home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


ПРИНЦЕССА

О траве каррим в народе чьюрда говорят так: «Лист, чтобы спать, два, чтобы смягчить боль, три для быстрой смерти».


К рассвету я наконец задремал, но почти сразу же меня разбудил принц Руриск. Отдернув служившую дверью занавеску, он ворвался в комнату, размахивая полным кувшином. Свободное одеяние, развевавшееся вокруг него, выглядело как ночная рубашка. Я скатился с кровати и умудрился встать так, чтобы кровать оказалась между нами. Я был загнан в угол, болен и безоружен, не считая ножа у пояса.

— Ты ещё жив! — изумленно воскликнул он и протянул мне флягу. — Скорее выпей это.

— Спасибо, не надо, — сказал я ему, пятясь по мере его приближения.

Увидев мою настороженность, он остановился.

— Тебе дали яд, — сказал он осторожно. — Это чудо, что ты ещё жив. Тут слабительное, которое вымоет отраву из твоего тела. Прими его, и, может быть, останешься в живых.

— В моем теле не осталось ничего, что надо было бы вымывать, — тупо ответил я и схватился за стол, потому что меня начало трясти. — Я знал, что меня отравили, когда уходил от вас прошлым вечером.

— И ты ничего мне не сказал? — недоверчиво спросил он.

Он повернулся назад к двери, в которую робко заглядывала Кетриккен. Заплетенные на ночь в косы волосы принцессы растрепались, а глаза покраснели от слез.

— Опасность миновала, хотя в том и нет твоей заслуги, — сказал её брат сердито. — Пойди и сделай ему соленый бульон из вчерашнего мяса. И принеси сладкого пирога. Побольше, чтоб хватило нам обоим. И чаю. Иди, глупая девчонка.

Кетриккен убежала, словно напуганный ребенок. Руриск указал на постель:

— Пожалуйста, доверься мне и сядь, пока от твоей дрожи стол не опрокинулся. Я буду говорить с тобой откровенно. У нас с тобой, Фитц Чивэл, нет времени для недоверия. Мы о многом должны поговорить, ты и я.

Я сел не столько потому, что полностью поверил ему, сколько от страха, что иначе упаду. Без всяких формальностей Руриск тоже сел в изножье кровати.

— Моя сестра — очень порывистый человек, — сказал он мрачно — Бедный Верити, боюсь, найдет в ней скорее ребенка, чем женщину. И во многом это моя вина. Я избаловал её. Но хотя это объясняет её привязанность ко мне, это все же не извиняет отравления гостя. Особенно в канун свадьбы с его дядей.

— Сомневаюсь, что я бы обрадовался больше, случись подобное в любое другое время, — сказал я, и Руриск откинул голову и захохотал.

— Ты похож на своего отца. Он сказал бы так же, я уверен. Но я должен объяснить. Сестра пришла ко мне несколько дней назад и сказала, что ты приедешь, чтобы покончить со мной. Я ответил ей, что это не её дело и я позабочусь обо всем сам. Но как я уже говорил, она порывиста. Вчера Кетриккен увидела возможность и воспользовалась ею, совершенно не думая о том, как смерть гостя может повлиять на тщательно подготовленную церемонию свадьбы. Она думала только о том, чтобы устранить тебя, прежде чем обет свяжет её с Шестью Герцогствами и она уже ничего не сможет с тобой поделать. Мне следовало заподозрить это, когда она так быстро потащила тебя в сад.

— Травы, которые она дала мне?

Он кивнул, и я почувствовал себя дураком.

— Но после того, как ты съел их, ты так откровенно разговаривал с Кетриккен, что она начала сомневаться, правдиво ли ей тебя описали. Так что она задала прямой вопрос, но ты сделал вид, что не понял. И сестра снова начала сомневаться в тебе. Тем не менее ей не следовало ждать всю ночь, чтобы прийти ко мне с рассказом о том, что она сделала, и о её сомнениях в мудрости своего поступка. За это я приношу извинения.

— Слишком поздно извиняться. Я уже простил вас, — услышал я свои слова.

Руриск посмотрел на меня.

— Да, это тоже слова твоего отца. — Он обернулся к двери на мгновение раньше, чем вошла Кетриккен.

Как только принцесса оказалась в комнате, он задернул занавеску и взял поднос из рук сестры.

— Сядь, — строго сказал он ей, — и смотри, как можно найти другой способ разделаться с убийцей. — Он поднял с подноса тяжелую кружку и сделал большой глоток, прежде чем передать её мне, после чего снова строго посмотрел на сестру: — И если это было отравлено, ты только что убила также и своего брата. — Он разломил яблочный пирог на три порции. — Выбери одну, — сказал он мне, взял этот кусок себе и следующую порцию, которую я выбрал, отдал Кетриккен, — можешь убедиться, что с этой едой все в порядке.

— Вряд ли вы стали бы давать мне яд утром, после того как пришли рассказать о том, что я был отравлен прошлой ночью. Не могу придумать, зачем бы вам это понадобилось, — сказал я.

Тем не менее мое нёбо было настороже, ища малейшего привкуса. Но никаких посторонних привкусов не было. Это был жирный рассыпчатый пирог, начиненный спелыми яблоками и специями. Даже если бы мой желудок не был таким пустым, угощение показалось бы мне восхитительным.

— Вот именно, — сказал Руриск с набитым ртом и потом сделал глоток. — И если бы ты был убийцей, — тут он снова бросил предостерегающий взгляд на Кетриккен, — ты бы оказался в том же положении. Некоторые убийцы полезны только в том случае, если никто не знает, что они убийцы. Такой убийца был бы моей смертью. Если бы ты убил меня сейчас, если бы я умер в течение следующих шести месяцев, Кетриккен и Джонки обе взывали бы к звездам, клянясь, что я был убит. Вряд ли это хорошая основа для союза народов. Ты согласен?

Я через силу кивнул. Теплый мясной бульон в кружке почти полностью снял дрожь, а сладкий пирог был достоин быть пищей богов.

— Итак, мы сошлись на том, что, будь ты убийцей, сейчас не было бы никакой выгоды убивать меня. И безусловно, моя смерть для вас крайне невыгодна. Потому что мой отец не смотрит на этот альянс так положительно, как я. О, он знает, что это разумно. Но я считаю этот союз более чем мудрым. Я считаю его необходимым. Расскажи об этом королю Шрюду. В нашей стране жителей становится все больше, а пахотные земли не безграничны. Ради того, чтобы прокормить столько людей, приходится идти на риск. Наступает время, когда страна должна раскрыться для торговли, особенно такая каменистая и горная страна, как моя. Наверное, ты слышал, что, по обычаям Джампи, правитель — слуга народа? Что ж, я разумно служу людям. Я выдаю любимую младшую сестру замуж в другую страну в надежде получить зерно, торговые пути и товары из долин для моих людей и права на выпас в холодное время года, когда наши пастбища лежат под снегом. И за это я готов дать вам лес, огромные прямые бревна, которые нужны Верити, чтобы строить военные корабли. В наших горах растет белый дуб, такой, какого вы никогда не видели. Это то, в чем мой отец отказал бы. У него устаревшие понятия о рубке живых деревьев. И, подобно Регалу, он видит в вашей береговой линии лишь обузу, а в океане — лишь помеху. Но мне, как и твоему отцу, море представляется огромной дорогой, а ваши побережья дадут нам доступ к ней. И я не вижу ничего дурного в том, чтобы использовать деревья, вырванные ежегодными паводками и зимними бурями.

Я на мгновение задержал дыхание. Это была важная уступка. Я обнаружил, что киваю каждой его фразе.

— Итак, передашь ли ты мои слова королю Шрюду и скажешь ли ему, что лучше иметь во мне живого союзника?

Я не видел никакой причины отказаться.

— Разве ты не собираешься спросить его, хотел ли он тебя отравить? — требовательно спросила Кетриккен.

— Если он ответит «да», ты никогда не будешь доверять ему. Если ответит «нет», ты ему все равно не поверишь и будешь считать его не только убийцей, но и лжецом. Кроме того, разве не достаточно одного признанного отравителя в этой комнате?

Кетриккен опустила голову, краска залила её щеки.

— А теперь идем, — сказал ей Руриск и примирительно протянул руку. — Наш гость должен хоть немного отдохнуть до начала празднований. А нам следует вернуться в наши комнаты, прежде чем весь дворец станет изумляться, почему это мы тут носимся в ночном белье.

Они оставили меня, я улегся обратно в кровать и стал размышлять. Что это за люди, с которыми я разговаривал? Могу ли я поверить их открытой честности или это блистательная игра Эда знает в каких целях? Хотел бы я, чтобы Чейд был здесь. Все больше и больше я чувствовал, что все здесь оказалось вовсе не таким, как я ожидал. Я не мог позволить себе задремать, поскольку знал, что, если засну, ничто не сможет разбудить меня до ночи. Вскоре пришли слуги с кувшинами теплой и холодной воды, а также фруктами и сыром на деревянной тарелке. Напомнив себе, что эти «слуги» могут быть более высокого рождения, чем я, я обращался к ним с величайшим почтением, а позже размышлял, не в том ли заключается секрет этого гармоничного дома, что со всеми — и со слугами, и с лицами королевской крови — должно было вести себя с одинаковой учтивостью.

Это был день великого празднования. Входы во дворец были широко открыты, и в него стекались люди из каждой долины и лощины Горного Королевства, чтобы засвидетельствовать обручение. Выступали поэты и менестрели, приносились все новые и новые дары, включая мое официальное представление трав и их свойств. Племенное стадо, присланное из Шести Герцогств, было роздано тем, кто больше нуждался в скоте или лучше умел с ним обращаться. Один баран или бык с самкой или двумя мог быть послан как общий дар целому селению. Все подарки, будь то домашняя птица, животные, зерно или металл, были принесены во дворец, чтобы люди могли любоваться ими.

Баррич тоже был тут, и я увидел его в первый раз за много дней. Вероятно, он встал до рассвета, чтобы навести лоск на подопечных. Каждое копыто было смазано свежим маслом, в каждую гриву и хвост были вплетены яркие банты и колокольчики. На кобыле, предназначенной Кетриккен, были седло и сбруя из самой лучшей кожи, а в гриве и хвосте висело множество крошечных серебряных колокольчиков, и каждый взмах лошадиного хвоста отдавался переливчатым звоном. Наши лошади сильно отличались от маленьких лохматых скотинок горного народа и собрали вокруг себя большую толпу. Баррич выглядел усталым, но гордым, и его лошади спокойно стояли среди всего этого шума. Кетриккен долго восхищалась своей кобылой, и я видел, как от её почтительного уважения оттаивала сдержанность Баррича. Подойдя ближе, я был удивлен, услышав, что он медленно, но чисто говорит на чьюрда.

Но в этот день меня ожидал ещё больший сюрприз. Еда была разложена на длинных столах, и все обитатели дворца и гости могли свободно брать её. Многое принесли из дворцовых кухонь, но гораздо больше поставили на стол сами горцы. Они без стеснения выходили к столу и выкладывали круги сыра, буханки черного хлеба, копченое мясо, соленья или блюда с фруктами. Это было бы соблазнительно, если бы мой желудок не оставался таким чувствительным. Но на меня произвело впечатление то, как подавались блюда. Такой обмен едой между лицами королевской крови и их подданными был здесь в порядке вещей. Я заметил также, что у дверей не было никаких часовых или стражников и все смешались и разговаривали за общей трапезой.

Ровно в полдень неожиданно наступила полная тишина. Принцесса Кетриккен одна поднялась на центральный помост. Простым языком она провозгласила, что теперь принадлежит Шести Герцогствам и надеется хорошо служить этой стране. Принцесса поблагодарила свой край за все то, что он для неё сделал: за еду, которую он давал ей, за воды его снегов и рек, за воздух горных ветров. Она напомнила всем, что меняет подданство не потому, что не питает любви к своей стране, а в надежде, что это принесет пользу обеим державам.

Все сохраняли молчание, пока она говорила и спускалась с помоста, и потом праздник продолжился.

Подошел Руриск. Он искал меня, чтобы узнать, как я себя чувствую. Я сделал все, что мог, чтобы заверить его в полном выздоровлении, хотя, по правде говоря, мне очень хотелось спать. Одеяние, которое Хести выбрала для меня, было сшито по последней моде двора Шести Герцогств, но у него были крайне неудобные рукава с кистями, которые постоянно мешали мне, если я пытался что-нибудь сделать или съесть. Кроме того, оно было чересчур затянуто в талии. Мне хотелось выйти из толпы, распустить некоторые пряжки и избавиться от воротника, но я понимал, что, если сейчас уйду, Чейд нахмурится, когда я буду ему докладывать, и потребует, чтобы я каким-нибудь образом разузнал, что произошло, пока меня не было. Руриск, мне кажется, почувствовал, как я нуждаюсь в нескольких минутах тишины, потому что внезапно предложил прогуляться на его псарню.

— Позволь показать тебе, что добавление крови Шести Герцогств сделало с моими собаками всего за несколько лет.

Мы покинули дворец и коротким путем пошли к длинному деревянному строению. Свежий воздух остудил мою голову и поднял настроение. Руриск показал мне вольер, где сука присматривала за пометом рыжих щенят. Это были здоровые маленькие создания с блестящей шкуркой. Они возились и кувыркались в соломе. Щенки с готовностью подбежали к нам, абсолютно не испугавшись.

— Они от баккипских линий и не теряют след даже в ливень, — гордо сказал мне принц.

Он показал мне и другие линии, включая крошечную собачку с крепкими лапами, которая, как он утверждал, во время охоты могла залезть прямо на дерево. Мы вышли из псарни на солнце, где на охапке соломы спал старый пес.

— Спи, старик. У тебя было достаточно щенков, чтобы тебе никогда не надо было заниматься охотой, если бы ты так не любил её, — добродушно сказал ему Руриск.

При звуках голоса хозяина старый пес поднял голову и подошел, чтобы преданно прижаться к Руриску. Пес посмотрел на меня — и это был Востронос.

Я уставился на него, и его зеленые глаза встретились с моими. Я осторожно обратился к нему, и на мгновение он был только озадачен этим, а потом на меня обрушился поток тепла и разделенной любви, о которой он не забыл. Конечно, теперь он был собакой Руриска. Сила связи, существовавшей между нами когда-то, исчезла. Но вместо неё Востронос предложил мне огромную нежность и теплые воспоминания о том времени, когда мы оба были щенками. Я опустился на одно колено, погладил рыжую шкуру, с годами ставшую жесткой, и посмотрел в глаза, которые начала заволакивать пелена возраста. На мгновение вместе с физическим прикосновением вернулась прежняя связь. Я узнал, что ему нравится дремать на солнце, но что его можно почти без труда уговорить пойти на охоту, особенно если бы пошел Руриск. Я погладил его по спине и отпустил его сознание. Я поднял глаза и увидел, что Руриск странно смотрит на меня.

— Я знал его, когда он был щенком, — объяснил я.

— Баррич прислал его мне с бродячим писарем много лет назад, — объяснил мне принц. — Мы были очень счастливы, когда гуляли и охотились вместе.

— Ему было хорошо с вами, — сказал я.

Мы ушли и вернулись во дворец, но как только Руриск откланялся, я прямиком направился к Барричу. Когда я подошел, он как раз получил разрешение вывести лошадей на свежий воздух, потому что самое спокойное животное начинает нервничать в помещении, где так много незнакомых людей. Я видел, что Баррич в затруднении. Пока он будет выводить одних лошадей, ему придется оставить других без присмотра. Он устало поднял глаза, когда я подошел.

— Я помогу тебе их перевести, — предложил я.

Лицо Баррича оставалось бесстрастным и вежливым, но прежде, чем я успел заговорить, сзади раздался голос:

— Я здесь для того, чтобы делать это, хозяин. Вы можете запачкать рукава или переутомиться, работая с животными.

Я медленно повернулся, удивленный злобой в голосе Коба. Потом перевел взгляд с него на Баррича, но Баррич молчал.

— Тогда я пойду с вами, если можно, потому что хотел бы поговорить о чем-то важном. — Я намеренно выбрал официальный тон. Баррич смотрел на меня мгновением дольше.

— Отведи кобылу принцессы, — сказал он наконец, — и эту гнедую тоже. Я возьму серых. Коб, последи за остальными. Я скоро вернусь.

Итак, я взял поводья и последовал за Барричем, который вел лошадей сквозь толпу на улицу.

— Выгон в той стороне, — сказал он и не прибавил больше ни слова.

Некоторое время мы шли молча. Когда мы удалились от дворца, толпа стала значительно реже. Копыта лошадей весело стучали по земле. Мы подошли к выгону, выходившему на маленький сарай с пристроенной к нему комнатой. Минуту или две мне казалось почти естественным снова работать рядом с Барричем. Я расседлал кобылу и отер с неё пот, в то время как он насыпал для лошадей зерно в кормушку. Он подошел и встал рядом со мной.

— Она красавица, — сказал я одобрительно. — Из конюшен лорда Ренджера?

— Да, — отрезал он. — Ты хотел поговорить со мной.

Я глубоко вздохнул, потом просто сказал:

— Я только что видел Востроноса. Он в порядке. Постарел, но у него была счастливая жизнь. Все эти годы, Баррич, я считал, что ты убил его в ту ночь. Вышиб из него мозги, перерезал ему горло, удавил его — я воображал дюжину различных способов тысячу раз. Все эти годы.

Он недоверчиво посмотрел на меня:

— Ты полагал, что я мог бы убить собаку за то, что сделал ты?

— Я знал только, что он исчез. Я не мог придумать ничего другого. Я считал, что ты сделал это мне в наказание.

Он долго стоял неподвижно. Когда он снова посмотрел на меня, лицо его исказилось.

— Как же ты, должно быть, ненавидел меня!

— И боялся.

— Все эти годы? И ты никогда не узнал меня лучше, ни разу не подумал: «Он не мог так поступить»?

Я медленно покачал головой.

— О Фитц, — сказал он печально. Одна из лошадей подошла и ткнулась носом в его плечо. Баррич рассеянно погладил её. — Я думал, что ты упрямый и замкнутый. Ты считал, что с тобой поступили жестоко. Неудивительно, что у нас не сложились отношения.

— Это можно исправить, — предложил я тихо. — Знаешь, я скучал без тебя. Очень скучал, несмотря на все наши разногласия.

Он задумался, и мгновение или два мне казалось, что он улыбнется, хлопнет меня по плечу и велит пойти и привести остальных лошадей. Но лицо его окаменело, а потом стало непреклонным.

— И несмотря на все, это тебя не остановило. Ты считал, что я мог убить любое животное, на котором ты использовал Дар. Но это не остановило тебя.

— Я это вижу иначе… — начал я, но он покачал головой.

— Нам лучше расстаться, мальчик. Лучше для нас обоих. Нельзя говорить о каких-то недомолвках, если никакого понимания нет вовсе. Я никогда не смогу одобрить то, что ты делаешь, или забыть об этом. Никогда. Приходи ко мне, когда сможешь сказать, что больше ты не будешь этого делать. Я поверю твоему слову, потому что ты никогда не нарушал обещания, данного мне. Но пока нам лучше расстаться.

Он оставил меня у выгона и пошел назад, за другими лошадьми. Я долго стоял, чувствуя себя больным и усталым, и не только от яда Кетриккен. Но я вернулся во дворец, и ходил там, и разговаривал с людьми, и ел, и даже молча выдерживал издевательские торжествующие улыбки Коба.

Этот день казался длиннее любых двух из моего предыдущего опыта. Если бы не мой горящий желудок, я бы счел его волнующим и захватывающим. Весь день и ранний вечер были отданы состязаниям в стрельбе из лука, борьбе и беге. Молодые и старые, мужчины и женщины участвовали в этих соревнованиях, и оказалось, что, по поверьям горцев, выигравшего в подобной борьбе в таком торжественном случае целый год не оставит удача. Потом снова была еда, затем пение, выступление танцоров и нечто вроде кукольного представления, только разыгранное не куклами, а тенями на шелковом экране. К тому времени, как люди начали расходиться, я был более чем готов ко сну. Было огромным облегчением задернуть занавеску своей комнаты и наконец остаться одному. Я как раз стягивал с себя раздражавшую меня рубашку и думал о том, какой это был странный день, когда раздался стук в дверь. Прежде чем я успел ответить, Северенс отодвинул занавеску и вошел.

— Регал требует, чтобы ты пришел, — сказал он.

— Сейчас? — спросил я удивленно.

— Иначе зачем бы он меня прислал? — ответствовал Северенс.

Я устало натянул рубашку и вслед за ним вышел из комнаты. Комнаты Регала были на верхнем этаже дворца. На самом деле это был не второй этаж, а деревянная терраса, пристроенная у внутренней стены большого зала. Стены заменяли занавеси, и ещё было что-то вроде балкона, с которого можно посмотреть вниз, прежде чем спускаться. Эти комнаты были богаче украшены. Что-то было сделано чьюрда — яркие птицы на шелковых занавесях и янтарные статуэтки. Но большая часть гобеленов, статуй и занавесей показались мне вещами, которые Регал захотел иметь для собственного удовольствия и комфорта. Я ждал в передней, пока он принимал ванну. К тому времени, когда он выскочил ко мне в одной ночной рубашке, все, на что я был способен, это держать глаза открытыми.

— Ну? — спросил он меня.

Я тупо посмотрел на него.

— Вы меня вызвали, — напомнил я.

— Да. Вызвал. Я хотел бы знать, почему это оказалось необходимым. Я думал, что тебя хоть чему-то научили. Сколько ещё ты собираешься ждать, прежде чем доложишь мне?

Я не мог придумать никакого ответа. У меня и в мыслях не было докладывать Регалу. Шрюду или Чейду, разумеется, и Верити. Но Регалу?

— Я должен напоминать тебе о твоих обязанностях? Докладывай.

Я быстро собрался с мыслями.

— Вы хотели бы услышать обзор чьюрда как народа? Или информацию о травах, которые они выращивают? Или…

— Я хочу знать, как ты собираешься выполнять свое… поручение? Ты уже сделал что-нибудь? Ты составил план? Когда мы можем ждать результатов и каких? Я совершенно не хочу, чтобы принц рухнул мертвым к моим ногам, когда я буду не готов к этому.

Я едва мог поверить тому, что услышал. Шрюд никогда не говорил так открыто о моей работе. Даже когда он был уверен, что мы говорим без свидетелей, он ходил кругами, танцевал и предоставлял мне сделать собственные выводы. Я видел, как Северенс вошел в другую комнату, но не имел ни малейшего представления, где этот человек сейчас и насколько хорошо он может нас слышать. А Регал говорил так, словно мы обсуждали, как подковать лошадь.

— Ты наглец или дурак? — рявкнул Регал.

— Ни то ни другое, — ответил я насколько мог вежливо. — Я осторожен. Мой принц, — добавил я в надежде придать разговору более официальный характер.

— Ты глуп, а не осторожен. Я доверяю своему камердинеру, а больше здесь никого нет. Так что докладывай. Мой бастард-убийца. — Он произнес последние слова с сарказмом, как будто считал их остроумными.

Я набрал в грудь воздуха и напомнил себе, что я человек короля. И в этот момент на этом месте я был настолько близок к королю, насколько это было возможно. Я тщательно выбирал слова.

— Вчера в саду принцесса Кетриккен заявила мне, что вы рассказали ей, что я отравитель и что моя цель — её брат Руриск.

— Ложь, — решительно сказал Регал, — я не говорил ей ничего подобного. Или ты неуклюже выдал себя, или она просто пыталась подловить тебя. Я надеюсь, что ты не испортил все, выдав ей себя.

Я умел лгать гораздо лучше, чем он. Я пропустил его замечание мимо ушей и продолжал. Я сделал ему полный доклад о моем отравлении и о визите Руриска и Кетриккен ранним утром. Я дословно повторил наш разговор. И когда я закончил, Регал провел несколько минут, глядя на свои ногти, прежде чем заговорил:

— А ты уже выбрал способ и время?

Я попытался не выказать удивления.

— В этих обстоятельствах я решил, что лучше будет отказаться от выполнения этого поручения.

— Никакой выдержки, — с отвращением заметил Регал. — Я просил отца послать эту старую шлюху леди Тайм. У неё он уже был бы в могиле.

— Сир? — вопросительно сказал я.

То, что он отозвался о Чейде как о леди Тайм, почти убедило меня, что он вовсе ничего не знает. Он подозревает, конечно, но открывать Регалу Чейда — это уж определенно вне пределов моих полномочий.

— Сир, — передразнил меня Регал, и только тут я понял, что он пьян.

Физически он держался хорошо. От него не пахло, но опьянение вытащило наружу все его жалкое нутро. Он тяжело вздохнул, как будто испытывал отвращение к словам, потом бросился на покрытый одеялами и подушками диван.

— Ничего не изменилось, — сообщил он мне, — тебе было дано задание. Выполняй его. Если ты достаточно умен или хитер, позаботься, чтобы это выглядело несчастным случаем. Раз ты был таким наивно открытым с Кетриккен и Руриском, они не ждут этого. Но я хочу, чтобы дело было сделано до завтрашнего вечера.

— Перед свадьбой? — спросил я недоверчиво. — Не думаете ли вы, что смерть брата невесты может заставить её отменить празднование?

— Если и так, то только временно. Я держу её в руках, мальчик. Ей легко заморочить голову. Что будет дальше, мое дело. Твое дело — покончить с братом. Итак! Как ты это сделаешь?

— Не имею представления.

Мне казалось, что лучше ответить так, чем сообщить, что я вовсе не намерен делать этого. Я вернусь в Баккип и доложу Шрюду и Чейду. Если они сочтут, что я поступил неправильно, могут делать со мной все, что хотят. Но я помнил голос Регала, давным-давно цитировавший короля Шрюда: «Не делай ничего, что не сможешь исправить, до тех пор, пока не поймешь, чего ты уже не сможешь сделать, когда сделаешь это».

— А когда будешь иметь? — спросил он саркастически.

— Не знаю, — уклончиво ответил я, — такую вещь нельзя сделать небрежно или безрассудно. Я должен узнать этого человека, его привычки, обследовать его комнаты и изучить привычки слуг. Я должен найти способ…

— До свадьбы осталось два дня, — прервал меня Регал. Взгляд его затуманился. — Мне уже известно все то, что ты должен обнаружить. Значит, мне проще будет спланировать это для тебя. Приходи ко мне завтра ночью, и я дам тебе распоряжения. И запомни хорошенько, бастард: я не хочу, чтобы ты действовал, не поставив меня в известность. Любой сюрприз я сочту неприятным. Тебе он покажется смертельным. — Он посмотрел мне в глаза.

Я встретил этот взгляд с каменным лицом.

— Ты свободен, — сказал он мне царственно. — Доложишь мне здесь же завтра ночью. Не заставляй меня посылать за тобой Северенса. У него есть более важные дела. И не думай, что мой отец не услышит о твоей распущенности. Услышит. Он пожалеет, что не послал эту суку Тайм, чтобы обстряпать наше маленькое дельце. — Принц тяжело откинулся назад и зевнул.

Я ощутил запах вина и дыма и подумал, не перенял ли он привычки матери.

Я вернулся к себе в комнату, намереваясь тщательно обдумать мое положение и составить план, но чувствовал себя таким уставшим и все ещё больным, что заснул, как только голова коснулась подушки.


ДЖАМПИ | Мир Элдерлингов. I том | НА РАСПУТЬЕ







Loading...