home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


ПЕРЕГОВОРЫ В УДАЧНОМ

Зал торговцев успел остаться без крыши; калсидийцам выпало закончить некогда начатое «новыми купчиками». Роника осторожно пробиралась между покрытыми сажей обломками, рухнувшими на каменный пол. Деревянные части крыши догорали уже после падения, так что все стены были сплошь загажены копотью, а от шпалер и знамен, висевших здесь когда-то, остались лишь обгорелые клочья. Наверху ещё сохранялось несколько балок, обугленных до черноты. Послеполуденное небо хмурилось, грозя холодным дождем. Тем не менее торговцы из старинных семей Удачного со свойственным им упрямством настояли на общем сборе в здании, более не способном защитить их от непогоды. Это внушало Ронике невольную гордость. Вот оно, легендарное упорство потомков первопроходцев — во всей красе!

Свалившиеся бревна уже оттаскивали в сторонку, через оставшиеся попросту перешагивали. Под ногами похрустывали угли, в воздухе пахло отсыревшей золой. Огонь, уничтоживший крышу, не пощадил и столы со скамьями. Уцелело несколько стульев, но все они выглядели до того покореженными и колченогими, что Роника ни на один не отважилась сесть.

Как ни странно, необходимость стоять плечом к плечу со всеми прочими порождала в людях странное и непривычное чувство всеобщего равенства. Торговцы из старинных семейств, «новые купчики», рабы с татуированными лицами, широкоплечие рыбаки, бывшие слуги и бывшие господа… чьи-то друзья, чьи-то родственники…

Просторный зал, былая гордость Удачного, был набит битком. Те, кто не поместился внутри, устраивались на ступенях, располагались на лужайках, окружавших строение. Это были очень разные люди, но общая беда всех некоторым образом уравняла. Во всяком случае, на лицах лежала одинаковая печать горя и разорения. Сражение и пожар сделали зажиточных торговцев едва отличимыми от самых последних кухонных рабов. Все были с головы до ног в саже, в крови, в грязи, с волосами дыбом и с оружием на виду. Дети жались к родителям и соседям. Люди негромко переговаривались между собой, и, конечно, главной темой для разговоров служила драконица.

— Она на них как дохнет — они и растаяли, словно свечки в печи…

— Ударила хвостом — и корабль пополам!

— Нет, все-таки даже калсидийцы такой смерти не заслужили.

— Правда? А по-моему, надо их крошить, где ни увидим! Хоть в нужниках со спущенными штанами!

— Нет, все же драконица — это благословение Са, ниспосланное ради нашего спасения. Нужно отслужить благодарственные молебны, приготовить жертвоприношения.

Пришла и Серилла — представительница Джамелии. Хмурый и злой Роэд Керн сопровождал её, не отходя ни на шаг. Когда он неведомо по какому праву забрался на возвышение, Роника стиснула зубы и заставила себя не смотреть на него. Она-то надеялась, что Серилла порвет с ним после того вероломного нападения на представителей «новых». Ну это же надо быть такой дурой!

Госпожа Подруга стояла, опустив глаза долу, словно бы в глубоком раздумье. Одета она была гораздо изысканнее любого из собравшихся. На ней было длинное белоснежное платье из мягкой дорогой ткани, украшенное перекрещенными золототкаными лентами. Край подола успел уже соприкоснуться с золой и сажей пожарища. Платье было снабжено длинными рукавами, на плечах госпожи Подруги лежал теплый плащ, и все равно она держала руки так, словно ей было холодно.

Малявка Келтер также поднялся на возвышение, и кровь на его кожаной куртке была отнюдь не кровью крупной рыбы, убитой багром. Рядом с Келтером стояла ширококостная женщина: не только лицо, но даже и шею у неё сплошь покрывали невольничьи татуировки. Бывшие рабы избрали эту женину по имени Дайжа своей предводительницей. На ней были обтрепанные штаны и штопаная рубашка, босые ноги — сплошь в грязи. На руке выше локтя красовалась наспех наложенная повязка. Похоже, во время сражения Дайжа не теряла времени даром.

Совет торговцев Удачного был представлен Дивушетом, Конри и Друром. Роника терялась в догадках: оказались ли они последними главами Совета, оставшимися в живых? Или просто единственными, у кого хватило смелости открыто противопоставить себя Керну и его прихлебателям? Они держались поодаль от Сериллы и Роэда, и это внушало надежду. Хоть одна нить паутины выглядела оборванной!

Мингслей, как и следовало ожидать, собрался выступать от лица «новых купчиков». Его богато расшитый жилет выглядел так, словно его несколько дней не снимали. Мингслей стоял на противоположном от бывшей рабыни конце помоста. Роника крепко подозревала, что Дайже не больно-то сладко жилось у него в доме, так что у Мингслея имелись все основания бояться её теперь.

А на краю помоста, свесив ноги, восседал странно спокойный внук Роники, Сельден. И с самым озабоченным видом рассматривал обращенные к нему лица. Один лишь Мингслей осмелился подвергнуть сомнению его право здесь находиться.

«Я буду разговаривать с драконицей от имени всех, когда она возвратится, — нимало не смутившись, ответил мальчишка. — А если понадобится, то и с тобой — от её лица. Поэтому нужно, чтобы она легко видела меня поверх всех голов».

«А с чего ты решил, будто она сюда явится?» — осведомился Мингслей.

Сельден расплылся в какой-то потусторонней улыбке.

«Ну, она обязательно явится, не бойся, — сообщил он Мингслею. И неторопливо моргнул. — Сейчас она спит. После сытного обеда…»

Роника видела: когда её внук улыбнулся, чешуя у него на щеках шевельнулась, отсвечивая серебром. Мингслей вытаращил глаза, потом попятился. Ронике же показалось, будто на губах Сельдена (к её некоторому ужасу) проступала явственная синева. Как случилось, что он изменился так сильно за столь короткое время? И этот непонятный восторг, который вселяли в него драконы…

Янни Хупрус, представительница народа Чащоб, стояла за спиной Сельдена, словно собираясь его защищать. Роника была ей благодарна за это, хотя истинные намерения женщины оставались ей непонятны. Уж не потребует ли она, чтобы последний продолжатель рода Вестритов переселился к ней в Трехог? Но, с другой стороны, если Янни этого не пожелает — найдется ли ему место в Удачном?

Кефрия стояла у самого возвышения, на расстоянии вытянутой руки от своего сына, но не пытаясь к нему прикоснуться. С тех пор, как Рэйн привел к ним Сельдена, она все больше молчала. Она даже не притронулась к полоске серебряной чешуи, украсившей скулы сынишки. Сельден радостно сообщил им о том, что Малта была жива: так ему сказала драконица. Кефрия никак не отозвалась на радостную весть, и он подергал её за руку, словно желая разбудить:

«Мам, не горюй! Тинталья может запросто доставить к нам Малту! Я знаю!»

«Я подожду», — еле слышно ответила Кефрия. Теперь она смотрела на своего сына, как на привидение. Так, будто легкая поросль чешуи навсегда вычеркнула его из её мира.

Чуть позади Кефрии стоял Рэйн Хупрус. Как и Янни, он всюду ходил без вуали. Время от времени на обоих начинали пялиться самым беззастенчивым образом, но мать и сын были слишком заняты, чтобы обращать внимание и обижаться на чье-то любопытство. Сейчас Рэйн беседовал о чем-то жизненно важном с Грэйгом Тенирой. Похоже, их мнения не совпадали; спор шел очень острый, хотя и безусловно вежливый. Роника очень надеялась, что он не приведет к разрыву между друзьями… и подавно не привнесет рознь в ряды горожан. Единение следовало собирать по крупицам. Удачный не мог позволить себе потерять ни единой.

Глаза Роники скользили по лицам — таким разным, таким непохожим. Она даже улыбнулась про себя, хотя и невесело. Оттого, что Сельден начал обрастать чешуями, он не перестал быть её внуком, не перестал зваться Вестритом. Почему бы не предположить, что чешуя на его щеках была всего лишь знаком наподобие неистребимых татуировок, которые другие люди без всякого стыда носили в нынешнем — новом — Удачном? Между прочим, корабль, который Тинталья оставила без мачт, оказался под завязку набит пленниками, взятыми в городе. Большей частью спасенные оказались уже насильно татуированы: пленив врага, калсидийский воин первым делом снабжал его своей личной меткой, дабы потом, по возвращении, с выгодой продать на торгу. Захватчики бросили парусник и пленных, когда удирали прочь на уцелевших галерах. Роника крепко подозревала, что далеко, впрочем, они не ушли. Когда драконица полетела их догонять, жители Удачного на скорую руку сколотили плот и двинулись выручать обращенных в рабство сограждан. Сильные руки живо распотрошили крышки трюмных лазов, расправились с кандалами. Вот так и получилось, что отныне рабские клейма красовались на лицах у некоторых из тех, кому совсем недавно и в страшном сне не могло присниться дойти до жизни такой. Отдельным «новым купчикам», например. Быть может, хоть это вставит им ума относительно допустимости рабства?

Столпившиеся люди беспокойно переминались. Улетая в погоню за калсидийцами, драконица ко времени своего возвращения велела собраться, как она выразилась, старейшинам: «Будет разговор». Это произошло незадолго до полудня. Теперь понемногу смеркалось, а её по-прежнему не было видно. Роника вновь посмотрела на возвышение. Интересно, кто первым попытается призвать толпу к тишине? И кого горожане будут слушать охотней?

Роника почти не сомневалась, что Серилла захочет взять слово всех раньше, чтобы показать свою власть. Она ошиблась. Вперед выступил торговец Дивушет. Он высоко воздел руки, и народ сразу притих.

— Мы все собрались в Зале торговцев Удачного, и я беру на себя смелость выступить в качестве главы нашего Совета, поскольку почтенный Двиккер был подло убит. Надеюсь, мне позволят говорить первым! — Он оглядел переполненный зал, ожидая каких-то возражений, но все было тихо. И Дивушет облек в слова очевидное: — Итак, мы, все народы и все сословия Удачного, пришли сюда решить, что же нам делать теперь, когда к нам прилетела драконица!

«Настоящее вдохновение», — подумала Роника. Дивушет даже ни словом не упомянул о противоречиях, раздиравших город: собственно, из-за чего калсидийцы и устроили жителям кровавую баню.

— Она прогнала от нашего берега неприятельский флот, — продолжал Дивушет, — и оставила мокрое место от нескольких крупных отрядов грабителей, высадившихся на берег. Она улетела в погоню за их кораблями, но предупредила, что скоро вернется. Следует нам решить, как мы с нею поступим! Напомню, она очистила наш порт от вражеского присутствия. Как мы намерены отблагодарить её?

Он сделал паузу, чтобы перевести дух, и это была большая ошибка. Не меньше сотни голосов сразу заорало в ответ, и каждый, как водится, гнул свое.

— Ничего она от нас не получит! — проревел кто-то сердито.

— Сын торговца Тениры уже заключил с ней сделку, — заявил другой. — Грэйг пообещал ей, что, если она выгонит калсидийцев, мы поможем ей в каком-то важном деле. По-моему, все справедливо! Грех честному торговцу отступать от своего слова, даже если он дал его дракону!

— Нужно приготовить для неё приношения. Она ведь спасла нас! Освободила! Нужно всем миром помолиться Са, ведь это Он нам прислал такую защитницу.

— А я не торговец! И мой брат тоже не торговец! Кто-то дал какое-то слово, а мы расхлебывай?

— Убить эту тварь, и дело с концом! Вспомните легенды: драконы жестоки и вероломны! Нужно не языками молоть, а найти на неё управу!

— Ну-ка, все тихо! — проревел Мингслей. И, шагнув вперед, встал плечом к плечу с Дивушетом. Предводитель «новых купчиков» был здоровяк, каких мало, но Роника все равно удивилась, до чего зычный у него оказался голос. Он поводил глазами туда и сюда, при этом белки сверкали неестественно ярко, и Роника вдруг поняла, что это от страха. Мингслей между тем продолжал: — Некогда нам ссориться и отношения выяснять! Нужно прийти к согласию, и как можно быстрей, потому что драконица вот-вот вернется, и к тому времени у нас должно быть готово единое мнение. И вот ещё что. Я считаю, что сопротивляться ей — опасная глупость! Все вы видели, что она сотворила с кораблями в гавани и с калсидийцами, кто ей попался! Нужно её всячески ублажать, чтобы с нами не случилось того же!

— Сдается мне, кое-кто в этом зале вполне заслуживает судьбы калсидийцев, — по обыкновению недобро заметил Роэд Керн. Он протолкался вперед и угрожающе навис над Мингслеем. Тот невольно подался прочь, а Роэд обратился к собравшимся: — Не о чем спорить, вам было ясно сказано: с драконицей уже заключил сделку торговец. Торговец из старинной семьи! А посему она принадлежат нам! И уважить сделку надлежит нам, торговцам, и мы сделаем это, не особо оглядываясь на… разных пришлых, вздумавших объявить себя полноправными горожанами! Понаехали тут! Теперь, когда у нас есть драконица, мы не только от калсидийцев избавимся! Мы и «новых купчиков» очень скоро ко всем шутам выгоним, а с ними и их нечистых на руку рабов! Вы все, полагаю, уже слышали последние новости! Сатрап Касго мертв, так что помощи от Джамелии ждать не приходится. Посмотрите же наконец кругом, торговцы Удачного! Мы стоим в разоренном Зале, а за его стенами — город, обращенный в руины! Спросите себя, как до этого дошло? Мы слишком долго терпели жадных «новых купчиков», приехавших сюда в нарушение наших изначальных хартий! Они обобрали нас и ограбили, пустили нас по миру! — Роэд смотрел на Мингслея, и неприкрытая ярость кривила его губы. Сузив глаза, он продолжал: — Как, спрашиваете, отблагодарить драконицу? Я скажу вам как. Надо накормить её мясом! Она позавтракала калсидийцами — пусть поужинает остальными чужаками, которых у нас в Удачном многовато развелось последнее время.

То, что произошло дальше, явилось потрясением не только для Роники, но и, пожалуй, для всех. Ропот негодования, поднявшийся в разных концах Зала, только начал переходить в глухой рев, когда госпожа Подруга Серилла неожиданно шагнула вперед. Роэд удивленно повернулся к ней, и тогда женщина уперлась маленькой ладошкой прямо ему в грудь. И толкнула что было сил, даже зубы оскалив от предельного напряжения!

Помост был совсем невысокий, при других обстоятельствах Роэд легко спрыгнул бы вниз, но так уж получилось, что Серилла застала его совершенно врасплох. Роэд взмахнул руками, вскрикнул и рухнул прямо навзничь. Роника услышала резкий стук, с которым его голова ударилась об пол, и молодой Керн взвыл от боли. Но тем дело не кончилось: к нему бросились со всех сторон, последовала короткая схватка.

— Ну-ка все прочь! — с неожиданной силой выкрикнула госпожа Подруга, и на какой-то миг Роника решила было, что Серилла хотела за него заступиться. Но, как сразу же выяснилось, она обращалась к тем, кто поспешил Роэду на помощь. — Все прочь, не то вас постигнет та же судьба!

Сторонники Керна сочли за благо послушаться и быстренько растворились в толпе. Роэд остался один. Мужчины крепко держали его, не давая пошевелиться, кто-то заломил ему за спину руку. Скрипя зубами от боли, он все же что-то прошипел, глядя на Сериллу, — наверное, выругался. Что интересно, держали его двое торговцев: один — из старинной семьи, другой! — из «новых». Серилла кивнула им, и они потащили упирающегося Роэд а прочь из Зала. Роника проводила своего гонителя взглядом, гадая про себя, что же с ним теперь будет?

А Подруга Серилла, вскинув голову, оглядывала собравшихся, и Роника, пожалуй, впервые видела в глазах молодой женщины истинное горение духа. В отличие от многих она даже не смотрела вслед низвергнутому ею человеку. Сейчас она по-настоящему властвовала, пусть даже и временно.

— Мы не потерпим в наших рядах ни Роэд а Керна, ни тех, кто разделяет сходные убеждения, — громко объявила она. — Такие, как он, сеют рознь, когда нам как воздух необходимо единство! Он отрекается от сатрапии, как будто она пала вместе с гибелью государя. Кому, как не вам, знать, что это не так! Слушайте же меня, люди Удачного! Сейчас не так важно, жив или погиб наш сатрап. Важно то, что тяжкие полномочия власти, возложенные им на меня, по-прежнему действуют, и я не намерена подвести ни государя, ни вас, его подданных. Ибо все вы, вне зависимости от сословия и происхождения, суть подданные сатрапа и его державы. По крайней мере в этом смысле между вами нет никакой разницы! — Серилла оглянулась на тех, кто вышел вместе с ней на помост, и обратилась уже к ним: — Ступайте, вам нет необходимости быть здесь. Я вполне способна говорить с драконицей от имени всех горожан. И более того: сделка, которую я с ней заключу, обяжет всех вас до единого. Всех в равной степени и без исключений. Это ли не справедливо? Тем более что у меня нет в Удачном ни личных привязанностей, ни своего интереса!

Она почти добилась желаемого. Во всяком случае, после того, что минуту назад нес Роэд, её речи казались более чем здравыми и убедительными. Роника Вестрит видела: люди начали переглядываться. Но в это время с другого конца возвышения подала голос Дайжа.

— У нас, татуированных, во уже где сидит равенство, которого мы нахлебались по милости сатрапии и сатрапа, — сказала она. — Так что давайте лучше будем под равенством понимать что-то свое, присущее этому городу, жителями которого все считаемся. По джамелийским уложениям мы уже пробовали пожить. Они не для нас! Слишком долго чужие люди распоряжались нашим трудом и даже нашими жизнями. От лица своих братьев и сестер говорю вам: мы будем наравне со всеми участвовать в переговорах с драконицей. И дальнейшего бесправия не потерпим!

— Вот этого-то я и боялся… — перебил Мингслей. Его трясущийся палец указывал на Дайжу: — Вечно вы, рабы, все испортите! Только и способны думать о мести, больше вам ни до чего дела нет! Нимало не сомневаюсь, что вы готовы начать гневить и дразнить драконицу, только чтобы её ярость пала на головы ваших бывших хозяев. А ты думала о том, что будет с вами, когда все кончится и последние из ваших хозяев, которых здесь называют «новыми купчиками», будут истреблены? Сами-то вы от этого не изменитесь! С нами или без нас, вы так и останетесь стадом, не способным ни к какому самоуправлению и порядку! Вы же давным-давно позабыли, что такое ответственность! Доказательства? Да сколько угодно! Достаточно вспомнить все ваше поведение с тех пор, как вы предали своих законных хозяев и сбросили их власть! Вы очень быстро вновь стали теми, кем были прежде, до того, как другие люди взяли вас под опеку! Ты на себя посмотри, Дайжа. Ты была продана в неволю за воровство, а значит, вполне по заслугам. То есть ты сама выбрала свой жизненный путь и свою долю. Но ты не пожелала принять её со смирением. Твои хозяева один за другим убеждались, что ты воровка и неисправимая лгунья. Так ты стала «расписной» — твои татуировки даже на лице не помещаются, пришлось их делать на шее. Каким образом ты оказалась здесь, кто дал тебе право говорить от имени многих? Люди Удачного! Нам не следует считать рабов особым народом. Этих людей объединяет лишь то, что все они отмечены за свои преступления. С таким же успехом мы можем назвать полноправным сословием портовых шлюх или карманных воришек! Давайте прислушаемся лучше к Серилле. Она права: мы все джамелийцы, будь то члены старинных семей или мы, «новые». Давайте на этом и остановимся! От имени новых торговцев я заявляю: пускай Серилла за всех нас ведет переговоры с драконицей!

Серилла стояла очень прямо, вроде бы даже сделавшись выше ростом. Она улыбнулась, и Ронике её улыбка показалась искренней. Она смотрела чуть мимо Мингслея, улыбаясь не только ему, но и Дайже.

— Конечно, я сделаю это, я же полномочная представительница сатрапа, — сказала она. — Я буду говорить от вашего имени. От имени всех! Впрочем, мне показалось, что новый торговец Мингслей в запальчивости не вполне продуманно выбрал некоторые выражения. Не забудем о тех из нас, кто украсился рабскими татуировками вовсе не за злые деяния, а просто в калсидийском плену. Я думаю, что сегодня, чтобы выжить, Удачный должен обратиться к своим древнейшим, самым несокрушимым корням. Ведь что гласит ваша знаменитая изначальная хартия? Она же объявляет ваше побережье местом, где честолюбивые изгои всех мастей могли выковать себе новые судьбы, выстроить новые жизни, возвести новые дома! — И Серилла негромко, обезоруживающе рассмеялась. — Помилуйте, даже я, оставленная здесь хранить и употреблять власть сатрапа, оказываюсь своего рода изгнанницей! Мне ведь до конца дней уже не придется вернуться в Джамелию. Как и вы, я должна стать удачнинской горожанкой и начать новую жизнь. Посмотрите на меня! Представьте, что я воплощаю все, что вы называете «удачнинским»! Ну же! — И она оглядела толпу. — Примите меня, позвольте выразить вашу волю перед драконицей и тем самым скрепить наше новое единение!

Янни Хупрус с сожалением покачала головой и выступила вперед, требуя слова.

— Среди нас немало таких, — сказала она, — кто не захочет быть повязан ни словом сатрапа, ни вообще чьим-то словом, кроме своего собственного. Я здесь для того, чтобы говорить от имени народа Дождевых Чащоб. Позволю себе спросить, а что сама Джамелия хоть однажды для нас сделала? Столичные власти только ограничили нашу торговлю и исправно взимают половину доходов… крадут, вернее сказать. Нет, госпожа Подруга Серилла. Мне ты, прости за каламбур, не подруга. Пусть Джамелия объединяется с кем угодно, только Чащобы больше в это ярмо не полезут. А что касается драконов, то мы в них разбираемся куда как получше вас. И мы не допустим, чтобы вы прозакладывали свои головы, чтобы ей потрафить. Мой народ дал мне право говорить от своего лица, и я скажу. Я не позволю его голосу здесь затеряться.

Янни покосилась вниз, туда, где стоял её сын, и Роника почувствовала: они с Рэйном заранее подготовились к такому повороту дел. Она не ошиблась. Рэйн заговорил прямо из толпы.

— Послушайте её и поймите: доверяться дракону — смерти подобно. Необходимо ограждать свое восприятие от её внешнего великолепия, а свою душу — от её хитрых речей. Я знаю, о чем говорю: я сам стал жертвой такого обмана и слишком дорого заплатил за прозрение. Я понес утрату, которую ничем не восполнить. Я понимаю, как заманчиво узреть в драконице предивное и премудрое создание, явившееся нам на помощь прямиком из легенды. Люди, не дайте ей обмануть себя! Она желает внушить нам, будто она — высшее существо, предназначенное повелевать нами просто по праву рождения. Она ни в коем случае не лучше нас и не выше. Я же лично считаю её всего лишь животным, по некоей прихоти творения обладающим речью. — И Рэйн возвысил голос, чтобы быть услышанным всеми: — Нам тут сказали, что сейчас она спит! После сытного обеда! А вы задумывались, после КАКОГО обеда? Чьим мясом она набила себе брюхо? — Народ как-то сразу притих, и Рэйн докончил: — Здесь многие считают, что лучше уж смерть, чем новое рабство. А я так скажу: лучше погибнуть, чем стать её рабом! Или её кормом!

Он едва договорил, когда лишенный кровли Зал накрыла колоссальная тень. В следующий миг в лица людям ударил холодный вихрь, напитанный змеиным зловонием. Раздались возгласы испуга, а потом и гнева. Тень пронесшейся драконицы многих заставила искать убежища: кто-то прижался к стенам, кто-то, напротив, пытался укрыться в середине толпы. Потом пол под ногами слегка содрогнулся: Тинталья приземлилась на лужайку близ Зала. Ронике невольно подумалось: двери слишком узки для неё, не вздумала бы стену проломить!.. Как ни прочна была старинная кладка, перед напором драконицы и она вряд ли бы устояла. Тинталья поступила иначе. Она поднялась на дыбы, положив когтистые передние лапы на самый верх стены. Голова размером с карету склонилась на длинной шее, заглядывая вниз.

Тинталья фыркнула, и порыв воздуха из её ноздрей едва не свалил Рэйна Хупруса с ног.

— Итак, — сказала она, — я всего лишь животное, по некоей прихоти творения обладающее речью. Я не ослышалась? Хотелось бы послушать, каким титулом величаешь себя ты, маленький человечек? Ты, мгновенно живущий, ты, обладатель куцей памяти, — уж не собрался ли ты равняться со мной?

Люди вжимались друг в друга: каждый старался оказаться по возможности дальше от вызвавшего неудовольствие драконицы. Даже предводители на возвышении невольно прикрыли руками лица, словно боясь, что вместе с Рэйном накажут и их. Все понимали, что сейчас им предстояло увидеть его смерть.

Роника ахнула и схватилась за сердце: малыш Сельден быстро соскочил с края помоста, чтобы уже во второй раз безбоязненно встать между своим другом и разгневанной драконицей.

Все глаза были устремлены на него. Он отвесил Тинталье поклон, словно заправский придворный:

— Добро пожаловать, сияющая госпожа! Мы собрались здесь все вместе, как ты нам приказала. Мы ждали твоего возвращения, правительница небес, чтобы доподлинно узнать, какое именно дело тебе угодно нам поручить.

— Ага… понятно. — Тинталья вскинула голову, чтобы пристальнее обозреть сошедшийся люд. По Залу пронесся трепет, многие, сами того не желая, рухнули на колени. — Так, значит, вы собрались здесь не затем, чтобы злоумышлять против меня?

— Никто ни о чем подобном даже не заикался, грозная королева! — бесстрастным тоном солгал Сельден. — Мы — всего лишь люди, но мы отнюдь не глупцы. Кому могло взбрести в голову бросить вызов твоей мощи и несокрушимой броне? Наоборот, мы из уст в уста передавали рассказы о дивных подвигах, совершенных тобою сегодня. Нет никого, кто не слышал бы о твоем смертоносном дыхании, о сокрушительном ветре твоих крыл и разящих ударах хвоста! Каждый здесь вполне понимает, что, не будь явлена твоя победная мощь, наши враги ныне одолели бы нас. И это было бы поистине величайшим несчастьем, ведь тем самым они отняли бы у нас право тебе послужить!

Роника очнулась от первоначального страха и трезво спросила себя, к кому, собственно, обращался её внук? Просто ли льстил драконице? Или напоминал собравшимся в Зале, что ей мог предложить свои услуги и кто-нибудь другой вместо них? Удачный — не единственный город на свете. А вот единственным способом выжить, похоже, было уверить её, что они собрались служить ей добровольно!

От почтительных речей Сельдена огромные серебряные глаза драконицы заметно потеплели. Роника всмотрелась в их мерцающую глубину и почувствовала, как её тянет к этому существу. Тинталья в самом деле была великолепна. Перекрывавшие одна другую чешуи напоминали узорные звенья драгоценной цепи, сработанной мастером-ювелиром. Тинталья разглядывала столпившихся людей, слегка покачивая туда-сюда шеей. Это движение завораживало, Роника положительно не могла отвести взгляда. Драконица состояла из кобальта и серебра, каждый вздох заставлял сверкающие броневые пластины переливаться звездами и синевой, а выгнутая шея была изящнее лебединой… Ронике мучительно захотелось прикоснуться к Тинталье и самолично узнать, какова на ощупь её искрящаяся шкура, теплая она или холодная. Кажется, люди кругом неё чувствовали примерно то же. Они потихоньку придвигались ближе к Тинталье, зачарованные её красотой. Роника ощутила, как отпускает душу застарелое напряжение. Да, она очень устала, но это была добротная, радующая усталость, какая бывает по завершении хорошо сделанного дела.

— В том, чего я от вас хочу, нет ничего сложного, — тихо проговорила драконица. — Люди — прирожденные строители. Вы умеете рыть землю и возводить стены. Вам не привыкать изменять природу, приспосабливая её к своим нуждам. Сейчас вы измените мир ещё немного — ради меня. На реке Дождевых Чащоб есть одно очень мелкое место. Я хочу, чтобы вы отправились туда и углубили русло для прохода морской змеи. Вот и все. Вы поняли, о чем речь? Люди вышли из молчаливого транса стали переговариваться. Негромко, но с искренним удивлением. Углубить русло реки? И всего-то? И это все, о чем она просит?

— А зачем тебе это? — наконец спросил из глубины Зала какой-то мужчина. — Зачем ты хочешь, чтобы морские змеи поднимались вверх по реке?

— Морские змеи — это молодь драконов, — спокойно пояснила Тинталья. — Им необходимо достичь верховий реки и найти там особое место, где они построят себе коконы, чтобы, перезимовав в них, по весне превратиться во взрослых драконов. Когда-то, очень давно, подходящее место было рядом с вашим городом Трехогом, но теплый песчаный берег с тех пор поглотило болото. Выше по течению есть ещё отмель, которая может послужить для закукливания… если змеи смогут добраться туда. — Она помолчала, её глаза раздумчиво мерцали. — Когда они будут лежать в коконах, им потребуется охрана. Вы будете защищать их от хищных зверей до весны, пока будет длиться преображение. В давно минувшие времена этот дозор вместе несли драконы и Старшие. Старшие строили свои города как можно ближе к нашим прибрежным полям, чтобы охранять коконы до самой весны, когда яркое солнце помогало нам вылупляться. Если бы не Старшие, сумевшие затащить мой кокон к себе в город, я бы не спаслась… Вы можете выстроить поселение там, где они жили когда-то.

— В Дождевых Чащобах?.. — с ужасом спросил кто-то. — Так там же вся вода ядовитая, только дождевая и годна для питья! А землю постоянно трясет! Тот, кто долго живет в Чащобах, в конце концов сходит с ума, а дети умирают или родятся уродами, чтобы с возрастом превратиться в чудовищ!

Драконица издала странный горловой звук. Роника невольно напряглась всем телом, но потом до неё дошло: это был смех. Тинталья смеялась.

— Ничего подобного, — сказала она. — Люди прекрасно выживают в Чащобах. Тому порукой ваш город Трехог… Но надо вам знать, что за много веков до его появления вдоль реки стояли чудесные города. И они могут снова там появиться. Что касается воды, я покажу вам, как приспособить её для питья. Только земля, увы, опустилась, придется строиться на деревьях, как в Трехоге, но с этим уже ничего не поделаешь.

Тут Роника ощутила нечто вроде щекотки, только не телесной, а как бы происходившей в сознании. Как это?.. Она моргнула. К ней возвращалась былая настороженность. Оказывается, Тинталья перевела взгляд и смотрела в другой угол Зала. «Вот оно что, — решила пожилая женщина. — Надо поосторожнее с этим её мерцающим взглядом…»

Янни Хупрус, стоявшая на возвышении, заговорила. Она обращалась к драконице, и её голос дрожал, но решимости нисколько не убыло.

— Да, люди могут жить в Дождевых Чащобах, — сказала она. — И в том числе на деревьях. Но это требует навыка… и платы. Мы тому — живые свидетельства. Дождевые Чащобы — вотчина наших торговцев, и мы не позволим отнять её у нас — Янни перевела дух и продолжала: — Тем более что другим людям просто неоткуда знать, как беречься от реки, как выстроить дом на древесных ветвях, как продержаться, когда приходит время безумий… Засыпанный город, в котором мы много лет добывали сокровища на продажу, больше не существует. Придется искать иные способы прокормиться. И тем не менее Дождевые Чащобы — это наш дом, и мы не намерены его отдавать!

— Значит, вы и станете стражами на время зимы, — доброжелательно согласилась драконица. Склонила голову набок и добавила: — Вы сами не осознаете, до чего здорово вы подходите для этой задачи.

Было видно, как Янни собирает в кулак все свое мужество.

— Вероятно, мы в самом деле могли бы этим заняться, — сказала она. — Если будут выполнены некоторые условия. — Она посмотрела в толпу и, заново обретая уверенность, распорядилась: — пусть зажгут факелы! Уточнение всех деталей может занять определенное время.

— Надеюсь, не особенно долгое, — тоном предупреждения проговорила драконица.

Но Янни не так-то просто было запугать.

— То, о чем ты говоришь, — не просто задание для артели землекопов с лопатами, — продолжала она. — Для углубления русла потребуется помощь ученых и ремесленников Удачного. Нужно будет все продумать и собрать в одно место очень много рабочих. Боюсь, одного населения Трехога может и не хватить! — Голос Янни зазвучал гораздо увереннее, в нем отчетливо — для тех, кто понимал, — послышались интонации купца, договаривающегося о сделке. А в этом деле с Янни могли равняться не многие. — Возникнут неизбежные трудности, но мы, торговцы из Чащоб, к своим Чащобам привыкли… Рабочих потребуется где-то поселить и обеспечить едой. Еду необходимо привозить, значит, не обойтись без наших живых кораблей… в том числе «Кендри», похищенного врагами. Ты, конечно, ради пользы дела поможешь нам его отбить и вернуть? И не пускать врагов к устью реки, чтобы все необходимое могло беспрепятственно доставляться?

Глаза драконицы едва заметно сузились.

— Конечно, — проговорила она чуточку высокомерно. — Не сомневайся.

По всему Залу между тем зажигались факелы. Их яркий свет словно бы разом сделал темнее ночь, заглядывавшую сквозь проломленную крышу. Темнее — и холоднее. Во всяком случае, холод как-то вдруг стал заметнее. Люди начинали жаться друг к дружке в поисках тепла, от дыхания поднимался пар. Однако никто не торопился покинуть собрание. Переговоры, выработка сделок, умение торговаться — в этом была живая кровь Удачного. А нынешняя сделка обещала поистине войти в анналы истории. Кто же откажется лично поприсутствовать при её заключении?

Было слышно, как кто-то, стоявший снаружи поблизости от дверей, громким голосом пересказывал происходившее тем, кто не вместился в стены.

Чешуйчатый лоб Янни прорезала складка.

— Ко всему прочему, — сказала она, — нам придется выстроить ещё один город, выше по реке, возле «полей закукливания», как тебе их угодно было назвать. Это потребует времени.

— Времени у нас в обрез, — нетерпеливо объявила драконица. — Работы должны начаться как можно быстрее, не то змеи погибнут.

Янни развела руками:

— Если так, значит, нужно ещё больше рабочих. Возможно, понадобится даже возить их из Джамелии. За это придется платить. Где мы соберем столько денег?

— Деньги? Платить? — начиная уже как следует раздражаться, осведомилась Тинталья.

Дайжа неожиданно потребовала слова. Она шагнула на край помоста, чтобы встать подле Янни.

— Возить рабочих из Джамелии не придется, — заявила она. — Они уже здесь. Это мой народ — татуированные. Нас привезли сюда для тяжелой работы. Нам никогда ничего не платили. Я уверена, многие из нас с радостью отправятся в верховья реки и будут усердно трудиться — не за деньги, а ради новой жизненной возможности. Возможности выстроить себе дома и обрести будущее… Нам бы только пропитание и крышу над головой для начала. А дальше мы и сами справимся!

Янни всем телом повернулась к ней, в глазах жительницы Чащоб горела отчаянная надежда. Она заговорила медленно и очень раздельно — так, как обычно произносятся условия сделки.

— Чтобы поселиться в Чащобах, вы должны влиться в народ Чащоб. Вы не станете обособляться от нас— Она смотрела Дайже в глаза, но та не отводила взгляда ни от чешуи на её лице, ни от слегка светящихся зрачков. Янни улыбнулась ей. И, оглядев Зал, как бы по-новому посмотрела на бывших рабов. — Ваши дети, — продолжала она, — будут брать себе жен и мужей из нашей среды. Ваши внуки станут зваться жителями Чащоб. Повторяю, вы не сможете ни переехать, ни жить сами по себе, отдельно от нас. А жизнь у нас нелегка. Многих ждёт смерть. Понимаешь ли ты, ЧТО ты нам предлагаешь?

Дайжа громко откашлялась. И, когда Янни вновь повернулась к ней, — даже не подумала отводить глаза. Она лишь спросила:

— Насчет того, чтобы влиться… Я все время слышу, как вы себя называете «торговцами из Чащоб». Значит, и мы тоже станем… торговцами? И получим все права вашего сословия?

— Те, кто вступает в браки с торговцами из Чащоб, получают это звание и все соответствующие права. Так будет и с вашими юношами и девушками, кто войдет в наши семьи.

— А дома, которые мы себе выстроим? Они будут принадлежать нам?

— Да.

И теперь уже Дайжа устремила взор в зал, выискивая группки татуированных.

— Не этого ли вы хотели, когда вручали мне свою волю? — громко спросила она. — Дома и собственность, которую вы сможете передать своим детям! Равенство в правах со всеми соседями! Так вот, жители Чащоб именно это нам и предлагают. И честно предупреждают о трудностях, которые нас ждут. Я говорила от вашего имени, но решать каждому за себя!

Кто-то из бывших рабов спросил:

— А если кто не захочет ехать в Чащобы? Что будет с ним?

Вперед шагнула Серилла.

— Заявляю от имени сатрапа, что отныне и навеки никакого рабства в Удачном не будет. Татуированные останутся татуированными — не более, но и не менее. Дать им равное положение с торговцами я не могу, ибо это противоречило бы изначальной хартии Удачного. Но издать указ, согласно которому, во исполнение первородных законов Удачного, Джамелийская сатрапия не будет признавать ни рабства, ни претензий от владельцев рабов, оказавшихся в Удачном, — я вполне полномочна. — И Серилла довершила несколько театрально, почти прошептав: — Татуированные! Отныне вы свободны.

— А мы и были! Причем всегда! — испортил торжественность момента чей-то выкрик с места.

Мингслей сделал последний заход, стараясь отстоять некие выгоды для своих «новых»:

— Но те, кого мы называем подневольными слугами, они, конечно, сюда не относятся?

Его поползновение пресекли сперва возмущенные крики толпы, а потом и рык драконицы.

— Хватит! — громогласно заявила Тинталья. — Мелкие дрязги будете утрясать в другой раз. Мне дела нет до того, какого цвета ваша кожа или как вы себя называете, — доколе это не влияет на исполнение работы. — Она посмотрела на Янни Хупрус. — Используй тех знатоков горного дела из Удачного, которые могут понадобиться тебе. Чернорабочих, как я понимаю, и так хватит. Я же завтра полечу в море — вызволять «Кендри». Я также разыщу остальные ваши живые корабли и отправлю их к вам. И я обещаю, что до самого окончания работ ни один неприятельский корабль не вторгнется в воды между Трехогом и Удачным. Теперь, надеюсь, все решено?

Небо успело совершенно погрузиться во тьму, драконица в факельном свете переливалась глубокой синевой и серебром. Её голова раскачивалась где-то там, высоко: она ждала людского согласия. Отблески пламени мерцали и переливались на её чешуе. Ронике казалось, будто она угодила в волшебную сказку, сподобилась присутствовать при удивительном чуде… Уймища нерешенных проблем Удачного, одна другой насущнее, тех самых проблем, которые совсем недавно виделись Ронике судьбоносными, вдруг предстали воистину мелкими дрязгами, даже не стоившими обсуждения. Тинталья изрекла величайшую правду, назвав людей «мгновенно живущими». Так есть ли разница, что произойдет за столь краткое время? И совсем другое дело — сослужить службу Тинталье, помочь возродить племя драконов. Вот тогда можно будет уйти в небытие с мыслью, что даже твоя ничтожная жизнь смогла как-то прозвучать в кругах и судьбах этого мира.

Люди в Зале переговаривались, отовсюду многоголосо наплывало слово «да». Роника ощутила, что и сама кивает головой — медленно, торжественно.

— Малта, — тихо проговорила рядом с ней Кефрия. Это слово отвлекло Ронику от почти праздничных размышлений о великом и прекрасном. И не только её. В их сторону сразу повернулось несколько голов, это движение начало распространяться, как круги на воде спокойного пруда, в который бросили камешек. А дочь Роники набрала побольше воздуха в грудь и повторила уже громче: — Малта!

Драконица тоже обернулась к ним, взгляд у неё был недовольный.

— Что там ещё? — осведомилась она.

Кефрия шагнула ей навстречу, шагнула упрямо, враждебно.

— Малта! — выкрикнула она. — Так звали мою дочь, и мне сказали, что ты заманила её на погибель! А теперь волею каких-то злых чар мой сын, мое единственное оставшееся дитя, стоит перед тобой и поет тебе славу! И весь мой народ кивает и улыбается тебе, словно стайка детей, привлеченных яркой игрушкой!

Слушая эти слова, Роника ощутила странное движение души. Да как смеет Кефрия подобным тоном обращаться к прекрасному и доброжелательному существу, к той, что сегодня спасла весь их город…

К той, что была повинна в гибели Малты.

Роника даже затрясла головой, чувствуя, что не вполне понимает, на каком свете находится. Так бывает, когда пробуждаешься от очень крепкого сна.


— Но мам… — начал было Сельден, ловя мать за руку. Кефрия решительно отставила сынишку в сторонку, так чтобы в случае чего ему грозило поменьше опасности, и продолжала говорить. Зрелище людской толпы, столь легко и покорно пошедшей на поводу у драконицы, словно бы разбило лед, сковавший её сердце. Боль и гнев огненной лавой хлынули наружу.

— Я не купилась на твое мнимое величие! — кричала она. — Я лишь обдумываю, как бы по заслугам отомстить тебе, чудище! Я не намерена поклоняться тебе, потому что ты бросила мою дочь умирать, и, если в твоих глазах это преступление, так лучше убей меня прямо сейчас. Ну, давай, дохни на меня, так чтобы у меня мясо слезло с костей! Я готова, и пусть это откроет глаза моему сыну и всем, кто приготовился ползать перед тобой на брюхе! — Эти последние слова вылетели подобно плевку. Кефрия оглянулась на горожан: — Рэйна Хупруса вы слушать не захотели. Смотрите же! И убедитесь сами, что на самом деле представляет собой предмет вашего поклонения.

Драконица отдернула голову, погрузившись в темноту, и стало видно бледное свечение её серебряных глаз. Громадные челюсти угрожающе распахнулись для смертоносного выдоха. Но Кефрию было уже не сломить. Она даже не опустила взгляда.

Сельден, пораженный ужасом, не знал, на кого и смотреть: на драконицу или на мать. Кефрия видела это, и её больно ранило то, что сын никак не мог сделать свой выбор. Она стояла как вкопанная, готовая принять свою судьбу.

Люди подались в стороны, теснясь к стенам — подальше от обреченной.

Драконица сделала вдох и…

Оттолкнув кого-то с дороги, к Кефрии подошла и встала подле неё её мать. Женщины взялись за руки, бесстрашно глядя вверх, на чудовище, забравшее жизнь Малты и душу Сельдена.

— Верни мне моих детей! — крикнула Кефрия. — Или забери мою жизнь!

Выбравшись из плотной толпы, к ним бросился Рэйн Хупрус. Он хотел оттолкнул бунтовщиц прочь, и Кефрия, отлетев в сторону, упала на колени и потянула за собой Ронику. С помоста донесся вскрик Янни Хупрус, полный ужаса и отчаяния, ибо Рэйн в одиночестве стоял в опустевшем центре Зала, там, где только что находились Кефрия с Роникой.

— Бегите, — сказал им Рэйн тоном приказа. Потом вскинул голову, и его обросшее чешуей лицо исказила ярость. — Тинталья! — взревел он. — Остановись!

В его руке блеснул обнаженный меч.

Как ни странно, драконица замерла. Так и застыла с настежь разинутой пастью. На кончике одного из бесчисленных зубов возникла одинокая капелька жидкости. Она сорвалась и упала на каменный пол. Камень задымился и зашипел, в нем начало возникать крохотное отверстие.

Конечно же, остановил Тинталью не Рэйн с его пустыми угрозами. Просто впереди него тихо возник Сельден. И, задрав голову, обратился к Тинталье.

И то, что он сказал, пролилось на душевные раны Кефрии сущим бальзамом.

— Не трогай их! Пожалуйста! — взмолился мальчишка. Куда только подевались его повадки маленького царедворца! — Пожалуйста, драконица, пощади их! Это моя семья, и они мне дороги не меньше, чем тебе — твои родичи! Мы всего-то хотим, чтобы моя сестра к нам вернулась! Ты так сильна и могущественна, неужели тебе трудно сделать нам такое благодеяние? Ты можешь вернуть её к нам?

Рэйн сгреб Сельдена за плечи и бросил его в руки к матери. Кефрия молча прижала сына к себе. Это вправду был её сын, чешуя там, не чешуя. Она крепко обняла его и ощутила, как ладонь Роники плотнее обхватила её руку.

Вестриты держались вместе — и будь что будет!

— Никто не в силах вернуть мертвую, Сельден, — в гробовой тишине проговорил Рэйн. — Просить бесполезно, потому что Малта мертва. — Он смотрел вверх, на Тинталью, и случайная игра факельного света вдруг придала его лицу удивительно драконьи черты. — Кефрия права! — сказал он. — Меня ты не обманешь, как и её. Что бы ты ни сделала для Удачного или пообещала сделать в дальнейшем, я хочу, чтобы все увидели тебя такой, какова ты есть, без прикрас! Может, тогда другие не поддадутся твоим чарам! — Он оглянулся на горожан и широко развел руки: — Услышьте меня, люди Удачного! Она околдовала вас, ослепила своим великолепием! А на самом деле ей нельзя ни верить, ни тем более доверять! Она и не подумает выполнять данные вам обещания! Она дождется удобного момента — и попросту отбросит все договоренности, заявив, что столь величественное создание, как она сама, не может быть связано словом, данным ничтожным козявкам вроде нас! Если вы поможете ей, вы возродите себе на голову целую расу бессердечных тиранов! Лучше дайте ей отпор прямо сейчас, пока она ещё одинока!

Тинталья взревела так, что сами звезды небесные, не иначе, покачнулись от её крика. Кефрия невольно отшатнулась, но даже и теперь никто из Вестритов не побежал. Драконица оторвала передние лапы от верха обломанных стен и с такой силой обрушила их обратно, что сверху вниз ринулась длинная извилистая трещина.

— Как же ты мне надоел! — прошипела Тинталья, обращаясь к Рэйну. — Ты говоришь, я лгу! Ты произносишь ядовитые слова, чтобы отравить умы своих ближних и направить их против меня! Я, значит, лгу? Я нарушаю данное слово? Сам ты ничтожный лгунишка, вот что! Посмотри мне в глаза, человечек! И узри правду!

Её голова метнулась вниз и вперед, прямо к нему. Рэйн, вооруженный мужеством отчаяния, не двинулся с места. Роника ухватила дочь и попыталась оттащить её подальше, но Кефрия не сделала ни шагу. Она крепко держала Сельдена, тянувшегося к драконице. Все вместе они походили на скульптурную группу, олицетворявшую страх, любовь, несбыточную надежду. Потом Кефрия услышала, как Рэйн с шумом выдохнул… и не вдыхал больше. Серебряные глаза драконицы мерцали совсем рядом — быстро-быстро, завораживающе. Тинталья не прикасалась к Рэйну, но он сам, напротив, вдруг потянулся к ней, причем все его мышцы страшно напряглись, как если бы он боролся с некоей неодолимой силой. Кефрия тронула его за руку и с испугом ощутила, что его тело затвердело, как каменное. Лишь губы двигались, но и они не издавали ни звука.

А потом глаза Тинтальи внезапно перестали мерцать, и Рэйн тут же рухнул на стылый каменный пол, словно кукла-марионетка с перерезанными нитками. И распростерся, не шевелясь.


Откуда ему было знать, что она способна вот так, без малейшего усилия, коснуться его разума и завладеть им? Глядя ей в глаза, он ощутил её вмешательство в свои мысли, услышал её голос. «Глупый, маловерный двуногий! — Тинталья вложила в эти слова всю бездну презрения. — Не смей судить меня по себе! Я не предавала тебя. Ты винишь меня только потому, что не сумел разыскать свою самку, и какое тебе дело, что к тому времени я уже сдержала свое обещание! Я не могла забрать Малту из лодки. Все остальное, что было в моих силах, я сделала. И оставила тебя довершать спасение Малты, но ты не справился. Ты, а не я! Так за что же ты меня попрекаешь? Это твоя неудача, только твоя, несчастный маленький самец. А что касается лжи, в которой ты меня обвиняешь… Ну-ка, раскрой свою душу. Соприкоснись со мной и пойми наконец, что я говорю правду. Твоя Малта жива!»

Прежде Рэйну два раза доводилось соприкасаться душами с Малтой. Им подарила единение таинственная сила сновидческой шкатулки, наполненной тончайшим порошком диводрева. Она совокупила их мысли, так что им приснился один и тот же сон. Это был хороший сон. Во всяком случае, память о нем до сих пор заставляла его кровь быстрее бежать по жилам. В тот раз ему довелось узнать Малту совсем особенным образом. Помимо запаха, осязания и даже вкуса её губ было что-то ещё… что-то такое, что запечатлело в его памяти самую суть любимой.

И вот теперь его разумом завладела драконица. Завладела, не очень-то спрашивая, хотел он того или нет. Он боролся, как только мог, пока не почувствовал, что при посредстве Тинтальи соприкасается с кем-то третьим. Ощущение было далеким и слабым, словно тонкий аромат, принесенный дуновением ветерка. И все-таки он не мог ошибиться. Он узнал Малту. Благодаря Тинталье он чувствовал её присутствие, но прикоснуться не мог. Примерно то же, что увидеть знакомый силуэт сквозь занавеску окна, или, войдя в комнату, обонять её запах, или уловить ладонью остатки тепла на опустевшей подушке. Рэйн отчаянно устремился навстречу, но коснуться плоти так и не смог. Лишь почувствовал усилия Тинтальи, ни дать ни взять выпутывавшей след Малты из целого клубка чьих-то мыслей и чувств. Присутствие девушки то ощущалось явно и сильно, то уплывало куда-то в глубину воспоминаний о ветре, дожде и соленой воде.

«Где она? — мысленно закричал Рэйн, обращаясь к драконице. — Как она там?»

«Этот орган чувств не может дать мне сразу столько ответов! — презрительно отозвалась Тинталья. — Ты бы сам попробовал уловить запах звука. Или попробовать на вкус солнечный свет! Это чувство связи, отнюдь не предназначенное, чтобы ты знал, для связи человека и дракона. Ко всему прочему ты лишен способности отвечать, поэтому она не догадывается о твоем стремлении к ней. Я же могу лишь сообщить тебе, что она жива, а где она и что с нею — уволь. Ну что? Убедился? Или по-прежнему будешь обвинять меня во лжи?»


— Я верю… верю! Малта жива! Жива… — хрипло прошептал Рэйн. По этому шепоту, напоминавшему предсмертный, трудно было сразу сказать, что снедало его: жуткая мука или такой же жуткий восторг.

Янни Хупрус уже соскочила с помоста и теперь, безжалостно работая локтями, пропихивалась сквозь толпу, чтобы припасть на колени подле сына.

— Что она с ним сделала? — крикнула Янни, обращаясь к Сельдену.

Кефрия молча смотрела на них. Её сверлила довольно праздная мысль: догадывалась ли Янни о своем сходстве с драконицей? Тонкая чешуя на её лбу и губах, неярко светящиеся глаза (это было очень заметно в факельном свете) лишь подчеркивали эффект. Стоя на коленях над Рэйном, Янни ещё и смотрела на сына в точности так же, как Тинталья со своей высоты — на них обоих. «Да она сама наполовину драконица, — подумалось Кефрии. — И ещё спрашивает!»

Сельден тоже стоял на коленях, но смотрел не на Рэйна, а — зачарованно и восторженно — на Тинталью. Его губы шевелились, словно творя молитву.

— Не знаю, — ответила Кефрия вместо сына. Между тем жених её дочери наконец зашевелился. Он тоже здорово смахивал на дракона и тем не менее только что рисковал жизнью, чтобы спасти их с Роникой. Значит, сердце у него было по-прежнему человеческое. Кефрия посмотрела на своего сынишку, все так же не отводившего глаз от драконицы. Свет играл на чешуе, украсившей его скулы. И при этом он был готов заслонять собой семью от гнева Тинтальи. Он был по-прежнему сыном Кефрии… и некоторым образом ей хотелось сказать то же о Рэйне. Она бережно положила руку ему на грудь.

— Ты полежи, — сказала она. — Все будет хорошо. Просто полежи пока смирно.

Драконица задрала голову к небесам и торжествующе протрубила.

— Он поверил мне! Самый неверящий — поверил! Теперь вы убедились, люди Удачного: мне не свойственна ложь! Идемте же. Скрепим сделку, о которой договорились, и завтра для каждого из нас начнется новая жизнь!

Но Янни неожиданно вскочила на ноги.

— Я не могу согласиться, — сказала она. — Никаких сделок, пока я доподлинно не выясню, что ты сотворила над моим сыном!

Тинталья мельком покосилась на Рэйна.

— Я всего лишь просветила его, торговец Хупрус, вот и все. Думаю, более он не усомнится во мне.

Тут чешуйчатая рука Рэйна впилась в запястье Кефрии.

— Она жива! — сообщил он ей. Глаза у него были дикие. — Малта в самом деле жива! Я соприкоснулся с ней душами через драконицу.

Кефрия услышала, как рядом с ней тихо, судорожно всхлипнула Роника, но сама никак не могла обрести твердой надежды. В самом деле, как отличить правду от наваждения, созданного Тинтальей?

Медные глаза Рэйна блеснули белками: он собрался с силами и сел на полу.

— Заключай с Удачным любую сделку, какая только тебе по душе, Тинталья, — выговорил он негромко. — Но прежде давай договоримся с тобой кое о чем. — Его голос сделался ещё тише. — Ибо ты вручила мне последний кусочек разбитой мозаики. — Он вскинул глаза и сказал: — Я начинаю думать, что могли уцелеть и другие драконы, такие же, как ты.

Тинталья так и замерла при этих словах. Потом уставилась на Рэйна, раздумчиво склонив голову набок. И наконец коротко спросила:

— Где?

Но прежде, нежели Рэйн успел раскрыть рот для ответа, с помоста спустился Мингслей. И встал между ним и драконицей, чтобы возмутиться:

— Это нечестно! Эй, послушайте меня, горожане! С каких это пор жители Чащоб начали выступать от имени всех и решать тоже за всех? Нет, так не пойдет! Да ещё и этот парень вздумал ставить под сомнение нашу сделку из-за своих, видите ли, сердечных дел! Не потерпим!

— Сердечные дела? — подскочил к нему Сельден. — Речь идет о жизни моей сестры! — И оглянулся на драконицу. — Сестра дорога мне не меньше, чем любая из змей — тебе, Тинталья. Прошу тебя, покажи им всем, что в твоих глазах желание моей семьи обрести Малту столь же велико, как и твоя собственная нужда спасти свой род!

— Тихо вы все! — рявкнула Тинталья, наклоняя голову поверх стены. Точно рассчитанный толчок носом распластал Мингслея на полу. Драконица же смотрела только на Рэйна. — Другие драконы? Ты видел их?

— Ещё нет, но я мог бы найти их для тебя, — был ответ. Рэйн вроде бы чуть улыбался, но глаза оставались очень серьезными. — В случае, если ты сделаешь то, о чем тебя просит Сельден. Покажи, что понимаешь: наша родственная тяга друг к другу важна не менее, чем твоя — для тебя самой!

Драконица отдернула голову, её глаза полоумно вспыхивали, ноздри широко раздувались. Она заговорила сама с собой:

— Другие драконы. Где? Где?

Рэйн улыбнулся уже в открытую.

— Могу без опаски рассказать тебе. Все равно для того, чтобы их откопать, понадобится людской труд. Дело вот в чем: если Старшие сумели затащить драконьи коконы в один свой город, значит, очень возможно, что и в других городах они поступили сходным образом! Ну что, по рукам? По-моему, это честный торг! Ты вернешь мне любимую, а я положу какие угодно труды, чтобы найти и спасти твоих соплеменников, если кто-нибудь вправду уцелел!

Ноздри Тинтальи заходили ходуном, глаза вспыхнули ярче, а хвост от возбуждения заметался из стороны в сторону с такой силой, что снаружи послышались испуганные крики людей: они боялись, что драконица ненароком их зацепит да и вышибет дух.

Рэйн стоял неподвижно, предвкушая близкую победу, толпа кругом него напряженно замерла, вслушиваясь.

— Идет! — проревела Тинталья. Её крылья трепетали и подергивались, словно от нетерпения немедленно броситься в полет. Они поднимали ветер, шумевший в углах стен, над головами людей. — Пусть прочие люди останутся здесь и прикидывают, как углубить русло реки. Мы же с тобой двинемся в путь на рассвете, мы будем искать развалины древних городов.

— Нет, — тихо сказал Рэйн.

Рев драконицы снова потряс небеса, люди шарахнулись, прикрывая головы руками. Но только не Рэйн. Он стоял твердо и без страха глядел на беснующуюся Тинталью.

— Сперва Малта, — сказал он, когда она на миг перестала реветь.

— Разыскивать твою самку, пока моя родня лежит в темной и сырой западне? Ни за что! — Ярость драконицы была такова, что у Кефрии поколебались камни под ногами, а в ушах зазвенело.

— Лучше послушай спокойно, драконица, — невозмутимо продолжал Рэйн. — Сейчас наступает зима, все реки разбухли, а под землей царит такой холод, что трудно вести речь об исследованиях, о работах я уже не говорю. Поверь мне, я-то знаю! В древние подземелья нужно спускаться в разгар лета, когда вода в реках спадает. А сейчас надо искать Малту! — Драконица угрожающе разинула пасть, и Рэйн крикнул: — Чтобы хоть чего-то вместе достичь, мы должны вести переговоры как равные! Без запугиваний! Может, успокоишься наконец? Или ты предпочитаешь, чтобы мы оба, ты и я, потеряли самое дорогое?

Тинталья опустила напряженную шею. Её глаза все ещё полыхали, но голос стал почти вежливым.

— Говори дальше, — велела она.

Рэйн перевел дух.

— Давай сделаем так. Ты поможешь мне вызволить Малту. После чего я отдам все силы раскопкам города Старших, но не в поисках сокровищ, как раньше. Я буду искать погребенных драконов. Вот и все соглашение. Твоя сделка с Удачным гораздо сложнее. Люди приводят в порядок реку, чтобы по ней могли подняться змеи, а ты охраняешь побережье, ну и всякие привходящие мелочи. Согласна ли ты, чтобы этим условиям придали письменную форму и обе договаривающиеся стороны признали эту форму обязывающей? — Рэйн перевел взгляд на Дивушета. — Что до меня, я дал слово, и мне этого довольно. А Совету Удачного?

Дивушет, по-прежнему стоявший на возвышении, нерешительно огляделся. Кефрия про себя предположила, что он был попросту потрясен той легкостью, с которой Рэйн передал ему управление собранием. Потом почтенный торговец слегка встряхнулся и заговорил.

К немалому удивлению молодой женщины, он медленно покачал головой.

— Нет, — сказал он. — То, о чем здесь говорилось сегодня, изменит жизнь всех без исключения горожан. — Он не торопясь, внимательно и серьезно обозревал столпившийся народ. — Я полагаю, что столь величественное соглашение непременно должно быть записано и снабжено подобающими подписями, а также печатью. Что же до подписей, мне кажется, что в отличие от обычной процедуры, когда расписываются лишь главы Совета, к нынешнему документу, в силу его сугубой важности, должна быть применена старейшая традиция нашего города. Согласно этой традиции важные хартии подписывали все торговцы из старинных семейств, а также члены этих самых семейств. Однако времена изменились. Пусть же сегодня поставят свои подписи либо иные знаки все те люди, от детей до стариков, которые намерены остаться в Удачном. Таким образом, все подписавшиеся свяжут себя письменным обязательством, причем не только перед уважаемой драконицей, но и друг перед другом.

Люди в Зале начали переговариваться, обсуждая услышанное, а Дивушет продолжал:

— Всякий, кто поставит свою мету, тем самым признает свое согласие следовать старинным законам и обычаям нашего города. Вместе с тем каждый глава семьи получит право голоса в Совете Удачного — так, как делалось встарь. — Дивушет оглянулся, как бы подчеркивая, что в соглашение на равных правах включаются и стоящие на возвышении предводители. — Все должны согласиться с тем, что решения Совета по поводу какого бы то ни было спора являются окончательными. Думается, нам также следует провести голосования, избирая членов нового городского Совета. Это необходимо, дабы каждая группа горожан получила свой голос — Он набрал полную грудь воздуха и обратился к драконице: — Тебе, почтенная, также необходимо некоторым образом засвидетельствовать свое согласие с заключаемым договором. После чего мы будем ожидать скорейшего возвращения Кендри и других наших живых кораблей, поскольку без них нет никакой возможности доставить вверх по реке землекопов и необходимые грузы. Затем мы вместе рассмотрим наши карты, чтобы ты помогла нам нанести на них те участки реки, о которых у нас не имеется сведений, и сообщила, где именно следует углубить русло!

Люди дружно кивали, но драконица лишь возмущенно фыркнула:

— Нету у меня времени на всю эту бумажную пачкотню! Считай, что это уже сделано, и давайте начнем прямо сегодня!

Рэйн опередил всех.

— Чем быстрее, тем лучше, — сказал он. — В этом я вполне с тобой согласен. Оставим их наносить чернилами слова на бумагу. Что касается нас двоих, то я готов дать тебе свое слово — и принять твое взамен! — Он мгновение помолчал, чтобы проговорить официальным тоном торговца: — Итак, драконица по имени Тинталья, мы заключили сделку?

— Заключили, — мрачно отозвалась она. Посмотрела на Дивушета и остальных на помосте и добавила: — Пишите же свои бумаги, но только быстрее! Меня же связывает мое имя, а не какие-то чернильные закорючки. Завтра Тинталья начнет исполнять обещанное. И вы не вздумайте медлить с исполнением того, в чем поклялись!


ТИНТАЛЬЯ ЗАКЛЮЧАЕТ СДЕЛКУ | Мир Элдерлингов. I том | Глава 18







Loading...