home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


АМБИЦИИ

Оглядываясь назад, я подозреваю, что во время нашего первого урока с Дьютифулом я узнал значительно больше, чем он. Я познал страх и почтение. Я осмелился стать наставником в науке Скилла, которой сам владел не в полной мере. И с тех пор мои дни и ночи стали полнее, чем я мог предполагать, поскольку мне приходилось одновременно быть учеником и учителем, да ещё и продолжать играть роль слуги лорда Голдена, отца Неда и шпиона Видящих.

Зимние дни становились все короче, теперь мои уроки с Дьютифулом начинались затемно. Обычно мы покидали башню Вериги до восхода солнца. Мальчик и Чейд хотели, чтобы мы быстрее продвигались вперед, но я твердо решил больше не рисковать — ведь мы едва избежали катастрофы.

По той же причине я отказывался оценить способности Олуха в Скилле, хотя Чейд постоянно понукал меня. Браться за это теперь было бы бессмысленно, поскольку Олух не хотел иметь со мной ничего общего. Трижды Чейд устраивал нам с ним встречи в своих покоях, но дурачок не являлся в назначенный час. Впрочем, убедившись, что его нет на месте, я поворачивался и уходил. Всякий раз Олух говорил Чейду, что забыл о встрече, но ему не удавалось скрыть, насколько сильно он не желает иметь со мной дело.

— Как тебе удалось вызвать у него такое стойкое отвращение? — однажды спросил Чейд.

На что я совершенно искренне ответил, что не сделал Олуху ничего плохого. Я и сам не понимал, почему тот всячески меня избегает, но был этому рад.

А вот уроки с Дьютифулом доставляли мне удовольствие. Мальчик встречал меня радостно и всегда ждал занятий с нетерпением. Это поражало меня. Иногда я даже завидовал ему и гадал, как бы сложились мои отношения со Скиллом, если бы моим первым учителем стал Верити. Быть может, я бы занимался с ним с таким же наслаждением, как его сын со мной? Об уроках мастера Галена у меня сохранились самые худшие воспоминания. Все его упражнения для стимуляции разума казались мне дурацкими. Да Дьютифул в них и не нуждался. Скилл давался ему легко.

Очень скоро я пришел к выводу, что мое отвращение к процессу связано, прежде всего, с Галеном. Мне приходилось прикладывать усилия, чтобы выйти за пределы собственных защитных стен; Дьютифул вовсе не замечал границ. Он был готов разделить со мной все — начиная от расстройства желудка и кончая самыми сокровенными мыслями. Когда он открывался, его мысли напоминали вырвавшийся на свободу поток. Я стоял на страже его бурлящего разума, с трудом сохраняя собственное «я». Это зрелище завораживало и пугало, эмоции мешали принцу сосредоточиться на поставленных мной задачах. Ещё хуже у нас получалось, если Дьютифулу требовалось войти со мной контакт — это походило на попытки вдеть в иголку канат. Однажды Верити сказал мне, что общение при помощи Скилла с моим отцом, Чивэлом, напоминало ему ощущение, которое он испытал, упав под копыта лошади: Чивэл налетал на него, делал свое сообщение и уносился прочь. Точно так же вел себя Дьютифул.

— Если он сможет справиться со своим талантом, то быстро превзойдет учителя, — пожаловался я Чейду однажды поздним вечером, когда он зашел в свои прежние покои. Я сидел за старым столом, заваленным свитками о Скилле. — Я испытал огромное облегчение, когда начал учить его игре в камни. Сначала он никак не мог ухватить суть, а когда понял, стал быстро продвигаться вперед. Надеюсь, это поможет ему осмыслить глубинные аспекты магии Скилла. Все остальное дается ему удивительно легко. Он погружается в Скилл так же естественно, как щенок берет след. Словно вспоминает, что нужно делать, а не учится.

— Разве это плохо? — удивленно спросил старый убийца.

Чейд принялся рыться на верхних полках, где лежали запасы травяного чая. Там всегда хранились самые опасные смеси. Я улыбнулся, глядя, как он залезает на стул. Неужели Чейд до сих пор думает, что мне до них не добраться?

— Как только Дьютифул превзойдет меня, он начнет экспериментировать с другими аспектами Скилла. И тогда даже я не смогу предупредить его о возможных опасностях, не говоря уже о том, чтобы защитить. — Я с отвращением отодвинул в сторону свиток и свой неуклюжий перевод.

Дьютифул превзошел меня и здесь. Он обладал даром Чейда к языкам и алфавитам. Мои переводы были неловкими попытками понять одно слово за другим, а принц воспринимал новое целыми предложениями, тут же преобразуя их в осмысленные строки. За годы пренебрежения подобной работой мои способности притупились. Быть может, я завидовал легкости своего ученика? И был плохим учителем?..

— Возможно, он получил этот талант от тебя, — задумчиво проговорил Чейд.

— Какой талант?

— Скилл. Мы знаем, что ты входил в контакт с его сознанием с тех пор, как Дьютифул был совсем маленьким ребенком. Однако ты утверждаешь, будто Уит на такое не способен. Значит, речь может идти только о Скилле. Из чего делаем вывод, что ты учил его Скиллу с давних пор или подготовил разум Дьютифула к восприятию этого вида магии.

Мне не понравились рассуждения Чейда. Я постоянно вспоминал Неттл, и всякий раз меня охватывало чувство вины. Неужели я подвергаю опасности свою дочь?

— Ты пытаешься во всем обвинить меня, — небрежно сказал я, словно надеялся отогнать нехорошие предчувствия.

Вздохнув, я вновь разложил перед собой пергамент с переводом. Если я должен продолжать учить Дьютифула, мне необходимо самому побольше узнать о Скилле. В этом свитке рассказывалось о системе упражнений, направленных на то, чтобы развить внимание ученика. Возможно, они мне пригодятся.

Чейд подошел и заглянул через мое плечо.

— Хм-м. А что ты думаешь о том свитке, где говорится о боли и Скилле?

Я удивленно посмотрел на него.

— В каком свитке?

Он раздраженно тряхнул головой.

— Ты знаешь, в каком. Я оставил его для тебя.

Я со значением посмотрел на стол, заваленный свитками. Здесь лежало не меньше дюжины.

— Ну и где же он?

— Где-то здесь. Я уверен, что показывал его тебе, Фитц.

Я не сомневался, что Чейд ошибся, но придержал свою уверенность при себе. Я знал, что память начинает его подводить. Он и сам все понимал, но никогда в этом не признался бы. Даже малейшее упоминание о такой возможности вызывало приступ ярости, которая тревожила меня гораздо больше, чем мысль о том, что мой старый наставник теряет остроту ума. Поэтому я молча наблюдал, как Чейд роется в свитках, пока он не нашел пергамент с голубой полосой.

— Вот. Я оставил его сверху, а ты даже не просмотрел.

— Да, ты прав, — легко согласился я, не собираясь с ним спорить. — Так о чем здесь написано?

Он бросил на меня недовольный взгляд.

— О боли во время занятий Скиллом. О головных болях, которые бывают у тебя. Здесь говорится об упражнениях и лекарственных травах, но ещё сказано, что постепенно они должны прекратиться. Однако меня заинтересовало одно замечание, в самом конце. Трикни утверждает, что некоторые мастера Скилла использовали боль в качества барьера, не позволяющего ученикам проводить собственные эксперименты. Впрочем, там нет ничего про то, что боль может заставить человека полностью отказаться от Скилла. Так вот, у меня возникло два занятных соображения. Быть может, твои головные боли — это штучки Галена. И ещё я подумал, что с их помощью можно контролировать Олуха.

Я отметил про себя, что Чейд не предложил управлять принцем.

Итак, мы вновь вернулись к Олуху. Что ж, старик прав. Рано или поздно нам придется разобраться с этим делом.

— Я бы не хотел применять боль для воспитания любого существа, — возразил я. — Олух почти постоянно находится в потоке Скилла — я слышу его музыку. Если он начнет испытывать боль… Не представляю, что с ним может произойти.

Чейд презрительно фыркнул. Он прекрасно знал, что я не стану пытаться, пока он меня не попросит. Однако Гален мог без малейших колебаний поступить так со мной. Тут есть над чем подумать. Чейд развернул свиток, показав шишковатым пальцем заинтересовавшее его место. Я внимательно его прочитал, но не нашел ничего нового.

— Я пытаюсь вспомнить момент, когда занятия Скиллом стали причинять мне боль, — сказал я, откинувшись на спинку кресла. — Они всегда отнимали у меня много сил. Когда Верити впервые воспользовался моей силой, я потерял сознание. А за напряжение мне всегда приходилось расплачиваться страшной усталостью. Но я не испытывал боль до тех пор, пока… — Я задумался и покачал головой. — Не знаю, когда это произошло в первый раз. После моего первого нечаянного путешествия по Скиллу во сне я проснулся, дрожа от слабости — тогда я выпил настой эльфовской коры. И начал его принимать, чтобы побыстрее приходить в себя. Через некоторое время слабость после занятий Скиллом стала сопровождаться болью. — Я вздохнул. — Нет. Не думаю, что это барьер, установленный Галеном или кем-то другим.

Чейд направился к своим полкам и вернулся с двумя закупоренными флаконами.

— Быть может, это как-то связано с тем, что ты обладаешь Уитом? В свитках часто упоминается о том, что практиковать оба вида магии опасно.

Неужели старик намерен напомнить мне, как мало я знаю? Его вопросы раздражали и злили меня. Они напоминали о том, что я веду принца по чрезвычайно опасному пути. Я грустно покачал головой.

— И вновь, Чейд, я не знаю ответа. Быть может, если у принца после занятий Скиллом появятся головные боли, мы сможем ответить положительно на твой вопрос.

— А я думал, ты намерен отделить его Уит от Скилла.

— Я бы с удовольствием так и поступил, если бы знал как. Сейчас я пытаюсь заставить Дьютифула использовать Скилл, не опираясь на Уит. Я не могу разделить два вида магии и не могу отменить свой приказ, который внедрил в сознание Дьютифула на берегу.

Чейд, который насыпал чай в чайник, приподнял седую бровь.

— Приказ о том, чтобы он не атаковал тебя? Я кивнул.

— Ну, мне эта задача не кажется слишком трудной. Отдай противоположный приказ.

Я стиснул зубы и не стал говорить Чейду, что задача представляется ему простой только потому, что он не понимает, о чем говорит. Я слишком устал и был раздражен и понимал, что сводить счеты со стариком не следует.

— Я не знаю, как именно внедрил приказ в его сознание, и мне неизвестно, как его отменить. Что я должен ему сказать? Атакуй меня? Вспомни — Чивэл сделал то же самое с Галеном. Охваченный гневом, он выжег приказ в его сознании. Даже вдвоем с Верити они не смогли ничего изменить.

— Но Дьютифул твой принц и ученик. У тебя должны быть преимущества.

— Не вижу никакой связи, — ответил я, стараясь, чтобы мои слова не прозвучали резко.

— Понятно. Я просто хотел сказать, что принц может помочь тебе снять приказ. — Он накапал немного жидкости из флакона в чайник и осторожно спросил: — А принц знает о том, что ты с ним сделал? Ему известно о твоем запрете?

— Нет! — Я выплеснул свое разочарование в этом коротком слове и замолчал, стараясь успокоиться. — Нет, и мне стыдно, что я так поступил, стыдно признаваться тебе, что я боюсь рассказать Дьютифулу о своем поступке. Я все ещё продолжаю его узнавать, Чейд. И мне совсем не хочется лишиться его доверия. — Я потер лоб. — Ты же знаешь, наша первая встреча произошла не при самых благоприятных обстоятельствах.

— Да, конечно. — Он подошел и потрепал меня по плечу. — Ладно. Так что ты собираешься с ним делать?

— Прежде всего, я стараюсь получше его узнать. Мы вместе переводим манускрипты. Кроме того, я позаимствовал деревянные мечи для тренировок, мы устраиваем поединки. Он хороший фехтовальщик. Если судить по количеству синяков, полученных мной, мне удалось слегка ослабить выжженный в его сознании приказ.

— Но ты не уверен?

— Конечно, ведь во время тренировочных боев мы не пытаемся нанести друг другу настоящие ранения. Это просто игра, как если бы мы боролись. Однако я ни разу не замечал, чтобы он сдерживался или нарочно поддавался мне.

— Прекрасно. Знаешь, я считаю, что это большая удача, ну, что рядом с принцем появился такой человек, как ты. Мне казалось, что ему необходим друг. — Чейд снял котелок с огня и вылил горячую воду в чайник на смесь листьев. — В любом случае, только время покажет, правильное ли мы приняли решение. А ты сам занимаешься Скиллом во время обучения?

Я поднес руку к лицу. От запаха листьев у меня начали слезиться глаза, но Чейд, казалось, ничего не замечал.

— Да. Мы оба делаем одни и те же упражнения, чтобы сосредоточиться.

— Сосредоточиться? — Чейд легонько поболтал чайник и накрыл его крышкой.

— Сейчас, когда принц использует Скилл, он буквально кричит с верхушки башни — всякий, кто наделен даром, способен его услышать. Мы пытаемся сузить его поток Скилла, научить шептать, а не кричать, обращаясь только ко мне. И ещё мы стараемся, чтобы, входя в контакт со мной, принц сообщал только то, что хочет, а не всю информацию, которая имеется в его сознании. Поэтому мы делаем специальные упражнения. Он с кем-то разговаривает и должен послать мне определенную мысль, не прерывая беседы. Потом я даю другое задание: сможет ли Дьютифул рассказать мне о блюдах, стоящих на столе, скрыв имена тех, кто делит с ним трапезу? Добившись успеха, мы ставим другие задачи. Способен ли он не пускать меня в свой разум? Способен ли выстроить стены, которые я не сумею преодолеть даже ночью, когда он спит?

Чейд нашел чашку, протер её рукавом и налил себе чаю. На его лице застыло хмурое выражение. Я с трудом сдержал улыбку. Иногда, оставаясь со мной наедине, он превращался в старого шпиона, который обучал меня секретам своего ремесла.

— А тебе не кажется, что учить Дьютифула закрывать свой разум, опасно?

— Ну, принцу необходимо овладеть этим искусством, чтобы защищаться от людей, которые захотят причинить ему зло. Сейчас лишь я могу общаться с ним при помощи Скилла — но кто знает, что будет через много лет?

— Есть ещё Олух, — заметил Чейд, наливая чай в чашку и с отвращением глядя на зеленовато-черную жидкость.

— Сейчас мне не справиться ещё с одним учеником, — запротестовал я. — А ты сам размышлял над проблемой Олуха?

— Какой проблемой? — Чейд поднял чашку.

Я ощутил тревогу и попытался скрыть её за небрежностью тона.

— По-моему, я уже тебе говорил. Олух жалуется, что другие слуги бьют его и отбирают деньги.

— А, вот ты о чем. — Он откинулся на спинку кресла, словно проблема не стоила выеденного яйца.

Я облегченно вздохнул. Значит, он не забыл о нашем разговоре.

— Я нашел повод поселить его отдельно, возле кухни. Считается, что он там работает. Теперь у него собственная комната, возле кладовой. Она совсем крошечная, но у него впервые появилось место, где он может оставаться один. Мне кажется. Олух доволен.

— Ну, тогда все в порядке. — Я немного помолчал. — А почему бы тебе не отправить его куда-нибудь из Баккипа? Пока принц лучше не овладеет Скиллом? Иногда Олух очень нам мешает. Представь себе, что нужно производить сложные вычисления в уме, когда кто-то рядом считает вслух.

Чейд сделал несколько глотков своего отвратительного чая, скорчил гримасу, но продолжал пить. Я сочувственно кивнул, дожидаясь, когда он допьет. Он молча протянул длинную руку, схватил мой стакан с вином и залпом его осушил.

— До тех пор, пока Олух остается единственным человеком, имеющим способности к Скиллу, я не стану отсылать его прочь, — хрипло проговорил он. — Пусть будет у нас на глазах. Надеюсь, со временем, ты сумеешь заслужить его доверие. Ты пробовал с ним разговаривать?

— А как?

Я встал, взял ещё один стакан и налил нам обоим вина. Чейд вернулся к столу, поставил рядом чашку и стакан и скорбно посмотрел на них.

— Возможно, он меня избегает или слишком занят, но я с ним практически не встречаюсь.

— Да, в последнее время он выполнял другие поручения.

— Ну, тогда понятно, почему он перестал поддерживать здесь порядок, — недовольно заметил я. — Иногда он заменяет огарки свечей на новые, но частенько забывает. Временами камин очищен от золы, а ящик полон дров, но мне нередко приходится заниматься этим самому. Мне кажется, я ему не нравлюсь, поэтому Олух старается ничего для меня не делать.

— Он не умеет читать, поэтому я не могу дать ему список поручений. Бывает, он выполняет все, что я ему говорю, а иногда забывает половину. Олуха можно назвать плохим слугой, но я не считаю его ленивым или вредным…

Чейд сделал ещё один глоток чая. На сей раз он поперхнулся, и мне пришлось убрать в сторону драгоценные свитки, чтобы он их не забрызгал. Чейд вытер рот платком и привел в порядок стол.

— Прошу прощения, — мрачно проговорил он, прижав ладонь к слезящимся глазам. — Мне не помешает пара глотков вина.

— Что ты заварил? — спросил я у Чейда, когда он поставил стакан на стол.

— Листья силва, ведьмову патоку и кое-что ещё. — Он вновь глотнул из чашки и запил вином.

— И для чего ты пьешь эту гадость? — спросил я, чувствуя, как в памяти всплывают какие-то смутные воспоминания.

— Чтобы решить кое-какие свои проблемы, — ушел Чейд от ответа, но я встал и принялся перебирать свитки.

Почти сразу же мне в руки попалось то, что я искал. Яркие иллюстрации практически не потускнели за долгие годы. Я развернул свиток и показал на изображение листа силва.

— Здесь написано, что это растение используется для выявления способностей к Скиллу.

Чейд мрачно на меня посмотрел.

— Ну и что?

— Чейд, чего ты пытаешься добиться?

Некоторое время он продолжал холодно смотреть на меня.

— Ты недоволен? — ядовито спросил он. — Ты тоже полагаешь, что я не имею права на Скилл по рождению?

— Что?

Он быстро заговорил, и сдерживаемый десятилетиями гнев вырвался наружу.

— Меня никогда не проверяли на наличие способностей к Скиллу. Бастардов не положено учить Скиллу. Ты стал первым, для кого Шрюд сделал исключение. Но я такой же Видящий, как и ты! И владею более мелкими видами магии, в чем ты давно мог убедиться…

Он был расстроен, но я не понимал причины.

— Ты умеешь читать по воде, — сказал я, стараясь, чтобы мой голос прозвучал успокаивающе. — Именно благодаря этому много лет назад ты узнал о нападении красных кораблей на Ладную бухту.

— Да, — удовлетворенно кивнул Чейд, откидываясь на спинку кресла, однако его руки продолжали шарить по столу, словно два голодных паука. — Да, я владею кое-какой магией. Быть может, если бы мне позволили, я бы познал Скилл, право на который мне дает моя кровь. И не пытайся его отрицать, Фитц. Мой брат так и не позволил мне пройти проверку. Я был достоин прикрывать его спину, достоин учить его сыновей и внука. Но к Скиллу меня не подпускали.

Интересно, как долго зрела в душе Чейд а жестокая обида? Потом я вспомнил, как он был возбужден, когда Шрюд разрешил пройти проверку мне, и его разочарование, когда выяснилось, что у меня ничего не выходит и я отказываюсь обсуждать с ним свои занятия.

— Почему ты захотел заняться Скиллом теперь? — спокойно спросил я. — Свитки лежат у тебя пятнадцать лет. Почему ты так долго ждал?

Я думал, что знаю ответ на свой вопрос: он хотел быть рядом со мной, хотел помочь. И вновь Чейд сумел меня удивить.

— А с чего ты взял, что я ждал? Да, в последнее время я стал прикладывать больше усилий, поскольку отчаянно нуждаюсь в Скилле. Мы и раньше говорили с тобой об этом. Я знал, что ты не захочешь мне помочь.

Он был прав. Если бы он попросил меня о помощи тогда, я бы не понял, чем вызвана его просьба.

— А почему тебе нужен Скилл именно сейчас? В стране царит мир. Зачем рисковать собой?

— Фитц. Посмотри на меня. Посмотри! Я старею. Время сыграло со мной жестокую шутку. Когда я был молодым и сильным, мне пришлось прятаться в этих покоях, я не смел показаться людям на глаза. Теперь, когда мне удалось укрепить трон Видящих, когда моя семья особенно нуждается в помощи, я стар и дряхл. Мой разум разрушается, спина ноет, память тускнеет. Неужели ты думаешь, что я не замечаю тоскливого выражения на твоем лице, когда говорю, что мне нужно посмотреть свои записи, чтобы найти нужную информацию? Представь себе, Фитц, каково это: не владеть памятью! Искать имя, терять нить разговора. Когда ты был мальчишкой, ты приходил в отчаяние, когда твое тело тебя подводило. Однако разум всегда оставался с тобой. А мне кажется, что мой начинает мне отказывать.

Ужасное откровение. Словно я обнаружил, что фундамент Баккипа пошел трещинами и замок рушится прямо у меня на глазах. Лишь недавно я сумел оценить все, что сделал Чейд для Кетриккен. В сложную сеть политических интриг, опутывающую отношения в Баккипе, попался и я, и теперь мне ужасно хотелось разобраться во всех её хитросплетениях. Когда я был мальчишкой, Чейд объяснял мне происходящее в замке, и я принимал его слова на веру. Теперь я смотрел на мир глазами взрослого, и меня поражал лабиринт, в котором нам приходилось блуждать.

Поражал и завораживал. Происходящее напоминало игру в камни, где ставки были огромны. Перемещались фишки, возникали и разрывались союзы, власть переходила от одной группировки к другой — иногда в течение нескольких часов. Глубина познаний Чейда впечатляла, он виртуозно помогал Кетриккен удерживать равновесие, играя на верности аристократии. Я не мог уследить за деталями, но понимал, что все в этой сложнейшей игре взаимосвязано.

С тех пор как я возвратился в Баккип, меня не переставало удивлять, как уже немолодой человек умудряется удерживать столько деталей и сведений в голове, страшась того дня, когда все рухнет. Теперь политические интриги давались Чейду много труднее, чем раньше. Само существование дневников — массивных переплетенных томов, сделанных в джамелийском стиле, указывало на то, что он больше не доверяет своей памяти. Всего их было шесть — одинаковых томов, с обложками красного, синего, зеленого, желтого, пурпурного и золотого цветов, по одному на каждое из Шести Герцогств. Как он определял, в каком из них следует искать информацию, оставалось выше моего понимания.

В седьмом дневнике, с белым переплетом и оленем Видящих, Чейд записывал свои ежедневные наблюдения. Именно к нему он обращался чаще всего, листая страницы в поисках сплетен, обрывков разговора или доклада шпиона. И хотя Чейд хранил заветную книгу в потайном месте, все записи он делал своим личным шифром. Он не предлагал мне почитать свои дневники, а я никогда не просил, поскольку не сомневался, что они содержат множество тайн, о которых мне лучше не знать. К тому же шпионы, наводнявшие Шесть Герцогств, могли чувствовать себя в полной безопасности — невозможно разболтать тайну, которая тебе неизвестна. И все же тревога Чейда из-за слабеющей памяти не объясняла его поведения.

— В последнее время тебе пришлось не сладко, и я за тебя тревожился. Но зачем обременять себя ещё и попытками овладеть Скиллом?

Его руки сжались в кулаки.

— Причина в том, что я прочитал. И в твоих историях о Скилле. В текстах говорится, что человек, владеющий магией Скилла, способен излечить свое тело и продлить жизнь. Сколько лет было Кеттл, с которой ты путешествовал? Двести или триста? А она легко пережила зиму в горах. Ты рассказал мне, что исцелил своего волка, во всяком случае, на некоторое время. Если я сумею открыть себя твоему Скиллу, ты можешь попытаться помочь мне. Или, если ты откажешься, — а я готов к этому, — я и сам справлюсь.

Словно пытаясь доказать свою решимость, Чейд схватил чашку и одним глотком осушил её. Он вновь поперхнулся и раскашлялся, на губах остались следы темной жидкости. Схватив стакан, он жадно запил настой вином.

— Кажется, ты не спешишь предложить мне свою помощь, — с горечью проворчал он, вытирая рот тыльной стороной ладони.

Я тяжело вздохнул.

— Чейд, я едва овладел основами мастерства, чтобы учить принца. Как я могу предложить тебе помощь в обучении магии, которую сам плохо понимаю? А что, если я…

— Это всегда было твоей главной слабостью, Фитц. Всю жизнь. Излишняя осторожность. Недостаток честолюбия. Шрюду нравилось. Он никогда тебя не боялся — а во мне чувствовал соперника.

Я с ужасом смотрел на него, а Чейд продолжал, не замечая боли, которую мне причиняет.

— Я и не ждал твоего одобрения. Впрочем, мне оно не требуется. Я буду исследовать подходы к магии Скилла самостоятельно. Ну а когда сумею приоткрыть дверь, тогда посмотрим, что ты скажешь о своем старом наставнике. Думаю, я смогу тебя удивить, Фитц. Мне кажется, во мне живет магия Скилла, что она всегда во мне была. Помнишь, ты говорил о музыке Олуха? Я её слышу. Так мне кажется. На границе восприятия, когда засыпаю. Я обладаю Скиллом.

Я так и не нашел, что ему сказать. Он ждал какой-то реакции на свои слова. А во мне билась одна мысль — я никогда не страдал от недостатка честолюбия, просто мои устремления не совпадали с целями, которые Чейд передо мной ставил. Молчание становилось невыносимым. Наконец, Чейд его нарушил, полностью сменив тему разговора, что сделало неловкость ещё более заметной.

— Ладно, я вижу, тебе нечего мне сказать. Что ж. — Он вымученно улыбнулся и спросил: — Как дела у твоего мальчика?

Я встал.

— Не лучшим образом. Полагаю, что ему — как и его названному отцу — не хватает честолюбия. Спокойной ночи, Чейд.

И я спустился в свою комнатку, где провел остаток ночи. Однако я не спал. Просто не осмеливался. В последнее время я избегал ложиться в постель, позволяя себе отдыхать лишь тогда, когда силы полностью меня оставляли. И вовсе не потому, что мне требовалось ночное время для изучения свитков о Скилле. Стоило мне закрыть глаза, как я попадал в осаду. Каждую ночь я воздвигал стены Скилла, и почти всякий раз Неттл их штурмовала. Её сила и упорство выводили меня из равновесия и огорчали. Я не хотел, чтобы моя дочь занималась Скиллом.

Я не имел возможности забрать её в Баккип и обучать Скиллу и тревожился за неё — ведь Неттл отправлялась в свои путешествия самостоятельно. Я знал, что стоит мне пустить её за мою защитную стену, и она начнет заниматься Скиллом с ещё большим рвением. До тех пор пока она не поймет, что способна овладеть Скиллом, и будет считать, что лишь пытается найти незнакомца, с которым вместе путешествует по снам, она будет в безопасности.

Пусть считает меня существом из другого мира и остается в неведении — быть может, тогда мне удастся уберечь её от опасностей этого мира. Пусть уж лучше испытает разочарование. Если я потянусь к ней навстречу хотя бы один раз, даже для того, чтобы оттолкнуть, Неттл сумеет понять, кто я такой и где нахожусь. Неведение её защитит. Возможно, после множества неудачных попыток она сдастся. Кто знает, вдруг её увлечет что-то другое: красивый юноша из соседней деревни или что-нибудь ещё. Так я надеялся. В результате ночь не приносила мне отдыха.

Да и вся моя жизнь не дарила мне удовлетворения. Из попыток побеседовать с Недом наедине получалось не больше, чем из встреч с Олухом, которые устраивал Чейд. Нед окончательно потерял голову. В течение трех недель я почти все свободные вечера проводил в «Заколотой свинье», надеясь серьезно с ним поговорить. Гулявшие по залу сквозняки и водянистое пиво не слишком улучшали мое настроение. Часто я ждал напрасно. А если Нед приходил, его всегда сопровождала Сванья, прелестная девушка с темными волосами и огромными глазами, стройная и гибкая, словно ветка ивы.

Однако в ней чувствовалась сила. И она любила поговорить, редко давая мне возможность вставить слово, — а уж о том, чтобы пообщаться с Недом с глазу на глаз, и речи быть не могло. Он сидел рядом со Сваньей, купаясь в её одобрении, любуясь красотой, а она рассказывала мне о себе и родителях, о своих планах на будущее. Я узнал, как она относится Неду, Баккипу и к жизни. Мне стало очевидно, что её мать устала от своеволия дочери и была счастлива, что та встречается с молодым человеком, имеющим некоторые перспективы.

Отец девушки по-прежнему не слишком жаловал Неда, но Сванья рассчитывала, что сумеет его переубедить. Или не сумеет. Если он не согласится с тем, что она сама должна выбирать жениха, что ж, тогда отцу не будет места в её жизни. Впечатляющее заявление для независимой юной женщины, бросающей вызов любым трудностям, вот только я сам был отцом и не слишком одобрял выбор Неда. Впрочем, Сванья не нуждалась в моем одобрении. Я обнаружил, что мне нравится её характер, вот только равнодушное отношение к отцовским чувствам не радовало.

Наконец, настал вечер, когда Нед пришел в таверну один, но разговор не доставил мне никакого удовольствия. Мой мальчик пребывал в мрачном настроении из-за отсутствия Сваньи и с горечью жаловался, что отец заставляет её сидеть по вечерам дома. Когда я попытался поговорить о его ученичестве, он лишь повторил свои прежние слова. Его не устраивает отношение мастера. Гиндаст считает его болваном и всячески высмеивает перед другими учениками. Ему поручают самую скучную работу и не дают возможности себя проявить. Но я попросил Неда привести хотя бы один пример и укрепился в своем мнении, что Гиндаст достойный, хотя и требовательный наставник.

Жалобы Неда не убедили меня, что его обижают понапрасну. У меня создалось совсем другое впечатление.

Мой мальчик по уши влюбился в Сванью и может думать только о ней. Большинство его повторяющихся ошибок и утренние опоздания вызваны влюбленностью. Я не сомневался: если бы Сваньи не существовало, Нед был бы более внимательным и терпеливым.

Строгий отец мог бы запретить ему встречаться с девушкой. Я этого не сделал. Порой мне кажется, это воспоминания о собственной юности сделали меня мягкосердечным. А иногда меня охватывают сомнения: возможно, я боялся, что Нед нарушит мой запрет, и лишь поэтому ничего не предпринимал.


Изредка я навещал Джинну, но только в тех случаях, если видел рядом пони и тележку, указывающие, что её племянница дома. Мне хотелось охладить нашу бурную страсть, хотя меня отчаянно влекло в уютное тепло её постели. Я старался, чтобы мои визиты были короткими, ссылаясь на срочные поручения своего хозяина. В первый раз Джинна без колебаний приняла мои объяснения. Во второй поинтересовалась, когда у меня будет свободный день. И хотя мы разговаривали в присутствии племянницы, я прочитал в её глазах прямой вопрос. Я уклонился от ответа, стал рассказывать о капризах хозяина, который не разрешает мне распоряжаться своим временем. Получилось, что я жалуюсь, и Джинна сочувственно кивнула.

Во время моего третьего визита племянницы дома не было. Она отправилась помочь подруге, которой предстояли трудные роды. Джинна рассказала мне об этом после теплых объятий и долгого поцелуя. Рядом с её страстью моя решимость таяла, точно соль под дождем. Джинна без дальнейших разговоров заперла дверь на задвижку, взяла меня за руку и повела в спальню.

— Подожди немного, — предупредила она у порога, и я остановился, — А теперь входи, — позвала она.

Я сразу же заметил, что амулет прикрыт толстым шарфом. Джинна глубоко вздохнула, как проголодавшийся человек перед плотной трапезой, и я вдруг понял, что вижу лишь её грудь, вздымающуюся под корсажем платья. Я сказал себе, что совершаю глупую ошибку, но ничего не мог с собой поделать и совершил её. Несколько раз. Когда мы утолили страсть и Джинна дремала, прижавшись к моему плечу, я добавил к списку своих глупостей ещё одну.

— Джинна, — тихо спросил я, — как ты думаешь, правильно ли мы поступаем?

— Мудро мы поступаем или нет, какое это имеет значение? — сонно ответила она. — Мы никому не причиняем вреда.

Она не рассчитывала услышать ответ, но я серьезно произнес:

— Нет, имеет. И боюсь, что мы причиняем вред. Она тяжело вздохнула и села, убрав с лица спутанные локоны. А йотом близоруко посмотрела на меня.

— Том, зачем ты все усложняешь? Мы оба взрослые люди, никто из нас не связан клятвами верности другим людям, и я уже говорила, что не могу забеременеть. Почему мы не можем доставить друг другу удовольствие, когда у нас появляется возможность?

— Мне наши отношения не кажутся простыми и честными, — попытался объяснить я ей. — Я поступаю вопреки тому, что говорил Неду: занимаюсь любовью с женщиной, с которой не связан клятвой верности. Если бы он поведал мне сегодня, что делал со Сваньей то, что делали мы, я бы сурово его отругал, а сам…

— Том, — прервала меня Джинна, — мы создаем правила для наших детей для того, чтобы защитить их от сурового мира. Когда мы вырастаем, нам хорошо известны все опасности и мы сами выбираем, рисковать или нет. У нас с тобой нет детей. Никто из нас не пытается обманывать партнера. Чего ты боишься, Том?

— Я… я испытываю ужас, пытаясь представить, что обо мне подумает Нед, когда узнает о наших отношениях. И мне не нравится его обманывать. — Я отвернулся и добавил: — И ещё мне кажется, что это больше, чем просто риск, на который готовы идти взрослые ради получения удовольствия.

— Понятно. Ну, возможно, со временем… — предположила она, однако в её голосе слышалась обида.

И тогда я понял, что она обманывала себя. Что мне следовало ответить? Не знаю. Я принял трусливое решение.

— Быть может, так и будет, — пробормотал я, сам не веря в собственные слова.

Мы ещё некоторое время провели в постели, а потом устроились возле камина и выпили по чашке чаю. Когда я сказал, что мне пора уходить, и принялся неловко объяснять, что не знаю, когда сумею вновь её навестить, Джинна отвернулась и тихо сказала:

— Приходи, когда захочешь, Том Баджерлок.

И поцеловала меня на прощание. Когда дверь за мной закрылась, я взглянул на яркие звезды холодной зимней ночи и вздохнул. Мне предстоял долгий путь в замок, а мое сердце переполняло чувство вины. Я не клялся Джинне в любви, но все равно обманывал её. Ведь я знал, что мои чувства к ней никогда не изменятся. А ещё я прекрасно понимал, что ноги не раз приведут меня к её домику, хотя я мог предложить ей лишь вожделение и дружбу. Я себя презирал, а мысль о том, что Нед догадывается о наших отношениях с Джинной, мучила меня. Плохой пример для моего мальчика, и путь до замка Баккип показался мне в ту ночь особенно долгим и холодным.


Глава 8 | Мир Элдерлингов. I том | Глава 9







Loading...