home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


ОТРЯД

Том.

Том.

Том.

Сначала я не обращал внимания. Я находился так глубоко, что даже море не могло до меня добраться. Вокруг было темно, и, если я не двигался, боль не могла меня найти. Но мир прокрался мне в душу и заставил обратить на себя внимание. Казалось, удары молота глухо отдаются у меня в голове.

Не Том, раздраженно ответил я. Уходи.

Не Том?

В сознании Дьютифула вспыхнул такой жадный интерес, что я почти пришел в себя. И тут же поднял стены, прячась от любопытства мальчишки. Но через мгновение мне стало так плохо, что я потерял желание и силы заниматься Скиллом. Я лежал на животе на жалком подобии матраса. Не мешало бы добавить в него соломы. Сквозь него просачивался холод каменного пола. Все тело онемело от холода, если не считать нижней части спины, горевшей огнем. Когда я попытался пошевелиться, на меня обрушилась боль. Я негромко застонал, и тут же послышались шаркающие шаги.

— Пришел в себя?

Я слабо пошевелил рукой и слегка приоткрыл глаза. Тусклый свет обрушился на меня жестоким ударом. Я с трудом посмотрел на стоявшего передо мной человека. Невысокий, неряшливо одетый мужчина с нечесаными волосами изучающе смотрел на меня. Красные нос и щеки выдавали любителя крепко выпить.

— Целитель тебя заштопал. Он предупредил, чтобы ты поменьше шевелился.

Я что-то пробормотал в ответ, и мужчина ухмыльнулся.

— Наверное, это можно было и не говорить?

Я ничего не ответил. Теперь, когда я полностью пришел в сознание, боль стала почти нестерпимой. Интересно, насколько серьезно я ранен? Во рту так пересохло, что я не мог говорить. Болтливый человек вел себя приветливо. Быть может, он помощник целителя? Я провел сухим языком по губам и с трудом прохрипел:

— Воды…

— Посмотрим, что я смогу сделать, — сказал он и двинулся к двери.

Я проследил за ним взглядом. В комнате имелось маленькое окошко и массивная запертая дверь. Он закричал в окно:

— Эй! Раненый пришел в себя. Он хочет воды!

Возможно, кто-то ему ответил, но я ничего не услышал. Он вернулся ко мне и уселся на табурет, стоявший рядом с моим матрасом. Постепенно я начал воспринимать окружающий мир. Каменные стены. Горшок в углу. Пол усыпан соломой. Ага. Мужчина — мой сосед по камере. Прежде чем я успел сделать ещё какие-то выводы, он вновь заговорил:

— Неплохо. Ты прикончил трех человек и лошадь, да? Могу спорить, ты неплохо сражался. Жаль, я не видел. Вчера вечером я тоже подрался. Но мне не удалось никого убить. Мы повздорили с одним костлявым рябым типом. Я не виноват. Возможно, я говорил слишком громко — знаешь, что он мне сказал? Вот что он сказал: «Заткни свой поганый рот, чтобы я тебя больше не слышал. Это лучшее, на что ты способен. Думаешь, ты сможешь что-то объяснить, ты только все запутаешь. Предоставь говорить своим приятелям». А потом он меня ударил, и я не остался в долгу. Пришли стражники и арестовали меня, и вот мы оба в одинаковом положении.

Я сумел кивнуть, чтобы показать, что понял его. Он был одной из маленьких «птичек». Чейд хотел, чтобы я помалкивал и ждал. Знает ли он, как серьезно я ранен? Вернулся ли Сивил в замок? Потом я сообразил, что могу получить ответы на свои вопросы. Я закрыл глаза, собрал оставшиеся силы и слабо потянулся к принцу.

Дьютифул?

Том! С тобой все в порядке? Его мысли потекли через мое сознание, как слова, написанные на влажной бумаге. Я попытался ухватиться за них, но они померкли и исчезли.

Я глубоко вздохнул и сосредоточился. Боль окутала меня плотным одеялом, и я стал дышать часто, но не так глубоко, как прежде.

Нет. Лодвайн достал меня подлым ударом в спину, сейчас я в тюрьме. Я убил его, а также человека по имени Пэджет. Запомни, это важно. Скажи Чейду, что в толпе я видел Хению. Она все ещё в Баккипе.

Он знает про Хению. Я ему сказал. То были твои последние слова, переданные при помощи Скилла. Почему это так важно?

Я не стал отвечать на его вопрос, поскольку не знал, что сказать. К тому же сейчас меня больше волновало другое.

Что происходит? Почему я до сих пор здесь? Сивил вернулся?

Да, вернулся. А теперь слушай и не перебивай. Мальчика переполняли возбуждение и страх. Его Скилл гремел, как копыта лошадей по булыжнику. Вероятно, он боялся, что я снова потеряю сознание. Чейд говорит: «Молчи». Он сочиняет для тебя историю. Весь город говорит о том, что случилось. В Баккипе давно не происходило тройного убийства. Многие видели, как ты прикончил лошадь, поэтому невозможно сделать вид, будто ты не причастен к смерти Лодвайна и его людей. Чейд старается придумать причину, по которой это не будет считаться убийством. Но сейчас он не может просто взять и освободить тебя. Ты понимаешь, почему?

Да, я понимал. Чейд не хочет, чтобы кто-то связал его самого и телохранителя, совершившего тройное убийство. Нельзя допустить, чтобы убийца представителей Древней Крови имел отношение к королеве или принцу. Да, такие вещи я понимал уже очень давно.

Не беспокойся обо мне. Моя мысль полечилась холодной.

Я чувствовал, как Дьютифул пытается справиться со страхом, но его Скилл пронизывала тоска. Тревога пробивалась даже сквозь мои стены:

Что, если Чейд не сумеет придумать правдоподобную версию убийств? Что, если он погибнет от заражения? Эда благая, он убил их всех, людей и животных. Кто такой, этот Том Баджерлок, на самом деле, кем он был, если сейчас отнимает жизнь у других с такой легкостью?

Чтобы не слышать страхов Дьютифула, я закрылся от него. В любом случае, я слишком устал, чтобы пользоваться Скиллом. К тому же Дьютифул сообщил мне все, что я хотел знать. Я ощущал себя отрезанным не только от принца, но и от всего остального мира. Я остался один, заключенный внутри своего тела. Я, Том Баджерлок, слуга из замка Баккип, нахожусь в тюрьме по обвинению в убийстве трех человек и прекрасного коня. И этим сказано все.

К окну подошел стражник, предупредил моего товарища по несчастью, чтобы тот отошел от двери, осторожно внес в камеру ведро с водой и ковш и поставил рядом со мной. Я видел его сапоги сквозь прикрытые ресницы.

— Да он же вроде спит, — пробурчал стражник.

— Ну, только что он был в сознании. Попросил воды и больше ничего.

— Когда он снова придет в себя, крикни. Сержант хочет с ним поговорить.

— Обязательно. Неужели моя жена ещё не приходила, чтобы уплатить штраф? Ты ведь послал за ней мальчишку?

— Да, ещё вчера. Если она придет с деньгами, тебя сразу же выпустят.

— А как бы чего-нибудь поесть?

— Тебя уже кормили. Здесь не гостиница.

Стражник ушел, захлопнув за собой дверь. Я услышал, как он с грохотом закрывает засовы. Мой новый приятель подошел к двери, дождался, когда стражник отойдет подальше, и вернулся ко мне.

— Ты сможешь пить?

Я ничего не ответил, но сумел приподнять голову. Он поднес край черпака к моим губам, и я осторожно сделал глоток. Мой сосед терпеливо сидел рядом и поил меня. Я старался не спешить. Раньше я не знал, как много мышц спины участвует в процессе глотания — да и держать голову оказалось совсем непросто. Через некоторое время я опустил голову, и сосед по камере положил черпак в ведро. Я лежал и глубоко дышал. Перед глазами сгущался и отступал мрак. Наконец, мне стало немного легче.

— Сейчас ночь? — с трудом спросил я.

— В таких местах всегда ночь, — печально ответил мой сосед, и я вдруг увидел человека, который слишком много времени провел в похожих ситуациях.

Интересно, как долго он работает на Чейда? Потом мне пришло в голову, что шпион может и не знать своего истинного хозяина. Он принес табурет, сел рядом и едва слышно заговорил:

— Сейчас день. Ты здесь уже двое суток. Когда меня сюда поместили, над тобой трудился целитель. Как мне показалось, ты был в сознании. Ты ничего не помнишь?

— Нет.

Возможно, воспоминания вернулись бы ко мне, но я вдруг понял, что мне это ни к чему.

Два дня. Сердце сжалось у меня в груди. Если бы Чейд мог быстро освободить меня, я бы уже был на свободе. Если прошло два дня, значит, я могу провести здесь довольно много времени. Боль прервала ход моих мыслей. Я попытался сосредоточиться.

— Никто не приходил меня повидать, никто не предлагал штраф?

Он вытаращил глаза.

— Штраф? Ты убил трех человек. Штрафом тут не отделаешься.

Пока я размышлял о том, что меня ждёт виселица, мой сокамерник добавил, уже мягче:

— После того как целитель закончил с тобой возиться, приходил другой человек. Какой-то знатный лорд, похоже, богатый иностранец. Ты ещё не пришел в себя, и ему запретили войти. Тогда он потребовал, чтобы ему показали кошелек, который ты нес для него. Стражники ответили, что ничего про это не знают. Лорд сильно осерчал и посоветовал им хорошенько подумать, потому как если ему не вернут то, что ему принадлежит, он им покажет. Лорд настаивал, что у тебя был маленький красный кошелек с вышитой на нем птицей, кажется, фазаном. Он так и не сказал, что было в кошельке, только повторял, что вещь очень ценная, и все хотел получить её обратно.

— Лорд Голден? — тихо спросил я.

— Да, так его звали.

Я не понял, о чем говорил Шут.

— Не помню никаких кошельков, — пробормотал я.

Боль накатила, словно тяжелая прибойная волна. Я попытался отвлечься, но у меня ничего не вышло. Тогда я отбросил страх — оказалось, что за страхом прятались злость и обида. Я этого не заслужил! Почему они оставили меня здесь? Если так пойдет, я могу умереть.

Потом я понял, что Дьютифул пытается войти со мной в контакт.

— Я слишком устал, — прошептал я, собираясь ответить ему при помощи Скилла, но произнес эти слова вслух.

Боль от раны пульсировала в ноге, подбираясь к колену. Правая рука почти не слушалась. Я закрыл глаза и попытался войти в контакт с принцем, но лишь погрузился в непроглядный мрак.

Следующие несколько дней промелькнули подобно вспышкам молнии во время грозы. У меня остались короткие, но очень яркие воспоминания, почти лишенные смысла. Какой-то человек — наверное, целитель — посмотрел на лужицу моей крови и объявил, что она слишком темная. Мой сосед по камере с горечью жаловался, что от такой вони даже коза помрет. Я бессмысленно смотрел на диковинный узор, который образовала на полу солома, а в окошко долетали громкие ругательства Неда. Мне ужасно хотелось, чтобы он замолчал, — ведь стражники могли его обидеть. Сохранять сознание значило испытывать страх. Больной, несчастный и напуганный. Меня оставили здесь умирать, чтобы я не мешал им и не смущал их покой. Сон принес мне давние кошмары Ночного Волка о тесной вонючей клетке и жестоких побоях.

Для использования Скилла требуются физические силы, ясность мысли и воля, которых у меня не было. Волны Скилла, которые посылал Дьютифул, ударялись о мое сознание и отступали, не оставляя даже обрывков мысли. Я понимал лишь, что он пытается связаться со мной, а мне хотелось, чтобы меня никто не трогал. Я мечтал о тишине и неподвижности, где я мог спрятаться от боли. Иногда я ощущал присутствие Неттл. Сомневаюсь, что она чувствовала наш контакт.

Между короткими промежутками времени, когда я оставался в сознании, и наполненными кошмарами снами я жил иной жизнью. Округлые склоны холмов покрывал гладкий белый снег, над головой простиралось серое небо. Здесь не было деревьев и кустов, даже камни не нарушали однообразие пейзажа. Лишь снег, шепчущий ветер и сумрак. И тонкая цепочка следов Ночного Волка на белом снегу. Я упрямо следовал за ним. Рано или поздно я найду его и мы будем вместе. Он не мог уйти далеко. Однажды ветер изменил направление и донес до меня вой волков, и тогда я попытался ускорить шаг. В результате я проснулся и обнаружил, что по-прежнему лежу на холодном каменном полу тюремной камеры. Я пошевелился, и из раны потекло что-то горячее и отвратительное. Я закрыл глаза, пытаясь вернуться к умиротворяющим снежным холмам.

Пройдут недели, прежде чем я сумею восстановить последовательность событий. Исчезнувший кошелек лорда Голдена с редкими самоцветами нашли в домике Лодвайна. Впрочем, в городе главаря Полукровок знали под другим именем. Старлинг не ошиблась. Для соседей он был одноруким по имени Кепплер. Нашелся свидетель, заявивший, что он видел, как я преследовал Пэджета, скрывшегося в доме Кепплера. Очевидно, у меня украли кошелек с самоцветами, которые я нес к ювелиру для огранки. Я преследовал воров, они оказали сопротивление, и мне пришлось прикончить всех — однако сам я получил жестокое ранение. Потом я геройски убил взбесившуюся лошадь, чтобы она не вырвалась из сарая и не покалечила ничего не подозревающих мирных горожан.

Так из коварного убийцы, на руках которого была кровь трех человек, я превратился в верного слугу, рискнувшего жизнью, чтобы защитить собственность своего хозяина. Поскольку никто не попытался оспорить показания свидетелей или хотя бы забрать тела «Кепплера» и Пэджета, все в городе поверили в эту историю. Соседи Кепплера начали рассказывать, что после наступления темноты к нему приходили странные гости.

Так или иначе, но лорду Голдену позволили забрать своего верного телохранителя. Он прислал двух слуг, мое вонючее, лишенное сознания тело погрузили на носилки и понесли в замок. В памяти у меня остались холод и мучительные толчки, от которых боль вгрызалась в тело. Я не знал людей, доставивших меня в замок, и они не слишком заботились обо мне. Я ощущал каждый шаг, заставлявший меня вновь и вновь возвращаться к холодной реальности боли. Здоровенные парни, резво тащившие носилки, радовались, что на холоде не так чувствуется вонь от моей раны. Они принесли меня к дверям покоев лорда Голдена, который держал надушенный платочек возле рта и носа, отдавая приказ положить меня на постель. Потом он щедро заплатил слугам и поблагодарил их за то, что они принесли меня домой умирать. В темноте своей спальни я закрыл глаза и собрался выполнить его пожелание.

В моей памяти, подобно сухим листьям, метались разрозненные слова и фразы. Они проникали в сознание и заполняли его, словно чужая мебель, принесенная в прежде хорошо знакомую комнату. Я не мог защититься от слов. Что-то не отпускало меня, как рука, крепко сжимавшая ладонь.

— …Нельзя больше его трогать, даже если удастся поднять носилки по ступенькам. Нужно все сделать здесь.

— Я не знаю как. Я не знаю. Не знаю как! — Голос Дьютифула. — Во имя Эды и Эля, Чейд, я не упрямлюсь. Неужели ты думаешь, что я бы его не спас, если бы мог? Но я не знаю как… Мне даже не очень понятно, о чем ты просишь.

Теперь воняет даже хуже, чем собачье дерьмо. — Олуху было скучно и хотелось оказаться как можно дальше отсюда.

Чейд принялся терпеливо объяснять все с самого начала.

— То, что ты не понимаешь, не имеет ни малейшего значения. Он умрет, если мы будем бездействовать. Если ты предпримешь попытку и он погибнет, его конец будет не таким долгим и мучительным. А сейчас я хочу, чтобы ты внимательно изучил рисунки. Много лет назад я сделал их сам. На них показано, как должны выглядеть эти органы неповрежденными…

Я провалился в пустоту. Благословенный мрак на некоторое время поглотил меня, но как только я нашел безмятежные, усыпанные снегом холмы, меня вытащили обратно. Я почувствовал на своем теле чьи-то руки. С меня срезали одежду. Кого-то вырвало, и задыхающийся Чейд приказал всем выйти за дверь и не возвращаться, пока их не позовут. Я ощутил прикосновение жесткой ткани к моим ранам, полилась холодная, потом горячая вода, совсем рядом прозвучал печальный женский голос:

— Рана безнадежно загноилась. Неужели нельзя оставить его в покое?

— Нет! — Мне показалось, что я слышу голос короля Шрюда. Потом я сообразил, что это невозможно. Должно быть, рядом со мной Чейд, брат короля. — Верните принца, время пришло.

Потом я ощутил прикосновение холодных рук принца, он положил их по обе стороны от раны.

— Тебе нужно лишь направить Скилл в его тело, — сказал ему Чейд. — Посмотри при помощи Скилла, что там не в порядке, и исправь.

— Я не знаю как, — повторил Дьютифул, но я почувствовал, что он старается.

Его разум бился о мое сознание, точно мотылек о стекло лампы. Он пытался добраться до моих мыслей, забыв о теле. Я слабо оттолкнул его. Мне не следовало этого делать.

На мгновение наши разумы соединились.

Нет, — сказал я Дьютифулу — Нет. Оставь меня в покое.

Принц тут же убрал руки.

— Он не хочет, чтобы мы это делали, — неуверенно проговорил Дьютифул.

— Мне наплевать! — яростно воскликнул Чейд. — Ему нельзя умирать. Я не позволяю. — Неожиданно его голос зазвучал громче, прямо возле моего правого уха. — Фитц, ты слышишь меня, мой мальчик? Я все равно не дам тебе умереть, так что лучше помоги нам. И хватит себя жалеть, сражайся и живи.

— Фитц? — Я услышал удивление и ужас в голосе Дьютифула.

Наступило мгновение тишины. Потом разом охрипший Чейд объяснил:

— Он бастард, как и я. У нас давным-давно родилась шутка, что это слово становится обидным только в устах тех людей, которые сами не являются бастардами.

«Очень слабо, Чейд. Слабо… — хотелось мне сказать. — Дьютифул знает тебя слишком хорошо, чтобы поверить».

Кто-то убрал с моего лба волосы и взял меня за руку. Я подумал, что это Шут, и попытался сжать узкую ладонь, чтобы дать ему знать, что попросил бы у него прощения — если бы мог. И вдруг вспомнил обо всех людях, с которыми не попрощался. Нед. Кетриккен. Баррич и Молли. Я всегда рассчитывал, что перед смертью успею объясниться со всеми.

— Пейшенс, мама, — сказал я, но никто меня не услышал.

Быть может, я не произнес эти слова вслух.

— Покажите мне рисунок, — сказал лорд Голден. Он отпустил мою руку, и я сразу же провалился в черный колодец. И падал до тех пор, пока не умер. С усыпанной мягким снегом вершины холма я наблюдал за зелеными лугами. В высокой траве мелькнула серая тень.

Ночной Волк! — позвал я.

Он повернулся и посмотрел на меня, оскалив зубы. Нет, не приближайся, предупреждал его оскал. Я попытался шагнуть к нему, но меня вновь потащило на поверхность. Я отчаянно сопротивлялся, точно рыба на крючке, но мое тело даже не пошевелилось.

— …Делал раньше. Во всяком случае, нечто похожее. Я был рядом, когда он использовал Скилл, чтобы исцелить волка. Кроме того, много лет назад я изучал, как устроено человеческое тело. Я не владею Скиллом, но я знаю Фи… Тома. Если ты сумеешь направить Скилл через меня, я готов. — Шут продолжал настаивать на своем.

— Мне нужно в уборную.

— Ладно, иди, Олух, но обязательно возвращайся. Ты меня понял? Сразу же вернись сюда, — в голосе Чейда слышалось раздражение. И неуверенность. — Ну, хуже не будет. Давай, Дьютифул, попробуй.

Я почувствовал, как Шут дотронулся до моей спины. Если руки Дьютифула показались мне холодными, то пальцы Шута были словно ледяные сосульки. Их жгучий холод вошел в мое тело. Мир замер, пока длилось это внушающее ужас и столь желанное прикосновение.

Много лет назад мы вместе с Шутом отправились в Горное Королевство на поиски Верити. Помогая мне ухаживать за изнуренным королем, он случайно задел своими пальцами посеребренные Скиллом руки Верити. Это физическое воплощение магии Скилла сверкало, точно ртуть. Контакт с чистой магией заставил Шута вздрогнуть и навсегда оставил на нем след. Со временем волшебство потускнело, но часть его сохранилась на кончиках его пальцев, и мне удавалось его увидеть, когда он занимался резьбой по дереву. Магия позволяла ему моментально познавать то, к чему он притрагивался, будь то дерево, растение или живое существо. Или я. Очень давно он оставил след на моем запястье. Перчатки лорда Голдена всегда защищали его посеребренные Скиллом пальцы от случайного контакта. Однако сейчас его обнаженные руки прикасались к коже моей спины.

Я отчетливо ощутил это мгновение. Словно маленькие холодные ножи, его пальцы проникли в меня, проникали вернее, чем удар клинка. Я не испытал ни боли, ни наслаждения. Между нами возникла связь, чистая и простая, словно мы стали едины. Я лежал неподвижно под его изучающими руками, у меня не осталось сил даже дрожать. Я лежал и молил всех богов, чтобы он больше ничего не делал. Впрочем, мне нечего было бояться. Я ощутил честь Шута в этом прикосновении, честь, которая пролегла между нами, подобно доспехам. Он касался лишь моего тела, но не сердца или разума. И тут я осознал — с растущим чувством вины — несправедливость своих упреков. Он никогда не попытался бы получить от меня то, чего я не предложил бы ему сам. Я услышал, как он заговорил, и его слова эхом Скилла отозвались в моем сознании.

Я вижу повреждения, Чейд. Мышцы подобны порвавшейся веревке. В тех местах, где их рассек меч, они гниют, туда попал яд из его внутренностей. Кровь разносит его по всему телу. И дело не только в том, что рана полна отравы. Поражено все тело, так краска распространяется в воде, а разложение поднимается по стволу дерева. Яд наполняет его, Чейд. Источник болезни не только в том месте, где в него вошел меч, но и в других частях, где тело пытается бороться, но все больше поддается воздействию яда.

— Ты можешь все исправить? Можешь исцелить тело? — Голос Чейда прозвучал едва слышно, впрочем, мне могло просто показаться, что мысли Шута звучат оглушительно громко.

Нет. Я вижу, что не так, но этого недостаточно, чтобы его исцелить. Он не кусок дерева, поэтому я не в силах просто отсечь ту часть, которая гниет. — Шут замолчал, но я чувствовал, как он продолжает бороться с собой. Когда Шут заговорил снова, я услышал в его голосе отчаяние. — Мы потерпели поражение. Он умирает.

— Нет, нет и нет. Нет, мой мальчик, нет, мой Фитц. Пожалуйста. — Легкие, словно сухие листья, руки старика опустились на мои плечи.

Я знал, как ужасно ему хочется исцелить меня. Потом мне показалось, что руки Чейда погрузились в меня, а жар его прикосновения обжег, точно бренди, пробежавшее по венам. Кто-то ахнул, а потом я почувствовал, почувствовал, как Шут объединил свой разум с разумом Чейда. Они вошли в контакт со мной. Они предприняли попытку применить Скилл — довольно жалкую. Голос старика дрогнул, когда он вскричал:

Дьютифул. Возьми меня за руку. Дай мне силу.

Теперь к ним присоединился Дьютифул, и все разрушилось. Свет вспыхнул и сменился тьмой.

— Позовите Олуха! — крикнул кто-то.

Это уже не имело значения. Я падал очень долго, становясь все меньше и меньше. Послышался вой волков, который с каждой минутой становился громче.

Потом на меня пролился свет. Он не был горячим, но каким-то непостижимым образом проникал повсюду. Я упал в него и сам стал светом. Казалось, его испускают мои глаза. И нет никакой возможности его избежать. Он опалял, но не освещал. Я ничего не видел. Невыносимо яркий свет неожиданно стал ещё ярче, и с моих губ сорвался крик, все тело вопило от его мощи. Я стал сломанной веткой, которая вдруг выпрямилась, прорвавшей дамбу рекой, спутанными волосами, которые наконец-то расчесали быстрыми и уверенными движениями гребня. Во мне что-то изменилось. Но лекарство оказалось хуже болезни. У меня остановилось сердце, и я услышал крики отчаяния. И вдруг мое сердце вновь забилось. Воздух обжег легкие.

Я прошел через мгновение полного сознания, когда видел, чувствовал и понимал все. Они окружили меня. Посеребренные Скиллом пальцы Шута касались моей спины. Чейд сжимал его свободную руку, а другой рукой — ладонь Дьютифула. Дьютифул вцепился в широкую кисть Олуха, который стоял совершенно неподвижно, но Скилл кипел в нем, точно обезумевшее пламя. Глаза Чейда были широко раскрыты, губы раздвинулись в широкой ухмылке, открыв стиснутые зубы. Лицо Дьютифула побледнело от страха, он крепко зажмурил глаза. А Шут… Шут был золото и радость, и летящие по бескрайнему голубому небу сверкающие драконы. А потом он пронзительно, женским голосом выкрикнул:

— Прекратите! Прекратите! Это уже слишком! Мы зашли слишком далеко!

И они отпустили меня. Однако я продолжал мчаться вперед и без них. Я уже не мог остановиться. Подобно потоку, стремительно заливающему лощину, который сметает все на своем пути, я мчался все дальше и дальше.

Исцеление? Нет, то было совсем другое. Исцеление — это медленное постепенное выздоровление и время.

Исцеление, неожиданно понял я, это совсем не то, что один человек может сделать для другого. Тело должно само вернуть себя к жизни, если у него есть возможность спокойно отдохнуть и накопить силы. Я же чувствовал себя подобно человеку, который поджег собственные ноги, чтобы согреть руки. Мое тело сбрасывало сгнившую плоть и очищало зараженную кровь. Однако невозможно вырвать часть и отшвырнуть её, не заменив на что-то другое, строительный материал необходимо где-то добывать. Мое тело крало у самого себя, и я ощущал этот процесс, но не мог его остановить.

Так я вновь обрел цельность, но за счет силы всего организма. Как стена, выстроенная без достаточного количества известкового раствора, сила была принесена в жертву нехватке материала. Когда все закончилось и мир вокруг успокоился и замедлил свой бег, я остался лежать посреди гноя и яда, исторгнутых из моего тела, но у меня не осталось сил даже на то, чтобы моргнуть.

Они смотрели на меня, четверо людей, вернувших меня к жизни. Старик, золотой лорд, принц и дурачок не сводили с меня глаз, и в них я прочитал страх, удовлетворение и сожаление. Так была сформирована группа Дьютифула — не самый лучший способ объединить пятерку столь разных людей.

Со времен группы Кроссфайер, составленной из калек, не было ещё такого странного сочетания людей, столь слабо владеющих Скиллом. Шут вовсе не умел самостоятельно управлять Скиллом, лишь серебристые кончики пальцев да ниточка, связывающая нас, давали ему возможность быть членом нашей группы. Олух имел ярко выраженный талант, но почти ничего не знал и не имел ни малейшего желания учиться. Я обладал Скиллом, но никогда не знал, могу ли на него рассчитывать. А Чейд, да помогут нам боги, обнаружил свои способности на склоне лет. Он гордился ими, как мальчишка, получивший деревянный меч и не понимающий, какой вред может причинить настоящий клинок. Да, он обладал знаниями и амбициями, но ему не хватало интуитивного понимания магии, которое в избытке имелось у Олуха. Только наш принц обладал талантом к Скиллу, был не обделен интеллектом и желанием совершенствоваться, но и у него имелся недостаток — склонность к Уиту.

Я смотрел на людей, которых сумел объединить, только оказавшись на краю гибели, и мужество вдруг покинуло меня. Изменяющий!.. Группа, которая сможет прийти на помощь своему королю в пору крайней нужды. Но эта группа не может функционировать без него. Я уже не говорю о том, что всех её членов должна связывать дружба, а мы больше походили на пятерых путешественников, случайно встретившихся в таверне.

Вероятно, Чейд увидел тоску в моих глазах, поскольку опустился на колени перед моей постелью и взял меня за руку.

— Все в порядке, мой мальчик, — ободряюще сказал он. — Ты будешь жить.

Я понимал, что он действительно хотел как лучше, но не выдержал и закрыл глаза, чтобы не видеть нечестивого сияния на его лице.

Я проспал четыре дня и четыре ночи. Меня купали и переодевали, но я так и не проснулся. Потом мне рассказывали, что я пил бульон и вино, а также ел жидкую кашу. Кто-то меня умывал. Я рад, что ничего не помню. Возможно, я пил во сне. Позднее я узнал, что меня несколько раз навещала Старлинг, что приходил Вим, который принес настойку, восстанавливающую силы, которую сделал по рецепту своей бабушки. Никого из них ко мне не пустили.

Но мне казалось, что все это было не со мной. Зато вдруг появились воспоминания, о существовании которых я не подозревал. Я бегал со стаей волков по склонам холмов. Наблюдал за их жизнью и мечтал присоединиться к ним. Но что-то не пускало меня, напоминая, что я должен вернуться обратно.

Однако один эпизод я все-таки запомнил. Женская рука помогла мне подняться и поднесла чашку с теплым молоком к губам. Я никогда не любил теплое молоко и попытался отвернуться, как только почувствовал его запах, но женщина была полна решимости. Оставался выбор: выпить или захлебнуться, и большую часть я выпил. Только после того, как она опустила меня на подушку, я осознал, что это моя королева. Я с трудом приоткрыл глаза.

— Извините, — прохрипел я, когда Кетриккен принялась вытирать мне лицо.

Она улыбнулась, и я уловил облегчение, промелькнувшее в её глазах.

— Впервые у тебя хватило сил, чтобы привередничать. Значит, я могу считать, что ты начал поправляться и скоро вновь станешь самим собой? — Она говорила с шутливыми интонациями, но я видел, как она рада.

Отложив чистую тряпицу в сторону, Кетриккен взяла мои руки в свои ладони. Я ощутил, как мои кости трутся друг о друга в её мягком пожатии; вся плоть исчезла с пальцев, и теперь они больше походили на когти. У меня не было сил смотреть на них, да и нежность в голубых глазах смущала. Я отвел взгляд в сторону и нахмурился, не узнав комнаты, в которой мы находились. Кетриккен сразу же все поняла.

— Я здесь кое-что изменила, — пояснила королева. — Не могла больше смотреть, как ты лежишь в этой клетке.

На полу я увидел толстый ковер, сделанный в Горном Королевстве. Я лежал на низком топчане, а моя взволнованная королева сидела, скрестив ноги, на подушке возле моей постели. В углу, на полке, стоял высокий, закрученный в спираль подсвечник с толстыми ароматизированными свечами, освещавшими комнату. На комоде, украшенном резьбой, пристроились таз для умывания и изящный кувшин. На низеньком столике — миска и кусок свежего хлеба, размоченного в бульоне. От него шел такой запах, что мне сразу же захотелось есть. Должно быть, Кетриккен заметила мой взгляд, поскольку тут же взяла миску и приготовилась меня кормить.

— Пожалуй, я смогу поесть сам, — торопливо сказал я и попытался сесть, но, к своему стыду, смог сделать это только при помощи Кетриккен.

Сев, я увидел гобелен на стене. Его недавно тщательно вычистили, и я сразу же узнал удлиненное лицо короля Вайздома, который смотрел на меня, подписывая договор с Элдерлингами. Вероятно, мне не удалось скрыть удивления, поскольку Кетриккен улыбнулась и пояснила:

— Чейд сказал, что он тебя удивит и порадует. Мне гобелен кажется мрачноватым, но Чейд утверждает, будто ты его любишь с давних пор.

Гобелен занимал всю стену. Как и в те дни, когда он висел в спальне моего детства, он произвел на меня кошмарное впечатление. Старик прекрасно это знал. Несмотря на ужасную слабость, я не сумел сдержать улыбки, оценив шутку Чейда. И все же я запротестовал:

— Но эта комната принадлежит скромному слуге. Теперь же, если забыть об отсутствии окон и размерах, она больше подходит для принца.

Кетриккен вздохнула.

— Чейд ругал меня, но я отказалась его слушать. Плохо уже то, что ты лежишь в такой маленькой и темной спальне. Я не желаю, чтобы тебе было холодно, темно и неуютно.

— Но ваши покои обставлены с простотой, принятой в Горном Королевстве. Я не…

— Когда поправишься настолько, что сможешь принимать посетителей, можешь все это убрать — если пожелаешь. Но сейчас я хочу, чтобы тебе было удобно. Ты ведь живешь в Шести Герцогствах, а не в Горном Королевстве, — непреклонным тоном произнесла моя королева, но не сдержалась и вздохнула. — Как всегда, нашлась ложь, чтобы объяснить происходящее. Лорд Голден вознаградил своего слугу за верность. Вот так. Терпи.

С Кетриккен было невозможно спорить. Она поправила мои подушки, и я с жадностью проглотил весь смоченный в бульоне хлеб. Конечно, я мог бы съесть ещё что-нибудь, но Кетриккен забрала миску и заявила, что не следует торопиться. И я тут же почувствовал усталость. Я опустился на подушки, глаза у меня слипались… и вдруг я сообразил, что больше не чувствую боли. Наверное, у меня что-то изменилось в лице, поскольку Кетриккен с тревогой спросила, все ли со мной в порядке. Я с трудом повернулся на бок и осторожно протянул руку к спине.

— Боль исчезла, — сказал я.

На спине я не обнаружил повязки.

Лишь гладкую кожу, сквозь которую торчали ребра, как у умирающей от голода собаки. Я задрожал, и мои зубы начали выбивать дробь. Кетриккен поплотнее накрыла меня одеялом.

— Рана полностью затянулась, — пробормотал я.

— Да, — кивнула королева. — Твое тело здорово. От удара меча не осталось никаких следов. Именно по этой причине мы не пускаем к тебе посетителей. Они обязательно удивятся, увидев, как ты похудел — словно после долгой болезни, — и не обнаружив никаких следов раны. — Кетриккен немного помолчала, и я подумал, что она скажет ещё что-нибудь, но она ласково улыбнулась. — Сейчас тебе ни о чем не нужно беспокоиться. Ты должен отдыхать и набираться сил, Фитц. Отдыхай, ешь, и очень скоро ты встанешь на ноги. — Королева коснулась моей небритой щеки и убрала волосы со лба.

У меня возникло множество вопросов.

— Нед знает, что со мной все в порядке? Он приходил меня проведать? Тревожился?

— Успокойся. Ты ещё не поправился. Он приходил сюда, но мы решили, что ему лучше тебя не видеть. С ним поговорил лорд Голден и заверил, что ты поправляешься и что за тобой хорошо ухаживают. Он сказал Неду, что ужасно благодарен Тому Баджерлоку за то, что тот сохранил его драгоценности ценой собственного здоровья, и если мальчику понадобится помощь, он должен обратиться прямо к нему. Ещё приходила женщина по имени Джинна, но её также не пустили.

Я сразу же понял, что они поступили правильно. И Неда, и Джинну потрясло бы мое нынешнее состояние. Оставалось надеяться, что мальчик не слишком тревожится за меня.

Вопросы посыпались из меня один за другим, словно прорвало плотину:

— А где остальные Полукровки? И Хения? Я видел там Хению и не думаю, что это простое совпадение. У меня создалось впечатление, что мать Сивила стала заложницей. Чейду следует послать кого-нибудь ей на помощь. И ещё шпион, который водил Олуха на встречу с Лодвайном, Чейду нужно…

— Тебе нужен отдых, — твердо прервала меня королева. — Со всеми делами разберутся без тебя, сейчас этим занимаются.

Кетриккен легко поднялась на ноги, в два шага пересекла мою крошечную комнатку, задула все свечи, кроме одной, и вытащила последнюю из подсвечника. Тут только я сообразил, что моя королева в ночной рубашке и халате. Её волосы золотой волной ниспадали на спину.

— Сейчас ночь, — довольно глупо заметил я.

— Да. Уже очень поздно. Тебе нужно поспать, Фитц.

— А что вы здесь делаете в такое время?

— Смотрю, как ты спишь.

Получалась какая-то ерунда. Она же разбудила меня.

— Молоко и хлеб?

— Я послала за ними пажа, сказала, что мне не спится. Кстати, я не солгала ему, мне действительно не спалось. А потом я принесла молоко и хлеб тебе. — Кетриккен почти оправдывалась. — Есть кое-что хорошее в беде, которая с тобой приключилась. Я с особой остротой поняла, как многим я тебе обязана и как сильно тебя ценю. — Королева посмотрела на меня и отвела взгляд. — Если бы я тебя потеряла, — добавила она неохотно, — исчез бы последний человек, который знает обо мне всю правду. Только тебе известно, что мне пришлось пережить вместе с моим королем.

— Но есть ещё Старлинг. И лорд Голден. Кетриккен покачала головой.

— Они знают не все. И никто из них не любил Верити так, как мы с тобой. — Потом она наклонилась и поцеловала меня в лоб. — Спи, Фитц Чивэл. — И она поцеловала меня в губы — мне показалось, что я сделал большой глоток прохладной воды, но я знал, что поцелуй предназначался не мне, а человеку, которого мы оба потеряли. — Отдыхай, чтобы вновь стать сильным, — сказала она мне на прощанье.

Кетриккен взяла миску и чашку и скрылась за потайной дверью, оставив после себя лишь аромат своих духов. Я вздохнул и почти сразу же погрузился в глубокий сон.


Глава 20 | Мир Элдерлингов. I том | Глава 21







Loading...