home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


ПАМЯТЬ О КРЫЛЬЯХ

— Теперь мы знаем, куда мы плывем и зачем. Зачем же нам так торопиться, зачем так себя гнать? И так подолгу?

Изящный зеленый певец бессильно обмяк в плотных объятиях Клубка. У него не было сил даже придерживаться за остальных. Доверяя собратьям, он мотался по воле течения, как вялая водоросль. Шривер было жаль его. Она набросила на хрупкое тельце ещё виток, чтобы ему удобней было лежать.

— Я думаю, — негромко прогудела она, — Моолкин так гонит нас оттого, что боится, как бы наша память снова не начала угасать. Нужно достичь цели, пока мы хорошо помним о ней. Пока опять не запамятовали, куда странствуем и ради чего!

— И не только поэтому, — добавил Сессурия. У него тоже был усталый голос, однако к усталости примешивалось и довольство: как все-таки хорошо, что на свете есть не только вопросы, но и ответы. Он сказал: — Лето кончается. Мы и так уже ближе к его концу, чем к началу. Мы должны были бы уже достичь цели…

— И уже закапываться в ил и воспоминания, позволяя солнцу хорошенько вжечь их в нас, пока мы переживаем свое изменение… — вставил Киларо.

Нужно создать прочные и твердые оболочки, способные выдержать осенние дожди и зимние холода. Иначе мы погибнем, так и не совершив обновления, — напомнил собратьям алый Силик.

Остальные змеи Клубка негромко заговорили на разные голоса.

— Вода должна быть теплой, чтобы получались хорошие нити…

— Нужны тепло и солнечный свет, чтобы скорлупа хорошенько затвердела.

— И она должна пропечься насквозь, стать сплошной и надежной. Только тогда изменение станет возможно…

Наконец открыл глаза и Моолкин. Вереницы ложных глаз вдоль его боков засияли радостным золотом.

— Спите, маленькие, спите, — проговорил он ласково, и кому какое дело, что несколько змеев Клубка было гораздо крупнее его, да и равных вожаку было немало. — Спите, смотрите добрые сны и утешайтесь тем, что нам стало известно. Разговаривайте о том, что познали. Делитесь воспоминаниями, что подарил нам Драквий. Так мы вернее их сохраним…

Они негромко затрубили, выражая согласие. И плотнее свернулись, прижимаясь друг к другу. Клубок Моолкина заметно разросся. Великая жертва, принесенная Драквием, имела ещё и то последствие, что многие из прежних неразумных змеев стали являть признаки возвращения памяти. К некоторым пока ещё не вернулась речь, но в глазах время от времени вспыхивали искры разума, да и вели они себя теперь не как безмозглые дикари, а как настоящие члены Клубка: даже сворачивались вместе с остальными на отдых. Увеличение числа даровало приятное чувство защищенности. Ныне, когда им доводилось встречать посторонних змеев, те либо избегали Клубка, либо начинали следовать за ним и постепенно вливались в него. Моолкин даже поделился с ближайшими сподвижниками сокровенной надеждой: к тому времени, когда они достигнут устья реки и двинутся в верховья, к иловым полям преображения, возможно, остатки памяти пробудятся даже у самых диких и хищных!

Шривер прикрыла глаза веками, погружаясь в глубины сна. Сон был ещё одним новообретенным источником удовольствия. Во сне она снова летала — так, как леталось её предкам, запомнившим все это. Во сне она видела себя уже преображенной в великолепную драконицу. Владычицу трех стихий…

— Не следует, однако, слишком полно доверяться воспоминаниям, — неожиданно вновь подал голос Моолкин. Говорил он очень негромко. Только Шривер, Сессурия и ещё несколько змеев открыли глаза и стали прислушиваться.

— О чем это ты? — спросил Сессурия не без испуга.

И в самом деле, неужели они ещё недостаточно настрадались? Они же теперь помнили! Какая сила могла помешать им достичь заветного рубежа?..

— О том, — сказал Моолкин, — что все идет совсем не так, как следовало бы. О том, что теперь все не так, как было прежде. Поэтому мы и должны плыть как можно быстрей и подолгу. Нам нужно выиграть время, чтобы преодолеть возможные препятствия на пути. А препятствия появятся обязательно, не сомневайтесь…

— Что ты имеешь в виду? — жалобно спросил Сессурия, Шривер же показалось, что она уже угадала ответ. Она, впрочем, смолчала, предпочтя послушать пророка.

— Оглядитесь, — велел Моолкин. — Что вы видите вокруг?

— Доброловище, — за всех ответил Сессурия. — Развалины древних зданий на дне. Вон там, вдали, видна Арка Ритоса…

— А твои воспоминания что говорят? — спросил Моолкин. И сам же ответил: — Что на Арке Ритоса хорошо посидеть вечерком солнечного дня, отдыхая после долгого перелета через Пустоплес. Арка, горделивая и высокая, господствует над входом в гавань Ритоса… Почему же она разбита, повалена и поглощена Доброловищем?

Никто не ответил ему. Все ждали, что он скажет ещё.

— Я тоже не знаю, почему так, — тихо пророкотал Моолкин, когда молчание затянулось. — Подозреваю, однако, что эти-то перемены и сбивали нас с толку так долго. Вот почему все казалось нам почти знакомым и в то же время чужим. Вот почему мы почти узнавали дорогу, но не могли её одолеть…

— Но только ли мы одни виноваты? — спросил Теллар. Шривер даже удивилась: она успела решить, что усталый певец спал. Но он заговорил, и в его голосе звучало негодование: — Воспоминания, что завещал нам Драквий, призывают искать змей, которые помнят. Тех, чья память осталась свежей и несокрушимой. Предполагается, что они должны нам помочь. И те, другие, призванные стать нашими провожатыми. Где же взрослые драконы, которые должны стоять на страже при устьях рек, ограждая наши плывущие стаи? Почему мы ни разу не видели никого из прежнего поколения?..

Голос Моолкина был исполнен тихой жалости.

— Неужели ты сам ещё не понял, Теллар?.. Драквий ведь рассказал нам, что с ними произошло. Одни из них погибли в те дни, когда всюду был дым и с неба сыпался пепел. Немногие уцелевшие были убиты, а их память — похищена. Они-то и стали теми серебристыми существами, что попадаются нам время от времени. Потому они и издают запах Тех, Кто Помнит: ведь они и должны были ими стать. Но все, что осталось от них, — это украденные воспоминания…

На некоторое время опять воцарилась тишина. К Шривер медленно приходило скорбное осознание: их Клубок — вот и все, что осталось. И они любой ценой обязаны выжить, чтобы не дать навеки угаснуть своему племени. Они должны самостоятельно вызнать, которая река ведет к иловым полям окукливания. А потом достичь верховий, отбиваясь от хищников, которые, скорее всего, на них нападут. И опять-таки самостоятельно, без любовной помощи взрослых драконов, создать себе коконы. И, заключив себя в них, беспомощные и недвижимые, надеясь лишь на удачу, — пережить зиму. Взрослые драконы не придут стеречь и оберегать их… Скольким же из тех, что собрались сегодня в Клубок, удастся весной расправить разноцветные крылья?.. Достаточно ли их выживет, чтобы со временем каждому удалось найти спутника или спутницу?.. А многие ли смогут устроить гнезда и уберечь их до той поры, пока из яиц вылупятся малыши?.. А когда молодь отправится в море, чтобы там начать свой первый цикл путешествия и кормления, с ними опять-таки не будет взрослых змеев, способных обучить детей премудростям жизни в море…

Обстоятельства, все как одно препятствовавшие выживанию её племени, внезапно показались Шривер совершенно неодолимыми. Даже если ей самой удастся превратиться в драконицу, её, скорее всего, ожидала долгая-долгая жизнь, полная сплошной скорби: ведь она своими глазами увидит, как последние драконы и змеи постепенно исчезнут из всех трех стихий.

Как выдержать подобное?..

— Они принадлежат нам! — сказал вдруг Теллар.

— Принадлежит — что? — встрепенулась Шривер. Размышления успели завести её весьма далеко. Она успела решить, что Теллар имел в виду дни будущего. Дни будущего!.. Тут о завтрашнем-то дне загадывать не приходилось…

— Воспоминания, — пояснил Теллар. — Те, из которых состоят серебряные. Они наши по праву, и, получив их, мы сделаемся сильней! — Он вдруг хлестнул хвостом, выпутываясь из Клубка. — Мы должны их забрать!

— Теллар… — Моолкин осторожно высвободился из объятий друзей. Передвинулся и встал рядом с маленьким змеем, не пытаясь, однако, его подавить. — У нас нет времени для мести, Теллар.

— Да я не о мести, Моолкин! Я о том, чтобы забрать но праву принадлежащее нам, то, что поддержит нас куда лучше обычной еды. Воспоминания, наши общие воспоминания! То, что должно было принадлежать одному, было разделено между нами всеми; тем не менее мы сразу обрели мудрость и поделились друг с другом тем, что узнали. Как же благотворно должно оказаться новое вкушение памяти? Нужно разыскивать серебряные существа и забирать то, что и так принадлежит нам!

Моолкин метнулся быстрее косяка сельдей, меняющего направление. И обвил Теллара своими кольцами. Благо подобрался к маленькому певцу так спокойно и тихо, что Теллар даже не успел ничего заподозрить. Испещренное золотом тело вожака сплелось с зеленым телом Теллара, его громадная голова оказалась нос к носу с его куда более скромной головкой. Широко распахнув челюсти, Моолкин исторг тонкое облако ядов, окутавшее певца. Младший змей сразу перестал сопротивляться и обмяк в его объятиях. Его глаза замерцали. На него снизошел сон.

— У нас нет времени на такую охоту, — затаскивая Теллара обратно в Клубок, негромко оповестил Моолкин всех остальных. — Если нам подвернутся ещё серебряные, не будем пренебрегать такой возможностью. Это я вам обещаю. Но выискивать их, отсрочивая тем самым наше путешествие? Нет, такого мы себе позволить не можем. Отдыхай же, Клубок Моолкина!.. Завтра нам предстоит новый переход…

«Завтра, — подумала Шривер, пока Клубок извивался и переплетался, заново устраиваясь на дне. — Ещё одно завтра, которое принадлежит нам…»

Она прикрыла глаза веками, чтобы не попадал ил, и погрузилась в сон-мечту о крыльях и синеве.

…Змея была искалечена. Она знала, что ей никогда не плавать со стремительной легкостью дракона, поймавшего восходящий поток. Её слишком долго держали в тесноте заточения и слишком скудно кормили. Она даже не могла полностью распрямиться, хотя и была очень невелика. Под её кожей не развились упругие мышцы — она была мягкотелой и тяжеловесной. Может, такой она и останется навсегда. Может, у неё вообще не было никакой надежды…

Но одно не подлежало сомнению: теперь она была свободна. Свободна!..

И, не испытывая ни раскаяния, ни сомнений, она поубивала Богомерзких, когда-то засадивших её за решетку. Больше не терзать им ни одну молодую змею так, как они терзали её!.. Она желала бы убивать их вновь и вновь, убивать без конца и бесконечно наслаждаться справедливым отмщением… Она понимала, что это ещё одно увечье, которое они ей нанесли. Она пыталась отрешиться от желания мстить.

Она видела, как крохотные двуногие забрались в гребную лодку, и на всякий случай последовала за нею, оберегая, пока лодочку не подобрало судно побольше. Запах корабля обеспокоил её. Он походил на запах самой змеи, но все-таки отличался. Более того: судно определенно пахло как Та, Кто Помнит… и при всем том это было безъязыкое создание, не сумевшее ответить на её оклик. Что за чудеса?.. Как возможно подобное?..

Вероятно, ответы были сокрыты в памяти мальчика, с чьим разумом ей довелось на краткое время соприкоснуться. Змея даже задумалась, а не последовать ли ей за серебряным кораблем: тут крылась тайна, которую ей следовало бы разгадать.

Однако её влекло вперед иное и гораздо более спешное дело. После долгих лет заточения судьбе было угодно вернуть ей свободу, и она собиралась исполнить свой долг — стать провожатым новому поколению своего племени. Между тем она ещё пребывала близ тех самых берегов, где когда-то вылупилась из яйца. Ей так и не удалось путешествовать вместе со всеми, питаться, расти и набирать тело. Она была карлицей и калекой, но все же обладала тем, что было для них необходимей всего. Её железы переполнял яд, несший изначальные познания её рода. Им необходимо было поделиться с молодыми, прежде чем они войдут в устье реки и устремятся к верховьям…

Змея мучительно и неловко одолевала свой путь и раздумывала о том, что сама, пожалуй, не справится с многотрудным путешествием вверх по реке. Но вот разыскать остальных и наделить их совокупной памятью предков — это она сумеет. Обязана суметь…

Всплыв, она ненадолго высунулась в Пустоплес и попробовала на вкус дыхание соленого ветра. Люди на палубе серебряного корабля закричали, увидев её. Она вновь быстро нырнула, приняв решение. Серебряный корабль направлялся назад, к островам. Позади островов лежала матерая суша, и там располагалось устье реки, что вела к иловым полям окукливания. Туда лежал её путь. Значит, она может оставаться с серебряным кораблем, пока их пути не разойдутся. Возможно, заодно удастся что-нибудь разузнать…

А ещё её очень интересовали крохотные мыслящие зверьки, обитавшие на корабле. Их требовалось изучить. Уже затем, чтобы, когда она найдет молодых, иметь собственные воспоминания, которыми она сможет их наделить. Пусть будет хоть какая-то выгода от жизни в неволе!

Та, Кто Помнит ушла подальше в глубину и там попыталась расправить неправильно сформировавшиеся мышцы. Вернувшись затем к самой поверхности, она скоро обнаружила, что, если пристроиться непосредственно за кормой корабля, порождаемое им течение увлекает её вперед, облегчая движение.

И она влилась в кильватерный след, устремляясь навстречу своему предназначению.


ВЗЛЕТ | Мир Элдерлингов. I том | Книга III Корабль судьбы







Loading...