home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


НАРЧЕСКА

Материнский дом клана нарвала одновременно был крепостью и жилищем. Не вызывало сомнений, что это самое старое строение в Уислингтоне. Массивная стена, окружавшая дом и сад, была первой линией обороны. Если захватчикам удавалось преодолеть стену, защитники могли отступить в дом. На его каменных стенах виднелись следы огня — очевидно, дом выдержал несколько пожаров. Стены первого этажа были абсолютно глухими, на втором имелись лишь узкие бойницы, и только третий мог похвастать настоящими окнами, которые закрывались массивными ставнями, способными защитить обитателей дома от стрел.

И все же дом не являлся замком в нашем понимании. Здесь нельзя было разместить овец и дать убежище другим обитателям Уислингтона. Да и отсутствие помещений для хранения запасов продовольствия не позволяло выдерживать долгую осаду. Ещё одно существенное различие между обитателями Внешних островов и народами Шести Герцогств.

Двое молодых мужчин в цветах клана нарвала пропустили нас в ворота. Внутри дорожка была выложена гравием и битыми ракушками, они искрились у нас под ногами. В широко распахнутую дверь материнского дома, украшенную костью нарвала, могли без труда пройти сразу три человека. Внутри было темно, и лишь тусклый свет факелов освещал нам путь. Мне вдруг показалось, что я оказался в пещере.

Войдя в дом, мы остановились, чтобы глаза привыкли к сумраку, и нас окутали запахи человеческого жилья. Ароматы еды, копченого мяса, разлитого вина, выделанных шкур и множества людей — домашний запах покоя и семейного очага.

Мы очутились, в большом зале, пространство которого делили на части лишь колонны. Мне в глаза бросились три очага, на которых готовили пищу. Каменный пол был усыпан свежим тростником. Вдоль стен шли полки и скамьи, довольно широкие, и, если судить по лежащим на них шкурам, днем здесь сидели, а ночью они превращались в постели. На полках лежала еда и какие-то вещи. Освещался зал главным образом огнем очагов, хотя на колоннах имелись канделябры со свечами, но они давали совсем мало света. В дальнем левом углу широкая лестница уходила в темноту. Другого доступа на верхние этажи я не заметил. Что ж, разумно. Даже если атакующие завладеют первым этажом, обороняющимся нужно будет защищать лить одну лестницу. Враг дорого заплатит за захват верхней части материнского дома.

Между тем в зале собралось немало народу. Здесь были люди всех возрастов, которые, казалось, чего-то с нетерпением ждут. Мы явно опоздали. В конце длинного зала перед самым большим очагом стоял принц Дьютифул. Рядом с ним я увидел Чейда и обладателей Уита, сопровождавших принца, а чуть дальше в три ряда выстроилась его стража. Представители клана нарвала расступились, чтобы дать нам пройти и занять свои места. Уэб и Свифт встали рядом с менестрелем Коклом и Сивилом. Я пристроился к передней шеренге стражников.

Эллиана так и не появилась. С противоположной стороны очага, напротив принца, стояли хозяева дома. Большинство опять составляли женщины. Среди островитян был лишь один взрослый мужчина — Пиоттр. Я насчитал трех стариков, четырех мальчиков — ровесников Нарчески и ещё шесть или семь ребятишек, цепляющихся за материнские юбки. Неужели война красных кораблей произвела такое опустошение в клане нарвала?

Присутствовали здесь и воины калана кабана, но они стояли плотной группой чуть в стороне — скорее наблюдатели, чем участники предстоящей церемонии. Остальные, судя по украшениям и татуировкам, представляли клан нарвала. Редкими исключениями являлись мужчины, стоявшие рядом с женщинами, вероятно, это были их мужья или сожители. Я заметил среди них Медведей, Выдр и даже одного Орла.

Все женщины без исключения были одеты в свои лучшие наряды. Их украшали самоцветы, золото и серебро, изящные безделушки из ракушек и перьев. Многие тщательно уложили волосы, чтобы казаться выше ростом. Если в Баккипе женщины придерживались определенного стиля в одежде, то здесь наблюдалось широкое разнообразие. Неизменной частью нарядов оставались лишь цвета и эмблема клана нарвала.

Те, что образовали первый круг, решил я, это дальние родственники Нарчески, а группа у очага — её семья. Мужчин там почти не было. Все женщины клана нарвала были напряжены. Я почти ощущал тревогу, наполнявшую зал. Интересно, кто из них мать Нарчески и кого мы ждем?

Наступила полная тишина. Затем четверо мужчин клана нарвала спустились по лестнице с маленькой морщинистой женщиной на руках. Она сидела в кресле, сделанном из ивовых прутьев и застеленном мягкой медвежьей шкурой. Её редкие седые волосы были собраны в пучок на макушке. Глаза показались мне очень черными и блестящими. Она была одета в красное платье, расшитое маленькими костяными пуговицами с резным изображением нарвала. Мужчины поставили её кресло на массивный стол, где она и осталась сидеть, оглядывая всех собравшихся в её доме. С едва слышным вздохом старая женщина расправила плечи и облизнула розовым языком поблекшие губы. На высохших ногах подрагивали меховые тапочки.

— Хорошо! Я вижу, все собрались! — заявила она. Она произнесла эти слова на языке Внешних островов — слишком громко, как все тугие на ухо старики. И мне показалось, что она не испытывает той тревогой, которая переполняла женщин её клана.

Великая Мать клана наклонилась вперед, и её шишковатые пальцы вцепились в изогнутые подлокотники кресла. — Что ж, пусть он выйдет вперед. Тот, кто ищет расположения нашей Эллианы, Нарчески клана нарвала. Где тот дерзкий воин, что ищет материнского дозволения возлечь с нашей дочерью?

Я не сомневался, что Дьютифул ожидал услышать совсем другие слова. Он отчаянно покраснел и выступил вперед. Затем принц поклонился старухе, как принято у воинов, и на чистом языке Внешних островов ответил: — Я стою перед матерями клана нарвала и прошу разрешения объединить свой род с вашим.

Некоторое время она смотрела на него, а потом перевела хмурый взгляд на одного из молодых людей, который нес её кресло. — Что делает здесь раб из Шести Герцогств? Его привезли нам в подарок? И поэтому он пытается так ужасно говорить на нашем языке? Отрежьте ему язык, если он сделает это ещё раз!

Наступила тишина, которую нарушил дикий хохот в задней части зала. Впрочем, смех тут же стих. Однако Дьютифул сумел сохранить хладнокровие, и ему хватило ума не вступать в объяснения с распалившийся Матерью клана. Женщина из окружения Нарчески подошла к Матери, привстала на цыпочки и начала что-то шептать ей на ухо. Старуха раздраженно отмахнулась от неё.

— Прекрати свое шипение и плевки, Алмата! Забыла, что ли, — я ничего не слышу, когда ты так лепечешь! Где Пиоттр? — Она посмотрела по сторонам, словно искала потерянный башмак, увидела Пиоттра и нахмурилась. — Да вот же он! Ты ведь знаешь, что лучше всего я слышу, когда говорит он. Что он там делает? Иди сюда, наглый мошенник, и объясни, что все это значит!

Было бы забавно наблюдать, как старуха командует суровым воином, если бы не тревога на его лице. Он подошел к Матери, быстро опустился на одно колено и встал. Она подняла похожую на высохший корень руку и положила ему на плечо.

— Что все это значит? — нетерпеливо повторила она.

— Эртр, — спокойно сказал он. Вероятно, его низкий голос лучше доходил до старых ушей, чем пронзительный шепот женщины. — Речь идет об Эртр. Помнишь?

— Эртр… — И её глаза неожиданно наполнились слезами. Она оглядела зал. — И Косей? Маленькая Косей тоже? Значит, она уже здесь? Наконец вернулась домой?

— Нет, — коротко ответил Пиоттр. — Их здесь нет. Вот о чем речь. Помнишь? Сегодня утром мы говорили об этом в саду. Помнишь? — И он ободряюще кивнул ей.

Она посмотрела ему в лицо и медленно начала кивать, но потом покачала головой.

— Нет! — воскликнула она. — Я не помню. Бурачок прекратил цветение, сливы будут кислыми в этом году. Я помню, как мы про них говорили. Но… нет. Пиоттр, а это важно?

— Да, Великая Мать. Это очень важно.

На её лице появилось озабоченное выражение, а потом она рассердилась.

— Важно, важно! «Важно», — говорит мужчина, но что он понимает? — Её старый голос, надтреснутый и пронзительный, был полон насмешки и презрения. Высохшая рука ударила по коленям. — Постель и кровь, вот все, что их интересует, только это они считают важным. А что им известно о стрижке овец и уходе за садом, что они знают о том, сколько бочек рыбы необходимо засолить на зиму и сколько нужно натопить жира? Важно? Ну, если то, о чем ты говоришь, важно, пусть этим займется Эртр. Теперь она Мать, а мне нужен покой. — Она сняла руку с плеча Пиоттра и ухватилась за ручки кресла. — Я так устала! — жалобно проговорила она.

— Да, Великая Мать. Да, это так. И ты сможешь отдохнуть, а я позабочусь о том, чтобы все шло, как должно. Обещаю. — И как только он замолчал, из темноты на лестнице вышла Эллиана и быстро спустилась к нам.

Казалось, её ноги в легких туфельках едва касаются ступеней. Половина её волос была собрана в пучок при помощи заколок, украшенных звездочками; остальная часть рассыпалась по плечам. Следовавшие за ней две женщины остановились, охваченные ужасом, и принялись перешептываться. Наверное, её готовили к выходу, но она вырвалась и ринулась вниз, услышав рассерженные голоса.

Я узнал Эллиану по манере держаться. Люди расступались перед Нарческой. За прошедшие с нашей последней встречи время она, как и Дьютифул, изменилась, в ней не осталось ничего от ребенка, она превратилась в юную женщину. Пока Эллиана шла, я заметил, как сильно поражены мужчины Шести Герцогств. Платье закрывало её спину и плечи, но открывало высокую гордую грудь. Быть может, она нарумянила соски, чтобы они стали такими розовыми? Я ощутил возбуждение. Через мгновение я поднял стены и укорил Дьютифула:

Скрывай свои мысли.

Должно быть, он услышал меня, но и ухом не повел. Принц таращился на обнаженную грудь Нарчески, словно никогда прежде не видел женской груди. Вполне возможно, что так оно и было.

Она не удостоила его даже взгляда, а сразу же направилась к Великой Матери.

— Я разберусь с этим, Пиоттр, — сказала Эллиана. И её голос тоже изменился со времени помолвки — теперь это был голос женщины. Потом она обратилась к мужчинам, которые принесли кресло: — Вы слышали, что сказала Великая Мать? Ей необходимо отдохнуть. Давайте поблагодарим её за то, что она почтила нас своим присутствием, и пожелаем ей спокойного сна и легкости в теле.

Послышался хор голосов, желавших Великой Матери спокойной ночи, после чего молодые люди подняли кресло и унесли её наверх по лестнице. Нарческа некоторое время стояла и молча смотрела процессии вслед, пока она не скрылась в темноте. Потом она сделала глубокий вдох. Принц стоял у неё за спиной, часть волос Эллианы была зачесана кверху, открывая изящную шею. Белошвейка удачно скроила её платье, подумал я. Татуировки были полностью скрыты. Я увидел, как Чейд слегка ткнул Дьютифула под ребра. Юноша вздрогнул, словно только что пробудился ото сна, и принялся с интересом разглядывать сапоги Пиоттра. Пиоттр смотрел на принца, будто на плохо воспитанного пса, который так и норовит стянуть со стола кусок мяса.

Нарческа расправила плечи и, повернувшись к нам, обвела взглядом собравшихся. Украшения в её волосах были сделаны из рога нарвала. Оставалось только гадать, как мастерам удалось придать им такой пронзительно-голубой цвет. Крошечные звездочки сверкали, и я больше не сомневался, что фигурка, найденная принцем Дьютифулом на Берегу Сокровищ, предвещала ему встречу с Нарческой. Однако я по-прежнему не представлял, что вес это значит, да и времени подумать у меня не оставалось.

Каким-то образом Нарческа умудрилась улыбнуться. Улыбка получилась немного кривой и превратилась в усмешку. — Я забыла, что должна была сказать, — заявила она, слегка пожав плечами. — Может ли кто-нибудь произнести за меня слова Матери? — Затем, прежде чем кто-нибудь успел ответить на её просьбу, она взглянула прямо в глаза Дьютифула, щеки которого пылали огнем. Эллиана не обратила на это ни малейшего внимания и спокойно продолжала: — Понимаешь, мы решили объединить два наших обычая. Совершенно случайно сложилось так, что сегодня мне пришло время показать своему клану первую женскую кровь. И именно в этот день появился ты, чтобы предложить себя в качестве моего супруга.

Его губы двигались. Мне показалось, что они беззвучно повторяют «женская кровь».

Она рассмеялась, но теперь уже совсем по-другому. Звук был хрупким, словно трещали на ветру льдинки.

— У твоего народа нет похожей церемонии? Мальчик обагряет кровью свой меч, чтобы стать мужчиной? Своей готовностью убивать он показывает, что достиг зрелости. Но женщине не нужен меч. Сама Эда дает нам кровь, объявляя о нашей зрелости. То, что мужчина может забрать при помощи меча, женщина способна дать своей плотью. Жизнь. — Она положила обе руки на свой плоский живот. — Сегодня пролилась моя первая женская кровь. Теперь внутри моего тела может зародиться новая жизнь. Теперь перед тобой стоит женщина.

Послышался нестройный хор голосов.

— Приветствуем тебя, Эллиана, женщина клана нарвала. Я почувствовал, что Нарческа начала ритуал. Пиоттр отошел и встал рядом с другими мужчинами клана. Женщины обступили Эллиану. Каждая из них поздравила её. Группа девушек с широко раскрытыми глазами и распущенными по плечам волосами стояли кружком, не сводя глаз с Нарчески. Одна из них, самая высокая (очевидно, ей тоже вскоре предстояло стать женщиной), показала на Дьютифула и сказала о нем что-то одобрительное двум своим подружкам. Они захихикали и принялись перешептываться. Я решил, что эта троица — подруги и спутницы Нарчески, но теперь она отдалились от них, перейдя в ряды женщин. То, с какой легкостью Эллиана взяла происходящее в зале в свои руки, показывало, что во многих отношениях она уже давно стала настоящей женщиной. Церемония была лишь формальным подтверждением того, что её тело наконец догнало дух.

После того как все женщины клана поздравили Эллиану, она вышла из круга света, падавшего от очага. Толпа сразу примолкла. На мгновение я вновь ощутил смущение собравшихся. Пиоттр переминался с ноги на ногу, но потом все же заставил себя стоять неподвижно. Дьютифул оставался на прежнем месте, и я почувствовал, что для него минуты превратились в долгие часы.

Наконец молодая женщина, которая шептала что-то на ухо Великой Матери, выступила вперед. На её щеках появился легкий румянец. Она понимала, что многое берет на себя, но никто другой не решился проявить инициативу. Она откашлялась, но я услышал, как дрожит её голос, когда она сказала:

— Я Алмата, дочь матерей клана нарвала. Я кузина Нарчески Эллианы и на шесть лет её старше. И хотя я этого недостойна, я буду говорить от имени Великой Матери.

Она немного помолчала, словно давая возможность кому-то возразить, но никто не произнес ни звука. Кое-кто одобрительно кивал. Большинство выглядели подавленными. Алмата набрала в грудь побольше воздуха и заговорила:

— Мы собрались в материнском доме, потому что к нам пришел мужчина не из нашего клана, желающий соединить свой род с кланом нарвала. Он просит не просто женщину нашего клана, а Нарческу Эллиану, чья дочь, в свою очередь, станет Нарческой и Великой Матерью для всех нас. Выйди вперед, воин. Кто ищет расположения нашей Эллианы, нашей Нарчески клана нарвала? Где тот воин, кому достало дерзости просить материнского разрешения возлечь с нашей дочерью и дать ей дочерей, которые будут воспитаны как матери клана нарвала?

Дьютифул тяжело вздохнул. Ему следовало держаться увереннее, но я не мог его винить. Все чувствовали, что события складываются неудачно и дело не только в том, что на церемонии присутствовали иноземцы. Я понимал, что представители клана нарвала пытаются исправить положение, стараются соблюсти традиции. Однако у нас не оставалось возможности сохранять осторожность. И голос Дьютифула прозвучал твердо, когда он произнес:

— Я пришел, чтобы сделать Нарческу Эллиану матерью моих детей.

— И что ты можешь предложить ей и её детям? Каким будет твой вклад в благополучие клана нарвала, какая нам будет выгода от того, что наша кровь смешается с твоей?

Наконец-то мы вступили на твердую почву. Чейд тщательно подготовился к этой части переговоров. Риддл подтолкнул меня, и я одновременно с другими стражниками отступил в сторону. У нас за спинами оказалась груда предметов, накрытая толстой парусиной. Лонгвик снял покрывало, и стражники начали по очереди переносить дары в центральную часть зала, а Чейд давал пояснения. Дьютифул молча стоял с гордым видом, пока перед Алматой и Нарческой росла гора подарков.

Со «Счастливой невесты» на «Секач» погрузили только часть сокровищ. Бочки с бренди из Шокса, связка шкур горностая из Горного Королевства, гобелены, вышитые разноцветным бисером. Серебряные сережки работы самой Кетриккен. Хлопок, лен и прекрасные шерстяные ткани из Бернса. Чейд обещал и другие дары, которые будут позже доставлены из Зилига. Чтение списка заняло довольно много времени. Работа трех искусных кузнецов за три года. Бык и двенадцать коров лучших пород. Шесть пар волов, упряжка лошадей. Свора охотничьих псов и два кречета, приученные подчиняться женщинам. И ещё некоторые обещания от лица принца Дьютифула, которые могут быть реализованы лишь в будущем: торговля и мир между Шестью Герцогствами и Внешними островами, пшеница в те годы, когда у рыбаков будет скудный улов, железо и право торговли со всеми портами Шести Герцогств. Список вновь оказался длинным, и я вдруг почувствовал, как на меня наваливается усталость.

Но как только Чейд замолчал и заговорила Алмата, мою скуку как ветром сдуло. — Нашему клану сделано предложение. Матери, дочери и сестры, что вы скажете? У кого есть что возразить?

Наступила тишина. Очевидно, таким образом высказывалось одобрение, поскольку Алмата торжественно кивнула. Потом она повернулась к Эллиане. — Кузина, женщина клана нарвала, Нарческа Эллиана, чего желаешь ты? Хочешь ли ты этого мужчину? Возьмешь ли его?

Я видел, как набухли жилы на шее Пиоттра, когда стройная молодая женщина выступила вперед. Дьютифул протянул руку ладонью вверх. Эллиана встала рядом с ним, плечом к плечу, и положила свою руку на его ладонь. Когда Нарческа повернулась к нему и их глаза встретились, мой мальчик вновь покраснел.

— Я возьму его, — негромко сказала она.

Я отметил, что она ничего не сказала о том, хочет ли она Дьютифула. Эллиана набрала в грудь побольше воздуха и заговорила громче:

— Я возьму его, и он разделит мою постель, и мы отдадим наших дочерей материнскому дому. Если он совершит то, о чем я говорила ранее. Если он сумеет принести сюда, к этому очагу, голову дракона Айсфира, то сможет назвать меня своей женой.

Глаза Пиоттра на несколько мгновений закрылись, а потом открылись вновь. Он заставил себя смотреть, как продает себя дочь его сестры. Плечи Пиоттра дернулись, казалось, он с громадным трудом подавил рыдание. Алмата протянула руку, и кто-то вложил в неё длинную полоску кожи. Она подошла к Эллиане и Дьютифулу и принялась связывать их запястья. Одновременно она говорила:

— Эти узы связывают вас так, как связывают ваши клятвы. Пока она принимает тебя, ты не должен делить ложе ни с кем другим, Дьютифул, в противном случае эта женщина умрет от ножа Эллианы. Пока он доставляет тебе удовольствие, не пускай в свою постель никого другого, Эллиана, в противном случае он познакомится с клинком Дьютифула. А теперь смешайте вашу кровь над камнями очага материнского дома в дар Эде за детей, которых она вам ниспошлет.

Я не хотел смотреть, но заставил себя не отводить глаз. Сначала нож вручили Дьютифулу. Он даже не поморщился, когда разрезал кожу на левой руке; потекла алая кровь. Он подставил ладонь правой руки и подождал, пока струйка стечет из-под кожаной повязки. Эллиана последовала его примеру, её лицо оставалось серьезным и невозмутимым, словно теперь её ничто уже не могло тронуть. Когда в ладони каждого из них собралось достаточно крови, Алмата соединила их руки. Потом нареченные опустились на колени, и каждый оставил на камнях отпечаток смешанной крови. Когда они вновь повернулись лицом к собравшимся, Алмата сняла кожаный шнур и отдала его Дьютифулу, тот молча его принял. Алмата встала за спиной у принца и Нарчески и положила руки им на плечи. Она попыталась произнести следующие слова радостно, но они прозвучали печально:

— И вот они стоят перед вами, соединенные своим словом. Пожелай им удачи, мой клан.

Поднялся одобрительный шум, словно люди стали свидетелями не счастливого соединения любящей пары, а смелого поступка и выражали свое восхищение. Эллиана склонила голову. Она принесла себя в жертву ради них, но я пока не понимал, в чем состояло её самопожертвование.

Так я женат? — Удивление, смятение и ярость смешались в мысли Дьютифула, которую он бросил мне.

Только после того, как принесешь голову дракона, — напомнил я.

И только после того, как состоится настоящая брачная церемония в замке Баккип, — утешил его Чейд.

Принц выглядел ошеломленным.

Между тем вокруг нас начались приготовления к трапезе. Споро накрыли столы, местные менестрели запели песню, аккомпанируя на своих необычных инструментах. Следуя традиции, менестрели так искажали слова, чтобы они соответствовали музыке, что я с трудом их понимал. Я заметил, что двое из них подошли к Коклу и предложили ему сесть рядом с ними в углу зала. Мне показалось, что их предложение было искренним, и вновь поразился естественному взаимопониманию, которое с такой легкостью устанавливается между музыкантами.

При помощи Скилла Дьютифул передавал мне свой тихий разговор с Эллианой:

— Теперь ты должен держать меня за руку и шагать рядом со мной, я представлю тебя моим старшим кузинам. Помни, что они старше меня. И хотя я Нарческа, мне необходимо выказать им почтение. Как и тебе. Она говорила с ним так, словно объясняла простейшие вещи ребенку.

— Я постараюсь не заставить тебя краснеть, — натянуто проговорил он.

Мне не слишком понравился его ответ, но я не мог его винить.

— Тогда улыбайся. И помалкивай, как и подобает воину в чужом материнском доме, — резко ответила она.

Взяв Дьютифула за руку, она повела его так, что ни у кого не осталось сомнений, что он лишь следует за Эллианой. Так ведут быка хороших кровей за продетое в нос кольцо, подумалось мне. Женщины и шага не сделали ему навстречу. Эллиана переходила с женихом от одной группы к другой. И всякий раз он делал почтительный поклон, одновременно, как это было принято на Внешних островах, протягивая правую, испачканную кровью руку. Они улыбались ему и обсуждали выбор Нарчески. Я понимал, что в другое время и при других обстоятельствах их замечания были бы остроумными и поддразнивающими. Но сейчас никто не переступал формальных рамок вежливости. В результате напряженность лишь возросла.

Увидев, что другие воины усаживаются за столы, Чейд разрешил нам разойтись.

Раскрой глаза и уши, — предупредил он меня, когда я пробирался сквозь толпу.

Они всегда открыты, — ответил я Чейду.

Ему не требовалось добавлять, что мне нельзя выпускать принца из виду. Пока я не выясню, что за всем этим кроется, невозможно узнать, кто желает ему вреда. Поэтому я переходил от одной группы пирующих к другой, постоянно оставаясь неподалеку от моего принца, поддерживая с ним контакт при помощи Скилла.

Эта трапеза заметно отличалась от пиров в Баккипе. Никто не рассаживал гостей по званиям или согласно личным предпочтениям. На столах была расставлена еда, люди подходили, наполняли свои тарелки и разбредались по залу. Нас угощали бараниной на вертелах и домашней птицей, зажаренной целиком. Я положил себе на тарелку копченую рыбу — очень вкусную. Местный черный хлеб выпекали без дрожжей большими круглыми караваями. Пирующие отрывали себе большие куски, накладывали сверху маринованные овощи или рыбный соус и соль. Все приправы показались мне очень острыми. Только баранина и домашняя птица были свежими, но даже к мясу жители Внешних островов добавляли морские водоросли.

Еда, выпивка, музыка, состязания жонглеров, сопровождающиеся ставками, — все происходило одновременно. В зале поднялся оглушительный шум. Через некоторое время я обратил внимание на поведение женщин клана нарвала, которые оказывали внимание не только нашим стражникам, но и Сивилу с Коклом. Несколько стражников с широкими улыбками уже следовали за своими юными партнершами в сторону темной лестницы.

Они нарочно соблазняют стражу Дьютифула? — с тревогой спросил я Чейда при помощи Скилла.

Здесь инициативу проявляют женщины, — ответил он. — У них нет обычаев, которые требуют соблюдения целомудрия. Стражников предупредили, что им не следует забывать об осторожности, но их холодность может обидеть наших хозяев. Воины принца и его свита должны ответить на приглашение местных женщин, но только в том случае, если те проявили к ним интерес. Если кто-то станет навязывать свое внимание, это сочтут за оскорбление. Ты и сам, наверное, заметил, что мужчин здесь не хватает, да и детей при таком количестве женщин должно быть больше. На Внешних островах верят, что ребенок, зачатый в ночь свадебной церемонии, будет счастливым.

Интересно, а почему ты говоришь мне об этом только сейчас?

Тебя это тревожит?

Оглядевшись по сторонам, я нашел своего старого наставника. Он сидел на одной из широких скамей, глодал куриную ножку и беседовал с молоденькой женщиной. Сивил вместе со своим котом уже скрылся в темноте лестницы. Женщина, которая его увела, была лет на пять старше, но он не выглядел смущенным. За Свифта я не тревожился — он ещё слишком мал, чтобы представлять интерес для девушек клана. И тут я заметил, что Дьютифул покидает материнский дом в компании Нарчески и её хихикающих подружек. Вид у Эллианы был не слишком довольный, однако она продолжала держать принца за руку, когда вела его к двери.

Последовать за ними оказалось совсем не так просто. Женщина с подносом сластей встала между мной и дверью. Я прикинулся дурачком, показав, что не понимаю, что она предлагает мне не только конфеты. Схватив горсть лакомств, я засунул их в рот и принялся с идиотским видом жевать. Мой поступок ей почему-то понравился, она поставила поднос на стол и вместе со мной направилась к двери.

— Где можно облегчиться? — спросил я, а когда оказалось, что она не понимает языка Шесть Герцогств, устроил небольшую пантомиму.

Она с недоуменным видом показала на низенькое строение и вернулась в зал. Я зашагал к домику, оглядываясь по сторонам в поисках принца. Во дворе уже скопилось несколько пар на разных стадиях любовной игры. Двое мальчишек тащили ведра с водой к материнскому дому. Куда подевался Дьютифул?

Наконец я его заметил — он сидел на траве под яблонями рядом с Эллианой. Сопровождавшие их девушки ещё не стали женщинами, о чем говорили их распущенные волосы. Я прикинул, что их возраст колеблется от десяти до пятнадцати лет.

Несомненно, до сегодняшней ночи они много лет дружили с Эллианой. А теперь, когда она стала женщиной, все изменилось.

Не совсем, — кисло сообщил мне Дьютифул. — Они оценивают меня, словно я лошадь, по дешевке купленная на базаре. «Если это воин, то где его шрамы? У него есть клан? Почему у него нет татуировки?» Они дразнят Эллиану, а одна из них, маленькая вредная ведьма по имени Лестра, приходится Нарческе старшей кузиной. Она говорит, что хоть Эллиана и женщина и успела выйти замуж, но даже никогда не целовалась. А сама Лестра утверждает, что уже много раз целовалась, хотя ещё не стала женщиной. Фитц, неужели девушки Внешних островов совсем не знают стыда?

Я интуитивно сообразил, что происходит.

Дьютифул, они просто развлекаются напоследок. Эллиана перестала быть одной из них, но сегодня они будут её всячески дразнить. Ты здесь ни при чем. Возможно, такое поведение является частью церемонии посвящения в женщины. — А потом без особой необходимости я добавил: — Будь осторожен. Повинуйся Эллиане и тогда ты её не посрамишь.

Я не понимаю, чего она от меня хочет, — беспомощно признался он. — Смотрит на меня косо, но продолжает держать за руку, словно это веревка, сброшенная ей в воду во время бури.

Его слова доходили до меня так же четко, словно я сидел рядом с ним. Девушка, дразнившая Эллиану, была выше и немного старше. Я уже достаточно знал о женщинах, чтобы понимать: возраст является не единственным фактором при достижении зрелости. Действительно, если бы не распущенные волосы, я бы принял её за женщину. Лестра продолжала изводить Эллиану:

— Тебя с ним связали, чтобы никто другой не мог его поиметь, а ты даже не осмеливаешься с ним поцеловаться!

— А может, я пока не хочу его целовать. А может, я жду, пока он докажет, что достоин меня.

Лестра покачала головой. Колокольчики в её волосах зазвенели, когда она насмешливо проговорила: — Нет, Эллиана, мы слишком хорошо тебя знаем. Ты и раньше была самой тихой и пугливой из нас. А теперь ты стала тихой и пугливой женщиной. Ты не осмеливаешься его поцеловать, а он слишком робок, чтобы проявить инициативу. Он просто розовощекий мальчик, который делает вид, что стал мужчиной. Разве не так, принц? Ты такой же робкий, как Эллиана. Быть может, я смогла бы научить тебя дерзости. Он даже не смотрит на её груди! Или они такие маленькие, что их не видно!

Я не завидовал Дьютифулу. И не мог помочь ему советом. Усевшись на низкую каменную стену, служившую границей фруктового сада, я поднял руки и потер щеки, как человек, который слишком много выпил. Пусть все считают, что я перебрал — быть может, тогда меня оставят в покое. Наблюдать за мучениями Дьютифула мне не хотелось, но и оставить его одного я не мог. Опустив плечи, я уставился вдаль, искоса поглядывая в его сторону.

Дьютифул сделал над собой усилие и неохотно проговорил: — А если я слишком уважаю Нарческу Эллиану, чтобы взять то, что она мне не предлагает?

Я ощущал его твердую решимость не смотреть на её грудь. Однако близость Нарчески явно его волновала.

Он не мог видеть брошенного в сторону взгляда Эллианы. Ответ Дьютифула ей не понравился.

— Но меня ведь ты не уважаешь, не так ли? — осведомилась маленькая кокетка.

— Верно, — коротко ответил он.

— Тогда все очень просто. Покажи нам свою дерзость и поцелуй меня! — торжествующе приказала Лестра. — И я расскажу ей, насколько хорошо то, чего она себя лишает. — И чтобы заставить его действовать, она неожиданно наклонилась вперед, так что её лицо оказалось совсем рядом, одновременно её озорная рука потянулась к паху Дьютифула. — А это ещё что такое? — радостно завопила Лестра, когда разъяренный Дьютифул вскочил на ноги. — Он ждёт от тебя не только поцелуя, Эллиана. Ты только посмотри! Армия из одного воина уже поставила для тебя палатку! И долго ли продлится осада?

— Прекрати, Лестра! — прорычала Эллиана.

Она также встала. Её щеки порозовели, она даже не посмотрела в сторону Дьютифула, пристально глядя в глаза своей соперницы. Её обнаженная грудь поднималась и опускалась, Нарческа потеряла терпение.

— Почему? Ты явно не собираешься делать с ним ничего интересного. Почему бы мне его не взять? Он мой по праву, ведь именно я должна была стать Нарческой. И стану ею после того, как ты превратишься в одну из младших женщин в его материнском доме.

Несколько девушек ахнули, а глаза Эллианы засверкали ещё ярче. — Опять ты лжешь, Лестра! Твоя прабабка была младшим близнецом. Так сказали обе повивальные бабки.

— Та, что первой появляется на свет, не обязательно старшая, Эллиана. Так говорят многие. Твоя прабабка была жалким и больным ребенком. А моя — здоровым и сильным. Твоя прабабка не имела права быть Нарческой, как и её дочь, или внучка, или ты!

— Больной? В самом деле? Тогда почему она до сих пор жива и остается нашей Великой Матерью? Забери свою ложь назад, в противном случае я загоню её тебе обратно в глотку! — Эллиана говорила глухим, но полным ярости голосом.

Однако он разнесся по всему двору. Я заметил, что ссора вызывает интерес не только у меня. Когда Дьютифул шагнул вперед, Эллиана положила руку ему на грудь и оттолкнула назад. Девушки образовали кольцо вокруг двух соперниц, и Дьютифул оказался за его пределами. Он посмотрел в мою сторону, взывая о помощи.

Не вмешивайся. Эллиана дала понять, что обойдется без твоей помощи.

Оставалось надеяться, что я дал правильный совет. Я уже собрался войти в контакт с Чейдом, когда заметил Пиоттра. Вероятно, он скрывался за углом дома. Пиоттр подошел к низкой стене, на которой я сидел, прислонился к ней бедром и небрежно бросил: — Он не должен вмешиваться.

Я повернул к нему голову и бессмысленно посмотрел на Пиоттра. — Кто?

Он пристально посмотрел на меня. — Твой принц. Эллиана справится сама. Это женское дело, и она будет недовольна, если он вмешается. Если можешь, передай ему это.

Пиоттр говорит, что тебе нужно отойти в сторону. Эллиана сама с ней разберется.

Что? — с ужасом спросил Дьютифул.

Почему Пиоттр обратился к тебе? — вмешался Чейд.

Понятия не имею!

— Я всего лишь стражник, сэр, — сказал я Пиоттру. — И я не даю советов принцу.

— Ты его телохранитель, — спокойно ответил Пиоттр. — Или его… как это звучит на вашем языке? Его наперсник? Как я для Эллианы. Ты знаешь свое дело, но тебя нельзя назвать невидимкой. Я видел, что ты за ним присматриваешь.

— Я его стражник. И я должен его охранять, — запротестовал я, слегка растягивая слова.

Надо было выпить стакан вина, с опозданием подумал я. Запах спиртного всегда производит впечатление.

Пиоттр больше не смотрел на меня. Я повернулся и взглянул в сторону сада. Со стороны двери, ведущей в материнский дом, послышался крик, оттуда выходили люди. Между тем девушки сцепились. С видимой легкостью Лестра швырнула Эллиану на землю. Нарческа ударилась спиной, и я понял, что из легких у неё вышибло весь воздух. Пиоттр разочарованно вздохнул и нетерпеливо переступил с ноги на ногу — так ведет себя опытный боец, когда дерется его любимый ученик. Когда Лестра попыталась оседлать Эллиану, та подтянула ноги к груди и ударила свою обидчицу ступнями в живот. Лестра отлетела назад и рухнула на землю. Эллиана перекатилась на колени и, ничуть не заботясь о сохранности своего роскошного платья и прически, прыгнула на Лестру. Мышцы на плечах и шее Пиоттра напряглись, но он не пошевелился. Я соскочил со стены, чтобы лучше видеть происходящее, успев заметить неподалеку остальных стражников из Баккипа. Местные жители наблюдали за схваткой с интересом, но без особого удивления. Очевидно, такие драки между девушками и женщинами здесь были обычном делом.

Эллиана уселась на грудь Лестры, коленями придавив к земле её руки. Та продолжала сопротивляться, но Нарческа схватила её за волосы и прижала голову к земле. Свободной рукой она схватила пригоршню грязи и засунула её в рот Лестры.

— Пусть честная земля очистит твои губы от грязной лжи! — торжествующе закричала Эллиана.

Дьютифул стоял в стороне, широко разинув рот. Он не мог отвести взгляда от обнаженной груди Эллианы. Я видел, что его привела в ужас не только драка между девушками, но и реакция собственного тела. Стоявшие в кругу девушки возбужденными криками подбадривали соперниц.

С пронзительным криком Лестре удалось высвободить голову — в руке её противницы осталась прядь густых волос. Эллиана отвесила ей пощечину, а потом схватила за горло. — Назови меня Нарческой, иначе это будет твой последний вздох!

— Нарческа! Нарческа! — крикнула Лестра и разрыдалась, скорее от унижения, чем от боли.

Эллиана положила руку на лицо соперницы, оперлась на него и встала.

— Оставьте её! — предупредила она двух девушек, которые бросились помочь побежденной. — Пусть лежит здесь и радуется, что я не взяла с собой нож. Теперь я женщина. И с этих пор мой нож ответит каждому, кто осмелиться усомниться, что я Нарческа. А также той, что посмеет коснуться мужчины, которого я выбрала!

Я посмотрел на Пиоттра. Он широко, во весь рот, улыбался. Эллиана в два шага подошла к Дьютифулу, который продолжал глазеть на свою растрепанную невесту. С той же небрежностью, с какой я хватаю за гриву лошадь перед тем, как вскочить на неё, она взяла его за волосы, связанные в воинский хвост. Повернув его голову к себе, она приказала: — А теперь ты меня поцелуешь!

И за мгновение до того, как их губы встретились, Дьютифул разорвал со мной Скилл — контакт. Однако всем присутствующим было ясно, какую страсть он вложил в этот поцелуй. Она прижалась губами к его рту, а руки Дьютифула неловко обняли Нарческу и прижали к себе. Она ответила на его объятия, сознательно коснувшись обнаженной грудью его груди. Потом она разорвала поцелуй, и пока Дьютифул втягивал в себя воздух, посмотрела ему в глаза и напомнила:

— Голова Айсфира. На полу у материнского очага. Тогда ты назовешь меня своей женой. — А затем, не разрывая объятий, она повернулась к своим подругам и объявила: — Вы девочки, если хотите, можете остаться и поиграть немного. А я с мужем отправляюсь на пир.

Эллиана высвободилась из его объятий и вновь взяла за руку. Дьютифул с идиотской улыбкой на губах покорно последовал за ней. Лестра осталась сидеть одна, глядя им вслед с яростью и стыдом. Женщины одобрительно приветствовали Эллиану, а мужчины провожали их завистливыми взглядами. Нарческа, высоко подняв голову, вела мимо них свой приз. Я посмотрел на Пиоттра. Он выглядел ошеломленным. Затем его глаза встретились с моими.

— Она должна была так поступить, — сурово сказал он мне. — Чтобы показать остальным девушкам, что стала настоящей женщиной и Дьютифул теперь принадлежит ей.

— Да, я понимаю, — кротко ответил я.

Однако я ему не поверил. У меня сложилось впечатление, что сейчас произошло нечто, не входившее в планы Пиоттра относительно Эллианы и Дьютифула. Теперь необходимо узнать, каковы его истинные намерения.

Оставшаяся часть вечера прошло пресно. Обильная еда, питье, пение островных бардов — все это не могло сравниться с борьбой за власть, свидетелем которой я стал. Я взял себе кусок пирога с мясом, кружку эля и нашел спокойный уголок. Сделав вид, что полностью поглощен едой, я связался с Чейдом при помощи Скилла и сделал подробный доклад.

Все происходит даже быстрее, чем я осмеливался мечтать, — ответил он. — Однако у меня есть опасения. Действительно ли Нарческа хочет стать его женой или для неё важно продемонстрировать свою власть, показать подругам, что он не достанется никому другому? Или она рассчитывает, что желание обладать ею заставит принца убить дракона?

Я почувствовал себя дураком, когда ответил Чейду:

Я только сейчас сообразил, что, если она станет его невестой и покинет свой дом, кое-кто скажет, что она теряет свое место здесь. Лестра сказала, что Эллиана станет младшей женщиной в его материнском доме. Что это значит?

Полагаю, так говорят о женщине, которую захватывают во время набега, но не превращают в рабыню, а делают женой, — неохотно ответил Чейд. — Её дети не принадлежат ни к какому клану. В некотором смысле они похожи на незаконнорожденных.

Тогда зачем она согласилась на такой брак? Почему Пиоттр это допустил? И если она перестанет быть Нарческой после того, как поселится в Баккипе, какие преимущества извлечем мы из такого брака? Чейд, я ничего не понимаю.

Здесь многое неясно, Фитц. Я чувствую какие-то подводные течения. Будь настороже.

И я провел долгий вечер и ещё более долгую ночь. Впрочем, солнце маячило где-то на краю северного горизонта, поэтому ночь была похожа на сумерки. Когда для жениха и невесты подошло время отдыха, Дьютифул заявил, что он останется внизу, «чтобы никто не говорил, будто он взял то, чего не заслужил». Его слова вызвали некоторое смущение, и я видел, какими торжествующими взглядами обменялась Лестра со своими подругами. Они расстались у лестницы, Эллиана поднялась наверх, а Дьютифул подошел к Чейду и сел рядом с ним.

Эту ночь ему предстояло провести в материнском доме, как и подобает мужчине, который сочетался законным браком с женщиной клана. Однако внизу, на одной из скамей, а не наверху вместе с Эллианой. Его стражники оправились в дом для воинов-гостей или удостоились более теплого приема у местных женщин — впрочем, все это происходило за стенами материнского дома. Мне хотелось перебраться поближе к Чейду и Дьютифулу, чтобы иметь возможность спокойно поговорить с ними, но это выглядело бы странно. Поэтому я решил, что пришло время вернуться к Олуху.

Я не успел пройти и дюжину шагов, как услышал у себя за спиной шорох гравия. Оглянувшись, я увидел Уэба. Рядом с ним тащился уставший Свифт. Мальчик раскраснелся, и я решил, что он перебрал вина. Уэб кивнул мне, и я замедлил шаг, позволив им догнать себя.

— Большое событие, — заметил я праздно, когда Уэб зашагал рядом со мной.

— Да. Мне кажется, обитатели Внешних островов считают, что теперь наш принц женат на их Нарческе. А я думал, что речь шла лишь о подтверждении помолвки перед материнским очагом. — В его словах явно заключался вопрос.

— Не думаю, что у них есть различие между парой, заключившей брак, или парой, объявившей о своих намерениях его заключить. Поскольку здесь все имущество и дети принадлежат женщинам, брак предстает совсем в ином свете.

Он кивнул. — И ни одна женщина не станет сомневаться в том, что ребенок действительно её, — задумчиво сказал Уэб.

— А разве важно, кому принадлежат дети — женщине или мужчине? — с любопытством спросил Свифт.

Он четко произносил слова, но в его дыхании я уловил аромат вина.

— Тут многое зависит от мужчины, — мрачно проговорил Уэб.

После этого мы довольно долго шагали молча. Мои мысли — хотел я того или нет — обратились к Неттл, Молли и Барричу. Кому теперь принадлежит Неттл?

Когда мы подходили к домику, город затих. Все его обитатели, праздновавшие помолвку в материнском доме, уже давно улеглись спать. Я осторожно открыл дверь. Олуху был необходим отдых; я не хотел его будить. Свет, проникший внутрь, когда я приоткрыл дверь, позволил мне разглядеть Риддла, который лежал на полу рядом с кроватью. Один глаз стражника приоткрылся, рука сжала рукоять обнаженного меча. Он увидел, что это мы, закрыл глаз и вновь погрузился в сон.

Я продолжал неподвижно стоять у двери. В домике находился посторонний, присутствия которого Риддл не заметил. Большой и круглый, как толстый кот, похожий на хорька, он устроился на столе, пушистый полосатый хвост свешивался вниз. Он смотрел на нас глазами-пуговицами, не выпуская из передних лап кусок нашего сыра; даже от двери я видел следы его острых зубов.

— Кто это? — шепотом спросил я Уэба.

— Кажется, его называют тать — крыс, хотя он не имеет никакого отношения к крысам. Я никогда не видел таких, — едва слышно ответил Уэб.

Тать — крыс смотрел мимо нас, все его внимание было сосредоточено на Свифте. Я ощутил шепот — волны Уита потекли от одного к другому и обратно. На лице Свифта появилась улыбка. Протиснувшись между мной и Уэбом, он шагнул вперед. Я протянул руку, чтобы остановить его, но меня опередил Уэб, схватив мальчика за плечо. Он оттащил Свифта назад и спугнул тать-крыса резким движением.

— Возьми сыр и уходи, — вслух сказал Уэб, повернулся к Свифту и неожиданно суровым голосом спросил: — Ты понимаешь, что чуть не сделал? Неужели ты не запомнил ни единого слова из всего, чему я тебя учил?

Тать — крыс и сыр исчезли в мгновение ока — лишь мелькнул в открытом окне полосатый хвост.

Свифт разочарованно вскрикнул и попытался вырваться из рук Уэба. Однако мастер Уита и не думал отпускать мальчика. Свифт разозлился, вероятно, гнев Уэба стал для него неожиданностью.

— Я ничего не сделал! Мне лишь хотелось с ним поздороваться. Я почувствовал, что мы могли бы быть вместе. И я хотел…

— Ты хотел его, как ребенок хочет яркую игрушку с лотка лудильщика! — сурово проговорил Уэб, вновь показывая свое недовольство Свифтом. Он отпустил плечо мальчика. — Потому что он быстрый, гладкий и сообразительный. И такой же юный и бестолковый, как ты. И столь же любопытный. Ты почувствовал, что он тянется к тебе, но ты не понял причины: он не искал партнера, как ты, ему просто было любопытно. А этого мало, чтобы установить связь. И ты ещё недостаточно взрослый, чтобы искать партнера. Если ты попытаешься сделать это ещё раз, я тебя накажу, как любого другого ребенка, который сознательно подвергает опасности себя или своего партнера по играм.

Риддл сел и с раскрытым ртом следил за Уэбом и Свифтом. Ни для кого не было секретом, что Уэб и Свифт входили в группу Уита, сопровождавшую Дьютифула. Я вздрогнул, понимая, что едва не выдал свою принадлежность к Древней Крови. Даже Олух сонно посмотрел в нашу сторону.

Свифт плюхнулся на стул и проворчал: — Опасность. Какая опасность в том, что в мире появится наконец живая тварь, которой будет до меня дело?

— Опасность состоит в том, что ты собирался установить связь с существом, о котором тебе ничего не известно. Есть ли у него самка? Потомство? Возьмешь ли ты его с собой, когда мы уплывем с острова, или останешься здесь? Что он ест и как часто нуждается в пище? Готов ли ты остаться с ним на все время его жизни или забрать с собой туда, где нет его собратьев, навсегда лишив возможности завести пару? Ты не думал о нем, Свифт, ты вообще ни о чем не думал. Ты вел себя точно пьяница, который тащит девушку в постель, не думая о завтрашнем дне. Подобное поведение непростительно. Человек Древней Крови не станет так поступать.

Свифт бросил на Уэба свирепый взгляд. — Вот уж не думал, что обладатели Уита следуют правилам, когда связывают себя с животными, — неожиданно заговорил Риддл. — Мне всегда казалось, что они способны соединиться с любым животным — на час или на год.

— Ошибочное представление, — мрачно заметил Уэб, — которое разделяют многие люди, не принадлежащие к Древней Крови. Что ж, это неизбежно, когда нам приходится держать свою жизнь в тайне. Вам кажется, что мы можем использовать животное, а потом отбросить его, как ненужную одежонку. Так людям легче думать, что мы способны заставить медведя задрать целую семью или натравить волка на чужих овец. Связь при помощи Уита не означает, что человек обретает власть над животным. Это союз, основанный на обоюдном уважении, на всю жизнь. Ты понимаешь, Свифт?

— Я не хотел сделать ничего плохого, — упрямо сказал он.

В его голосе я не заметил ни малейшего раскаяния.

— Как и ребенок, который играет с огнем и сжигает дом. Мало не желать зла, Свифт. Если ты хочешь стать достойным человеком Древней Крови, ты должен уважать наши законы и обычаи постоянно, а не только в те минуты, когда это тебе удобно.

— А если я не стану? — угрюмо спросил Свифт.

— Тогда называй себя Полукровкой, ибо это будет правильно. — Уэб тяжело вздохнул. — Или ты превратишься в изгнанника, — тихо добавил он. Я чувствовал, что он старался не смотреть на меня, когда произносил последние слова. — И почему только некоторые люди предпочитают жить вдали от себе подобных, не понимаю…


Глава 10 | Мир Элдерлингов. I том | Глава 11







Loading...