home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


ДОЛГ И ВЕРНОСТЬ

Кеннит разглядывал свиток, который держал в руке. Восковая печать валялась на столе разломанными кусочками, запечатлевшими части личного знака синкура Фалдена. Этот достойный делипайский купец успел сжиться с потерей жены и одной из двух дочек. Такому благому исходу немало способствовало то обстоятельство, что сам он, его сыновья и корабль с товарами нисколько не пострадали в день памятного налета на пиратскую столицу: они тогда находились далеко от дома, в торговой поездке. Что касается второй дочери, Алиссум, то она вышла замуж за Соркора, и папаша волей-неволей дал на эту свадьбу согласие — как, собственно, и предсказывал Соркору Кеннит. Оборотистый купец родом из Дарии знал жизнь. Он умел вовремя сообразить, за кем сила. И стоит ли против этой силы переть.

В свою очередь и пиратский капитан отлично понимал, что срочное послание, направленное ему почтенным синкуром, было ещё одним средством выразить верноподданнические чувства. И оттого, ещё не читавши письма, Кеннит исполнился подозрительности.

Текст был явно очень тщательно продуман. И выдержан в самом что ни есть напыщенном стиле. Добрая треть страницы была занята витиеватым приветствием с пожеланием Кенниту доброго здоровья и всяческих благ. Вполне в духе велеречивого дарийца, вечно одевавшегося как капуста и никогда не жалевшего ни времени, ни чернил на бессчетные предисловия. Ну нет бы сразу-то перейти к новостям.

Между прочим, весьма и весьма безрадостным.

Сердце у Кеннита тотчас заколотилось как молот, но он заставил себя перечитать свиток ещё раз, храня при этом самый невозмутимый вид. Если отсеять словесные кружева и оставить голую суть, получалось примерно следующее. В Делипай явились какие-то чужаки, сразу внушившие Фалдену смутное недоверие. Поэтому он оказался одним из первых, кто заподозрил, что судно у них было не простое, и впоследствии оказалось-таки, что плавали они на живом корабле. Не теряя времени даром, Фалден дал указания сыну, и тот завлек капитана со спутницей в свою лавочку, где и принялся вешать им на уши всякую всячину из области местных легенд, в надежде, что они и о себе кое-что поведают. С этим, к сожалению, ничего не вышло, а ближе к полуночи незнакомцы смылись из города столь же внезапно, как и появились. Зато при отплытии с их корабля сбежали несколько человек, и рассказанные ими истории вполне убедили Фалдена, что в своих подозрениях он был полностью прав. На борту корабля присутствовала некая Альтия Вестрит, именовавшая себя хозяйкой «Проказницы». Команда на живом корабле была довольно странная, ибо включала как мужчин, так и женщин, а вот капитанствовал там некий Брэшен, тот самый, что не так давно ходил на «Кануне весны», а рожден и воспитан был, если слухи не врали, в городе Удачном. И, опять-таки если верить беглым матросам, главной целью плавания живого корабля была попытка вернуть «Проказницу» прежним владельцам. А посему, безмерно преклоняясь перед пиратом Кеннитом и бесконечно чтя его как своего короля (далее следовала безумно длинная вереница комплиментов), синкур Фалден счел своим долгом направить ему сие предупреждение с капитаном быстрейшего судна, сыскавшегося в гавани Делипая. Да, и ещё нужно заметить, что носовое изваяние живого корабля было зверски изрублено, а назывался он…

«Совершенный».

Имя, начертанное черным по белому, нестерпимо обжигало зрачки. Так что нипочем не удавалось сосредоточиться на остатке письма, содержавшем делипайские сплетни, а также полученные с почтовыми птицами слухи о том, что в Джамелии якобы снаряжали боевой флот для плавания на север: столица собиралась наказать Удачный за похищение сатрапа и разрушение таможенных причалов, где взимались пошлины для сатрапской казны. Фалден отваживался высказать мнение, что джамелийская знать давно искала предлог захватить и разграбить Удачный, так вот, заветный час, похоже, настал.

Эта весть все-таки обратила на себя внимание Кеннита, занятого совершенно иными мыслями, и даже заставила его недоверчиво поднять бровь. Ну и дела творятся на свете! Чтобы сатрап покинул столицу, приехал в Удачный и там умудрился оказаться похищенным? Это, впрочем, Кеннита не касалось. Зато сведения о «флоте отмщения», который собирала Джамелия, могли оказаться насущными. Во-первых, следовало держать ухо востро насчет боевых кораблей, рыщущих в водах Внутреннего Прохода. А во-вторых и в главных, спустя некоторое время они будут возвращаться обратно. Отягощенные добычей, которая их самих сделает прямой добычей пиратов. А уж теперь, когда в распоряжении Кеннита были морские змеи… Чем не дармовщинка?

Письмо заканчивалось полновесной порцией словесных расшаркиваний вперемешку с довольно откровенными намеками, что Кенниту не грех бы и отблагодарить синкура Фалдена за столь своевременно пересланные вести. Завершала же все это великолепие замысловатая роспись, исполненная аж в два цвета. За подписью, впрочем, следовал вполне безвкусный постскриптум, в котором Фалден неумеренно восторгался своим будущим внуком, росшим во чреве Алиссум от семени Соркора.

Дочитав, Кеннит положил свиток на стол, где проклятый пергамент немедленно и свернулся. Соркор и все остальные, приглашенные в капитанскую каюту, молча ожидали оглашения новостей. Капитан быстроходного судна, доставивший свиток, в точности исполнил указания отправителя: передал письмо лично Соркору, чтобы уже тот быстрейшим образом вручил его Кенниту. Наверное, Фалден поступил так затем, чтобы Соркор лишний раз восхитился умом и верностью своего тестя.

Или тут все-таки крылось нечто большее? Могли ли Соркор или синкур Фалден подозревать, что значили для Кеннита нынешние вести? И не лежал ли у того капитана рядом с этим свитком другой, предназначенный лишь Соркору, с наказом проследить за реакцией капитана, когда тот будет читать? Кеннит испытал миг сомнения и самых черных подозрений. Но лишь миг. Он вспомнил, что Соркор так и не выучился читать. Так что, если Фалден вправду возжелал вовлечь зятя в заговор против Кеннита, средство было выбрано самое неудачное!

«Совершенный»… Когда имя живого корабля первый раз попалось Кенниту на глаза на странице письма, сердце у него так и перевернулось в груди. Потребовалось немалое усилие, чтобы сохранить спокойное выражение лица, чтобы даже дыхание не ускорилось. Он затем перечитал письмо уже медленнее, давая себе время поразмыслить. Возникало множество вопросов, и на каждый следовало ответить. Заподозрил ли Фалден, что они с кораблем были не чужими друг другу? Если да, то каким образом? Синкур на сей счет не обмолвился ни словом, если только упоминание о матросах, сбежавших с «Совершенного» в Делипае, не содержало некоего намека. Что именно было известно этим матросам? О чем они болтали в тавернах? А эта, как её, Альтия Вестрит — знала ли она что-нибудь и если знала, то не намеревалась ли так или иначе использовать корабль как оружие против него, Кеннита? В общем, если что-то выплыло, то насколько широко успело распространиться? Может, будет достаточно убить несколько человек и заново утопить корабль?

Добьется ли он когда-нибудь, чтобы его прошлое упокоилось с миром в морской глубине?

Среди прочих безумных мыслей, заметавшихся в голове Кеннита в эти мгновения, была даже мысль о побеге. В самом деле, ему совершенно необязательно было возвращаться в Делипай! У него имелся живой корабль. И орава морских змей, только ждущих приказа. Что, если попросту бросить все и податься на другой край света? Морских побережий на свете не перечесть, и среди них нет такого, где ему грозила бы бедность. Да, конечно, в иных краях ему придется все начинать сначала, с чистого листа, но с помощью морских змей он, уж верно, в самом недолгом времени сумеет снискать себе столь же громкую и грозную славу, как здесь.

Кеннит ненадолго поднял глаза и оглядел собравшихся. К сожалению, при подобном раскладе им всем придется умереть. «Даже Уинтроу», — подумалось ему, и сердце кольнуло. Да. От всей команды тоже придется как-то избавиться. И найти каждому замену. Но даже и тогда останется корабль, который будет помнить и знать, кто он такой.

— Капитан? — тихонько подал голос Соркор.

Воздушный замок, выстроенный было Кеннитом, лопнул, словно мыльный пузырь. Нет, такая игра не стоила свеч. Он поступит гораздо более здраво. Вернется в Делипай, разберется с теми, кто что-нибудь заподозрил. Подчистит за собой, так сказать. И все пойдет по-прежнему. Корабль? Ну и что, что корабль. Один раз он от Совершенного уже отделался. Придется повторить, вот и все… Эту мысль, впрочем, Кеннит решительно отодвинул. Он был к ней ещё не готов.

— Плохие новости, кэп? — отважился спросить Соркор.

Кеннит натянул на лицо язвительную улыбку. Он будет выдавать им полученные известия порциями, одну за другой, и смотреть, кто как их воспримет.

— Новости не бывают ни плохими, ни хорошими, капитан Соркор, — сказал он. — Все зависит от получателя и от того, как он их использует. Нынешние вести лично я скорее назвал бы занятными. Без сомнения, все мы рады будем узнать, что твоя Алиссум круглеет в талии прямо на глазах. Синкур Фалден также рассказывает о посещении Делипая каким-то странным кораблем. Его капитан хлестался, будто хочет присоединиться к нашей святой войне за избавление Внутреннего Прохода от невольничьих кораблей, но наш добрый друг синкур Фалден не очень-то поверил в его искренность. Тем более что корабль появился в гавани довольно таинственным образом, как-то сумев пробраться среди ночи по узкой реке, а потом таким же способом убрался вон. — Кеннит небрежно покосился на свиток. — А ещё в Делипае прослышали, будто Джамелия готовит флот, чтобы стереть в порошок и разграбить Удачный в отместку за какое-то преступление против сатрапа!

И Кеннит ненавязчиво откинулся в кресле, чтобы иметь в поле зрения побольше лиц. Среди прочих в каюте находилась и Этта, а при ней Уинтроу. Кеннит отметил про себя, что последнее время парень был с ней неразлучен. Соркор стоял рядом с Йолой, нынешним старпомом Кеннита. Его широкая, покрытая шрамами рожа излучала беспредельную верность своему капитану, смешанную с блаженным восторгом по поводу явной беременности жены. И естественно, все были разодеты в пух и прах, насколько это позволяли результаты последних боевых вылазок. Даже Уинтроу поддался на уговоры и позволил Этте облачить себя в нарядную рубашку с широкими рукавами из темно-синего шелка: Этта самолично вышила на ней воронов. Могучий Соркор теперь носил в ушах изумруды, а на великолепном, отделанном серебром кожаном поясе красовались парные сабли. Что касается Этты, то роскошь избранных ею тканей лишь подчеркивалась искусным кроем, и тут её воображение поистине не знало границ. В самом деле, кто и когда шил из золотой парчи одежду, в которой собирался лазить на мачту?

Она вполне могла теперь себе это позволить. Весь трюм «Проказницы» был ныне сущей сокровищницей. Там хранились драгоценные лекарства и душистые масла, золотые и серебряные монеты, украшенные ликами множества разных сатрапов, самоцветы всех видов, как необработанные, так и прошедшие огранку, дивные меха, бесподобные ковры… всего даже не перечесть! Достаточно сказать, что нынешний груз корабля стоил, пожалуй, побольше, чем весь «урожай» предыдущего года!

Последнее время «охота», которой предавался Кеннит, была необыкновенно удачной. Ещё никогда столь малые усилия не приносили таких богатых плодов. Когда повелеваешь сворой морских змей, достаточно лишь заметить впереди парус, могущий тебя заинтересовать. Змеи тотчас брали облюбованный корабль в оборот — и через час-другой ополоумевшая от страха жертва сдавалась без боя. Поначалу Кеннит подходил к таким кораблям и требовал все ценное, и запуганные команды были рады повиноваться. Даже не вытаскивая из ножен меча, Кеннит обдирал их как липку и отпускал со строгим наказом: помните, мол, отныне здешние воды — владения Кеннита, короля Пиратских островов! Так что, если правители соответствующих стран и городов были заинтересованы в не слишком обременительной пошлине за пересечение его вод, пусть подумают о переговорах. Он подождет.

К двум последним кораблям он не стал даже и подходить. «Проказница» вообще стояла на якоре, в то время как змеи, повинуясь приказу, подвели к ней пойманные суда. Последний капитан заявил о сдаче, стоя перед Кеннитом на коленях, причем тот сидел, как на троне, в удобном кресле на баке, а Молния прямо-таки цвела, видя неприкрытый страх, который испытывал перед нею чужой капитан. Кеннит просмотрел список груза, отмечая самое ценное, и пленная команда сама перенесла выбранное на пиратский корабль.

То есть забота у Кеннита теперь была только одна: как бы его собственная команда не начала беситься со скуки да с жиру. Поэтому он собирался время от времени отлавливать работорговца, чтобы ребята не забывали, как вынимать из ножен абордажные сабли. Да и змеям, надо думать, не повредит полакомиться — небось, охотнее будут служить.

Письмо Фалдена прибыло с шустрым маленьким кораблем, называвшимся «Фея». Йола издали узнал знакомое судно, к тому же несшее флаг Ворона, но ни Кеннит, ни Молния не смогли отказать себе в удовольствии лишний раз похвастаться силой. Змей выслали вперед, чтобы они окружили кораблик и проводили его к Кенниту. Когда это было проделано, капитан «Феи» все же нашел в себе мужество должным образом приветствовать Кеннита, но никакая бравада не смогла полностью изгнать из его голоса дрожь. Ну а непосредственный посланник с письмом поднялся на борт «Проказницы» белый и безгласный от страха. Бедняге пришлось добираться с корабля на корабль к крохотной шлюпке, едва не чиркавшей веслами по сверкающим спинам морских чудовищ.

Приняв свиток, Кеннит на прощание вознаградил посланника честно заработанной, как он выразился, порцией бренди. Он хорошо знал, что «Фея» устами всей своей команды распространит в Делипае слух о новых и могучих союзниках Кеннита, и это было хорошо. Никогда не лишне показать свою силу врагам. Да и друзьям не вредно время от времени о ней напоминать.

Вот таким образом размышлял Кеннит, неторопливо обозревая лица собравшихся.

На лбу Соркора возникли морщины, порожденные умственным усилием. Он спросил:

— А Фалден пишет, как звали шкипера того корабля? Он должен бы знать! Он знаком почитай со всем Делипаем. А уж провести корабль той болотистой протокой и днем-то замаешься, про ночь я вовсе молчу.

— Фалден знает его, — легко подтвердил Кеннит. — Это некий Брэшен Трелл из Удачного. Насколько я понял, в прошлом году он бывал в Делипае на «Кануне весны» и обделывал делишки вместе со стариком Финни. — Кеннит вновь покосился на письмо, но больше притворно. — Можно предположить, что этот Трелл — выдающийся судоводитель с исключительной памятью, но Фалден подозревает, что их ночной проход по протоке — заслуга больше корабля, чем капитана. Корабль-то оказался живой и к тому же приметный. У носового изваяния лицо изрублено. А называется «Совершенным».

Уинтроу выдало выражение лица, вернее щеки, вспыхнувшей при упоминании имени Трелла. Теперь юноша стоял весь в поту и, конечно, молчал. Неужели его что-то связывает с синкуром Фалденом? Нет, невозможно. В Делипае у него просто не было столько свободного времени, чтобы с ним стакнуться. Значит, тут что-то другое! Кеннит как бы ненароком встретился с Уинтроу взглядами. Мягко улыбнулся ему, и стал ждать.

Уинтроу выглядел потрясенным. Он дважды открывал и снова закрывал рот, не решаясь говорить. Потом едва слышно прокашлялся и выдавил шепотом:

— Кэп?

— Да, Уинтроу, — отозвался Кеннит самым теплым и заботливым тоном.

Уинтроу скрестил руки на груди, и Кеннит задумался о том, какой секрет парень силился в себе удержать. Уинтроу же проговорил очень тихо:

— Ты бы внял предостережению Фалдена, господин капитан… Брэшен Трелл был старпомом у моего деда, капитана Ефрона Вестрита. Быть может, он в самом деле хочет присоединиться к тебе, но что-то я сомневаюсь. Он много лет служил на «Проказнице» и, скорее всего, по-прежнему сохраняет верность Вестритам. Моей то есть семье.

При этих последних словах Уинтроу с силой сжал пальцами свои локти. Вот оно, стало быть, что! Уинтроу решил остаться верным Кенниту. Но при этом чувствовал себя предателем по отношению к своей семье. Как интересно. Почти трогательно. Кеннит сплел пальцы, лежавшие на столешнице.

— Понятно, — сказал он. И почувствовал смутную дрожь, пробежавшую по телу корабля при упоминании имени прежнего капитана. Это показалось Кенниту даже более интересным, нежели духовные борения и выбор Уинтроу. Молния со всей твердостью заявляла, что от прежней Проказницы не осталось даже и следа. Ну и на кого же тогда такой трепет напал при упоминании имени Ефрона Вестрита?

Было тихо. Уинтроу смотрел вниз, на край стола. Его лицо было непроницаемым, зубы плотно сжаты. Кеннит решил выдать последнюю толику сведений.

— Вот как, — проговорил он со вздохом. — Тогда делается понятно присутствие на борту Альтии Вестрит. То-то матросы, сбежавшие с «Совершенного», говорили, будто она намерена отобрать у меня мой корабль.

«Проказница» опять содрогнулась. Уинтроу так и замер, его лицо залила бледность.

— Альтия Вестрит доводится мне родной теткой, — прошептал он. — Она была очень тесно связана с кораблем; ещё прежде, чем Проказница пробудилась. Тетя Альтия была уверена, что унаследует её. — Уинтроу сглотнул. — Я знаю её, Кеннит. Не то чтобы очень хорошо, скажем так — далеко не во всем. Но что касается корабля, тут её ничем с панталыку не сбить. Она будет пытаться вернуть «Проказницу» и попыток своих не оставит. Это верней верного.

Кеннит ответил едва заметной улыбкой.

— В любом случае, — сказал он, — ей придется пробиваться сквозь моих змей. И даже если у неё это получится, вместо прежней Проказницы она увидит перед собой нечто совершенно иное. Так что, полагаю, бояться мне нечего.

— Вместо прежней — нечто совершенно иное, — все так же шепотом повторил Уинтроу. Взгляд у него стал какой-то далекий. — А кто из нас остался таким, каким был? — спросил он в пространство. И, опустив голову, закрыл руками лицо.


Малте до смерти обрыдли корабли и все, с ними связанное. Её тошнило от всех этих запахов, она видеть не могла еду, казавшуюся ей отвратительной, её воротило от одного вида грубых, невоспитанных мужиков, называвшихся здесь матросами.

Но больше всего она ненавидела сатрапа.

Нет, даже не так! Хуже всего было то, что она не могла показать ему, до какой степени ненавидит и презирает его!

Прошло уже несколько дней с тех пор, как их подобрал калсидийский корабль-матка — большой трехмачтовый парусник, возглавлявший отряд гребных галер. Пересаживались в спешке, поскольку их первоначальное судно было уже в очень скверном состоянии, вернее сказать — попросту шло ко дну. Из-за этой спешки, а может, в силу общего равнодушия никто не позаботился о скончавшейся Кикки: мертвую так и бросили на гибнувшем корабле. Малта видела, как их спасители указывали пальцами на погружавшуюся галеру, хохоча и отпуская шуточки. Она даже заподозрила, что потеря судна стоила их прежнему капитану изрядной утраты авторитета; во всяком случае, своих бывших подопечных он просто покинул на милость новых хозяев, более не показываясь на глаза. Зато теперь Малта делила с сатрапом настоящую каюту, более просторную, чем та недоброй памяти кожаная палатка. Здесь по крайней мере и стены и потолок были из настоящего твердого дерева. И — что немаловажно — прочная дверь с надежной Щеколдой. В каюте было гораздо теплее и суше, чем в палатке, вот только обстановка осталась такая же скудная. Даже иллюминатора не было. В общем и целом гостям предоставили лишь самое необходимое для жизни. Им приносили еду и затем забирали опустевшие блюда, а раз в два дня появлялся юнга и выносил из каюты парашу. Поэтому воздух внутри постоянно был спертый и довольно-таки вонючий. Ко всему прочему на бимсе[134] под потолком висел нещадно коптивший фонарь, что опять-таки свежести не добавляло. На стенке имелся откидной столик и при нем койка с весьма жестким тюфяком и двумя одеялами. Сатрап обычно ел сидя на койке, Малта — стоя. Под койкой же находилась параша; небольшое ограждение удерживало её от скольжения по полу во время качки. Убранство помещения дополняла опять-таки висевшая возле двери огражденная полочка с кувшином для воды и единственной кружкой. Вот и все.

Спал сатрап, естественно, тоже на койке, причем под обоими одеялами. Поскольку Малта делить с ним постель по-прежнему не желала, её ложем был пол. Иногда ей везло, и, когда сатрап засыпал, ей удавалось вытянуть из-под его вялой руки одно одеяло.

Когда они с Касго впервые оказались здесь наедине и плотно закрыли за собой дверь, сатрап огляделся, и его плотно сжатые губы побелели от ярости.

«И это, — обратился он к Малте, — наилучшее, чем ты сумела нас обеспечить?»

У неё в тот момент ещё гудело в голове: с нею произошло столько всего сразу — сперва её чуть не изнасиловали, потом умерла Кикки, потом пришлось спешно перебираться с корабля на корабль.

«Я? Для нас?» — тупо переспросила она.

«Немедленно поди и скажи им, что я подобного обращения не потерплю! Немедленно!»

Вот тут он хватил уже через край. Малта ничего не смогла поделать с собой: слезы покатились у неё по щекам, как ни силилась она их удержать.

«Как, по-твоему, я должна это сделать? — спросила она. — Я же не говорю по-калсидийски! Да если бы и говорила, почем мне знать, к кому следует обратиться? И эти животные в любом случае меня не послушают! Если ты до сих пор не заметил, так знай, что калсидийцы женщин не то чтобы особенно уважают».

Он презрительно хмыкнул.

«Женщин вроде тебя они, конечно, не уважают. Будь здесь Кикки, она уж сумела бы им объяснить, что к чему! Это тебе следовало умереть, а не ей. Кикки по крайней мере знала, как делаются дела!»

С этими словами Касго самолично подошел к двери, распахнул её и принялся орать, привлекая внимание, пока не появился какой-то матрос. Сатрап закричал на него по-калсидийски. Матрос долго смотрел то на Касго, то на Малту, явно не понимая, в честь чего столько шума. Затем он отдал весьма небрежный поклон — и только его и видели.

«Если он так и не вернется — виновата будешь ты!» — рявкнул на Малту сатрап, бросаясь на койку. Он завернулся в одеяла и сделал вид, будто её здесь и не было. Малта устроилась в уголке на полу. Матрос же, как и следовало ожидать, не вернулся.

Тот угол до сих пор был её частью каюты. Она и теперь там сидела, прижавшись спиной к доскам стены и разглядывая грязь у себя на ногах. Ей смертельно хотелось выйти на палубу, вволю надышаться свежим, холодным морским воздухом и более всего — выяснить, куда же они держат курс.

Галера, помнится, стремилась на север, в сторону Калсиды. Парусник же, что их подобрал, шел, наоборот, к югу. Но вот куда он направлялся теперь? Продолжил свое плавание или тоже повернул в Калсиду? Сидеть взаперти, понятия не имея о цели путешествия, было форменной пыткой. Принудительное безделье и соответствующая скука — вот из чего теперь состояли все её дни!

Не удавалось ей добиться ничего вразумительного и от сатрапа. Пузатый корабль немилосердно качало, отчего у джамелийского самодержца постоянно была морская болезнь. Касго то и дело блевал, а в перерывах жаловался на голод и жажду. Когда приносили еду, он тотчас наедался до отвала — но лишь затем, чтобы, по народному выражению, «метнуть харчи» несколькими часами позже. С каждой порцией пищи калсидийцы присылали ему некоторое количество зелья для курения. Тогда в маленькой каюте становилось уже вовсе нечем дышать, у Малты начинала кружиться голова, а сатрап знай жаловался на скверное качество травки: и горло-то от неё горело, и на душе лучше не делалось. Тщетно девушка уговаривала его выйти на палубу и хоть немного проветриться. Он предпочитал валяться на койке и стонать. Либо требовал, чтобы она растерла ему то ноги, то шею.

Если для Касго подобное затворничество было добровольным, то для Малты — сугубо принудительным. Она нипочем не отважилась бы высунуться наружу одна. Ей вполне хватило опыта общения с калсидийскими матросами, приобретенного на галере, никаких повторений она не желала.

Сидя в углу, Малта время от времени терла глаза, красные и раздраженные из-за копоти от фонаря. Не так давно им принесли полуденную еду, и посуда была уже убрана. Предстояли бесконечные, ничем не заполненные часы до самого ужина. Сатрап в очередной раз пренебрег её почтительными советами и как следует набил желудок едой. Теперь он попыхивал короткой черной трубкой. Вот извлек её изо рта, сердито посмотрел на неё, опять затянулся. Выражение лица у него было недовольное, и это предвещало Малте очередную порцию неприятностей. Вот Касго беспокойно заерзал на койке. Потом громко рыгнул.

Малта негромко подала голос:

— Прогулка по палубе благотворно сказалась бы на твоем пищеварении, государь.

— Помолчи лучше, — был ответ. — Какая прогулка, когда от самой мысли об усилии, потребном для ходьбы, у меня в желудке судороги начинаются!

И, выхватив изо рта трубку, сатрап запустил ею в Малту. А потом, даже не взглянув, удалось ли попасть, перекатился лицом к стене, тем самым прекращая разговор.

Малта прислонилась к переборке затылком. Трубка пролетела мимо, но не хотелось даже думать о том, что будет, если сатрап в полной мере надумает сорвать на ней зло. Малта почувствовала, как на глаза наворачиваются слезы, и постаралась заставить себя поразмыслить, что же ей делать дальше. Нет, плакать она не будет ни под каким видом! Она сжала зубы, стиснула кулаки и придавила ими веки. Никакой сырости! Она, Малта, — упрямая наследница поколений решительных предков. Она — дочь торговца из старинной семьи. Интересно, а как на её месте поступила бы бабушка? Или тетка Альтия? Они же сильные. И умные. Они точно придумали бы какой-нибудь выход из этого положения. Вот только какой?

Малта поймала себя на том, что рассеянно ощупывает шрам на лбу, и поспешно отдернула руку. Там больше не было гноя, рана снова закрылась, но зажившая плоть была неприятной на ощупь, какой-то бугристой. Выпуклый рубец тянулся со лба в волосы на целую длину пальца. Не иначе, он разрастался. Малта попробовала представить, на что все это было похоже, и судорожно сглотнула.

Она подтянула колени к самой груди и обхватила их руками. Потом закрыла глаза, но не затем, чтобы уснуть. Уснуть значило увидеть кошмарный сон обо всем, о чем наяву она не позволяла себе думать. О Сельдене, сгинувшем под руинами. О матери и бабушке, которые, понятное дело, винят её в его смерти. Ещё ей снилась подружка Дейла и как она шарахается при виде её изуродованного лица. И даже отец, глядя в сторону, отворачивался от обезображенной дочери.

Но хуже всего было, когда во сне она видела Рэйна. Почему-то они с ним обязательно танцевали: звучала дивная музыка, ярко горели факелы. Сначала с Малты слетали бальные туфельки, открывая взгляду неухоженные, грязные ноги. Потом вечернее платье повисало мерзкими тряпками. И наконец разваливалась тщательно уложенная прическа, а шрам принимался сочиться гноем и всякой гадостью, и эта гадость текла у неё по лицу. Тогда Рэйн отталкивал её прочь, так что она растягивалась на полу, а все танцующие собирались кругом, в ужасе показывая на неё пальцами. «Мгновение красоты, разрушенное навеки!» — издевались они хором.

Казалось, хуже ничего уже не придумаешь, но несколько дней назад ей приснилось кое-что новенькое. Причем жизненное и яркое до невозможности, почти как тогда, когда они разделили сон, навеянный сновидческой шкатулкой. Рэйн простирал к ней руки и никак не мог дотянуться. «Малта, Малта, где ты? — звал он. — Потянись навстречу! Помоги мне добраться к тебе!» Но она даже и во сне понимала, до какой степени это бесполезно. Поэтому она убрала руки за спину и отвернулась, чтобы скрыть от него свой срам. Лучше уж никогда не прикоснуться к нему, чем увидеть на его лице жалость, если не отвращение. Она в тот раз проснулась в слезах, все ещё слыша его родной голос.

Этот сон был самым жутким среди всех прочих.

Когда Малта принималась думать о Рэйне, у неё болело сердце. Она трогала пальцами губы, украдкой вспоминая их поцелуи и шелковистое препятствие вуали, не дававшее губам непосредственно соприкоснуться. Увы, каждое из этих сладких воспоминаний влекло за собой сотню ранящих сожалений. «Слишком поздно, — говорила она себе. — Слишком поздно. Теперь уже никогда…»

Малта вздохнула и подняла голову, открывая глаза. Итак, что мы имеем? Она пребывала на корабле, шедшем Са знает куда, она сидела одетая в жуткое тряпье, с отвратительным шрамом на лбу, лишенная не то что привилегий наследницы старинной торговой семьи, но и вообще каких-либо прав. И притом в обществе невыносимого, омерзительного мальчишки, мало того — ещё и абсолютно никчемного. Малта вполне убедилась, что, если она вправду хотела как-либо улучшить их жизненные обстоятельства, на сатрапа никоим образом рассчитывать не приходилось. Он только и мог лежать на койке пластом да без конца хныкать, жалуясь на неподобающее обращение с сатрапом всея Джамелии, и прочая, и прочая.

До него ещё не дошло даже, что они были не гостями калсидийцев, а их пленниками.

Глядя на Касго, Малта постаралась рассудить о нем беспристрастно. Он стал совсем бледным. И очень костлявым. Малта припомнила, что в последние день-два он даже ныл не так громко, как прежде. И совсем за собой не ухаживал. А ведь в самый первый день он пытался соблюсти внешнюю благопристойность. У них не было ни гребешков, ни щеток для ухода за волосами, так он дал Малте подробнейшие указания, как разобрать и уложить его волосы, используя только пальцы. Она все сделала, едва сумев скрыть свое недовольство. Ему, как бы это сказать, слишком уж понравилось её прикосновение. Помнится, она сидела на краю койки, так он все прижимался спиной. И даже в кои веки раз расщедрился на доброе слово. Понятно, относительно доброе. Он ей предрек — больше в насмешку, — что ещё придет день, когда она будет хвастаться подружкам, рассказывая, как однажды помогала самому сатрапу выносить тяготы путешествия. Ну а сам он собирался поведать всему белому свету, какой негодной служанкой она себя показала, насколько была бесполезна как женщина. Да, именно так он и поступит, если только она не…

И с этими словами Касго ухватил её запястье и попытался заставить её положить руку туда, куда она нипочем не хотела её класть. Малта выдернула у него руку и отскочила. Это было ещё прежде, чем его окончательно свалила морская (или не только морская?) болезнь. С тех пор он день ото дня становился все более тихим и вялым. Подумав так, Малта ощутила внезапное беспокойство. Вот возьмет ещё да помрет, и что тогда с нею будет? Она смутно припомнила что-то, о чем говорила ей Кикки. Там, на галере! Малта напряженно свела брови и точно наяву услышала слабый, задыхающийся голос Подруги. «Нас может защитить лишь его титул», — сказала ей Кикки. И добавила, что следовало вести себя соответственно высокому положению Касго.

Малта испытала чувство, похожее на озарение. Многоопытная Кикки была права. Чтобы остаться в живых здесь, на этом корабле, ей, Малте, следовало засунуть куда подальше свой гонор дочери старинной семьи из Удачного и взамен научиться думать так, как думали женщины Калсиды.

Что ж, попробуем.

Поднявшись, Малта подошла к койке и внимательно присмотрелась к сатрапу. Веки его закрытых глаз показались ей темными. Тощие руки беспомощно стискивали край одеяла. Малта прислушалась к себе и ощутила слабое шевеление жалости. В самом деле, и как могла она даже думать, будто этот человек способен что-то сделать для себя и для неё? Если здесь кто-то и мог в самом деле что-нибудь предпринять, так только она. Сатрап слишком привык к тому, что Подруги неусыпно заботились об удовлетворении всех его нужд. И, что важнее, того же ждали и калсидийцы. А она? Она боязливо сидела в углу, тогда как ей следовало бы гневно требовать для своего мужчины лучшего обращения и ухода. С какой стати калсидийцам уважать человека, которому даже собственная служанка не выказывала никакого почтения? Да, Кикки была права. И сатрап был прав. Это её, а не его следовало винить в их незавидном нынешнем положении.

Оставалось надеяться, что было ещё не слишком поздно все исправить.

Для начала Малта, не слушая слабых протестов, стащила с него одеяло. Потом ощупала его лоб и помяла подмышки, проверяя, нет ли жара и опухолей, — так поступала её мать, когда заболевал маленький Сельден. Не обнаружив признаков лихорадки, Малта стала очень бережно похлопывать сатрапа по щеке, пока он не приоткрыл глаза. Белки оказались нечистого, желтоватого цвета.

— Отвяжись, — простонал он, силясь нашарить одеяло.

Дыхание у него было зловонным.

— Если я отвяжусь, как бы тебе не помереть, о властительный, — ответила Малта, стараясь подражать тону, каким, помнится, разговаривала с сатрапом покойная Кикки. — То, что они с тобой так обращаются, внушает мне скорбь, не выражаемую никакими словами. Я решила рискнуть своей ничтожной жизнью и отправиться к капитану, дабы выразить ему возмущение! — Мысль о том, чтобы в одиночестве разыскивать капитанскую каюту, внушала тошнотворный ужас, но Малта отлично понимала, что это была единственная возможность. И она повторила сатрапу то, что собиралась (если смелости хватит) высказать в глаза капитану: — Глупец тот, кто отваживается столь постыдным образом поступать с владыкой Джамелии. Да сотрется он с лица земли, и с ним — его честь и самое имя!

Сатрап раскрыл глаза чуточку шире и уставился на неё в тупом изумлении. Потом он моргнул, и в его взгляде стали разгораться искорки праведного возмущения. Вот это было уже хорошо. Если она, Малта, хорошо сыграет свою роль перед капитаном, Касго ведь придется ей подыгрывать, являя царственный гнев, и он должен не оплошать.

— Даже на таком корыте, как это, они должны были бы подобрать для тебя более подходящее помещение! — продолжала она. — Неужели их капитан тоже довольствуется каютой с голыми стенами, где нет ни красоты, ни удобства? Весьма сомневаюсь! Ест ли он помои, курит ли прелую солому из хлева? Навряд ли! Каким бы способом душевного утешения он ни пользовался, это утешение должно было быть предоставлено тебе сразу, как только ты почтил своим присутствием его корабль! Но нет! День за днем ты терпел неслыханные утеснения, терпеливо дожидаясь, чтобы тебе наконец-то оказали надлежащий прием. А посему, если ныне на них падет вся мощь гнева Джамелии, пусть винят лишь себя, и никого более! Ты явил поистине божественное долготерпение, достойное самого Са, Довольно! Я сейчас же иду требовать, чтобы они исправили свое страшное прегрешение! — И Малта непреклонно скрестила руки на груди. — Как по-калсидийски будет «капитан»? Сатрап мгновение подумал и ответил:

— Лью-фей.

— Лью-фей, — запоминая, повторила она. Она пристально смотрела на сатрапа и видела, как его глаза наполнились слезами. Это были слезы жалости к собственной персоне, и бесконечного удивления. Малта прикрыла его одеялом, заботливо подоткнув его со всех сторон, как если бы это вправду был её меньшой братишка, Сельден. В ней проснулась какая-то странная решимость, породившая смелость.

— Теперь отдыхай, несравненный государь, — сказала она. — Я приготовлюсь; и тогда они либо обеспечат тебе обращение, достойное джамелийского самодержца, либо я погибну, пытаясь этого добиться.

Ей самой казалось, что эта последняя возможность была куда вероятнее.

Когда его веки вновь опустились, Малта принялась за работу. На ней до сих пор было то самое платье, в котором она некогда отправилась из Трехога в руины подземного города; на борту галеры ей один-единственный раз удалось его наскоро ополоснуть. Край подола свисал клочьями, все платье было в пятнах, благо она и спала в нем, и ела, и чего только не делала. Малта стащила его с себя и частью оборвала махры руками, частью отгрызла. Потом как следует вытряхнула и по возможности соскребла грязь и наконец снова надела. «Обновленная» таким образом юбка едва прикрывала колени, но с этим уж ничего нельзя было поделать. Зато оторванных клочков хватило, чтобы сплести из них пухлый матерчатый шнур. Малта старательно уложила волосы, насколько это было вообще возможно без помощи гребня, и соорудила из шнура некое подобие головного убора. Замысел состоял в том, чтобы убор придал ей более зрелый вид, равно как и скрыл, хотя бы частично, её обезображенный лоб. В кувшине сыскалось немного воды. Малта намочила в ней оставшийся ненужным клочок и протерла им лицо, потом руки и, наконец, ступни и голени до колен.

Неизбежные воспоминания о том, как она прихорашивалась к своему первому балу, породили горькую усмешку. Это же надо было так переживать из-за платья, перешитого из старья, и бальных туфелек в том же духе! «Главное — не наряд, главное — поведение и осанка! — наставляла её Рэйч. — Надо, чтобы ты сама верила в свою красоту. Тогда в неё поверят и все остальные!» Ох, как трудно ей было тогда взять на веру слова бывшей рабыни. Могла ли она предугадать, что однажды эти слова составят её единственную надежду?

Приведя по возможности в порядок свою внешность, Малта занялась должным сосредоточением. Итак. Стоять прямо, голову держать поднятой. Силой воображения обуть ноги в расшитые бальные туфельки, унизать пальцы перстнями, а волосы увенчать свежими, благоухающими цветами. Малта устремила негодующий взгляд на дверь и, понизив голос, властно потребовала:

— Лью-фей!

Глубоко вдохнула раз, потом другой. А на третьем вдохе — шагнула к двери, подняла щеколду и вышла наружу.

Она увидела перед собой длинный коридор, освещавшийся единственным фонарем, качавшимся в дальнем конце. От этого раскачивания по сторонам метались тени, что весьма мешало сохранять царственную осанку. Малта шла между кипами всякого груза, уложенного по сторонам. Груз был очень разнообразный, что само по себе внушало немалые подозрения. Такой мешанины не бывает на честном купеческом корабле. И там уж подавно не складывают все подряд, как придется. «Пиратствуют небось, — сказала она себе. — Или грабят прибрежные поселения. Хотя, скорее всего, сами себя ни пиратами, ни грабителями не считают…» Для этих людей и сатрап, наверное, был чем-то вроде добычи, которую они собирались продать тому, кто больше заплатит.

Подумав так, Малта чуть не бросилась со всех ног обратно в каюту. Но все-таки удержалась, решив попытаться сначала добиться для него уважительного обращения. И пускай калсидийцами при этом движет если не честь и не жалость, то хотя бы корысть. Известно же: чем лучше состояние добытого груза, тем большую цену можно за него заломить!

Малта поднялась по короткому трапу. И угодила прямо в кубрик, полный матросов. Здесь густо воняло дымом и человеческим потом. Всюду раскачивались гамаки, в некоторых храпели свободные от вахты матросы. Один сидел в углу, зашивая парусиновые штаны. Ещё несколько человек сидели кругом деревянного ящика, разложив на нем игральные фишки. При виде вошедшей Малты все обернулись. Один из них, белобрысый парень примерно её возраста, немедленно расплылся в улыбке. На нем была засаленная полосатая рубаха, распахнутая на груди. Малта решительно выставила подбородок, заново напомнив себе о драгоценных перстнях и душистой короне из цветов. Она не стала ни улыбаться в ответ, ни прятать глаза. Она наградила парня точно таким взглядом, каким, бывало, её мать одаривала бьющих баклуши слуг, и грозно осведомилась:

— Лью-фей?

— Лью-фей? — как бы не поверив собственным ушам, переспросил седеющий старый матрос.

У него даже брови от изумления полезли куда-то за пределы залысого лба. Остальные игроки принялись хихикать.

Малта не позволила своему лицу дрогнуть. Лишь глаза сделались холодней, повелительней.

— Лью-фей! — со всей твердостью повторила она. Белобрысый вздохнул, пожал плечами и поднялся. Он пошел к ней, и ей захотелось удрать, испариться, исчезнуть, но она не двинулась с места. Он был выше её, так что пришлось задрать голову, чтобы видеть его глаза. Как трудно оказалось хранить ледяную невозмутимость. Он попытался было взять её за плечо, но Малта презрительным движением отбросила его руку. Сверкнула глазами, ткнула себя пальцем в грудь и холодно сообщила:

— Принадлежу сатрапу! А теперь лью-фей! Живо! Она говорила отрывистым тоном, очень мало заботясь, понимает её кто-нибудь или нет. Парень обернулся на своих товарищей и снова передернул плечами, но трогать её более не пытался. Вместо этого он указал пальцем куда-то за её плечо. Малта небрежным жестом показала ему: веди, мол.

На самом деле она боялась, что просто сломается, окажись он у неё за спиной.

Белобрысый быстрым шагом повел её сквозь корабельные недра. Одолев трап, они выбрались на палубу, умытую морским ветром. У Малты голова пошла кругом от чистого холодного воздуха, напоенного запахом соленой воды, от вида солнца, садившегося в огненно-розовые облака. Когда же она слегка проморгалась, ей захотелось запеть. Корабль шел на юг! В Джамелию, а не в Калсиду! Значит, существовала надежда, что их заметит какой-нибудь корабль из Удачного. Заметит и попытается остановить. Малта даже замедлила шаг, силясь рассмотреть землю, но море на горизонте переходило непосредственно в облака, так что угадать даже приблизительно, где они находились, она не смогла.

Значит, оставалось следовать за провожатым. Малта снова ускорила шаг.

Светловолосый подвел её к рослому, крепкому на вид моряку: тот присматривал за несколькими матросами, сплеснивавшими[135] канаты. Молодой калсидиец коротко поклонился ему, указал на Малту и застрекотал что-то на своем языке. Малта разобрала лишь заветное слово «лыофей». Старший обежал девушку с головы до ног взглядом, который она уже слишком хорошо знала (ох! век бы не видеть…). Она в ответ напустила на себя ледяное высокомерие. Он спросил:

— Что твоя надо?

Малта собрала в кулак все свое мужество.

— Я должна говорить с капитаном, — сказала она.

Она догадалась, что матрос привел её к старпому.

— Скажи мне, что твоя надо?

Он говорил с ужасным акцентом, но вполне понятно. Малта скрестила руки на груди.

— Я буду говорить только с капитаном.

Она произносила каждое слово медленно, раздельно. Так беседуют с дурачками. Он продолжал настаивать:

— Скажи мне!

Настал её черед смерить его взглядом.

— Ни в коем случае! — отрезала она.

Оскорбленно вскинула голову, повернулась тем особым движением, в котором они с Дейлой упражнялись лет этак с девяти (будь на ней бальное платье, юбки взметнулись бы сногсшибательным вихрем…) — и двинулась прочь, держа голову по-прежнему высоко и всерьез опасаясь, как бы вместе с дыханием наружу не выскочило сердце, бешено колотившееся в груди. Она как раз пыталась припомнить, из которого трюмного люка они выбрались с белобрысым, когда старпом окликнул её:

— Эй, погоди!

Малта остановилась. Неторопливо повернула голову, глянула на него через плечо. И вопросительно подняла одну бровь.

— Иди сюда! Я отводить твоя до капитана Дейяри! Говоря так, старпом манил её к себе рукой, чтобы она наверняка его поняла.

Малта ещё чуть-чуть выждала и вернулась, храня молчаливую гордость.


Как и следовало ожидать, капитанская каюта, расположенная на самой корме, являла собой разительную противоположность голому закутку, где ютились Малта с сатрапом. Здесь имелся большой и выпуклый, «фонарем», иллюминатор, даже скорее окно; на полу лежал толстый ковер и стояло несколько удобных кресел, да и пахло не парашей, а душистым табаком и иными травами для курения. В углу виднелась постель капитана: не какая-нибудь жесткая и узкая койка, а самая настоящая кровать с пышной периной, внушительными одеялами и даже покрывалом из какого-то густого белого меха. В другом углу на полке виднелись корешки книг. Присутствовало и несколько графинов с разноцветными напитками.

Сам капитан восседал в одном из кресел, вытянув ноги и держа в руках книгу. На нем были толстые теплые штаны и мягкая серая шерстяная рубаха. Капитан сидел в хороших носках, защищавших от сквозняков; ботфорты, спасение от палубной сырости, стояли возле двери.

При виде такой обстановки Малта испытала мучительное желание немедленно переодеться во что-нибудь столь же чистое, теплое и сухое. Что до капитана, то он раздраженно оторвал глаза от книги. Увидев Малту, он рявкнул на старпома, должно быть спрашивая, что это за явление. Старпом не успел раскрыть рта в ответ — Малта вклинилась в разговор до того ловко, словно всю жизнь этим занималась.

— Льюфей Дейяри, — сказала она. — Я здесь по милостивому соизволению своего господина и государя, сатрапа Касго. Я пришла, дабы предложить тебе исправить совершенные тобою ошибки, пока они не сделались неискупимыми.

Говоря так, она с прежним холодным достоинством смотрела капитану прямо в глаза.

Очередь была за льюфеем, но тот не торопился отвечать. Ожидание затягивалась, и с каждым мгновением в душе Малты росла зловещая убежденность. Она проиграла. Она просчиталась — и проиграла. Сейчас он велит свернуть ей шею и выкинуть за борт. Она не позволила страху отразиться на своем лице. Нет! Лишь надменная холодность. Переливчатые камни на пальцах, цветочная корона на голове… Нет, не цветочная, а самая настоящая, из чистого золота! И ох, до чего же тяжелая. Она ощутимо пригибала голову книзу. Малта выше подняла подбородок, чтобы выдерживать золотой вес, и продолжала смотреть прямо в бледные зенки Дейяри.

— По милостивому соизволению… — наконец отозвался капитан.

Голос у него был совершенно бесцветный. Зато акцента — ни малейшего.

Малта едва заметно кивнула.

— Мой государь наделен терпением, превосходящим понятия обычных людей, — продолжала она. — Когда мы только попали к вам на борт, он был готов извинить тот нелюбезный прием, который нам здесь оказали. Он говорил мне: «Капитан наверняка слишком занят, управляясь с множеством людей, снятых вместе с нами с галеры. Ему нужно выслушать массу сообщений, обдумать и принять десятки решений…» Ему ли, сатрапу, не знать, что такое ответственность начальствующих! Он убеждал меня не принимать близко к сердцу оскорбительное невнимание, встретившее его на этом корабле. «Капитану необходимо время, чтобы приготовить мне достойный прием, — сказал государь. — Скоро на пороге этой конуры, где нас временно поселили, появится посланник льюфея…» День шел за днем, но милосердный монарх усматривал все новые оправдания для тебя, капитан. Сперва он предположил, что ты нездоров; потом — что боишься потревожить его, ведь он сам только-только поправлялся после перенесенных опасностей и трудов. А может, говорил он, ты просто не подозреваешь, какого рода почести должны быть оказаны джамелийскому самодержцу? Видишь ли, наш милостивый государь в определенной степени равнодушен к личным удобствам. Подумаешь, голый пол и помои вместо еды! При его мужестве это все равно что отдых после тех лишений, коих он натерпелся в Дождевых Чащобах, а врожденное великодушие заставляет его полагать, что, возможно, на этом судне просто не имеется лучшей каюты. — Малта обвела капитанские хоромы красноречивым взглядом. — Но я, как верная раба своего великого господина, просто не могу позволить себе такого смирения! А уж что станут говорить про все это в Джамелии…

Последнюю фразу она произнесла вполголоса, как бы размышляя вслух.

Капитан поднялся. В явном смятении почесал кончик носа. И перво-наперво махнул рукой старпому, ещё торчавшему у входа: убирайся, мол! Тот мгновенно исчез с глаз и плотно притворил за собой дверь. Капитан продолжал хранить внешнюю невозмутимость, хотя от всего услышанного его внезапно прошиб пот: Малта чувствовала запах.

— Мне говорили что-то такое, но я не очень поверил, — сказал капитан. — Принял за досужие байки. Так этот человек — вправду джамелийский сатрап?

Малта решила поставить на кон все. Она стерла с лица последние остатки учтивости и ответила тихо, но тоном обвинения:

— Ты знаешь, что это действительно так. Утверждать, будто не распознал царственную особу — скверная отговорка, господин мой!

— А ты небось — придворная дама? — съязвил калсидиец.

Малта не дрогнула.

— Конечно же нет, — сказала она. — Думаю, ты уже догадался по моему выговору, что я из Удачного. Я лишь ничтожнейшая из его служанок, удостоенная счастливой судьбы оказаться при нем и служить ему в час нужды. Это честь, коей я ни в малейшей степени не достойна, в чем и отдаю себе полный отчет! — И Малта пустила в ход очередной козырь: — Утрата Сердечной Подруги, госпожи Кикки, постигшая государя на борту калсидийской галеры, тяжким камнем легла на его сердце. Не то чтобы он винил капитана, но… Ты же понимаешь льюфей: если Подруга, а затем и сам сатрап скончается от невыясненных причин среди калсидийцев, ваше гостеприимство будет подвергнуто немалому сомнению! — И очень тихо добавила: — Как бы не узрели в том политической подоплеки в определенных кругах.

— Если только эта весть до кого-нибудь доберется, — хмуро заметил капитан, и Малта задумалась, уж не перегнула ли она палку. Но последующие слова льюфея вновь воодушевили её, ибо он осведомился: — А что вы делали-то там, на реке?

Малта загадочно улыбнулась. (О, она умела загадочно улыбаться! Сколько долгих часов перед зеркалом она посвятила этому искусству. Могла ли она тогда предполагать, где и как оно ей пригодится!)

— Тайны Дождевых Чащоб были мне доверены не для того, чтобы я их раскрывала, — сказала она. — Если хочешь знать больше, быть может, сатрап пожелает просветить тебя. — Тут нечего было опасаться: Касго в любом случае не знал про Чащобы ничего существенного, а значит, и выболтать не мог. Тем не менее Малта деланно спохватилась: — Хотя о чем я! Станет ли он делиться сокровенным с человеком, столь постыдно с ним обращавшимся? Ибо ты, господин мой, повел себя не так, как полагалось бы именующему себя союзником государя. Или, может быть, случай, отдавший нас в твои руки, в самом деле превратил нас в твоих пленников? Уж не собрался ли ты потребовать за нас выкуп, уподобляясь какому-нибудь пирату?

Вопрос, заданный вот так, в лоб, вконец ошарашил калсидийского капитана.

— Я… да нет, конечно, вы не пленники, — вырвалось у него. Впрочем, он тут же вздернул подбородок: — Да будь он в самом деле пленником, разве вез бы я его со всей поспешностью в Джамелию?

— Чтобы там продать нас тому, кто больше заплатит? — сухо осведомилась Малта. Капитан собрался резко и сердито ответить, но Малта снова успела раньше: — Во всяком случае, возможность подобного искушения наверняка существует. Лишь глупец проглядел бы такую возможность, особенно в условиях нынешней смуты. Умудренные люди, однако, осведомлены о легендарном великодушии сатрапа по отношению к друзьям и соратникам. А также о том, что кровавые деньги, полученные бесчестным путем, навлекают его беспредельный гнев. — И она чуть склонила голову набок: — Желаешь ли ты, господин мой, стать орудием судьбы, скрепив дружбу Джамелии и Калсиды? Или предпочтешь навсегда запятнать доброе имя своего народа, явив калсидийцев двурушниками, готовыми продавать союзников и друзей?

Воцарилось длительное молчание.

— Ты говоришь прямо как торговец из старинной удачнинской семьи, — наконец сказал капитан. — Вот только ваши торговцы никогда особо не жаловали Калсиду. Твой-то какой во всем этом интерес?

«Моя жизнь, недоумок!» Малта изобразила величайшее изумление:

— Ты спрашиваешь женщину, каков её интерес? Что ж, я отвечу. Дело в том, господин мой, что мой отец родом из Калсиды, вот почему мне небезразлично, как станут отзываться о тебе и о твоих земляках. Что же до меня самой — я не преследую никаких личных целей. Благополучие государя — в этом вся моя жизнь.

И она благоговейно потупилась, хотя славословить сатрапа ей было все равно что дерьмо ложкой хлебать. Капитан снова надолго умолк, и Малта, казалось, явственно слышала движение его мыслей. В самом деле, он ничего не потеряет, если жизнь сатрапа переменится к лучшему. Живой и здоровый заложник всяко ценней, чем валяющийся при смерти. А благодарность сатрапа может вправду оказаться весомее куша, который отвалят за его возвращение вельможи Джамелии.

— Ступай, — внезапно отпустил её капитан.

— С твоего позволения, господин мой, — чопорно откланялась Малта. Не годилось женщине сатрапа пресмыкаться по-рабски, и этому Малту тоже научила Кикки, да приснятся ей на том свете добрые сны! Малта не стала пятиться к двери — просто повернулась к капитану спиной и пошла.

И пусть он что хочет, то и думает.

На палубе её обдало холодным вечерним ветром, и на миг у неё закружилась голова. Да так, что она еле устояла на ногах. Но все-таки устояла. Её силы были вычерпаны до дна. Тем не менее она в очередной раз высоко подняла голову, неся воображаемую корону. Она не позволила себе спешить и суетиться. Отыскала нужный люк и опять погрузилась в зловонные недра корабля. Дорога вела через кубрик; Малта прошла мимо матросов так, словно их там и не было. Они, в свою очередь, сразу прекратили все разговоры, глядя ей вслед.

Добравшись наконец до своей каюты, Малта захлопнула дверь, пересекла крохотное помещение, остановившись у койки, и наконец-то позволила подломиться коленям, чтобы преклонить их перед сатрапом, а вернее, попросту рухнуть. Если бы того не требовала роль, избранная ею для себя, она рухнула бы все равно.

— Мой величественный господин, я вернулась, — тихо проговорила она. — Как ты?

— Я? Я пребываю на грани голодной смерти, — был ответ. — И ещё ты с разными глупостями пристаешь.

— Не грусти, венценосный, — сказала она. — Предпринятые мною шаги дают некоторую надежду на улучшение твоего положения!

— Твои? Что-то сомнительно.

Малта низко склонила голову и сидела так некоторое время. Её трясло. Потом она начала думать, что, по-видимому, все-таки оплошала, что-то сделала или сказала не так и если что-то изменится, то разве что к худшему. В это время раздался стук в дверь. Наверное, это пришел юнга с ужином.

Малта могла бы просто разрешить ему войти. Она сделала над собой очередное усилие, поднялась на ноги и открыла дверь.

Там стоял собственной персоной старпом. И при нем — трое матросов, один другого здоровей. Старпом чопорно поклонился.

— Сегодня, — сказал он, — вы ужинать с льюфей. Ты… твоя… тебе… тьфу! Мыться. Одеваться!

Его небогатый словарный запас был явно исчерпан, так что он просто указал на матросов, державших полные ведерки горячей — аж пар шел — воды и целые охапки разнообразной одежды. Малта сразу отметила среди одежды явно женские принадлежности. Итак, ей удалось убедить их не только насчет сатрапа, но и в отношении себя самой.

Ох, как трудно было удержаться и не выдать охвативший её победный восторг!

— Если государь того пожелает, — с прохладцей ответствовала она. И жестом, достойным потомственной аристократки, велела им заносить все доставленное в каюту.


— Что ты намерена делать? — набравшись смелости, обратился Уинтроу к кораблю.

Ночной ветер явственно холодил, и, стоя на баке, Уинтроу обхватил себя руками, чтобы согреться. «Проказница» на всех парусах неслась назад в Делипай. Если бы Уинтроу мог повелевать стихиями, он первым делом приказал бы ветру утихнуть, чтобы корабль шел как можно медленнее и у него было время как следует поразмыслить.

Несмотря на поздний час, в море было отнюдь не темно. Лунный свет ярко играл на гребешках волн, и спины морских змей, плотным строем окруживших корабль, вспыхивали звездами. А какими цветами переливались их глаза! Медью, серебром, теплым золотом, жутковато-розовым и голубым. В море словно бы распустились светящиеся ночные цветы. Всякий раз, выходя на палубу, Уинтроу не мог отделаться от ощущения, что змеи пристально за ним наблюдали. Быть может, он ошибался. А может, и нет.

Словно в ответ на эту мысль, из воды высунулась гривастая голова. В потемках Уинтроу не взялся бы утверждать наверняка, но, похоже, это была зелено-золотая змея с острова Других. Несколько мгновений она держалась вровень с судном, внимательно глядя на Уинтроу. Двуногий, я знаю тебя! — прозвучал в его мозгу бестелесный шепот извне. Говорила ли она с ним? Или он просто припоминал её голос, услышанный на том берегу? Уинтроу не мог с уверенностью сказать.

— Намерена по поводу чего? — издевательски осведомилось изваяние.

Он знал: Молния могла прихлопнуть его как муху. В любой миг, по выбору. А значит, бояться было просто бесполезно, и Уинтроу отодвинул все страхи подальше.

— Ты прекрасно знаешь, о чем я. Альтия и Брэшен нас ищут. Нельзя исключать, что они поджидают нас где-нибудь вблизи Делипая. А могут подойти к нам прямо в гавани. Ну и что ты будешь делать тогда? Ты и твои змеи?

— А-а, так вот ты про что. Ну… — Носовая фигура откинулась назад, глядя на него через плечо. Её черные локоны вились, словно гнездо живых гадюк. Она поднесла палец к губам, словно намереваясь поделиться с ним величайшим секретом. Однако ответила громким «театральным» шепотом, предназначенным скорее для Кеннита, который, стуча деревянной ногой, как раз вышел на палубу: — А вот что захочу, то с ними и сделаю. — И улыбнулась пирату, уже откровенно глядя мимо Уинтроу. — Доброй ночи, милый!

— Доброй ночи и попутных ветров тебе, моя красавица, — отозвался Кеннит. Перегнувшись через фальшборт, он коснулся громадной ручищи, которую приветственно протянула ему Молния. Когда капитан улыбнулся Уинтроу, его зубы блеснули той же белизной, что и у морских змей: — Доброй ночи, Уинтроу. Надеюсь, у тебя все в порядке? А то тогда, у меня в каюте, ты какой-то был весь изможденный.

— Не все у меня в порядке, — откровенно ответил Уинтроу. Он смотрел на Кеннита, и сердце гулко стучало в его груди. — Я на части рвусь. Даже спать не могу из-за страхов, которые на меня наседают. — И он оглянулся на Молнию: — Не надо так легкомысленно отмахиваться от меня, я ведь о нашей с тобой семье говорю! Альтия — моя родная тетка и твоя многолетняя подруга и спутница. Подумай об этом, корабль! Она вставила заветный нагель[136] и первой приветствовала тебя, когда ты пробудилась! Неужели ты об этом не помнишь?

— Помню, и очень хорошо. А ещё лучше — о том, как она почти сразу ушла и бросила меня одну. И тем самым допустила, чтобы Кайл сделал из меня работорговый корабль! — И Молния выгнула бровь, косясь на Уинтроу: — Тебе бы такие воспоминания о последнем свидании с ней… Посмотрела бы я тогда, что за чувства вызвало бы у тебя её имя!

Уинтроу сжал кулаки, не позволяя отвлечь себя от первоначально заданного вопроса.

— И тем не менее, — сказал он, — она по-прежнему член нашей семьи. Что делать-то будем?

— «Мы»? «Нашей»?.. Я смотрю, ты меня опять со своей Проказницей перепутал. Мальчик мой, между мной и тобой нет и быть не может никаких «наших» и «нас». Ты — отдельно и я — отдельно. Если же я иногда говорю «наше» и «мы», знаешь, я вовсе не тебя имею в виду.

И она одарила Кеннита ласкающим взглядом.

— А я не верю, что в тебе вправду ничего от Проказницы не осталось! — упорствовал Уинтроу. — Иначе ты бы с такой горечью все это не вспоминала!

— Опять начинается! — Молния со вздохом закатила глаза.

— Боюсь, нам действительно придется кое-что обсудить, — тоном утешения обратился к ней Кеннит. — Не дуйся, Уинтроу. Лучше скажи откровенно: ты-то чего хочешь, чтобы мы сделали? Чтобы отдали Молнию твой тетке и тем оградили твои родственные чувства? Ну и где же, позволь спросить, твое чувство долга передо мной?

Уинтроу медленно подошел и встал рядом с Кеннитом у фальшборта.

— Моя верность принадлежит тебе, Кеннит, — заговорил он некоторое время спустя. — Ты сам это знаешь. Думаю, ты знал это даже раньше, чем я сам позволил себе так думать. И потом, если бы дело обстояло иначе, разве было бы мне сейчас так больно!

Пирата, похоже, тронуло его искреннее признание. Он положил руку Уинтроу на плечо, и довольно долго оба молчали.

— Ты ещё так юн, дорогой мой, — еле слышно прошептал Кеннит. — Скажи вслух, чего бы тебе хотелось?

Уинтроу изумленно повернулся к нему. Кеннит смотрел вперед, в ночь, так, словно и не он только что обращался к Уинтроу. Юноша спешно привел в порядок одолевавшие его сумбурные мысли.

— Я бы вот о чем попросил вас обоих, — сказал он затем. — Пусть Альтии не будет причинено никакого вреда… Она ведь сестра моей матери, в нас течет та же кровь, она — член семьи корабля. Пусть Молния отпирается сколько угодно, но я ни за что не поверю, что она смогла бы увидеть смерть Альтии и остаться совсем равнодушной. — Тут он вспомнил их перепалку и очень тихо добавил: — Я, по крайней мере, точно не смог бы.

— Та же кровь… член семьи корабля… — словно бы про себя повторил Кеннит. Его ладонь стиснула плечо Уинтроу: — Что до меня — обещаю: по моей вине у неё ни волоса с головы не упадет. А ты что скажешь, кораблик?

Носовое изваяние передернуло роскошными плечами.

— Пусть будет так, как сказал Кеннит. Мне-то что до неё? Убить её или оставить в живых — мне разницы нет.

Уинтроу испустил вздох величайшего облегчения. На самом деле он не верил, что Молния говорила правду. Все его существо трепетало от величайшего напряжения, причем большей частью заемного.

— А команду? — вырвалось у него.

Кеннит рассмеялся и дружески тряхнул его за плечо.

— Ну, Уинтроу, ты уж больно много от нас хочешь. Если кто-то из них пожелает героически погибнуть в бою, разве я смогу ему помешать? С другой стороны, ты и сам мог убедиться, что последнее время мы проливаем кровь лишь тогда, когда нас к этому вынуждают. Подумай обо всех тех кораблях, которые мы отпускали и они с миром продолжали свой путь! Невольничьи суда, конечно, дело другое. Тут я делаю то, чего ждут от меня все люди моего королевства. С работорговцами у нас разговор короткий: на дно! Невозможно спасти всех, Уинтроу, как бы нам порой того ни хотелось. Некоторые люди своими делами обрекают себя на смерть от моей руки ещё задолго до того, как мы с ними встречаемся. Так вот. Когда мы встретим корабль «Совершенный» и капитана Трелла, мы поступим так, как того потребуют обстоятельства. Большего мы не в силах пообещать.

— Ну… наверное, — отозвался Уинтроу. Он понимал, что большего сегодня добиться ему не удастся. А ещё он гадал: будь он наедине с кораблем, сумел бы он выдавить из Молнии признание насчет ещё сохранявшейся у неё связи с Альтией? «Альтия! — послал он яростную мысль кораблю. — Я знаю, что ты помнишь её! Это она пробудила тебя от долгого сна, это она приветствовала твое возвращение к жизни! Она любила тебя! Сможешь ли ты повернуться спиной к подобной любви?!»

По корпусу судна пробежала дрожь волнения. А под бортом раздался громкий всплеск, ознаменовавший новое появление зелено-золотой змеи. Что до носового изваяния, оно обернулось и зло посмотрело на Уинтроу — глаза сужены, ноздри свирепо раздувались. Уинтроу стал ждать, что вот сейчас она шарахнет его новым приступом казнящей боли. Но вместо этого Кеннит снова встряхнул его, на сей раз крепче.

— Хватит! — сурово попенял он Уинтроу. — По-твоему, я не понимаю, что ты с ней делаешь? Она сказала тебе, что ей нет до Альтии ни малейшего дела, — и успокойся на этом! — Его рука смягчилась, пожатие снова стало дружеским и даже сочувственным. — Довольно нюни распускать, парень. Молния совсем не та, кем была для тебя та, другая. Вот что, иди-ка ты поищи Этту! Небось она тебе быстренько настроение поправит.


Когда Уинтроу спустился с бака на носовую палубу и достаточно отдалился, талисман заговорил снова. На сей раз он не шептал. И подавно не таился от корабля.

— Нюни распускать… Молния совсем не та, кем была… — передразнил он, издеваясь. — Ну да, конечно. Ты самого себя в этом убеди, может, получится. Тогда, глядишь, и с Совершенным сумеешь снова разделаться. — И крохотное деревянное личико продолжало, понизив голос, словно бы делясь сокровенным: — Потому что ты всегда знал: тебе снова придется иметь с ним дело, ведь так? Ещё когда твоих ушей только-только достиг самый первый слух об ослепленном живом корабле, вернувшемся в Удачный, ты понял, что однажды ваши дорожки пересекутся!

— Заткнись! — прошипел Кеннит, но к его гневу примешался страх. Такой страх, что волосы сзади на шее поднялись дыбом, царапая кружевной воротник.

— Я знаю Совершенного, — вдруг подал голос корабль. — В смысле, знаю то, что помнила о нем Альтия. А прежде неё — её отец. Ефрону Вестриту не нравился этот корабль. Он не хотел, чтобы его дочь играла вблизи него. Совершенный, знаете ли, безумен. Так сказать, совершенно не в себе!

— Именно, — любезно согласился талисман. — Да и как ему было не спятить, бедняге, под грузом всех тех воспоминаний, что насквозь пропитали его доски? Удивительно, что он вообще способен говорить… не так ли, а, Кеннит? Помнишь, сколько одному маленькому мальчику хватило, чтобы на целых три года утратить дар речи? Даже язык не понадобилось вырезать. О, Игрот был вполне уверен, что его секретам ничто не грозило. Но вот ведь жалость какая: у секретов есть обидное свойство утекать даже в самомалейшую щелку.

— Заткнись! — окончательно свирепея и покрываясь потом от ужаса, хриплым шепотом приказал Кеннит.

— Молчу, молчу, — отозвался с его запястья пристегнутый ремешком талисман. — Я нем, как слепой корабль, плавающий кверху дном в океане. Я нем, словно крик под водой.


Часть III Зима | Мир Элдерлингов. I том | ДАЛЕКО ИДУЩИЕ ПЛАНЫ







Loading...