home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


ТРУДНЫЕ РЕШЕНИЯ

— Пойдем скоре вниз, чтобы я могла наложить повязку, — увещевала Малта. — Государь, побереги же себя!

Очередной камень рухнул у самого борта, и она невольно отшатнулась. Потом оглянулась, и Рэйн проследил её взгляд. Джамелийцы целились все лучше. Наверное, потому, что расстояние сокращалось.

— Нет! Погоди! — Сатрап крепко сжимал поручни и злорадно смотрел вниз. Малта не отходила от него, держа тряпку крепко прижатой к сабельной ране у него на животе, ибо сатрап наотрез отказывался прикасаться к себе. Для этого, по его мнению, годилась только Малта. Рэйн более не позволял себе ревновать. Сатрап так цеплялся за присутствие Малты, словно без неё весь его мир рассыпался бы на части, но, кажется, даже себе самому не сознавался в том, насколько стал зависимым от неё. Рэйн только забавлялся, наблюдая за самодержцем, в упор не слышавшим отчаянной фальши в любезно-почтительном голосе Малты.

Вот Касго наклонился вперед и приложил руки рупором ко рту, чтобы люди на тонущем джамелийском корабле вернее расслышали его голос.

— Прощай, господин Криат! Верно, твои добрые советы очень пригодятся моему белому змею. А уж я прослежу, чтобы твоя семья в столице доподлинно узнала, как храбро ты молил о помощи. Что-что, Фердио? Плавать не умеешь? Ну, тебе не о чем беспокоиться. Ты не долго пробудешь в воде, а у змея в брюхе плавать тебе уже не придется. А-а, и ты здесь, господин Крейо! Твоим сыновьям не придется ссориться из-за наследства: они ничего не получат. Ни земельных пожалований в Удачном, ни джамелийских наделов! А ты, Пэтон, владетель Всхолмья, с которым мы так весело курили вдвоем! То-то славно будут куриться твои сады и леса — светлая память! А ты что прячешь лицо в ладонях, благородный Внесет? Не бойся, я про тебя ни в коем случае не забыл! У тебя ведь, кажется, дочь есть?

Вельможные заговорщики беспомощно смотрели на своего государя. Кто-то молил о пощаде, кто-то пытался гордо молчать, а некоторые отвечали оскорблениями на оскорбления. Какая разница? Все равно всех ждал один и тот же конец. Они отказались сесть в шлюпки, убоявшись шнырявшего поблизости змея, и тогда команда бросила их на корабле. Впрочем, матросы не много от этого выгадали. От шлюпок остались одни щепки, кружившиеся на волнах, и Рэйн не видел, чтобы спасся хоть один человек.

Уроженцу Чащоб вконец опротивело происходившее, и он попрекнул сатрапа, заметив:

— Ты смеешься над гибнущими…

— Я смеюсь над изменниками! — гневно отрезал самодержец. — И сладка будет моя месть! — вновь крикнул он во весь голос.

Он с жадным нетерпением смотрел на своих вельмож, стоявших на палубе, по которой уже перекатывалась вода, и бормотал какие-то имена, явно запоминая покрепче, чтобы никого не пропустить, когда придет время отыграться на их семействах. Рэйн обменялся взглядами с Малтой. И вот этот мстительный, не ведающий жалости мальчишка в самом деле был монархом всея Джамелии, государем сатрапом? А Касго продолжал кричать:

— Погоди, мой прекрасный змей, не уплывай от нас, здесь для тебя ещё несколько нежных, жирных… Ой-ой-ой!

Его голос оборвался, он согнулся вдвое.

— Государь мой, довольно изливать свой царственный гнев на этих ничтожных, у тебя опять кровь пошла, — с самым невинным видом объявила Малта, чья рука с тряпкой все так же крепко прижимала его рану. — Пойдем, нам нужно поспешить вниз! А над этими людьми пусть свершится правосудие Са!

— Кровь? Значит, эти трусы и предатели заслуживают ещё худшего наказания. Кеннит был прав! Ты знаешь, а ведь он меня спас. — И сатрап оперся на Рэйна, словно так тому и следовало быть. Вдвоем с Малтой они повели его к рубке. — Под конец Кеннит все-таки понял, что моя жизнь была ценнее его собственной. Храбрец! Конечно, я тоже явил беспримерное мужество, но когда они бросились убивать нас, Кеннит заслонил меня и принял назначенный мне смертельный удар. Что ж, мы всегда будем чтить имя Кеннита, короля Пиратских островов!

Стало ясно, что сатрап вознамерился приписать себе деяния и репутацию Кеннита. Рэйн решил ему подыграть.

— Без сомнения, — сказал он, — певцы сложат дивные баллады, в которых воспоют твое удивительное приключение. О том, как отважный молодой сатрап посетил Удачный и Дождевые Чащобы. Как он претерпел немалые опасности и в конце концов был спасен благородным пиратским королем, успевшим понять, сколь важен для этого мира джамелийский государь.

Рэйн говорил с самым серьезным видом и слегка нараспев, косясь на Малту и с немалым удовольствием наблюдая, как она гонит с лица улыбку.

Сатрап же так и засиял от восторга.

— Да-да! Отличный замысел, — похвалил он Рэйна. — И там непременно должен быть целый стих с перечислением имен гнусных отступников. И как они погибли, растерзанные змеями, которым Кеннит повелел меня охранять. И пусть могущие взлелеять преступный помысел услышат эту песнь и убоятся злоумышлять против меня!

— Несомненно, государь, — кивнула Малта. — Но сейчас нам непременно нужно укрыться внизу.

И она с прежней твердостью направляла Касго вперед, а взгляд, брошенный Рэйну, ясно говорил: она не была уверена, что они доживут хотя бы до вечера. Но даже невзирая на столь черные сомнения, Рэйн радовался уже тому, сколь ясно он ощущал её чувства и мысли, просто стоя вблизи. В свою очередь, он собрался с силами и попытался поделиться с нею спокойствием и уверенностью. А что? Наверняка капитану Кенниту доводилось бывать ещё и не в таких переделках. А значит, его команда уж что-нибудь да придумает.


— Я сделаю саван из парусины, — предложила Янтарь.

— Ага, — отсутствующе кивнул Брэшен.

Он смотрел на тело Кеннита, распростертое на палубе. Пират, из-за которого все они едва не погибли, лежал мертвый. Его мать обнимала и укачивала погибшего сына. Она плакала без слез, а по губам блуждала улыбка. Что же до Совершенного, то, вручив Кеннита матери, корабль погрузился в глубокое молчание, и Брэшен даже не отваживался с ним заговорить, опасаясь, что тот попросту не ответит. В душе корабля определенно что-то происходило, и это что-то не было предназначено для посторонних. Так что Брэшен просто ждал. Ждал, признаться, не без определенного страха.

— Ну и как мы будем выпутываться? — деловито осведомился Клеф.

Брэшен сверху вниз посмотрел на юнгу и коротко ответил:

— Не знаю пока. Попробуем что-нибудь придумать.

Юнга со знанием дела обвел взглядом неприятельские корабли и поинтересовался:

— А почему они вплотную не подходят?

— Подозреваю, — ответил Брэшен, — они побаиваются живых кораблей. Зачем им лезть на рожон, если можно метать камни издалека?

Ну а джамелийское судно, которое они протаранили, продолжало погружаться. Оставшиеся на борту в отчаянии карабкались вверх по снастям: белый змей, круживший вблизи, успел уже наглядно показать им, что пытаться спастись на шлюпках было бесполезно. Два других корабля Кеннита вовсю дрались с ближайшими джамелийцами, пытаясь прорвать окружение. Ещё один камень шлепнулся в воду в неприятной близости от Совершенного. Не подлежало сомнению: как только он отойдет подальше от тонущего корабля, стрельба сразу сделается чаще.

— Вот бы попросить белого змея помочь тем двум пиратским судам, — проговорил Брэшен задумчиво. — Тогда, глядишь, и удалось бы прорваться. Правда, пришлось бы от всего флота удирать.

— Веселенькие возможности, — вздохнул Клеф.

— Веселенькие, — кивнул Брэшен. И улыбнулся: — Но покуда мы живы, значит, ещё не все потеряно!

Носовое изваяние между тем подсаживало через фальшборт незнакомую женщину. Эта женщина даже не взглянула на Брэшена, сразу преклонив колени рядом с почившим пиратом. Невыразимое горе туманило взгляд её черных глаз. Она подняла руку Кеннита и прижала её к своей щеке. Мама потянулась к ней, положила ладонь ей на плечо. Две женщины посмотрели друг другу в глаза поверх недвижного тела. Темноволосая красавица всматривалась в морщинистое лицо Мамы. Потом она тихо проговорила:

— Я любила его. И он меня любил, я полагаю. Я ношу его дитя.

И она разгладила волосы Кеннита, отводя их с застывающего лицо. Брэшен невольно отвел глаза, почувствовав себя лишним, и стал смотреть на отходящую прочь Проказницу. Там, на носовой палубе, стояли Альтия и Уинтроу. Они совещались, что-то обсуждая. Брэшен запоздало обозвал себя идиотом и бросился к поручням. Если одна женщина перебралась с корабля на корабль, то почему бы и другой не сделать того же?

— Альтия!!! — позвал он во все горло, но было поздно: корабли уже разошлись.

Тем не менее Альтия услышала его голос и крутанулась навстречу. И бросилась на самый нос корабля. У Брэшена сердце заколотилось у горла, когда Альтия выскочила через поручни прямо на плечо носовой фигуры, — видно, её посетила та же мысль, что и его, и она решила перепрыгнуть на Совершенного. На счастье, Проказница успела подхватить её прямо в прыжке. Выражение её лица при этом нужно было видеть!

Ко всему прочему Брэшен очень ясно расслышал, что Альтия говорила своему кораблю.

— Ну пожалуйста, Проказница! Я ведь не нужна тебе! Я хочу к нему!

Вот Проказница посмотрела на Совершенного. Её голос четко прозвучал над водой:

— Совершенный! Я и её тебе отдаю!

И как родитель подбрасывает на руках дитя, носовое изваяние мощно качнуло Альтию вниз, потом вверх и с размаху перебросило её слепому кораблю!

— Нет! — испытав ни с чем не сравнимый ужас, взвыл Брэшен.

— Поймал! — прогудел Совершенный.

И действительно некоторым чудом поймал Альтию. Живую и невредимую. Принял на ладони, как мог развернулся — и препроводил прямо в распахнутые объятия Брэшена. Тот некоторое время даже не пытался сказать нечто членораздельное — просто держал Альтию, крепко-крепко прижимая к себе, и молчал. Потом посмотрел на Совершенного. И их взгляды встретились. Корабль, оказывается, открыл наконец глаза. Теперь он ещё и подмигивал своему капитану.

Брэшен окончательно потерял дар речи.

— Добро пожаловать на борт, — за него сказал Альтии Клеф. — Вот теперь вправду пора когти отсюда рвать!

— Ох, Брэшен… — пискнула Альтия куда-то ему в грудь, и звук её голоса вернул молодого капитана к реальности. Она подняла голову и стала смотреть на него, продолжая тем не менее держаться за него изо всех сил. Потом наконец перевела дух и сказала: — Уинтроу кое-что придумал. Если сумеем прорваться, надо лететь на север, в Делипай.

Тамошняя гавань теперь неплохо защищена, в ней можно держаться сколько угодно, пока почтовые птицы не соберут другие корабли Кеннита нам на помощь.

Тут она запнулась и посмотрела на безжизненное тело пирата. Над телом сидела Этта и по другую сторону — некая пожилая женщина, и видно было, что остальной мир для них не существует.

— Он умер, — шепнул Брэшен Альтии. — Умер у Совершенного на руках.

Альтия ещё крепче вцепилась в него, и Брэшен не разжимал рук, горько сетуя, что прямо сейчас у них не было времени друг для друга. Что поделаешь! Когда со всех сторон грозит смерть, поневоле становится не до нежностей.

— Прорваться, — буркнул он. — Вот бы знать, каким образом?

Ему неожиданно ответил Совершенный. Он смотрел на Брэшена поверх головы Альтии и говорил так, словно они с капитаном были наедине.

— Когда-то я пообещал не убивать тебя, — сказал он. — Я был тогда сумасшедшим, и ты это знал и все-таки мне поверил! — Корабль отвернул голову и обвел сомкнутый неприятельский строй холодным взглядом голубых глаз. — Теперь я наконец обрел полноту. И хочу дать вам обоим новое обещание. Я сделаю все от меня зависящее, чтобы вы остались в живых!


— Поднять их на борт!

Приказ прозвучал откуда-то сзади, и все обернулись: Малта, Рэйн и сатрап. Оказывается, приказ исходил от Уинтроу. Его рубашка была сплошь залита кровью Кеннита. Он указывал на джамелийских вельмож, топтавшихся на заливаемой волнами палубе обреченного корабля.

Йола подбежал к Уинтроу, чтобы опасливо спросить:

— Нам шлюпку спустить?

— Нет, — ответил Уинтроу. — Я своими людьми ради них рисковать не намерен. — И возвысил голос, обращаясь к дворянам: — Сейчас мы вам бросим конец! У кого хватит смелости, тот спасется! Так что выбирайте сами! Ваш флот не дает нам времени оказывать вам помощь. Йола! Займись!

И он вновь отправился на бак.

Гибнущие вельможи засуетились пуще прежнего, сгрудившись у борта кренившегося судна. Какой-то старец, воздев руки, молил Са о милосердии. Молодой придворный, наоборот, решил обойтись земными мероприятиями и кинулся к противоположному борту, размахивая ярким плащом и призывая свои корабли прекратить обстрел. Никто его, конечно, не послушал, а волны уже перекатывались через борт. Йола приготовил канат и, раскрутив, бросил. Долетевший конец ухватило сразу множество рук, а самый проворный немедленно попытался лезть по канату.

— Да не так, дурень! — заорал на него старпом. — Сперва закрепите за что-нибудь, и тогда уже… по одному…

Но там половина были старики, а большинство других привыкло вести праздную жизнь. Где уж им вскарабкаться по канату без подмоги! В конце концов над водой полетело ещё несколько канатов и была кое-как налажена переправа. Вельмож выуживали одного за другим, и, конечно, шелковые наряды, не предназначенные для грубого обращения, по ходу дела превращались в лохмотья.

— Ещё скажите спасибо, что у нас живой корабль, — самым черствым образом хмыкнул Йола. — Живые в отличие от обычных ракушками не обрастают. Случись килевание, так хоть шкуру не обдерет!

И вот они стояли перед сатрапом. Дюжина мужчин, чьи имена он хорошо знал. Люди, с которыми он ел за одним столом, которым он доверял… Малта отдала должное кое-какому мужеству, которое наверняка потребовалось ему, чтобы посмотреть в эти лица. У некоторых хватило присутствия духа выдержать его взгляд, но большинство смотрело либо себе под ноги, либо на горизонт. Потом сатрап заговорил, и Малта изумилась до глубины души: чего-чего, а подобных речей она от него никак не ждала.

— Почему? — спросил Касго. И обвел глазами каждого по очереди, и Малта, по-прежнему зажимавшая его рану, чувствовала, как он дрожал. Она вскинула глаза и увидела на его лице то, чего, скорее всего, никто другой не заметил. Его больно ранила их измена. — Почему? — повторил он. — Вы так меня ненавидели, что надумали отнять у меня жизнь и решились ради этого на измену?

Тот, кого сатрап называл господином Криатом, поднял на него серые глаза.

— Да ты на себя посмотри, — проворчал он. — Ты глупец и слабак. Ты способен думать только о себе любимом, и ни о чем больше. Ты растранжирил сокровищницу, а что будет с городом, тебе наплевать. Ну и что делать с таким сатрапом, как не убить его? Да ты и сатрапом-то, по сути, никогда не был!

Касго ответил ему столь же прямым взглядом.

— А ты был моим первейшим советником с тех пор, как мне пятнадцать лет стукнуло, — ответил он хмуро. — И я следовал твоим советам, Криат. А ты, Фердио, все это время ведал сокровищницей. Пэтон, Крейо! Скажете, вы мне ценных советов не подбрасывали? И я слушал вас, не считаясь с мнением некоторых Сердечных Подруг: я хотел, чтобы вы думали обо мне хорошо. — Он смотрел то на одного, то на другого, то на третьего. — Теперь я понимаю, как ошибался. Я судил о себе по вашим льстивым сладким речам. И я таков, каким вы меня сделали, господа мои. Вернее сказать — таким я был раньше! — И Касго выпятил челюсть. — Но с тех пор мне довелось провести некоторое время во внешнем мире, среди настоящих людей, и это просветило меня. Я более не тот мальчишка, которым вы сначала вертели как хотели, а потом предали. И вам ещё придется в этом убедиться. — И он обратился к Йоле, как будто имел на то право: — Запри их внизу. И не стоит слишком заботиться об их удобстве!

— Нет, — подал голос вернувшийся Уинтроу. Юноша даже не стал извиняться за приказ, отданный через голову самодержца. — Расставь их вокруг рубки, Йола, так чтобы с тех кораблей их как следует видели. Может, хоть немножко меньше стрел и камней получим, когда будем прорываться. — Уинтроу бросил быстрый взгляд на сестру, но Малта едва узнала его. Горе проложило черты по его щекам и выстудило глаза. Он попытался смягчить голос, но мало что вышло. — Малта, отправляйся в капитанскую каюту, там безопасней всего. Отведешь её туда, Рэйн? Ну и сатрапа, конечно.

Малта в последний раз посмотрела на тонущее джамелийское судно. Ну а на то, как из вельмож станут сооружать подобие живого щита, смотреть у неё и вовсе никакой охоты не было. «Это война», — сказала она себе. Уинтроу просто делал то, что следовало сделать ради их общего спасения. И если вельможи погибнут, то лишь от неприятельских стрел. А то они с самого начала не шли на смертельный риск, взявшись злоумышлять против сатрапа!

Не то чтобы эта мысль доставила ей какое-то удовлетворение. Наоборот, она с горечью припомнила, сколько жителей Удачного, начиная от обездоленных рабов и кончая именитыми торговцами, умерло из-за непомерного честолюбия этих людей. А если бы заговор увенчался успехом, Удачный неминуемо пал бы. А там, спустя некоторое время, и Дождевые Чащобы.

Вот пусть теперь они и узнают на собственной шкуре, что это такое: опасность, от которой некуда деться!

Альтия хорошо видела с верхушки мачты Совершенного, как разворачивалось сражение. Брэшену она сказала, что хочет попытаться высмотреть сверху путь к спасению, и он ей поверил. Откуда ему было знать, что она просто бежала и от бледно-голубых глаз Совершенного, и от его прикосновений, вдруг показавшихся ей собственническими. От всего этого ей вдруг стало очень не по себе. Брэшен ничего не заметил. Он приставил Симоя выстраивать убогую команду Совершенного в боевые порядки, сам же взялся за штурвал. Альтии больно было смотреть на то, как поредела команда, на увечья и раны уцелевших матросов. Обожженное лицо и наполовину сгоревшие волосы Янтарь привели её в ужас. Как и ещё шелушившиеся волдыри Клефа. Альтии стало некоторым образом даже стыдно оттого, что её не было с ними, пока они все это претерпевали.

Вид, открывавшийся с мачты, был ничуть не радостнее. Альтия видела, как покидали команды погубленные змеями корабли, как другие суда еле-еле ковыляли с порванными снастями, на ходу пытаясь латать пробоины. Впрочем, те джамелийские суда, что выглядели боеспособными, сражения не оставляли, и бреши в их строю Альтия высмотреть не могла. Она видела, как «Пеструшка» протаранила корабль, пытавшийся перерезать ей путь. Теперь они были намертво сцеплены, их снасти захлестнулись и перепутались, а на обеих палубах шла кровавая резня. Альтия про себя заподозрила: кто бы ни одержал верх, победителя в этой схватке не будет. «Мариетта», пожалуй, сумела бы просочиться наружу, но Соркор вместо этого как мог помогал «Пеструшке». Его стрелки истребляли джамелийское воинство, а маленькая катапульта грозила вражеским кораблям, без особого успеха пытаясь удержать их на расстоянии.

Словом, битва происходила неравная, и с каждым мгновением положение делалось все хуже. Теперь, когда Проказница и Совершенный заново набирали ход, лишь стремление полнее использовать катапульты удерживало джамелийцев от попытки плотно окружить и остановить два живых корабля. Да и белый змей, крутившийся под форштевнем Совершенного, явно отпугивал кое-кого. А другие и хотели бы сунуться вперед, но мешали повреждения, полученные чуть раньше. Альтия видела, как на одном корабле внезапно рухнула вниз сразу половина парусов вместе с реями. Это сказалось действие яда, окончательно разъевшего тросы.

Итак, единственная надежда состояла в том, чтобы вырваться из окружения и удрать в Делипай. Уинтроу говорил, что пиратская столица вполне способна за себя постоять. Это да, но одно дело — отбить нападение и совсем другое — выдержать длительную осаду. Про себя Альтия полагала: пока будет жив сатрап, джамелийцы вряд ли отступятся. А если он умрет — постараются уничтожить всех свидетелей. И если это будет означать полное уничтожение целого пиратского поселения — значит, быть по сему.

А внизу, на палубе, люди подняли тело Кеннита и несли его прочь. И старая женщина пошла за телом сына, а Этта осталась на носу. Она держалась за поручни и смотрела через плечо носового изваяния, не очень-то обращая внимание на битву. Наверное, она тоже чувствовала, что в Совершенном было больше от Кеннита, чем в безжизненном трупе. Ибо Кеннит был теперь частью Совершенного. Он умер на палубе Совершенного, и корабль приветствовал его возвращение.

Хотя Альтия — ну убейте — не могла взять в толк почему.

Снизу неожиданно подала голос Янтарь.

— Слезай лучше, — окликнула резчица. — А то Брэшен боится, что тебя оттуда камнем сшибут!

Совершенному уже пришлось выдержать одно попадание. Снаряд из катапульты снес часть фальшборта и пробороздил палубу.

— Я тоже слезу, пожалуй, — добавила Янтарь. — Там, кажется, Кайл из-за тела Кеннита расшумелся.

— Кайл?! — вырвалось у Альтии. — Какими судьбами?

— А тебе Брэшен что, не сказал? Его Мама с собой на борт привела. Кеннит ведь его на Ключ-острове содержал.

— Нет, не сказал, — отозвалась Альтия. — Мы с ним почти ни о чем и поговорить не успели.

А следовало бы. Мама? Ключ-остров? Сколько всего! Альтия так заторопилась на палубу, что даже обогнала Янтарь. Ей-то, дуре, казалось, за сегодня и так произошло вполне достаточно событий, а тут ещё!

И она не ошиблась.

Кайл Хэвен, пропавший муж её сестрицы Кефрии, стоял в дверях корабельной рубки, не давая пройти скорбной процессии. Альтия издалека услышала его голос.

— Выкиньте «это» за борт! — хрипло командовал Кайл. — Убийца! Г-г-головорез! — Он заикался от ярости, не владея собой. — Сдох, и поделом ему! Теперь скормите его змеям! Как он мою команду скормил!

Двое, несшие тело, ограничивались недовольными взглядами, но мать Кеннита выглядела попросту потрясенной. Она ещё держала руку мертвого сына в своей.

Альтия легко спрыгнула на палубу и поспешила к ним.

— Дай ей пройти, Кайл, — сказала она. — Не надо издеваться над ней: сделанного Кеннитом это все равно не изменит.

Произнеся это, она словно со стороны услышала собственные слова и внезапно осознала их глубокую справедливость. И впервые смогла бесстрастно взглянуть в мертвое лицо Кеннита. Теперь он стал недостижим для её мести, а срывать зло на пожилой женщине, и без того потрясенной горем, Альтия не считала возможным. Кайл же, в отличие от Кеннита, стоял перед нею очень даже живой, и Альтия поняла: вот она, долгожданная встреча с человеком, чья корыстная наглость едва не пустила прахом всю её жизнь!

И тем не менее когда Кайл к ней повернулся, её законная ненависть уступила место тихому ужасу. Тем более что отпор с её стороны начисто лишил его яростной самоуверенности, с которой он перегораживал путь матери Кеннита. Кайл смотрел на Альтию, явно не узнавая, а руки у него начали судорожно дергаться.

— Что? — спросил он довольно-таки бессмысленно. — Кто?

— Альтия Вестрит, — представилась она негромко и стала ждать, что будет дальше.

Судя по всему, в плену его били смертным боем, причем неоднократно и со вкусом. Во рту недоставало зубов, лицо пробороздили шрамы. Ему явно частенько доставалось по голове: то-то голова и руки у него почти беспрестанно тряслись. И двигался Кайл неуверенно, словно глубокий старик.

Янтарь подошла к ним и остановилась у Альтии за плечом. Она заговорила с Кайлом ласково и спокойно — точь-в-точь как с Совершенным во время приступов безумия.

— Оставь, Кайл, — сказала она. — Он все равно мертв, так что какой смысл? Главное, ты сам спасен. Теперь у тебя все будет хорошо.

— Какой смысл? — возмутился он. И продолжал, брызгая слюной: — Очень даже большой смысл! Да посмотрите же на меня! Во что я превратился! А все ты виновата! — объявил он внезапно и наставил на Альтию кривой трясущийся палец. Альтию и без того уже мутило от одного вида его рук, носивших следы множества переломов. — Ты во всем виновата! Ты… извращенка, желавшая быть мужчиной! Позор семьи! Это из-за тебя корабль возненавидел меня! Ты виновата! Ты, ты, ты!

Альтия не очень-то прислушивалась к сказанному, лишь наблюдала, как эта человеческая развалина мучительно подбирала слова, а потом силилась их разборчиво выговорить. Вот он набрал полную грудь воздуха, и его лицо покрылось пятнами от непомерного усилия.

— Будь проклята! — выкрикнул он. — Сдохни на этом чокнутом корабле! Пусть тебе никогда и ни в чем не будет Удачи! Пусть этот труп на борту и тебя утащит с собой! Ты тоже упадешь на эту палубу и умрешь! Запомни! Будь проклята, проклята, проклята! И вы все, я всех вас проклинаю!

Он стоял, широко распахнув руки, по подбородку сбегала слюна.

Альтия смотрела на него, не находя слов. По её мнению, истинное проклятие состояло в том, что этот бывший человек по-прежнему доводился мужем её сестре Кефрии, а Уинтроу, Малте и Сельдену — отцом. А значит, долг повелевал ей спасти его и вернуть в лоно семьи. Только почему-то кровь в жилах стыла при мысли о таком возвращении. Не довольно ли уже выстрадала Малта, чтобы наказывать её ещё и встречей с отцом, которого она себе рисовала чуть ли не идеальным героем? А Кефрия? Жить дальше с озлобленной карикатурой на человека, которого она когда-то любила?

Между тем Кайл убедился, что проклятие не больно-то испугало невестку, и его ярость перешла уже всякие пределы. Он плюнул на палубу у её ног, думая тем самым нанести оскорбление, но плевок не получился, слюна в основном попала на него самого, и Альтия испытала лишь отвращение.

— Кайл, — сказала она спокойно. — Уважь горе его матери, позволь им пройти.

Он смотрел на неё, пытаясь что-то понять. Матросы воспользовались моментом и внесли тело Кеннита в рубку. Мама последовала за ними, бросив на Кайла лишь один укоризненный взгляд. Этта проскользнула следом за ней. Она перехватила взгляд Альтии. Какие слова могли достойно выразить чувства двух женщин?

— Спасибо, — только и проговорила Этта, проговорила чопорно и неохотно.

В её глазах ещё тлела ненависть, но обращена эта ненависть была не на Альтию. Скорее уж причиной была постыдная правда, терзавшая их обеих. Кеннит изнасиловал Альтию, и Этта знала об этом. И это знание отравляло все её воспоминания о любви к почившему капитану. И ни той ни другой женщине некуда было деваться от памяти о том, что Кеннит причинил им обеим.

Альтия невольно отвела взгляд. Но лишь для того, чтобы снова увидеть перед собой Кайла. Он по-прежнему что-то бормотал и размахивал кулаками в бессильном приступе ярости, медленно двигаясь прочь. Левую ступню он ставил неловко и косо.

— Помнишь, как по вечерам в каюте ты мечтала встретиться с ним ещё раз? — тихо напомнила Янтарь. — Встретиться и призвать к ответу за все, что он натворил.

— Помню, — ответила Альтия. — Он украл у меня мой корабль. Он растоптал мои мечты. — Выстраданные обвинения ей самой теперь казались пустым звуком при виде ничтожного, сломленного заточением Кайла, ковылявшего по палубе. — Са, спаси и помилуй, — вырвалось у неё. Вот, значит, и постояла она с ним лицом к лицу, как хотела когда-то. Всего несколько мгновений, но их хватило, чтобы она почувствовала себя старухой. Альтия с усилием оторвала взгляд от шаткой фигуры Кайла и неверным голосом заметила, обращаясь к подруге: — Ну где справедливость? Дважды за сегодняшний день у меня отняли возможность как следует отомстить.

Янтарь удивленно подняла брови.

— И тебе жаль? — спросила она.

— Нет. Ни в коем случае. — Альтия заглянула поглубже к себе в сердце и сама изумилась собственным чувствам. — Знаешь… Я благодарна, — сказала она. — За то, что жива, что руки-ноги при мне. За то, что в моей жизни есть такой мужчина, как Брэшен. Во имя животворящего дыхания Са, Янтарь! Да мне просто не на что жаловаться! — И Альтия огляделась, ни дать ни взять испытав радостное пробуждение от кошмарного сна. — Так что сегодня мы обязаны остаться живыми, Янтарь! Просто обязаны! Мне лично ещё жизнь жить.

— И тебе, и нам всем, — ответила резчица. Она смотрела туда, где на палубах сцепившихся кораблей шла жестокая битва. Потом добавила совсем тихо: — И жизнь прожить, и за край смерти шагнуть.


— Ну и что бы сейчас делал Кеннит? — вслух спросил себя Уинтроу, оглядывая смыкающееся кольцо вражеских кораблей.

Начать следовало с того, что он велел выловить с тонущего корабля джамелийскую знать просто потому, что был не в силах смотреть, как они захлебнутся или будут заживо съедены. Кеннит уж точно назвал бы это слабостью. Ещё он сказал бы, что Уинтроу потратил драгоценное время на их спасение, вместо того чтобы скорее уводить корабль и прорываться. Как бы то ни было, Йола уже приковывал вельмож цепями во исполнение его, Уинтроу, приказа. От одной мысли об этом у юноши голова шла кругом, но вдаваться в разные тонкости было поистине некогда. Ему всяко-разно предстояло справляться одному, без чьей-либо помощи и совета. Кеннит был мертв, и Этта горевала над ним на палубе Совершенного. И Альтия перешла туда. А он, Уинтроу, принял командование Проказницей, ибо отдать её Йоле было свыше его сил. И вот она безраздельно принадлежала ему, а он смертельно боялся, что весьма скоро потеряет и её, и всю свою команду. Уинтроу поневоле вспомнил тот первый и последний раз, когда он ею командовал. Тогда он заменил отца во время жестокого шторма. А теперь заступил место Кеннита, причем посреди битвы. И неуверенность чувствовал совершенно прежнюю.

— Ну и что бы сейчас делал Кеннит? — в который раз спросил он себя.

Голова положительно отказывалась думать.

— Кеннит умер, — негромко произнесла Проказница. — А ты жив, Уинтроу Вестрит. И тебе спасать нас обоих.

— Каким образом? Если бы я знал…

Он огляделся. Нужно было действовать, и немедленно. Команда верила в него, он это чувствовал. Пираты бегом бросались выполнять каждую его команду. А он — он стоял точно в столбняке, вместо того чтобы принимать спасительное решение. Вот Кеннит, тот бы наверняка что-то придумал.

— Прекрати, — сказала Проказница разом мысленно и вслух. — Ты же не Кеннит. Ты не можешь командовать в точности как он. Ты должен вести себя как Уинтроу Вестрит, и все тут! Говоришь, тебя страшит неудача? А что ты сам говорил Этте, да так часто, что эти слова впитались в мои деревянные кости? Когда ты боишься проиграть, ты боишься чего-то такого, что ещё не произошло. Ты предсказываешь себе поражение, и твое недеяние исполняет предсказанное. Разве не так ты её поучал?

— Много раз. — Уинтроу почти улыбнулся. — Ещё в те времена, когда она не желала даже попробовать научиться читать.

— Ну и?

Уинтроу успокоил дыхание и постарался обрести внутреннее равновесие. И в который раз обвел глазами боевые порядки врага. Жреческая выучка неожиданно начала всплывать у него в памяти. Он снова набрал воздуха в грудь, а когда выдохнул, то выдохнул и все свои сомнения, и морское сражение представилось ему чем-то вроде игральной доски.

— Любое противостояние подразумевает наличие слабого места, — проговорил он. — Там-то мы и прорвемся.

И он указал на «Мариетту» с «Пеструшкой», что резались с джамелийцами. В ту сторону уже двигалось ещё несколько кораблей.

— Там? — переспросила Проказница. Кажется, настал её черед сомневаться.

— Именно там, — подтвердил Уинтроу. — И мы сделаем все от нас зависящее, чтобы ещё и их с собой вытащить! — И он возвысил голос, отдавая приказ: — Йола! Разворачиваемся! Стрелков по местам!

Похоже, пираты не ждали подобных распоряжений. Зато для Уинтроу вдруг стало все просто, лишь стоило ему уразуметь, что друзей в беде бросать не годится. Проказница послушно отозвалась на движение руля. И — благословение свыше! — попутный ветер развернул её паруса. Совершенный последовал за ними без колебаний. Уинтроу успел даже разглядеть за штурвалом Брэшена Трелла. Он тоже верил Уинтроу, и, поняв это, юноша окончательно обрел веру в себя.

— Смелее вперед! — подбодрил он Проказницу. — Заставь их перед тобой расступиться!

Джамелийский корабль уже затеял маневр, разворачиваясь к ним бортом. Судно было невелико, зато очень проворно, и на нем было полно стрелков. Заложники подняли крик, и джамелийцы промедлили с залпом. Однако потом все же стали стрелять. Уинтроу ничком бросился на палубу и тем избежал двух стрел, нацеленных непосредственно в него. Ещё одна стрела угодила в плечо Проказнице, но отскочила от диводрева. Носовое изваяние ответило возмущенным воплем, пронзительным, словно клич морской змеи. Проказнице не страшны были стрелы. Вот горшки с зажигательной смесью — это да. Однако Уинтроу весьма сомневался, чтобы джамелийцы отважились их использовать в такой тесноте. Ветер мгновенно раздует огонь, полетит горящая парусина — тут недолго сгореть не только чужим, но и своим.

Стрелки Проказницы тем временем дали ответный залп, причем гораздо более точный. Неприятельское судно отвернуло в сторону. Уинтроу решил, что новости о заложниках должны были скоро распространиться.

Юный капитан даже понадеялся, что на его корабле обошлось без жертв. Но как раз в это время сверху, со снастей, упал сраженный матрос. В горле у него торчала стрела. Это был старый Ганкис, давний сподвижник Кеннита.

Когда его тело ударилось о палубу, Проказница закричала. Это не был крик женщины — скорее уж нарастающий визг оскорбленной драконицы. Ярость, исходившая от носового изваяния, наполнила сердце Уинтроу. Он нисколько не удивился, когда сзади прозвучал ответный рев Совершенного и точно эхо затрубил белый змей.

Крупное джамелийское судно выдвигалось навстречу, стремясь преградить им путь. Его маневр был понятен: оттереть Проказницу назад, в сжимавшееся кольцо. Уинтроу взвесил шансы на успех и сказал:

— Подрежь его как можно плотнее, красавица моя, госпожа ветра и волн! Командуй штурвальному как пожелаешь!

А сам вцепился в носовые поручни, только надеясь, что этот неистовый бросок не приведет их всех к гибели. Проказница под развернутыми парусами неслась прямо на таран. И в последний миг джамелийцы все-таки дрогнули. Их паруса обмякли, а нос покатил в сторону. Проказница пролетела мимо, едва не чиркнув об их форштевень. Уинтроу не сразу, но все же заметил, что белый змей переместился к борту его корабля. И, плывя мимо джамелийского корабля, не преминул грозно взреветь и обдать его хорошей порцией яда.

Теперь прямо перед Проказницей была занятая боем «Пеструшка». Один из расписных парусов пиратского корабля уже был сорван и беспомощно хлопал. Команда почти отбилась от нападавших, но корабли оставались связаны друг с другом абордажными концами и перепутавшимися снастями. Проказница мчалась к ним на всех парусах, дико крича по-драконьи, и стрелки стояли вдоль борта со стрелами на тетивах. «Мариетта» отодвинулась в сторону, давая ей дорогу. Должно быть, у Соркора и стрелы и камни для катапульты были уже на исходе.

— Ты только взгляни! — вырвалось у Уинтроу. Белый змей всплыл на поверхность подле джамелийского корабля, что дрался с «Пеструшкой». Он коротко проревел — дескать, знаю, что делаю! — и, разинув пасть, принялся поливать вражескую палубу ядом. Сразу раздались жуткие крики людей. Змей был совсем рядом, что делало невозможным использование катапульты, а стрелы не могли пробить чешую. Морской исполин нырнул, чтобы снова появиться возле форштевня. Брызнул ядом — и, наклонив голову, уперся лбом в корпус. И принялся бешено толкать, взбивая море хвостом в белую пену. Уинтроу слышал, как скрипело и стонало дерево. Доски и брусья дымились от яда и мало-помалу поддавались напору. Пираты на «Пеструшке» что было сил помогали змею, высвобождая свой корабль. Захлестнутые снасти ещё держали крепко, но на мачты уже лезли матросы, вооруженные топорами. Спустя некоторое время оба корабля с силой качнулись — и начали отходить один от другого.

Команда «Пеструшки» разразилась торжествующим криком. Белый змей снова высунулся из воды, чтобы ещё наподдать ядом джамелийский корабль. И надо же, чтобы там нашелся на палубе один-единственный воин, ещё способный стрелять. Яд обжег его, но он спустил тетиву, и стрела полетела, чтобы попасть белому змею как раз с краю челюсти. Стрела ударила и целиком ушла в его плоть, а миг спустя змей закричал в предсмертной муке и замотал головой, силясь избавиться от стрелы. Уинтроу с ужасом наблюдал, как в его шее начала разверзаться страшная рана. Оттуда хлестала кровь пополам с густым белым ядом, и яд мгновенно разъедал плоть. Проказница завопила от ярости и отчаяния.

Совершенный вдруг стремительно набрал ход, пронесся мимо них — и со всего маху врезался в джамелийское судно, ударив его непосредственно носовым изваянием. Удар пришелся в среднюю часть корпуса. Уинтроу видел, как огромные руки Совершенного ухватили фальшборт и сразу вырвали огромный кусок.

Оказывается, Уинтроу и не подозревал, какой чудовищной силой обладало носовое изваяние живого корабля. Теперь ему довелось увидеть, как Совершенный размахивал вырванным куском фальшборта и молотил им вражеское судно, точно дубиной. Щепки летели во все стороны, матросы разбегались, ища укрытия и спасения. Когда же импровизированная дубина сломалась, Совершенный сорвал с пояса боевой топорик, вытесанный Янтарь. И обеими руками взялся за топорище. Он ревел и крушил, ревел и крушил, пока не проломил палубу. Потом дотянулся и сгреб паруса и канаты — все, что смог ухватить, и, продолжая действовать руками и топором, принялся окончательно уничтожать судно, превращая его в плавучую развалину. Его собственная команда знай пряталась от летящих обломков.

Джамелийские корабли волей-неволей подались назад, уходя от бревен, которые швырял в них Совершенный. Вот он раскрутил якорь на куске цепи и снес им весь рангоут одному кораблю. В другое судно он запустил шлюпкой, и та вскользь пролетела по палубе, унеся с собой чуть не половину бойцов. Джамелийские капитаны так спешили оказаться подальше, что два судна вскоре столкнулись и начали медленно кружиться, сцепившись снастями. Ярость Совершенного наконец-то расчистила брешь для бегства. И в эту брешь уже устремилась «Мариетта», сопровождаемая подбитой, но упорно двигающейся «Пеструшкой». Что ж, они спасутся. Тогда как живые корабли…

— Совершенный! Совершенный! — срывая голос, кричал Брэшен.

Это не помогало. Кораблем овладела ярость дракона, рвавшаяся наружу с каждым страшным ударом, с каждым пронзительным криком.

Вот уже и Проказница двинулась в прорыв.

— За мной, за мной! — крикнула она Совершенному, но тот как будто не услышал её.

Даже ветер в парусах силился унести его прочь, но что он мог, если носовое изваяние одной рукой держалось за джамелийское судно, а другой продолжало крушить? Два корабля со стоном терлись бортами. Вот в корму пришелся камень из катапульты, и Альтия сообразила, что джамелийцы отнюдь не отказались от боя. Ещё одно попадание — и уже Совершенному пришлось расстаться с частью фальшборта. А если повредят руль? Такой удар будет поистине смертельным. Новый камень громыхнул по борту. Смерть придвигалась все ближе.

Посреди хаоса и разорения откуда-то вновь появился Кайл Хэвен. И затеял безумный танец посреди палубы.

— Умрите, умрите все! — распевал он во все горло. — Сдохните, а я погляжу! Будет вам по заслугам! Неча было труп на борт принимать! Вот и унесете его с собой на дно.

Этта, ушедшая вниз вместе с Мамой, вновь высунулась наверх. И решительно бросилась через палубу. Альтия проследила за ней глазами — и увидела, как рядом возникло то самое джамелийское судно, что прежде обстреляло Проказницу.

— Ложись! — не своим голосом заорала Альтия. Крик прозвучал почти одновременно с залпом стрелков.

Этта услышала — и послушалась. Со всего разгону растянулась на палубе. А вот Кайл — не послушал.

В него угодили сразу две стрелы, и он свалился, дергаясь. Этта даже не взглянула на него. Она подхватилась с палубы и побежала дальше. Единым духом взлетела на бак — и её крик прозвучал подобно порыву холодного ветра.

— Бесстыжий корабль!!! — закричала она. — Ну-ка давай живо неси нас отсюда! Или ты хочешь, чтобы сын Кеннита погиб не родившись? Сын, которого он велел мне назвать Парагоном — Совершенным?!!

Носовое изваяние оглянулось и посмотрело на неё. В голубых глазах корабля плескалось безумие. В одной руке Совершенный держал здоровенную балку, вывороченную из вражеского корабля. Вот он вскинул её над головой… И запустил в паруса приближавшегося джамелийского судна. Потом сунул обратно в чехол свою боевую секиру. И наконец мощно оттолкнулся от останков растерзанного корабля. Это движение направило Совершенного в уже готовый сомкнуться проход, зато развалины джамелийца надежно загородили дорогу преследователям. Ветер ударил в паруса, и Совершенный, более ничем не удерживаемый, помчался вперед. Помчался так, как способны лишь живые корабли. Пронесся мимо последнего джамелийского корабля — и вырвался на свободу.

Зрелище открытого океана показалось его команде истинным благословением Са. Совершенный, казалось, почти не касался воды. Подгоняемый ветром, летел он следом за уходившей Проказницей. А по палубе растекалась кровь Кайла Хэвена, и диводрево отказывалось её принимать.


ВСЕ СПАСЕНЫ | Мир Элдерлингов. I том | ТАЙНЫ







Loading...