home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


ТЕЛА И ДУШИ

Рассветное солнце слишком ярко играло на воде, раня глаза. Матросские штаны Уинтроу были сшиты из довольно грубой материи, и каждое движение раздражало нежную больную кожу. Что до рубашки, то её он вынести не мог совершенно — так и ходил голым по пояс. «Ходил» — громко сказано. Вернее, ему пока удавалось стоять и немного передвигаться без посторонней помощи, вот и все. Малейшее усилие — и он готов был свалиться в изнеможении. Даже теперь он едва дохромал до носовой палубы, а сердце уже колотилось, будто он принял неведомо какие труды.

Пока Уинтроу совершал свое долгое и тягостное путешествие вдоль корабля, занятые делами матросы на время оставляли работу, чтобы поглазеть на него, а потом с преувеличенной сердечностью поздравляли с выздоровлением. «Ну и видок у меня, — думал Уинтроу. — До чего я дошел: аж пираты шарахаются…»

Впрочем, преувеличенная сердечность была тем не менее искренней и ничуть не наигранной. Матросы в самом деле желали ему скорейшей поправки. Теперь он в самом деле был одним из них. Своим в доску.

Он одолел короткий трап, ведший на бак, вполне по-стариковски: ставил на каждую ступеньку сперва одну ногу, потом другую и подолгу отдыхал. Не только потому, что ему было тяжко физически. Мысль о том, что вот сейчас он увидит серое безжизненное изваяние, наполняла его таким потусторонним ужасом, что ноги вконец отказывались идти.

Но вот, оказавшись у поручней, он посмотрел вниз и увидел сверкающие жизнью цвета.

— Проказница! — окликнул он радостно.

Она не спеша обернулась. Грива черных волос прозмеилась по обнаженным плечам. Она улыбнулась ему. Кроваво-красные губы, острые зубы. И мерцающее золото драконьих глаз.

Уинтроу в ужасе уставился на неё. Вот так, наверное, чувствует себя человек, обнаруживший, что в любимую вселился отвратительный демон.

— Что ты с ней сделала? — спросил он затем. — Где она? Его голос сорвался. Он так вцепился в фальшборт, словно собирался силой выжать из драконицы правдивый ответ.

— Она — это кто? — невозмутимо осведомилась носовая фигура. Потом неторопливо моргнула. При этом цвет её глаз успел измениться. Став из золотого зеленым — и опять золотым. Неужели на него какое-то мгновение смотрела Проказница? Уинтроу до боли вглядывался в знакомые-незнакомые черты. Глаза продолжали мерцать, медленно, насмешливо. Алые губы кривились в дразнящей улыбке.

Уинтроу перевел дух и заставил себя говорить спокойно, ровным голосом.

— Проказница, — повторил он упрямо. — Её звали Проказница. Где она теперь? Ты что, заключила её внутри себя и не выпускаешь наружу? Или совсем уничтожила?

— Ах, Уинтроу. Глупенький мальчик. Бедный маленький недоумок, — как бы жалеючи вздохнула она. И снова уставилась вдаль, на играющую воду под солнцем. — Да её вовсе никогда не было, Проказницы твоей. Неужели так трудно уразуметь? Она была пустой оболочкой, путаницей беспорядочных воспоминаний, которые твои предки попытались мне навязать. Она не была настоящей. Её нет и никогда не было. Я не заточала её в себе и тем паче не уничтожала. Ещё не хватало! Она была чем-то вроде сна, снившегося мне некоторое время. Да, пожалуй, её можно назвать частью меня — в том смысле, в каком сновидения составляют часть спящего. Теперь я проснулась, и её больше нет. А все, что принадлежало ей, отныне мое. Включая, между прочим, тебя! — Она ничуть не попыталась смягчить эту последнюю фразу. Однако потом улыбнулась и добавила теплоты в голос, продолжив: — Впрочем, оставим пустопорожнюю болтовню. Расскажи лучше, как ты сегодня себя чувствуешь? Выглядишь ты, во всяком случае, просто молодцом! Правда, поначалу вид у тебя был — краше в гроб кладут.

Уинтроу и не спорил. Он уже видел себя в зеркале, перед которым обычно брился Кеннит. Никто не узнал бы в нем теперь розовощекого мальчика, собиравшегося стать жрецом Са. Вот уж правда святая — он достойно завершил дело, начатое отцом, если иметь в виду отрезанный палец и рабскую татуировку. Теперь его лицо, руки и торс были сплошной мозаикой багровых, белых и розовых пятен. Кое-что со временем заживет, покроется загаром и будет выглядеть почти как прежде. Но на кисти, на щеке, на лбу у края волос так, по-видимому, и останутся мертвенно-белые полосы. Уинтроу уже поразмыслил об этом и твердо решил, что ни под каким видом не позволит себе переживать по поводу своей внешности.

Если уж на то пошло, у него была масса гораздо более важных забот!

Драконица-изваяние между тем вновь отвернулась, рассматривая цепочку островов впереди. Скоро должны были начаться скалистые отмели и отвесные рифы, делавшие столь опасным пролив между Последним островом и его соседом, называвшимся Щит.

— Между прочим, я могла бы тебе объяснить, как избавиться от этих рубцов. У тебя есть это знание, но оно слишком глубоко погребено и запрятано — самому тебе не добраться. Ах, бедняжка, куда тебе, с твоей коротенькой памятью всего-то пятнадцати лет… Давай соприкоснись со мной разумом. Я тебя научу.

— Нет, — ответил Уинтроу.

— Ясно, — расхохоталась она. — Таким образом ты хочешь засвидетельствовать свою верность этой… как её… Проказнице. Не хочешь иметь со мной ничего общего! Хиленький, прямо скажем, букетик на её несуществующую могилку… но ничего лучшего тебе, право, не изобразить. Кстати, я с легкостью могу принудить тебя, если захочу. Потому что я знаю тебя так, как ты сам-то не знаешь.

Уинтроу на миг замер от ужаса: он явственно ощутил её разум, вплетенный в его собственный. Нет, она не тянулась к нему; скорее показывала, что она УЖЕ здесь и может сотворить, что пожелает. Однако она тут же сузила свое восприятие и отпустила его.

— Что ж, — сказала она, — если тебе так уж охота жить дальше уродцем — неволить не буду.

Искушение было жестоким. Он ведь отлично помнил то яростное наслаждение, с которым он сознательно управлял своим телом, заставляя его исцеляться, пока его разум спал в объятиях драконицы. А теперь он снова был жив и в полном сознании — и больше не мог погрузиться в недра собственной души столь глубоко, как требовалось для подобного управления. Могла ли она научить его делать это по собственной воле? Уинтроу жадно тянулся к новому знанию, и вовсе не ради избавления от боли и шрамов — ради самого знания. Может, она научит его и тому, как изгнать из-под кожи краску невольничьей татуировки? А там и отрезанный палец заново отрастить? И сможет ли он передать освоенную таким образом науку другим? Какая дивная тайна приоткроется роду людскому! Уинтроу всю жизнь нравилось постигать новое.

Лучшей приманки для него драконица при всем желании подобрать не могла.

— Только представь, каким целителем ты мог бы стать, — сказала она. — Подумай об этом. И уж я убедила бы Кеннита тебя отпустить. Ты смог бы вернуться в свой монастырь и предаться простой и бесхитростной службе своему Са. Ты вернул бы себе прежнюю жизнь, которую считаешь утраченной. Вообрази, как ты вновь служишь своему Богу, да притом с чистой совестью! И правда, что тебе делать здесь теперь, когда Проказница отсюда ушла?

Он почти проглотил наживку. Почти. Крылья мечты успели вознести его весьма высоко, но эти последние слова подействовали точно ушат холодной воды, вернув его, и весьма болезненно, с небес на грешную землю. «Проказница отсюда ушла… Ушла — куда?» Он негромко поинтересовался:

— Ты хочешь, чтобы и я ушел. Почему?

Она быстро покосилась на него, сверкнув золотыми глазами.

— К чему спрашивать? — осведомилась она не без раздражения. — Не об этом ли ты мечтал с того самого дня, когда тебя силой сюда приволокли? Забыл уже, как ты Проказницу этим без конца попрекал? «Если б не ты, мои родители нипочем не забрали бы меня из монастыря. Все из-за тебя!» Твои слова, помнишь? Так почему теперь ты не хочешь просто взять то, что тебе предлагают, и отправиться восвояси?

Уинтроу поразмыслил над её словами. Потом сказал:

— А вдруг то, чего я в действительности хочу, не подразумевает расставания с кораблем? — Подумал ещё и добавил: — Что-то уж очень мягко ты стелешь. Вот я и спрашиваю себя, что за корысть тебе в моем отбытии? И в голову приходит только одно: если меня здесь не будет, это некоторым образом ослабит Проказницу, так что тебе будет легче держать её под замком и не пускать наружу. Чего доброго, без меня она совсем сдастся и перестанет доставлять тебе хлопоты. Так вот. Са свидетель, я люблю её и тоскую по ней. И думаю, что ей тоже не хватает меня. А это значит, что, покуда я жив и нахожусь здесь, Проказница — или какая-то часть её — тоже жива. И ты побаиваешься, что мое присутствие может-таки вызволить её, вытащить на поверхность. Помнится, тебе не даром досталась победа над ней. Она так хотела умереть, что и тебя с собой чуть туда же не утащила. Не очень-то большой был у тебя перевес. — Уинтроу ощутил, что находится на верном пути, и продолжал увереннее: — Ты сама когда-то проговорилась, как тесно мы все трое переплетены. Погибнет один — и двоим оставшимся придется несладко. Проказница ещё живет где-то внутри тебя, а все, что живо, свято перед ликом Са. И мое служение моему Богу совершается здесь, ибо так велит мой долг перед Проказницей. Ты не заставишь меня так просто от неё отступиться. Если дар исцеления, который ты мне посулила, станет взяткой за то, чтобы я её предал, так уж лучше в шрамах ходить. Я говорю это тебе, драконица, но и она меня слышит. И она знает, что я её не предам.

— Глупый мальчишка, — хмыкнула носовая фигура. И почесала шею, всем видом изображая, как мало значения придает она, мудрая и великая, его детскому лепету. — Тебе бы фигляром быть, трагедии разыгрывать в ярмарочных балаганах. То-то все бы рыдали… Что ж, носи свои шрамы в память о той, которой никогда по-настоящему не было. Пусть хоть они станут следом, который она в этом мире оставит. А что до того, почему я хотела бы с тобой расстаться… кстати, это действительно так… Да просто потому, что предпочла тебе Кеннита. Я, знаешь ли, не лишена честолюбия, у меня есть определенные замыслы, и Кеннит гораздо больше подходит для их исполнения. Он и будет моим спутником вместо тебя. Я его, если хочешь, облюбовала.

— Облюбовала, значит? — прозвучал голос Этты. Очень спокойный голос.

Уинтроу так и подпрыгнул, драконица же лишь покосилась через плечо. Она забавлялась.

— Ага, как и ты, — промурлыкала она. И беззастенчиво обежала Этту глазами, причем её губы кривились в одобрительной усмешке. Кажется, Уинтроу для неё более не существовал; внимание деревянной красавицы было безраздельно отдано Этте. — Подойди-ка поближе, дорогая моя. Это что, шелк из Верании? Погоди, но в сочетании с твоей кожей и волосами… Никогда бы не подумала… Милочка, да ты же в нем вся сияешь, точно дорогой камень в искусной оправе!

Этта невольно потянулась рукой к мягко мерцающему темно-синему шелку своей блузы.

— Где выткали этот шелк, мне в точности неизвестно, — неуверенно проговорила она. — Кеннит подарил — вот и все.

— Нет, я решительно утверждаю, что это самая настоящая веранийская ткань. Такого великолепия нигде больше просто не делают. И потом, Кеннит наверняка дарит тебе лишь самое лучшее, тут и сомневаться не приходится. Знаешь, когда я обладала собственным телом, мне, конечно, нужды не было ни в каких тканях. Потому что моя кожа сверкала и переливалась сама по себе, как ни одно изделие человеческих рук. Тем не менее в шелках я кое-что понимаю. В мое время их так красили только в Верании. Этот цвет назывался «драконий синий»… — Она смотрела на Этту, склонив голову к плечу. — Как он идет тебе, если бы только знала! Тебе вообще замечательно подходят яркие тона. И Кеннит правильно делает, что дарит тебе серебряные украшения, а не золотые. Серебро на тебе вспыхивает и лучится, а золото… просто выглядело бы теплым, и все!

Пальцы Этты переместились к браслетам на запястье, а щеки заметно порозовели. Она даже приблизилась на шаг-другой к поручням. Потом заглянула в глаза изваянию, и, кажется, остальной мир для них на время перестал существовать. А Уинтроу против всякого ожидания ощутил острый укол ревности. Кого и к кому он ревновал? Не хотел делить с Эттой Проказницу? Или Этту желал бы удержать подальше от драконицы? Он сам не знал.

Этта чуть заметно тряхнула головой, словно разгоняя наваждение. От этого движения её гладкие черные волосы так и заплескались по плечам. Она посмотрела на Уинтроу и слегка нахмурилась.

— Тебе рано ещё так долго торчать на ветру и на солнце, — сказала она. — У тебя кожа ещё толком не зажила, а уже лупится. Полежал бы ещё хоть денек, а там видно будет. Уинтроу пристально поглядел на неё, понимая: что-то тут не так! С чего бы такое заботливое внимание? Обычно она совсем не так с ним обращалась. Без всякого там приторного сюсюканья. Он попытался прочесть ответ в её глазах, но Этта смотрела мимо.

Драконица высказалась откровеннее:

— Этта хотела бы перемолвиться со мной словечком наедине, Уинтроу. Оставь нас.

Это прозвучало как приказ, но Уинтроу не послушался.

— Я бы на твоем месте не очень-то верил всему, что она говорит, — обратился он к Этте. — И мы, кстати, ещё не докопались до правды, что же все-таки случилось с Проказницей. Помнишь легенды? Там что ни слово, то предупреждение: разговаривая с драконом, держи ухо востро! Она такого тебе наплетет! Она же знает, о чем ты больше всего…

И тут он снова ощутил в себе её разум. На сей раз — как вполне материальную дурноту. Его сердце стукнуло невпопад, потом принялось спотыкаться, на лбу выступил пот. Даже дышать сделалось трудно.

— Бедняжечка, — лицемерно пожалела его драконица. — Аж прямо шатается. Да, сегодня он ещё не в себе. Ступай, Уинтроу. Ступай, отдохни.

— Берегись, — все же выдохнул он, обращаясь к Этте. — Не позволяй ей…

Ему вконец поплохело. Желудок поднялся к горлу; Уинтроу не решался говорить, опасаясь, что его вырвет. Ещё немного — и он потерял бы сознание. А этот свет! Как он резал глаза… Уинтроу заслонил ладонью глаза и, качаясь, поплелся по направлению к трапу. Больше всего ему хотелось залечь где-нибудь в тихом темном углу и по возможности никогда больше не двигаться.

Он почувствовал себя несколько лучше, лишь добравшись до своей койки. Дурнота отступила, но взамен накатил страх. Она может сделать это с ним снова. В любой момент. Она была способна его исцелить — или вовсе убить. И как, спрашивается, он поможет Проказнице, если драконица имеет над ним подобную власть?

Уинтроу хотел было найти утешение в молитве, но и того не сумел. Он устал, он страшно устал. Он опустил голову на подушку и глубоко и крепко уснул.


Этта покачала головой, глядя ему вслед.

— Еле на ногах держится, — сказала она. — Говорила же я ему, чтобы как следует отлежался! А он вчера вечером ещё и напился. — И она отвернулась от Уинтроу, чтобы снова посмотреть в глаза носовой фигуры. Дивные золотые глаза. Такие прекрасные, искренние… и властные. — Кто ты? — спросила она, и голос прозвучал смело, хотя на самом деле Этта отчаянно робела. — Ты точно не Проказница. У той для меня за все время словечка доброго не нашлось. Ей бы волю дать, точно выгнала бы меня вон, чтобы Кеннит только ей одной принадлежал.

Улыбка алых губ сделалась шире.

— Ну вот, наконец-то. Так я и знала, что единственное разумное существо на борту окажется одного со мной пола! Нет, Этта, я не Проказница. И в отличие от неё я не намерена ни выгонять тебя с корабля, ни отбирать у тебя Кеннита. Ах, Кеннит! Подумай сама, какая может быть между мной и тобой ревность? Мы обе необходимы ему. Обе! Его притязания столь обширны, что поодиночке мы не сможем их удовлетворить. Надо нам с тобой сделаться сестрами… даже ближе сестер! Итак… Дай-ка я подберу имя, которым ты сможешь меня звать. — И драконица сузила золотые глаза, напряженно размышляя. — Ага! Молния! Зови меня Молнией!

— Молнией?

— Одно из самых моих ранних имен, в переводе с языка, которого теперь уже нет, гласило: «Зачатая во время грозы, когда ударила молния». Я просто сократила его до одного слова, ведь вы, люди, живете мгновенно и предпочитаете короткие понятия, чтобы не запутаться. Итак, зови меня Молнией!

Этта робко спросила:

— А истинное имя у тебя есть?

Молния откинула голову и заразительно расхохоталась.

— Вот так прямо взяла его тебе и сказала! Ох, милочка, если вправду хочешь, чтобы Кеннит к тебе неровно дышал, надо становиться хитрей. Нет, право, браться с невинными глазками выпытывать мои секреты — это что-то. — Тут по её чертам, вырезанным из диводрева, пробежала тень озабоченности, и она крикнула через плечо: — Эй, штурвальный! Два румба[128] вправо! Там и глубина побольше и течение благоприятнее!

У штурвала стоял Йола. Он послушался сразу, не задавая вопросов. Этта прикусила губу… Интересно, что скажет Кеннит? Некоторое время назад он отдал команде строгий приказ: всем вахтенным слушаться распоряжений корабля, как его собственных. Но это было ещё до того, как Проказница… стала другой.

Корабль слегка изменил курс — и сразу побежал легче и веселей. Этта подняла голову, оглядывая горизонт. Кеннит говорил, что они идут в Делипай, но разве это помешает ему «поохотиться» по пути? Тем более что Уинтроу уверенно идет на поправку, а значит, нет нужды отчаянно торопиться за лекарем. Да, теперь лекарь Уинтроу определенно без надобности. Эти шрамы уже никакими припарками не убрать.

— У тебя взгляд охотницы, — одобрительно заметила Молния. И тоже повернула голову, обводя глазами морскую даль. — Мы могли бы охотиться вдвоем, ты и я!

У Этты пробежал по позвоночнику хмельной, восторженный холодок.

— Ты Кенниту бы это сказала, не мне, — пробормотала она.

— Самцу? — фыркнула Молния. И рассмеялась, но смешок был отчетливо презрительным. — Уж мы-то с тобой знаем самцов. Драконий мужик знай охотится, чтобы набить себе брюхо. А когда за добычей отправляется королева, она делает это во имя сбережения всего своего рода. Этому посвящено каждое наше движение, каждый вздох… мы от рождения знаем это утробой. Все для того, чтобы продолжить наш род!

Ладонь Этты легла на плоскую поверхность живота. Даже сквозь одежду она явственно ощущала крохотную выпуклость черепа, сработанного из диводрева и украшавшего кольцо, вставленное в её пупок. Он ограждал её и от зачатия, и от скверной болезни. Долгие годы она носила его. С тех самых пор, когда заделалась шлюхой, а произошло это в очень раннем девичестве. Она привыкла к нему, оно уже казалось ей неотъемлемой частью её тела. И тем не менее последнее время кольцо определенно мешало ей и раздражало — как в плотском смысле, так и в духовном. Началось это, пожалуй, с того дня, когда на острове Других к ней попала фигурка младенца. Этта с нею не расставалась.

И кажется, её тело понемногу начинало тосковать по материнству.

— А ты сними кольцо-то, — предложила Молния. Этта так и замерла.

— Откуда ты о нем знаешь? — спросила она затем. Голос её был ровным и очень опасным.

Молния даже не покосилась на неё, продолжая озирать море.

— Да ладно тебе, — отмахнулась она. — Нос у меня, спрашивается, на что? Чтобы я да не учуяла диводрево? Сними его, говорю. Это не делает чести ни тому, частью которого оно было когда-то, ни тебе, чтобы вот так использовать диводрево.

От мысли, что крохотный череп когда-то был частью дракона, у Этты побежали по коже мурашки. Ей захотелось немедленно запустить руку под одежду и избавиться от кольца. Все-таки она сказала:

— Надо бы для начала переговорить с Кеннитом. Он скажет мне, когда мы будем готовы обзавестись малышом.

— Никогда он тебе этого не скажет, — со всей прямотой объявила ей Молния.

— Как это?

— Да ты что, подруга, умом двинулась, что вздумала мужику в таком деле довериться? Ты — королева! Тебе и решать! Самцы! Да они никогда ни к чему не готовы. Они просто не созданы для подобных решений. Видела я их… знаю небось, о чем говорю. Они заявляют тебе, что, мол, необходимо дождаться солнечных дней цветения и изобилия. Но вот изобилие наступает, а им все мало, им требуется чего-то ещё. Мы, королевы, устроены по-другому. Мы в отличие от них понимаем: когда жизнь тяжела и дичи не отыскать, вот тогда-то и надо особенно трепетно заботиться о потомстве. Нет, кое-какие решения самцам смешно доверять. — И Молния запустила в волосы пятерню, потом наградила Этту очень понимающим и, как ни странно, очень человеческим взглядом. — Никак не привыкну к волосам, — поделилась она. — Их так занятно разглаживать…

Этта почувствовала, что помимо воли расплывается в ответной улыбке, и облокотилась на поручни. Как давно уже ей не доводилось беседовать с другой женщиной. Да ещё с такой, которая выражается без обиняков… как водилось у шлюх.

— Кеннит… он не как другие мужчины, — проговорила она наконец.

— Это нам обеим известно, — прозвучало в ответ. — Нет, ты правильно сделала, что решила спариться с ним. Но останавливаться только на этом — что толку? Сними кольцо, Этта. И не жди, пока он тебе скажет, что делать. Посмотри кругом хорошенько! Он что, к каждому матросу подходит и объясняет, какой трос тянуть? Нет конечно! Если бы ему приходилось так поступать, проще было бы самому со всей работой справляться! Нет, Кеннит предоставляет каждому думать за себя. Слушай, подруга! Зуб даю, что он тебе уже намекал насчет наследника!

Этте вспомнились слова Кеннита, произнесенные, когда она показала ему фигурку младенчика.

— Намекал, — отозвалась она тихо.

— Так чего же ты ждешь? Его исчерпывающих указаний? Стыдобища!!! Ждать решения от самцов в таком деле, которое только нас, самок, касается? Это ты ему указывать должна бы, что к чему. Сними кольцо, королева!

«Королева»… Этте было отлично известно, что в устах драконицы этот титул обозначал особь женского пола, не более. Самки драконов были королевами. Как кошки — в кошачьем сообществе. И все же… И все же, когда Молния произнесла это слово, оно навело Этту на мысль, которую прежде она едва отваживалась до себя допускать. Если Кеннит в самом деле станет королем Пиратских островов, то кем же он сделает её, Этту? Быть может, просто своей женщиной. Бесправной наложницей.

Но если у неё будет от него ребенок… Тогда… Тогда, возможно…

Она вновь пугливо погнала от себя слишком высокие устремления. А рука сама собой уже скользила меж складок гладкого шелка к теплой и нежной коже живота. Крохотный череп, вырезанный из диводрева, держался на тонкой серебряной проволочке. Ободок был застегнут как булавка: на простую петельку. Этта сжала пальцы, и кольцо расстегнулось. Она вытянула его вон, осторожно высвободив крючок, и вынула руку из-под одежды. Череп ухмыльнулся ей в глаза, и Этте враз стало холодно.

— Дай мне, — сказала Молния.

Этта попросту запретила себе о чем-либо думать. Просто вытянула руку и уронила колечко в подставленную ладонь изваяния. Краткий миг оно лежало на этой ладони, сверкая на солнце серебряной проволочкой. А потом рука Молнии метнулась ко рту, как у ребенка, завладевшего вкусной конфеткой.

— Вот и нету колечка! — показала она Этте пустую ладонь, и та поняла, что сделанного уже не вернешь. Решение было принято. Окончательное и бесповоротное.

— Что же я Кенниту скажу? — проговорила она точно во сне.

— А зачем что-то ему говорить? — был ответ.


Численность Клубка росла и росла, пока он не превратился в самое грандиозное сообщество морских змей, следовавших за одним вожаком, которое когда-либо видела Шривер. Каждый день то одна, то другая часть Клубка отделялась в поисках пищи, но под вечер змеи неизменно собирались все вместе. К Моолкину стекались соплеменники всевозможных размеров и окрасов. Иные давно позабыли разумную речь, некоторые сделались бессмысленными и свирепыми хищниками. Кое у кого красовались на боках шрамы, оставленные давними несчастьями, в том числе и столкновениями с недружелюбными кораблями. Поведение неразумных порою приводило Шривер в ужас; для этих несчастных уже не существовало ни совести, ни каких-либо понятий о дружелюбии. Иные же буквально истекали глубоко запрятанной болью. Например, один змей таинственного белого цвета. Его, беднягу, снедала молчаливая ярость такой неистовой силы, что он, похоже, даже говорить не решался, опасаясь дать ей выход.

И тем не менее все они следовали за Моолкином. А когда по вечерам они сплетались все вместе, устраиваясь для сна, получалось целое поле колышущихся, словно водоросли, хвостов.

Клубок рос с каждым днем, и вместе с численностью, казалось, росла всеобщая вера в водительство Моолкина. И то сказать: вереница ложных глаз вдоль его тела теперь сияла так ярко, что казалась почти светящейся. Но и рядовым членам Клубка было чем поделиться друг с другом, и главным сокровищем были воспоминания, которые каждый по отдельности мог бы и утратить. Часто случалось, что кто-то называл некое имя или ронял слово, тотчас вызывавшее живейший отклик у остальных.

Все это было просто прекрасно, но, увы, цель путешествия и даже истинный путь, которого следовало придерживаться, ничуть не становились яснее. И щедрый обмен воспоминаниями лишь делал бесконечные поиски ещё мучительнее.

Сегодня Шривер никак не могла уснуть. Она даже выпуталась из объятий задремавших товарищей по Клубку и бесцельно поплыла по воле подводных течений, оглядывая живые «заросли» спящих змей. Разросшийся Клубок расположился на отдых в месте, казавшемся Шривер смутно знакомым. Ещё чуть-чуть — и она что-то вспомнит. Что-то очень важное. Неужели ей доводилось бывать здесь прежде?

Спустя немного времени к Шривер присоединился Сессурия. Они с ней так долго странствовали вместе и побывали в стольких переделках, что он чувствовал её настроение и без слов понимал её. Вот и теперь он молча присоединился к подруге, чтобы вместе с нею вглядываться в знакомые-незнакомые очертания морского дна. Оба широко раскрывали глаза, вбирая слабый лунный свет, проникавший в глубину океана. Шривер смотрела и смотрела, пользуясь едва заметным свечением, источаемым и змеями, и мелкой морской жизнью. Неужто ей померещилось?

— Ты права, — негромко подал голос Сессурия. И отплыл от Шривер, чтобы, медленно извиваясь, спуститься к особенно изломанному участку дна. Он медленно поводил туда-сюда головой. А потом, к полному недоумению Шривер, ухватил пастью большой клок разросшихся водорослей, вырвал их и отбросил. Снова ухватил и отбросил. И ещё, и ещё…

— Что ты делаешь? — обеспокоенно протрубила она, но он не ответил. Водоросли большими пучками разлетались в разные стороны. А потом его и вовсе как будто охватило безумие. Он упал на дно и бешено забил хвостом, разгоняя копившийся десятилетиями ил.

Змеи, спавшие поблизости, начали просыпаться, разбуженные её вскриком и бурной возней Сессурии. Одна за другой они подплывали и повисали около Шривер, глядя вниз.

Сессурия продолжал молча корчевать водоросли.

— Что это с ним? — спросил изящный синий змей.

— Не знаю, — растерянно ответила Шривер. Сессурия прекратил свои усилия столь же внезапно, как и начал, и взвился вверх — к остальным. Быстренько очистил чешую от задержавшейся грязи и в восторге обвился кругом Шривер.

— Смотри! — воскликнул он. — Ты не ошиблась! Сейчас муть уляжется, и ты увидишь… Вот… вот сейчас… Ну?!

Некоторое время Шривер не могла разглядеть ничего, кроме кружащихся придонных частичек. Сессурия прямо задыхался от предвкушения, его жабры возбужденно раздувались. Ещё миг — и худенький синий издал сумасшедший вопль:

— Я вижу его! Я узнал его! Это Страж! Только почему он здесь, в Доброловище? Этого не должно быть. Тут что-то не так!

Шривер таращила глаза, силясь что-то сообразить. То, о чем говорил синий, было настолько неожиданно, что казалось полной бессмыслицей. Страж, то есть сторожевой дракон? Мертвые драконы на морском дне? Откуда бы? Каким образом?

Но вот смутные тени, маячившие в облаке мути, начали приобретать все более определенные очертания. И Шривер увидела. Перед ней был действительно Страж. Причем самка. Она лежала растянувшись на боку, одно крыло было поднято, другое оставалось погребенным. На поднятой передней лапе три когтя были обломаны, часть хвоста торчала поблизости под очень странным углом. Статую явно повредило падение. Но как вообще она очутилась здесь, глубоко под водой? Она же всегда стояла над воротами города Ирурана?

Ещё немного — и глаза Шривер различили опрокинутую колонну. Значит, там, подальше, должен быть замечательный внутренний дворик, выстроенный Десмоло Усердным. В этом дворике он сажал удивительные растения, которые друзья драконы доставляли ему из отдаленнейших уголков мира. А дальше, за садом, виднелся обрушенный купол Храма Воды.

— Весь город… здесь весь город, — тихо проговорила Шривер.

Моолкин, появившийся неизвестно откуда, так же негромко поправил:

— Не только город. Море поглотило весь край.

Все смотрели вниз, на мертвые останки мира, жившего у каждого в недосягаемой глубине памяти. Моолкин двинулся с места и медленно поплыл вперед, трогая носом то одну, то другую руину.

— Мы плаваем, — сказал он, — там, где когда-то летали…

С этими словами он покинул дно и поднялся к сородичам. Теперь никто уже не спал; весь Клубок, пробудившись, наблюдал за медленными перемещениями вожака. Постепенно змеи собрались в живой движущийся шар, и центром этого шара был Моолкин.

Он начал танцевать, помогая словам движением тела.

— Мы стремимся вернуться домой, туда, где когда-то жили, охотились и летали. И, боюсь, сегодня мы достигли цели, которой так жаждали. Раньше, когда на глаза нам попадалась рухнувшая статуя или арка, мне всякий раз думалось, что это обрушились одно-два прибрежных здания, и не только. Но Ируран стоял в глубине материка, далеко от морских берегов! И тем не менее — вот они под нами, его затопленные руины. — Извивы сверкающего тела Моолкина словно хоронили все их надежды. — Теперь ясно, что маленьким землетрясением дело не ограничилось. Море и земля изменились до неузнаваемости. Мы разыскиваем реку, которая должна отвести нас домой, но теперь мне начинает казаться, что без провожатого, наблюдающего из поднебесья, нам никогда её не найти. Где же он, наш провожатый? Мы уже побывали на севере и на юге, но так и не обнаружили узнаваемого пути. Все слишком переменилось. Сколько бы мы ни складывали вместе разрозненные клочки наших воспоминаний, их все равно недостаточно. Мы заблудились. Наша последняя надежда — на Ту, Кто Помнит. Но даже и она может не справиться!

Зеленый красавец Теллар отважился возразить вожаку.

— Мы долго искали наделенную памятью, но так и не нашли, — прозвучал его голос. — Наши силы не беспредельны. Скажи, Моолкин, долго ли нам ещё странствовать? Ты собрал кругом себя громадный Клубок, но, сколько бы нас ни было, это крохи по сравнению с тем, каковы мы были прежде. Неужели все погибли — все Клубки, что должны были бы заполонить собой Доброловище? Неужто мы — последние остатки некогда великого племени? И неужто нам тоже предстоит умереть, так и не добравшись до цели? Может ли случиться так, что на свете больше нет ни желанной реки, ни дома, куда мы могли бы вернуться?

Он говорил нараспев, и поистине то была скорбная песня отчаяния.

Моолкин не унизился до успокоительной лжи.

— Вполне возможно, — сказал он, — что мы обречены на смерть и вместе с нами прекратится наш род. И все-таки мы не должны уйти без борьбы. Мы должны предпринять ещё одну попытку разыскать Ту, Кто Помнит, и пусть каждый сделает для этого все, на что только способен! Мы найдем провожатого. Или умрем, отыскивая его!

— Значит, мы умрем, — раздался голос, холодный и мертвый, точно потрескивание толстого льда. Это белый змей протиснулся вперед всех, чтобы самым оскорбительным образом свернуться перед носом Моолкина. У Шривер от ужаса вся грива поднялась дыбом. Она поняла: белый змей хотел заставить Моолкина убить себя. Он ждал смерти. Все глаза были устремлены на него, все ждали, что на него вот-вот падет справедливый гнев вожака.

Однако Моолкин сдержался. Лишь свился сложным узлом, давая понять, что полностью осознал нанесенное оскорбление — и запрещает кому бы то ни было вмешиваться. Вслух он ничего не произнес, но его грива встала и напряглась, насыщая воду бледным облачком ядов. Эти яды и неторопливое движение Моолкина обволакивали белого, словно сеть, и вскоре тот повис в воде настолько неподвижно, насколько это вообще возможно для живой змеи.

Моолкин так и не задал ему вопроса, но тем не менее белый стал отвечать. Его голос прозвучал горько и зло.

— Я видел Ту, Кто Помнит, и разговаривал с нею. Я был тогда диким и бессмысленным. Как любой из разучившихся говорить, что следуют ныне за нами. Она поймала меня, и крепко держала, и заставила впитывать свои воспоминания, пока я в них не захлебнулся! — И белый описал в воде быстрый круг, потом ещё и ещё, словно желая напасть на себя самого. Он крутился все быстрее. — Её воспоминания были ядовиты! Ядовиты! Такой отравы ни одна грива ещё не выплескивала. Теперь, когда я вспоминаю, какими мы были когда-то и сравниваю с тем, какими мы стали… Мне просто жить неохота! Я с радостью отказался бы от той гнусной жизни, которую мы вынуждены влачить!

Моолкин и не думал прекращать свой неторопливый, завораживающий танец. Его движения ткали незримую преграду между мечущимся белым и остальными, что висели кругом, внимательно слушая.

— Слишком поздно! — кричал белый. — Слишком много лет и зим сменили друг друга! Наше время преображения приходило и уходило много десятков раз! А у неё в памяти так и остался мир, которого давным-давно нет! Даже если мы и отыщем реку, ведущую к полям закукливания, там все равно нет никого, кто помог бы нам выстроить коконы. Все давным-давно умерли! — Он говорил все быстрей, давясь и захлебываясь словами. — Нас не ждут наши родители, готовые излить свою память в наши скорлупы. Преображенные, мы выйдем из коконов такими же глупыми, как сейчас. Да, она дала мне свою память, но говорю вам: этой памяти недостаточно! Я даже и здесь очень немногое узнаю, да и то, что мне удается узнать, расположено не так, как следовало бы. Если уж помирать, так давайте сперва разучимся говорить и утратим остатки разума. Её память не стоит той боли, которую я из-за неё испытал.

И встопорщенная грива белого змея внезапно исторгла густое облако ядов. Он сам первый всунул в это облако голову.

Моолкин сделал бросок — стремительный, как на охоте. Его золотые глаза ярко сверкнули: он сгреб белого и силой выдернул его из ядовитого облака.

— Хватит! — рявкнул вожак. Глупый белый пробовал отбиваться, но Моолкин держал крепко, стискивая его, как пойманного дельфина. — Не смей в одиночку решать за весь наш Клубок! И тем более — за весь наш народ! У тебя тоже есть долг, и ты обязан исполнить его прежде, чем окончишь свою никчемную жизнь! — Его слова были гневными, но тон, как ни странно, неожиданным образом успокаивал. Говоря так, Моолкин тоже выдохнул облако ядов, и ярко-алые, сверкающие гневом глаза белого змея постепенно померкли, сделавшись тускло-малиновыми. Яды вожака продолжали делать свое дело, и вот уже челюсти змея обмякли, лениво приоткрывшись. — Ты отведешь нас к Той, Кто Помнит, — продолжал Моолкин. — Мы уже почерпнули кое-что у серебристого подателя пищи. И готовы взять ещё таким же путем, если понадобится. Быть может, если мы присовокупим это к тому, что даст нам Та, Кто Помнит, нам окажется достаточно для спасения!

Он помолчал и очень неохотно добавил:

— Собственно, нам ничего другого и не остается.


Кеннит поворачивался туда и сюда, придирчиво разглядывая свое отражение в зеркале. На его волосах и аккуратно подстриженной бороде поблескивало лимонное масло. Завитые усы лежали безупречными кольцами, впрочем без тени легкомысленного щегольства. В ушах прохладно мерцали массивные серебряные серьги. Белоснежное кружево лежало волнами на груди, ниспадало из манжет темно-синего камзола. И даже кожаное гнездо на деревянной ноге было начищено до благородного блеска. Одним словом, Кеннит со всех сторон выглядел элегантным мужчиной, снарядившимся решительно поухаживать за капризной красавицей.

Что в некотором смысле соответствовало истине.

Минувшей ночью, после судьбоносного разговора с кораблем, ему практически не довелось уснуть. Растреклятый талисман будил его снова и снова, хихикая, бормоча и всячески уговаривая принять условия, выдвинутые драконицей. И было что-то в упорстве поганой вещицы, что наводило Кеннита на очень серьезные подозрения. Следовало ли ему доверять маленькому стервецу? Или правильней было бы, как выражались разнузданные пираты, «положить» на все его уговоры? Оттого Кеннит вместо сна крутился и вертелся в постели. И даже когда Этта присоединилась к нему и стала деликатно массировать ему шею и плечи, даже это его так и не убаюкало. Он заснул только перед рассветом, когда небо уже начинало сереть. А когда проснулся, то обнаружил, что решение успело созреть. Его собственное решение, принятое без всяких подсказок.

Он снова завоюет свой корабль. Ещё раз. Он смог это сделать однажды, сможет и вдругорядь.

И уж теперь как-нибудь обойдется без мальчишки Уинтроу и их с кораблем знаменитой взаимосвязи!

О драконах, правду сказать, Кеннит знал не особенно много. И решил сосредоточиться на том, что ему было известно доподлинно. Начать с того, что она была самкой. То бишь до некоторой степени женщиной. Значит, следовало хорошенько почистить перышки и приготовить подарки. Поможет ли подобная тактика — там видно будет.

Наведя полную и окончательную красоту, Кеннит вернулся к постели и заново осмотрел сокровищницу, устроенную в корпусе кровати. Вот прекрасный пояс, сплетенный из серебряных колец, украшенных лазуритом. Вполне подойдет ей как браслет. Если понравится, он тут же добавит два серебряных браслета, годных стать её серьгами. Этта без них как-нибудь проживет. А вот толстостенный стеклянный флакон с маслом глицинии; наверное, его везли в Калсиду какому-нибудь тамошнему изготовителю благовоний. Может, ей по вкусу придется такой аромат?

Чем ещё можно доставить чувственное наслаждение носовому изваянию корабля, Кеннит, право, не знал. Об этом он задумается попозже, если окажется, что предложенные подарки ей безразличны. Все равно рано или поздно, так или иначе он её завоюет.

Он погрузил драгоценности в изысканный бархатный кошель и пристегнул его к поясу. Он знал, что двигается лучше, если у него обе руки свободны. Выглядеть перед нею неуклюжим калекой ему совсем не хотелось.

За дверью каюты ему навстречу попалась Этта. Она шла с полной охапкой свежевыстиранного белья. Она окинула его взглядом, и её откровенное восхищение сначала слегка рассердило его, но в следующий миг он понял, что, стало быть, его старания увенчались успехом.

— Ты… — начала она почти дерзко. И улыбнулась.

— Иду с кораблем потолковать, — сообщил он ей хмуро. — Проследи, чтобы нас ни одна живая душа не побеспокоила.

— Немедленно всем скажу, — пообещала она. Её улыбка сделалась шире, и она осмелилась добавить: — Ты поступил мудро. Ты ей непременно понравишься!

— Тебе-то почем знать? — бросил он, хромая мимо.

— Я с ней тоже потолковала, — ответила Этта. — Утром сегодня. Она была со мной дружелюбна ну прямо до невозможности. И в открытую говорила, что восхищается тобой. Пусть видит, что и ты ею восхищен. Это должно пощекотать её самолюбие! Драконица она или нет, а только две бабы, как выяснилось, всегда столкуются. — Этта помедлила и добавила: — Она говорит, мы должны называть её Молния. По-моему, это имя ей очень идет. Она в самом деле как громовая стрела. От неё свет исходит. И власть.

Кеннит остановился. Потом оглянулся. И наконец сделал шаг назад, чтобы напряженно осведомиться:

— С чего бы это вы с ней вот так взяли и закорешились?

Этта задумалась, склонив голову к плечу.

— Она здорово изменилась против прежнего, вот и все, что я понимаю, — проговорила она. И неожиданно улыбнулась: — По-моему, я пришлась ей по сердцу. Она сказала, мы с ней можем быть вроде как сестрами!

Кенниту оставалось только надеяться, что его изумление не слишком отразилось у него на лице.

— Прямо так и сказала?

Его шлюха стояла перед ним с охапкой белья. И улыбалась.

— Да, так и сказала. Она говорила, что мы обе тебе пригодимся. Для удовлетворения честолюбия или что-то в таком роде.

— Ага, — буркнул Кеннит и, заново повернувшись, продолжил свой путь. Итак, кораблик уже прибрал Этту к рукам. Одно-два добрых словечка — и дело в шляпе, так, что ли, получается? Ох, не очень-то похоже на правду. Этта не какая-нибудь дурочка, чтобы бежать за всяким, кто поманит. Интересно бы знать, что именно ей посулила драконица? Власть? Богатство? А ещё интереснее, зачем бы ей понадобилось делать посулы? С какой стати драконице могла понадобиться шлюха в качестве союзницы?

Вопросы, вопросы…

Кеннит поймал себя на том, что заторопился вперед, и принудил себя замедлить шаги. Прибегать запыхавшись на свидание с драконицей, ещё не хватало. Надо успокоиться. И ухаживать за ней с этакой ленцой, ненавязчиво. Завоевать её… и тогда пускай дружит с Эттой сколько душеньке угодно. Не страшно.

Перемены бросились ему в глаза, как только он вышел на палубу. Высоко над головой, на снастях, матросы меняли парус и вовсю перебрасывались шутками. Вот Йола выкрикнул команду, и моряки бросились исполнять, сияя улыбками. Один поскользнулся, но ловко упал на руки и вскочил, весело хохоча, а носовая фигура — подумать только! — восторженным возгласом приветствовала его ловкость. Кеннит мгновенно догадался, что матрос на самом деле и не думал поскальзываться, — его падение от начала и до конца было трюком, назначенным повеселить Молнию (так, кажется, её теперь звали?). И не он один — вся команда из кожи вон лезла, радуя её своим матросским искусством. Заскорузлые пираты на головах готовы были ходить, точно безусые школьники, удостоенные девичьего внимания.

— Каким образом ты так их прельстила? — спросил её Кеннит вместо приветствия.

Она весело хихикнула, косясь на него через плечо, — обнаженное, безупречной формы.

— Этих простых людей не так уж трудно прельстить, — сказала она. — Улыбнешься, скажешь доброе слово, легонько подначишь, что, дескать, таким лежебокам слабо чуточку быстрее парус поставить. Они и попались. Совсем немножко внимания, и они для тебя готовы на все!

— Удивляюсь, однако, что ты снисходишь до них, одаряя этим самым вниманием, — сказал капитан. — Вчера вечером, помнится, ты вовсю презирала нас, ничтожных двуногих.

Она пропустила его слова мимо ушей.

— А ещё я пообещала им дичь. Добычу. И притом скоро — прежде, чем назавтра сядет солнце. Поблизости находится торговое судно, везущее пряности с островов Мангардора. Если ребята будут должным образом смотреть за моими парусами, мы скоро догоним его!

Кеннит сделал вывод, что она вроде бы примирилась со своим новым телом. Однако в подробности предпочел не вдаваться.

— Как же ты видишь это судно, — спросил он, — если оно ещё за горизонтом?

— А зачем мне видеть его? Ветер доносит запах, и мне этого довольно. Сандаловое дерево и гвоздика, хасийский перец и палочки кимори — мудрено не учуять! Подобным образом пахнет только на островах Мангардора, и только богатый купец мог завезти эти запахи так далеко на север. Мы, должно быть, скоро заметим этот корабль!

— У тебя вправду такое тонкое обоняние?

Её губы изогнулись в улыбке прирожденной охотницы.

— Добыча близка, — сказала она. — Торговец осторожно пробирается среди вон тех островов. Будь у тебя глаза вроде моих, ты бы уже его разглядел. — Потом улыбка погасла. — Я помню здешние воды… как корабль. А как драконица — нет. Со времен моего последнего полета все так изменилось… Все вроде бы и знакомо, и нет. — Она сдвинула точеные брови. — А ты знаешь острова Мангардора?

Кеннит передернул плечами:

— Мне известны Мангардорские скалы. Они бывают опасны во время туманов. Во время отлива они показываются иной раз ровно настолько, чтобы незаметно пропороть днище проходящему кораблю. Вот и все!

Молния надолго умолкла, и её молчание было отчетливо скорбным.

— Вот и все, — негромко повторила она наконец. — Вот и думай, то ли океанские воды поднялись, то ли земли, которые я так хорошо знала, потонули? Хотела бы я знать, уцелел ли мой дом. — Она помолчала ещё, потом продолжила: — Как бы то ни было, остров Других, как ты его называешь, мало переменился. Значит, кое-что из моего мира все-таки уцелело. И эту загадку я смогу разрешить, только возвратившись домой.

— Домой? — как бы невзначай поинтересовался Кеннит. — А где был твой дом?

— Это я просто так выразилась. Не бери в голову, — отозвалась она. Она по-прежнему улыбалась, но голос был холоден.

— Уж не этого ли ты собиралась пожелать, «когда время придет»? — не отступал Кеннит.

— Может, и этого. А может, и нет. Я скажу тебе, когда сочту нужным. Между прочим, покамест я что-то не слышала подтверждения, что мои условия приняты!

«Осторожно, — сказал себе Кеннит. — Осторожно».

— А я человек не из торопливых. Мне бы хотелось ещё раз не спеша все обсудить.

Молния рассмеялась.

— Нам с тобой подробно обсуждать подобную чепуху! Да знаю я, что ты со всем уже согласился. Потому что на том жизненном пути, что нам предстоит вместе пройти, у тебя выбора ещё меньше, чем у меня. Нам с тобой просто нет иной дороги, кроме как вместе. Ты ведь с подарками ко мне пришел, верно? Ты даже не догадываешься, насколько правильно ты поступил. Но я тебе и без них вот что скажу: я гораздо большее сокровище, нежели все, что ты мечтаешь добыть! Учись мечтать, Кеннит, учись, потому что как следует мечтать ты ещё не умеешь. Думал ли ты когда-нибудь о корабле, который может призвать из пучины морских змей тебе на подмогу? А ведь они послушают, если я им прикажу. Что бы ты хотел, чтобы они для тебя сделали? Остановили какой-нибудь корабль и дочиста обобрали его? А другой корабль сопроводили куда угодно и сделали его плавание безопасным? Хочешь, они проведут тебя в тумане самым опасным проливом? Или станут охранять гавань твоего города, не подпуская к нему неприятелей? Научись мечтать, Кеннит. И тогда ты с радостью примешь любые условия, которые я назову!

У него так пересохло во рту, что пришлось с силой прокашляться, прежде чем говорить.

— Щедрые предложения, — заметил он наконец. — Что же ты потребуешь от меня взамен такого, что я в силах был бы тебе предложить? Какой ответный дар будет достоин столь великих услуг?

Она хихикнула.

— Что ж, придется сказать, коли ты сам не понимаешь очевидного. Ты придаешь жизнь и дыхание моему телу, Кеннит. Ты и твои люди. Чтобы двигаться, я должна зависеть от вас. Раз уж меня угораздило оказаться заточенной в этом теле, мне требуется отважный капитан, способный снабдить меня крыльями… пусть даже и стачанными из парусины. Мне нужен смельчак, готовый понять и разделить со мной и радость охоты, и стремление к могуществу. Мне нужен ты, Кеннит. Соглашайся же! — Её голос перешел в шепот, такой тихий и вкрадчивый. — Соглашайся.

Он глубоко вдохнул и выдохнул.

— Я согласен.

Молния откинула голову и рассмеялась — словно колокольчики зазвенели. Даже ветер, казалось, усилился, преисполнившись восторга.

Кеннит облокотился на поручни. Давно уже его душа не воспаряла так высоко. Неужели все его самые сокровенные мечты в самом деле становились близки и достижимы? Протянуть руку — и взять?

Надо было что-то сказать, и он сказал:

— Уинтроу будет так разочарован… бедный малыш!

Изваяние согласно кивнуло, еле слышно вздохнув.

— Надо сделать для него что-нибудь хорошее. Может, обратно в монастырь его отошлем?

— Наверное, так будет разумней всего, — кивнул Кеннит. На самом деле его весьма удивило такое предложение Молнии, но показывать этого он не собирался. — Признаться честно, мне нелегко будет с ним расстаться. И так уже сердце изболелось, глядя, во что его превратили ожоги. Парнишка-то настоящим красавцем стать обещал!

— Вот и я говорю, что в монастыре ему будет лучше, чем здесь. Монаху особая красота ни к чему. Хотя… Давай исцелим его на прощание! Просто в качестве подарка на память. Будет смотреться в зеркало и вспоминать, что мы для него сделали!

Она улыбалась. Зубы у неё были белые-белые. Кеннит поднял бровь:

— Ты и это способна сделать?

Носовое изваяние заговорщицки подмигнуло ему.

— Это ты способен его вылечить. Я-то всего лишь корабль, а вот ты… Знаешь что? Иди к нему в каюту прямо сейчас. Положи руки ему на грудь и пожелай парню добра. А я сделаю все остальное.


Уинтроу пребывал в странном состоянии, похожем не на сон, а скорее на спячку. Все началось с того, что он попытался медитировать, и сознание начало уплывать глубже и глубже в какую-то непонятную бездну. Плавая в темноте, он лишь отстраненно беспокоился и гадал, что же это с ним приключилось. Неужели он наконец-то постиг тайну углубленного сосредоточения духа?

Он смутно расслышал, как отворилась дверь. Потом ему на грудь легли две ладони. Это были руки Кеннита. Уинтроу хотел открыть глаза, но не мог. Не мог проснуться. Что-то не давало ему выбраться на поверхность и властно «топило» его. Потом зазвучали голоса; Кеннит говорил, Этта ему отвечала. Негромко вмешался старый пират Ганкис. Уинтроу боролся изо всех сил, стараясь вернуться к реальности, но все его усилия лишь отдаляли дневной мир. Наконец он прекратил сопротивление, и тотчас же что-то протянулось к нему, коснулось его сознания. Из раскрытых ладоней Кеннита, прижатых к его груди, мощно заструилось тепло. Оно напитало кожу Уинтроу и стало проникать все глубже в его тело. Кеннит что-то тихо говорил, подбадривая его. Все жизненные силы Уинтроу внезапно полыхнули огнем. На взгляд его духовного ока дело представлялось так, как если бы скромная свечка вдруг разразилась ревущим пламенем праздничного костра. Уинтроу задышал так, словно во всю прыть бежал в гору. Сердце застучало во всю мочь, пытаясь соответствовать предельному усилию тела. Хватит! — пытался он сказать Кенниту. Пожалуйста, остановись! Однако слова наружу не шли, получился лишь мысленный крик, одиноко прозвучавший в пустой темноте.

Лишь слух не изменил ему, и он слышал изумленные и благоговейные вскрики тех, кто наблюдал, стоя вокруг. Уинтроу даже узнал голоса знакомых матросов.

— Смотрите, братцы, он изменяется!

— Ой, даже волосы отрастают…

— Чудо! Наш капитан исцеляет его! Чудо!!!

Уинтроу чувствовал, как безжалостно расходуются запасы его телесных возможностей. Наверное, у него откраивались целые годы жизни. Он понимал это, но ничего поделать не мог. Вся кожа жутко чесалась, но ему не удавалось пошевелить даже пальцем. Тело не повиновалось ему, им управлял кто-то другой. Уинтроу едва смог только всхлипнуть, и, конечно, на этот всхлип никто не обратил внимания. Процесс так называемого исцеления продолжал сжигать его изнутри. Убивал его. Мир отдалялся и исчезал. Уинтроу превращался в крохотную точку, готовую растаять во мраке.

Но спустя время он ощутил, что руки Кеннита больше не касаются его груди. И сердце утихло, прекратив свой бешеный стук. Над постелью Уинтроу раздавался чей-то голос. Далеко, бесконечно далеко. Это был голос Кеннита, звучавший изнеможенно, но гордо.

— Вот так. Пусть теперь отдохнет. Думаю, ещё несколько дней он будет просыпаться только затем, чтобы поесть. Пускай спит на здоровье. Не беспокойтесь о нем. Сон для него — лучшее лекарство. — Уинтроу слышал даже дыхание пирата, тяжелое и неровное. — Кажется, мне тоже не помешает прилечь! — продолжал Кеннит. — Я дорого заплатил, но парнишка заслужил эту награду!


Кеннит проснулся под вечер. И некоторое время лежал с закрытыми глазами, заново переживая свой триумф. Сон полностью восстановил его силы. Уинтроу же был исцелен — исцелен его, Кеннита, прикосновением. Все это видели. А сам ещё ни разу не ощущал такого могущества, как в те мгновения, когда его руки покоились на груди у мальчишки, а усилие воли стирало с кожи ожоги. Матросы, ставшие свидетелями чуда, просто благоговели. Кеннит знал: все Проклятые Берега отныне принадлежат ему. А уж Этта просто светилась восхищением и любовью. И даже талисман на запястье скалился по-волчьи, улыбаясь ему.

Мгновение полной благодати, когда кажется, будто в мире все хорошо.

— Я счастлив, — вслух сказал Кеннит. И усмехнулся: уж очень несвойственны были ему подобные речи.

Между тем ветер явно свежел. Кеннит прислушался к его завыванию в снастях, слегка удивляясь про себя. Будучи на палубе, он не заметил никаких признаков близкого шторма, да и корабль, кажется, почти не качало. Неужели драконица обладает властью даже над стихиями?

Кеннит поспешно поднялся, схватил костыль и отправился наружу. Ветер, подхвативший его волосы, дул мощно и ровно. Нигде никаких штормовых облаков, лишь пологие волны. Но пока он стоял и озирался кругом, откуда-то снова послышалось завывание ветра в снастях. Что такое? Кеннит повертел головой, определил направление, откуда шел звук, и заковылял выяснять, в чем дело.

Его поджидал немалый сюрприз. Вся команда до единого человека собралась около трапа на бак. При виде капитана матросы расступились, давая ему дорогу, и вид у них был, словно к ним пожаловало Божество во плоти. прохромав по этому живому коридору, Кеннит поднялся на носовую палубу. Странный звук послышался снова. И на сей раз он все понял.

Это пела Молния. Кеннит не видел её лица, лишь откинутую голову и черные волосы, струившиеся по плечам. В волнах вороных кудрей сияли серебро и лазурит подаренных им украшений. Она пела, и в её голосе звучали ветер и волны: от глухого низкого рева до самого тонкого воя и свиста. Никакое человеческое горло не могло бы произвести даже отдаленного подобия этих звуков. То была воистину песня ветра, и она взволновала Кеннита, как никогда и ни разу — музыка, написанная людьми. Ибо песня глаголила языком моря, а для Кеннита этот язык был родным.

А потом к голосу Молнии присоединился ещё один, добавив новые ноты, звеневшие чистым серебром. Все невольно повернули головы. Перешептывавшиеся матросы умолкли как по команде. Кеннит успел взмокнуть от страха, но все прочие чувства немедля пересилило величайшее изумление.

Из моря поднялась змея, отливавшая золотом и зеленью. Она пела, широко раскрывая пасть. И она была прекрасна. Столь же прекрасна, как и его любимый корабль.

Почему никогда раньше он не замечал этой красоты?


ПРОТИВ КОГО ДРУЖИМ? | Мир Элдерлингов. I том | Глава 12







Loading...