалясь сидел в кресле, а рядом стояли выложенные кожей тиски для зажимания голов и лежал большой камень с вделанным в него кольцом для цепи.

— Недорого! Недорого! Купил нового раба — пометь его своим знаком! Недорого!..

Мальчишка-зазывала был прикован за ногу к тому самому камню с кольцом. Несмотря на зимний день, он был облачен в одну набедренную повязку. Всю его кожу покрывали татуировки, сделанные хозяином, так что каждый мог подойти и сам убедиться в его мастерстве. Недорого. Совсем недорого…

А ещё здесь были здания, в каждом из которых держали разного рода рабов-ремесленников. Уинтроу замечал вывески, призывавшие покупать то плотников, то каменщиков, то белошвеек… В одном месте продавали даже танцоров и музыкантов. Всякий человек может впасть в нужду и долги, и потому-то здесь можно было подобрать себе совершенно любого раба, какой только понадобится. Лудильщика, портного, солдата, моряка… Учителя, няньку, приказчика и писца… «Чего ради нанимать, если можно просто купить, и дело с концом?» — такова, кажется, была философия, которую здесь исповедовали. Уинтроу только задавался вопросом, каким образом получалось, что люди, выбиравшие себе живую покупку, не узнавали в несчастных невольниках себя самих, своих соседей и ближних?..

Но это волновало только его одного. Остальные разве что прикрывали лица надушенными кружевными платочками, спасаясь от вони. Облюбованного раба ничтоже сумняшеся заставляли подняться, пройтись, даже пробежаться по кругу рысцой. Женщин и девушек уводили в зарешеченные помещения и там подвергали тщательному осмотру…

Видно, в глазах здешнего люда денежная неудача, неспособность отдать долги сразу низводила друга или соседа до положения простого товара, который не зазорно выставить на продажу, не стыдно купить…

С иными рабами обращались заметно лучше, чем с прочими. То были особо ценные приобретения: люди ученые, талантливые и умелые. Кое-кто из них, невзирая на все ничтожество своего нынешнего положения, держался со спокойным достоинством, вполне осознавая собственную стоимость и гордясь ею.

Но были и другие — их, как услышал краем уха Уинтроу, называли расписными: это оттого, что историю их путешествия из рук в руки можно было проследить по густой росписи татуировок. В основном таковыми были невольники строптивые и неукротимые: покладистые и послушные легче приживались у хозяина и задерживались в одном доме надолго. Тот, кого украшало более пяти татуировок, считался далеко не подарком. Таких продавали дешево и шпыняли, как норовистый скот.

Татуировки же на лицах рабов, когда-то считавшиеся варварским обычаем калсидийцев, были теперь в Джамелии более чем обычны. Уинтроу с болью видел, что великолепная Джамелия не только восприняла «варварский обычай», но даже развила его. Танцоров и разного рода забавников помечали татуировками маленькими и неяркими — чтобы они своим видом не оскорбляли хозяйского взгляда, не мешали развлекаться… Закон пока ещё запрещал покупать раба или рабыню единственно для плотских утех, но там и сям Уинтроу попадались татуировки, не оставлявшие никакого сомнения в том, для чего их носители были в действительности предназначены. И поистине проще было разглядывать татуировки, чем смотреть этим людям в глаза.

…На каком-то углу, из тысяча первой по счету вереницы выставленных на продажу рабов Уинтроу неожиданно окликнули:

— Жрец! Жрец!.. Напутствие и утешение Са умирающему!..

Уинтроу замер на месте, соображая, к нему ли обращаются. И увидел раба, который тянулся вперед, насколько позволяли цепи. Он, впрочем, не очень похож был на человека, склонного искать утешения Са. Татуировки строптивого покрывали не только все его лицо, но даже и шею. Не слишком похож он был и на умирающего. Правда, на обнаженном торсе были отчетливо видны все ребра, а кандалы в кровь стерли лодыжки, но в остальном мужчина выглядел крепким и жилистым. Был он средних лет, на добрую голову выше Уинтроу и весь в рубцах от тяжелой работы и наказаний… Такие не умирают, а выживают.

Уинтроу нашел глазами владельца рабов: тот стоял поодаль, торгуясь с возможным покупателем. Он был коренастым коротышкой и, разговаривая, вертел и подкидывал в ладони небольшую увесистую дубинку. Он заметил взгляд Уинтроу и недовольно нахмурился, но торга не прекратил.

— Ты. Ты разве не жрец? — настойчиво спросил расписной раб.

— Посвященным жрецом я себя назвать не отважусь, — ответил Уинтроу, — но я учился в монастыре и достиг звания послушника. И я с радостью дам посильное утешение тому, кто в нем нуждается. — Он оглядел цепочку кандальников и, стараясь не обнаружить своих подозрений, спросил: — Кого здесь надо напутствовать и утешить?

— Её вот.

Расписной отступил в сторону, и Уинтроу увидел, что за его спиной, беспомощно скорчившись, сидела на земле женщина. Тут только Уинтроу понял, что другие рабы, как могли, теснились вокруг неё, пытаясь заслонить от ветра и обогреть скудным теплом собственных тел. Она была очень молода, двадцати с небольшим лет, и других женщин здесь не было. Уинтроу не заметил на ней ни ран, ни увечий. Она прижимала руки к животу, голова свешивалась на грудь… Когда она подняла взгляд, Уинтроу увидел голубые глаза, остановившиеся и тусклые. Её кожа показалась ему очень бледной. Светлые волосы, остриженные очень коротко, торчали неряшливым ежиком. Длинная рубаха женщины была вся в пятнах и пестрела заплатами. Другая рубаха — мужская — укрывала её плечи; похоже, её снял с себя окликнувший Уинтроу раб. А на лице у неё — как, впрочем, и у мужчин из той же цепочки — живого места не было от татуировок. И она не выглядела слабосильной и хрупкой. Наоборот — рослая, крепкая на вид, широкоплечая… Если бы не явные следы страдания на лице, за больную и не посчитаешь.

— Что с тобой? — подходя вплотную, спросил Уинтроу. Где-то в темном уголке души у него таилось-таки подозрение, что рабы обманом подманивают его поближе, намереваясь схватить. «Для чего? Чтобы в заложники взять?.. Да нет, непохоже. Скорее наоборот…»

Он заметил, что мужчины, окружавшие женщину, старались по возможности повернуться к ней спинами, как только возможно ограждая её стыдливость и честь.

— У меня идет кровь, — тихо выговорила она. — Идет и не останавливается… С тех пор, как я потеряла ребенка…

Уинтроу опустился перед нею на корточки и приложил ладонь к её обнаженной руке выше локтя, проверяя, нет ли лихорадки. Жара у неё не было. Напротив, рука молодой женщины на ощупь была очень холодной. Уинтроу осторожно, стараясь не причинить боли, ущемил двумя пальцами её кожу… складка расправилась неестественно медленно. Её нужно было немедленно напоить горячим бульоном… или хотя бы водой. Любой жидкостью… А душою Уинтроу ощутил скорбь и смирение. Она заранее примирилась со смертью.

— После деторождения всегда идет кровь, — сказал он ей негромко. — И после выкидыша тоже. Она остановится сама по себе…

Женщина медленно покачала головой.

— Нет… Он дал мне слишком большую дозу снадобья… чтобы я верней скинула*. Ты же знаешь… женщина с пузом — плохая работница… Пузо мешает… Они силой влили мне в горло отраву, и я лишилась ребенка… Это было неделю назад, но кровь все идет. И все такая же ярко-красная, не бледнеет…

— Поверь, это все равно не означает неминуемой смерти. Ты вполне можешь поправиться. При надлежащем уходе всякая женщина…

Она горько засмеялась при этих словах. Уинтроу ещё не слышал смеха, столь похожего на горестный стон.

— Женщина, говоришь? Ну а я — рабыня. Верно, женщине незачем от этого умирать. А я — я умру. — Она помолчала, силясь отдышаться. — Дай мне утешение Са… Это все, о чем я прошу…

И склонила голову, готовясь принять жреческое напутствие.

Именно в этот миг Уинтроу на деле, а не на словах понял, что такое рабство. Да, он знал — это величайшее зло. Так ему объясняли в монастыре с самого первого дня. Но вот он увидел то, что увидел, и услышал в голосе молодой женщины тихое смирение отчаяния. Она даже не осыпала проклятиями хозяина, лишившего жизни её нерожденное дитя. Она говорила о его жестоком злодействе так, как говорят о деянии природной стихии: урагана, грозы, речного разлива. Она не осуждала. Она лишь упоминала последствия: потерю ребенка и неудержимое кровотечение, от которого предполагала умереть. Уинтроу молча смотрел на неё… Он знал: ей незачем умирать. Если её напоить горячим, позволить отлежаться в покое и попользовать известными травами, укрепляющими женское тело, она вне всякого сомнения поправится, проживет ещё много лет… и даже родит других детей взамен утраченного…

Но она была рабыня. И поэтому обречена. Она сама это знала. Знали и другие рабы, её товарищи по несчастью. А Уинтроу… почти знал. Это почти было — вроде того, как он прижимал руку к палубе и смотрел на опускавшийся нож. Если он сейчас мысленно примирится с неизбежностью смерти рабыни, незримый нож навсегда отсечет некую часть его собственного существа, и никогда более ему не бывать прежним…

Он поднялся резким движением, исполненным решимости. Но когда заговорил, его голос прозвучал мягко и ласково:

— Обожди здесь и не теряй надежды. Я схожу за помощью в храм Са. Уверен, мы сможем убедить твоего хозяина, и он не допустит такой бессмысленной смерти. — И Уинтроу невесело улыбнулся: — Если никакие доводы не подействуют, он, верно, все-таки согласится, что живая рабыня стоит поболее мертвой…

Раб, первым окликнувший Уинтроу, смотрел на него как на законченного идиота.

— Храм?.. — спросил он. — Да какой помощи нам оттуда ждать? Собака есть собака, а раб есть раб. Ни того ни другого там не утешат и напутствия не дадут. Эти жрецы поют гимны Са, но пляшут под сатрапову дудку. А хмырь с дубиной, который сдает нас внаем, — он нам не хозяин. Он просто посредник, надсмотрщик, он получает свой процент от всего, что мы за день наработаем. С этих денег он нас кормит, одевает, лечит и на ночь устраивает. Остальное идет хозяину… Ну и что, станет он свое кровное тратить, чтобы Калу от смерти спасти? А на хрена ему! Умрет и умрет, он ни гроша на этом не потеряет… — Уинтроу смотрел на него с ужасом и непониманием, и мужчина скривился: — Глупость я сделал, позвав тебя. Думал, раз молодой, может, сердце ещё есть!.. Тьфу. Надо было мне сразу понять по твоему одеянию, что никакой помощи не дождусь… — И он вдруг схватил Уинтроу за плечо. Пальцы у него были железные. — Давай живо молись, не то, клянусь, я тебе ключицу сломаю! Мне терять нечего!..

— Оставь угрозы, они не нужны, — ровным голосом ответил Уинтроу, стараясь не выдать испуга. — Я служу Са. Я исполню свой долг.

Невольник с презрением толкнул его наземь перед женщиной:

— Ну так исполняй побыстрее!

Он смотрел мимо Уинтроу, лицо у него было каменное. Надсмотрщик и наниматель продолжали увлеченно торговаться. Наниматель стоял к рабам спиной, человек же с дубинкой — лицом. Он смеялся какой-то шуточке клиента («Ха! Ха! Ха!» — так могла бы смеяться заводная кукла), но в улыбке участвовал только рот, а крепко сжатый кулак и, более того, тяжелый взгляд, то и дело устремляемый на подопечных, весьма красноречиво свидетельствовали: горе тому из рабов, кто помешает торговаться. Другой рукой он постукивал дубинкой себя по бедру.

— Я… здесь не следует торопиться, — предупредил Уинтроу, уже стоя перед женщиной на коленях и пытаясь обрести должное сосредоточение.

Вместо ответа Кала, шатаясь, приподнялась, и он увидел: все её ноги были в крови. Кровь пропитала даже землю в том месте, где она сидела. Ножные кандалы были черны от кровяных сгустков.

— Лем… — жалобно позвала она.

Мужчина быстро шагнул к ней, обнял, поддержал. Кала тяжело повисла у него на руках. С каждым вздохом у неё вырывался стон.

— Придется поторопиться! — мрачно сказал Лем.

Делать нечего, Уинтроу опустил предварительные молитвы. Не стал он и произносить слова утешения, долженствующие приготовить её тело и душу. Он просто встал перед ней и протянул руки. Коснулся пальцами сторон её шеи, и каждый палец нашел предназначенную для него точку.

— Это не смерть, — сказал Уинтроу женщине. — Я лишь освобождаю тебя от забот бренного мира, дабы твоя душа возмогла без помех уйти в высшие сферы. Согласна ли ты?

Она безмолвно кивнула.

Уинтроу принял её согласие и сделал медленный вдох, приводя свои жизненные токи в согласие с её токами. И потянулся глубоко внутрь себя, туда, где таился в небрежении будущий жрец. Того, что ему предстояло, он никогда ещё самостоятельно не совершал. Он ещё не прошел полного посвящения в таинства. Но кое-что знал. И действительно был способен помочь… Он мельком заметил, что мужчина по имени Лем заслонял его своей широкой спиной от надсмотрщика и все время косился через плечо. Другие рабы сгрудились как можно плотнее, стараясь закрыть происходившее от глаз горожан.

— Поторопись, — вновь подтолкнул Уинтроу Лем.

Тот слегка прижал точки, безошибочно отысканные кончиками пальцев. Это воздействие изгонит страх и отодвинет боль, пока он будет разговаривать с Калой. Она будет слушать его. Она сможет поверить…

Сначала он вернул ей её тело.

— Тебе — биение твоего сердца и веяние воздуха в легких. Тебе — зрение твоих глаз, слух твоих ушей, вкус во рту и осязание всего тела. Все это я передаю тебе во власть, дабы ты сама распоряжалась, быть им или не быть. Все это я возвращаю тебе, дабы ты в ясном сознании могла приготовиться к смерти. Я даю тебе утешение Са, дабы и ты могла другим его дать… — Он заметил в её глазах тень сомнения и понял, что должен помочь ей осознать новообретенную власть. — Скажи вслух, — попросил он ласково, — скажи: «Мне тепло»…

— Мне тепло… — еле слышно отозвалась она.

— Скажи: «Боль ушла».

— Боль ушла… — Она не проговорила, а скорее выдохнула эти слова, но ещё не успела докончить, как на лице стали разглаживаться морщины, прорезанные страданием. «Да она ещё моложе, чем я посчитал», — подумал Уинтроу. Кала посмотрела на Лема и улыбнулась ему. — Боль ушла, — повторила она.

Уинтроу отнял руки, но остался стоять где стоял. Кала опустила голову Лему на грудь.

— Я люблю тебя, — просто сказала она. — Без тебя эта жизнь была бы совсем нестерпимой. Спасибо тебе… — Она вздохнула. — Поблагодари других за меня, ладно? За то, что грели своим теплом… работали больше, чтобы скрыть мою немочь… Поблагодари их…

Голос Калы смолк, и Уинтроу увидел свет Са, озаривший её черты. Печали бренного мира уже оставляли её. Она улыбнулась безмятежной детской улыбкой.

— Как прекрасны сегодня облака, любимый… белое на сером… ты видишь?

До чего просто. Её дух, освобожденный от боли и скорби, немедленно обратился к созерцанию красоты. Уинтроу много раз видел подобное, но до сих пор изумлялся. Мирно и осознанно уходя в смерть, люди отбрасывали ненужную боль — и их души тянулись к чуду и к Са. Осознание смерти было необходимым моментом, — без этого человек мог воспротивиться прикосновению или не принять его. А кое-кто оказывался неспособен отринуть боль: такие люди цеплялись за неё как за последнее свидетельство жизни. Но Кала отпустила бренное очень легко. Так легко, что Уинтроу понял — она уже очень давно хотела уйти.

Он тихо стоял рядом с нею и не говорил ничего. Он даже не слушал, что именно она говорила любимому. По щекам Лема, разрисованным шрамами и глубоко вколотыми татуировками, текли слезы и капали с небритого, грубо вылепленного подбородка. Он молчал, а Уинтроу понимал только, что Кала продолжала говорить о любви, свете и красоте. Однако струйка крови все так же стекала по её голой ноге. Вот силы совсем оставили её, и голова на груди Лема беспомощно поникла… но улыбка на лице так и не погасла.

«Она была гораздо ближе к смерти, чем я полагал… Она так мужественно держалась, что я обманулся. Она в самом деле скоро ушла бы…

Оставалось порадоваться, что он сумел подарить им с Лемом это прощание, мирное и достойное…

— Эй, ты! — Короткая дубинка с силой ткнула Уинтроу в поясницу. — Ты что тут делаешь?

Задав вопрос, рабский надсмотрщик не дал Уинтроу ни времени, ни возможности ответить. Он просто отшвырнул его прочь, пребольно наподдав в ребра, и Уинтроу, задохнувшись, сложился пополам. А надсмотрщик уже стоял среди рабов, прожигая свирепым взглядом Лема и Калу.

— А ну, убери лапы! — рявкнул он на Лема. — Не иначе собрался опять её обрюхатить, прямо тут, посреди улицы? Не успел я от предыдущего вашего ублюдка избавиться, а вы нового строгаете?

И сдуру (иначе не скажешь) схватил обмякшую Калу за плечо, чтобы оторвать от мужчины. Однако Лем не разжал рук. На месте надсмотрщика Уинтроу удрал бы без оглядки от одного его взгляда, но тот был не из робких. Он огрел Лема по лицу своей дубинкой — короткое, очень умелое движение, явно отточенное ежедневными повторениями. На скуле Лема лопнула кожа, хлынула кровь…

— Убери лапы! — снова взревел коротышка.

Неожиданный и жестокий удар наполовину оглушил великана-раба, и надсмотрщик сумел вырвать Калу из его рук, чтобы пренебрежительно швырнуть в кровавую грязь… она безвольно повалилась и осталась лежать. Голубые глаза, неподвижно устремленные в небо, хранили блаженное выражение. Уинтроу видел наметанным взглядом, что она действительно уходила. Мир страданий, тягот и унижений больше не существовал для неё. Вот её дыхание стало слабеть… и прекратилось совсем.

— Во имя Са — ступай с миром… — кое-как сумел выговорить Уинтроу.

Надсмотрщик, свирепея, повернулся к нему:

— Ты убил её, недоумок! Она вполне могла бы ещё денек поработать! — Дубинка опять метнулась к Уинтроу и обожгла его плечо. Умелый удар рассек кожу, не поломав, однако, костей. По всей руке огнем пронеслась боль, и рука отнялась. «Вот это умелец», — некоей частью сознания отметил Уинтроу. Он вскрикнул и отскочил… Налетел на какого-то раба, и тот его оттолкнул, чтобы не путался под ногами. Невольники молча надвигались на коротышку, и вдруг оказалось, что его дубинка — на самом деле оружие не такое уж грозное. «Убьют, — в ужасе подумал Уинтроу, и его желудок поднялся к горлу. — Затопчут насмерть. Кости и те размочалят…»

Но с надсмотрщиком сладить оказалось не так-то легко. Он был верток и ловок, он любил свою работу и достиг в ней совершенства. Бац, бац, бац! — летала стремительная дубинка, и каждый удар попадал точно в цель, и с каждым ударом кто-нибудь из рабов да отшатывался. Вот что значит настоящий умелец причинять боль и принуждать к послушанию без истинных повреждений! С Лемом, впрочем, он не особенно осторожничал. Стоило тому сделать движение — и его настигал очередной удар. Лем поднимался — и дубинка снова сбивала его с ног…

А кругом них жизнь невольничьего рынка преспокойно шла своим чередом. Кое-кто чуть поднимал брови при виде расправы, но и только. Что, мол, взять с расписных и с человека, взявшегося с ними управляться?.. Их просто обходили сторонкой, чтобы ненароком не попасть под горячую руку — и гуляючи шли себе дальше…

Уинтроу понял: на помощь звать некого. Никому здесь не докажешь, что он-то не раб. Никто и головы не повернет.

Лем уже корчился на земле, давясь желчью. Надсмотрщик нагнулся и привычным движением отомкнул на ногах Калы окровавленные кандалы. Сдернул их с ног мертвой женщины и повернулся к Уинтроу, чтобы прорычать:

— Да я ща на тебя их надену и прав буду! Из-за тебя я лишился и рабыни, и дневной платы! Видишь, наниматель прочь уходит? Ещё бы ему не уйти, кому нужны бунтовщики! — И дубинка указала в ту сторону, куда отбыл его несостоявшийся заработок. — Ну что, свиньи? Работы не будет, а кто не работает, тот не ест…

— Женщина умерла по твоей вине! — сказал Уинтроу. — Ты её отравил, чтобы избавиться от ребенка, но тем самым убил и её. Тем самым ты дважды повинен в убийстве! — Он попытался подняться, но рука не повиновалась ему, да и мышцы живота от удара словно обратились в кисель. Он кое-как перекатился на колени, чтобы подняться, но коротышка небрежным пинком снова отправил его наземь.

— Какие речи, какие речи!.. Какой дар убеждения. Я потрясен, я, право же, потрясен… Ну вот что, сосунок. Ща выложишь до гроша все, что у тебя есть, но заплатишь мне за убытки сполна. Выкладывай бабки сам, не заставляй меня вытряхивать из тебя. Ну?!

— Нет у меня денег! — гневно ответил Уинтроу. — А и были бы — ничего бы я тебе не дал!

Надсмотрщик склонился над ним и в очередной раз ткнул дубинкой:

— Тогда говори, где живешь и кто твой папаша. Не ты, так он пускай платит!

— Нет у меня никакого папаши, — отрезал Уинтроу. — И платить тебе никто не собирается. А я совершил святое служение Са! И правильно сделал!

Он улучил мгновение и посмотрел на вереницу рабов. Кто мог встать — медленно поднимался. Лем переполз поближе к телу Калы и склонился над нею, заглядывая в глаза. Как будто, заглядывая в них, он мог разглядеть то же, что видела теперь и она…

— Так, так, так. Правильно, говоришь? Для неё — может, и так, но не для тебя, — насмешливо проговорил коротышка. — Видишь ли, тут у нас, в Джамелии, рабам никакого утешения Са не положено. Так распорядился государь наш сатрап. Будь невольнику присуща настоящая человеческая душа, он бы не оказался в неволе! Са в Его величайшей премудрости просто не допустил бы такого… По крайней мере, мне именно так объясняли. Ну так вот. Значит, на сегодня я остался без рабыни и без работы. Нашему сатрапу такое не нравится. А ты — не просто убийца рабов, ты ещё и бродяга. И если бы ты выглядел годным хоть к мало-мальской работе, я бы тут же надел на тебя цепи и клеймо в рожу вколол… Но ладно уж, будем считаться с законом. Эй! Стража!!! — И коротышка помахал дубинкой, подзывая городского стражника, проходившего мимо. — Вот, забирай! Мальчишка шляется без семьи и без денег… и только что задолжал мне за ущерб, причиненный рабыне сатрапа. Забери его в каталажку… Эй! Стой! Ты куда?!

Это последнее относилось уже к Уинтроу, который — опасность придала силы — умудрился вскочить на ноги и теперь во все лопатки бежал прочь. Он услышал за спиной предупреждающий крик Лема и оглянулся. Только лучше бы он этого не делал. Нет бы хоть в сторону броситься…

Дубинка, запущенная умелой рукой, угодила ему в голову и швырнула Уинтроу в уличную грязь рабского рынка.


ЗАГОВОРЫ И ОПАСНОСТИ | Мир Элдерлингов. I том | ТОРГОВЦЫ ИЗ ДОЖДЕВЫХ ЧАЩОБ







Loading...