home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


ЛАБИРИНТ

Дверь была практически незаметна, и Шут прошел мимо неё, когда я сообразил, что это такое, и остановил его, положив руку на плечо. Либо дверь сделали изо льда, либо покрыли толстым его слоем. Петли представляли собой едва различимые наросты на стене, но ничего даже отдаленно похожего на замок или ручку я не нашел. Это меня озадачило. Примерно на уровне пояса в двери имелась узкая щель, я наклонился, чтобы в неё заглянуть, и тут же с криком отшатнулся — в дальнем углу комнаты, скорчившись, сидел измученный человек в лохмотьях. Он молча и без всякого выражения смотрел в мою сторону.

— Что? — прошептал Шут и наклонился, чтобы посмотреть, что меня так напугало. Несколько мгновений он стоял около двери, и на его лице застыл ужас. — Мы должны освободить их. Только не знаю как.

Я быстро покачал головой и наконец понял, что могу говорить. — Нет, Шут. Прошу тебя, поверь мне. Это «перекованные». Я прекрасно понимаю, что оставлять их здесь жестоко, но мы не можем их выпустить — они опасны. Они тут же набросятся на нас, чтобы забрать наши плащи, или просто ради развлечения. Мы не должны рисковать.

Шут недоверчиво на меня посмотрел. — Ты, наверное, не успел всех разглядеть, — проговорил он очень тихо. — Там Риддл. И Хест.

Я не хотел снова смотреть в щель, но мне пришлось. С отчаянно бьющимся сердцем, задыхаясь от ужаса, я осторожно приблизился к двери и заглянул внутрь. Камеру тускло освещало то же голубое сияние, что заливало коридоры. Я подождал, пока глаза к нему привыкнут, и принялся рассматривать помещение. Оказалось, что это всего лишь небольшая пещера, вырубленная в леднике. Весь пол был ровным слоем усеян самыми разными отходами. Мне удалось насчитать пятерых «перекованных» — и больше ничего. Четверо заняли углы, они прижались спиной к стенам, готовые в любой момент броситься на защиту своей территории. Посреди камеры на полу лежал израненный Хест. Очевидно, ни один из «перекованных» не осмеливался покинуть свой угол и напасть на него, опасаясь оказаться под ударом.

Трое из пленников были жителями Внешних островов, изможденные, все в шрамах, одетые в страшные лохмотья. Те, кто захватил Риддл а и Хеста, отобрали у них теплые меховые плащи, но они все равно оказались в лучшем положении, чем остальные, поскольку на ногах у них я заметил сапоги. Я потянулся к ним Уитом, отчаянно надеясь почувствовать хоть что-нибудь. Ничего. Они сидели, скорчившись и бросая друг на друга злобные взгляды. Их лишили связи с миром людей, и они превратились в дикарей — их даже животными нельзя было назвать.

Я отошел от двери и бессильно опустился на пол. Меня переполняли жалость и отвращение. Жуткие воспоминания, которые, как мне казалось, давно остались в прошлом, вцепились в меня своими костлявыми пальцами. Не думаю, что Шут до конца понимал всю глубину моего ужаса. Ведь он не чувствовал, что их вырвали из реального мира, — не чувствовал так остро, как я.

— Неужели мы ничего не можем для них сделать? — едва слышно спросил он.

Холодная улыбка исказила мои губы, и я сжал зубы, прогоняя эмоции, которые грозили меня захватить. Я не стану об этом думать. Давным-давно я уже испытал нечто подобное и знал все ответы на вопросы. Нет смысла снова повторять мучительные уроки.

— Я мог бы их убить, — ровным голосом ответил я. — Возможно. На ногах держатся четверо, и хотя трое кажутся слабыми и изможденными, мне приходилось сталкиваться с «перекованными», которые объединялись, чтобы сразиться за добычу. На некоторое время. Не знаю, удастся ли мне прикончить всех, прежде чем они меня свалят с ног. Риддл хороший воин, и он ещё мало здесь пробыл, так что у него достаточно сил.

— Но… Риддл и Хест? — взмолился Шут. Он не понимал, что происходит.

— Шут, это больше не Риддл и Хест. Здесь только их тела и все, что они знают. Не более того. Их больше никто и ничто не занимает — только физические потребности. Неужели ты думаешь, что Риддл и Хест лежали бы на полу раненые и никем не охраняемые? Нет. Это не Риддл. Больше не Риддл.

— Но… должны же мы что-нибудь сделать! — Я услышал боль в его голосе и вздохнул.

— Если мы откроем дверь, мне придется их убить. Они меня вынудят это сделать, если я не хочу, чтобы они прикончили меня.

— В таком случае, у нас нет выбора.

— Выбор есть всегда, — с горечью сказал я. — Только иногда нет хорошего выбора. Я убью их или они нас. Или мы просто отсюда уйдем.

Шут несколько мгновений молча думал, а потом повернулся и медленно пошел прочь от двери. Я последовал за ним. В ледяном коридоре стало попадаться все больше признаков обитания людей. Пол был плотно утоптан, стены поцарапаны. Мы миновали ещё несколько тюремных камер, как две капли воды похожих на первую. Несмотря на охватывающий меня всякий раз ужас, я заглядывал в каждую, но мы не обсуждали людей, которых я видел внутри.

Но самое тяжелое впечатление на меня произвели камеры, в которых держали женщину и девочку. Пол в них выстлали соломой, и в каждом углу лежал тюфяк. Очевидно, жизнь этих пленниц не должна была закончиться слишком быстро. Их ждала гораздо более страшная судьба, чем Риддла, Хеста и тех, кто находился рядом с ними. Они умрут от холода и голода, но не будут мучиться слишком долго. Судя по длине немытых волос и ногтей, женщина здесь уже давно. Кутаясь в грязную медвежью шкуру, она сидела в углу и тупо смотрела в стену. В соседней камере девочка лет семи сдирала корку со своих коленок. На мгновение она подняла голову и встретилась со мной глазами, когда я заглянул в щель, но на её лице ничего не отразилось — только усталость.

В конце концов коридор с тюремными камерами закончился. Проход стал шире, а бледные светильники появлялись все чаще. Его скорее вырезали, а не прорубили в ледяной толще, и смыкающиеся над головой арки обладали необычной холодной красотой. Чистый пол кто-то посыпал песком, чтобы удобнее было ходить. Мне он показался более старым, как будто по нему прошло не одно поколение людей, однако мы до сих пор не встретили ни единой живой души.

Вскоре мы подошли к перекрестку, предлагавшему нам на выбор три дороги. Главный коридор шел прямо, слева широкий проход спускался вниз невысокими ступенями, конца которых мы не видели. Справа во льду была вырублена лестница, круто уходившая вверх. Обе выглядели гораздо более старыми и исхоженными, чем коридор, что привел нас сюда. Мы с Шутом остановились и обменялись взглядами.

Слева через равные интервалы доносился странный звук, приглушенный расстоянием. Я прислушался, а через некоторое время Шут прошептал: — Такое впечатление, что дышит какое-то огромное существо.

Я втянул в себя воздух, и у меня появилась надежда, а в следующее мгновение я узнал звук. — Нет. Это волны, море. Там берег. Идем.

Лицо Шута осветилось, словно он получил прощение. — Да! — проговорил он и начал спускаться по широким ступеням. Я последовал за ним и, схватив за плечо, сдвинул ближе к внутренней стороне лестницы.

— Держись стены, — шепотом посоветовал я. — Если мы услышим, что кто-то поднимается, мы успеем застать его врасплох.

Я сжимал в руке наше единственное оружие, кинжал Шута.

Мы не имели ни малейшего представления о том, как долго плутаем в ледяном лабиринте, и ужасно устали. Ступеньки оказались невысокими и неровными. Кроме того, складывалось впечатление, что по ним таскали вверх и вниз тяжелые предметы. По мере того как мы спускались все ниже, воздух становился более сырым, а запах моря усилился. Мы то и дело теряли равновесие на скользких ступенях, а вскоре и вовсе зашлепали по воде. Кто-то посыпал ступеньки песком, но он вмерз в лед, и на нашем пути постоянно возникали ледяные кочки — причем в самых неожиданных местах. Потом по стенам потекла вода, и нам на голову полился мелкий холодный дождь. Запах моря стал ещё сильнее, но нас по-прежнему окружало призрачное голубое сияние.

Когда мы остановились на последней выщербленной ступеньке, мы осознали всю тщетность своих надежд. За полоской льда шел склон из истертого черного камня, а дальше начинался берег с черным песком, в который было вбито несколько металлических колышков. Очевидно, сюда время от времени приплывали маленькие лодочки. Волны набегали на берег, а над головой у нас, едва различимый в бледно-голубом сиянии, высился ледяной потолок.

— Будь у нас лодка да ещё отлив, я бы рискнул, — сказал я.

— Если бы, — проговорил Шут и захихикал.

Я удивленно на него посмотрел. Он выглядел ужасно, и дело было не только в тусклом голубоватом свете. Он взял у меня из рук свой заплечный мешок и уселся на мокрую ступеньку. Несколько мгновений он прижимал его к себе, словно ребенок, обнимающий любимую игрушку, затем открыл и, порывшись в нем, достал флягу с бренди. Открутив крышку, он протянул её мне.

Я взял, взвесил на ладони и выпил примерно четверть. Оказалось, что это тот же самый абрикосовый бренди, которым Шут угощал меня, когда мы приехал навестить нас с Недом в нашей хижине. Я почувствовал на языке тепло летнего дня, потом выдохнул через открытый рот, ощутил аромат абрикосов и дружбы и протянул Шуту флягу. Он взял её у меня из рук и взамен дал кусок черного хлеба размером с половину моей ладони. Я сел рядом с ним и принялся медленно есть, обнаружив внутри орехи и изюм. Ломоть был жестким, сладким и очень маленьким, и я понял, что ужасно проголодался. Мы ели не торопясь, растягивая удовольствие. Слизнув последние крошки с ладони, я посмотрел на Шута и спросил:

— Пойдем наверх?

— Там нет выхода, — тихо ответил Шут. — Вспомни, где мы находимся, и легенды, которые рассказывают островитяне. Здесь они входили под лед, чтобы посмотреть на Айсфира. Та маленькая винтовая лестница наверняка ведет к нему. Иначе зачем она вообще нужна?

— Может быть, она выходит на поверхность, — не сдавался я. — Мы же не проверяли, откуда нам знать. А если тот, другой, более широкий коридор ведет к дракону? Это было бы логично.

Шут покачал головой. — Нет. Дракон должен находиться над нами, ведь его иногда видели с поверхности ледника. Лестница ведет к дракону, а не наружу, — упрямо повторил он. А потом, прислонив голову к ледяной стене, добавил: — Мне отсюда не выйти. И я всегда это знал.

Я встал на ноги. Штаны у меня промокли. Ну и пусть! — Поднимайся! — велел я Шуту.

— Бессмысленно.

— Вставай! — потребовал я и, увидев, что он даже не пошевелился, схватил его за воротник и резко поставил на ноги.

Он не сопротивлялся, только грустно посмотрел на меня. — Мы проделали огромный путь, чтобы попасть сюда, вместе, мы шли сквозь годы, разными тропами, и многое пережили. И если нам суждено встретить свой конец здесь, подо льдом Аслевджала, я намерен посмотреть на проклятого дракона, заманившего нас сюда. И ты тоже.

Вряд ли в мире есть что-нибудь более утомительное, чем шагать по широким невысоким ступеням. И тем не менее мы поднялись наверх. Как и по дороге вниз, мы старались прижиматься к стене и прислушивались, не идет ли кто-нибудь нам навстречу. Шум волн и пение капель постепенно становились все тише.

В конце концов мы добрались до того места, где три коридора расходились в разные стороны. Там мы остановились и прислушались, но ничего особенного не услышали.

Я устал и не сомневался, что уже давно наступила ночь. Мне казалось, что моя голова набита ватой, сквозь которую пытаются прорваться жужжащие без передышки пчелы. Шут выглядел ужасно. Мы миновали коридор и ступили на винтовую лестницу. Как только мы завернули и нас уже нельзя было увидеть из коридора, я остановил Шута. — Слушай, допей остатки бренди. Он тебя согреет и, может быть, поднимет настроение. В любом случае, ему будет лучше в твоем желудке, чем во фляжке.

— А можно мне сесть?

— Нет. Я боюсь, что мне не удастся тебя снова поднять и заставить двигаться, — безжалостно ответил я, но он уже опустился на ступеньку.

Шут снова достал фляжку и протянул мне. Я решил не спорить, смочил губы и вернул ему фляжку со словами: — Допивай.

Что он и сделал — одним большим глотком. Мне показалось, что Шут слишком долго возится с крышкой, а потом убирает флягу в мешок.

— Как тяжело… — сказал он, но его слова были обращены не ко мне. — Мой конец совсем близок. Я все это видел, но картинки были какими-то размытыми. А теперь я знаю только, что должен идти вперед и что каждый мой шаг приближает меня к смерти. — Он посмотрел мне в глаза и без тени смущения признался: — Мне очень страшно.

Я улыбнулся. — Добро пожаловать в стан людей. Идем. Давай посмотрим на дракона, ради спасения которого ты проделал такой путь.

— Зачем? Чтобы сказать ему, что я потерпел поражение?

— Почему бы и нет? Кто-то же должен рассказать ему, что мы пытались.

Пришла очередь Шута улыбаться. — Ему все равно. Драконам плевать на благородные намерения и неудачные попытки изменить мир. Он станет нас презирать. Если вообще обратит внимание.

— Ха! Какое новое переживание для нас обоих.

И тут мы оба расхохотались, не громко, но так, как смеются мужчины, когда знают, что им выпал, возможно, последний шанс поделиться с другом шуткой. Мы не были пьяны, по крайней мере не от бренди. Если предсказанию Шута суждено было сбыться, мы пили последние капли нашей жизни. Думаю, что, когда человек это осознает, он пытается отыскать в них даже крошечные крупицы радости.

Мы пошли дальше. Лестница оказалась очень узкой, и мне стало интересно, какой безумец вырубил её в толще льда. А может быть, здесь было естественное углубление и кто-то приказал превратить его в лестницу? Или это все плод фантазии мастера? Мы продолжали подниматься. Когда-то стены украшали ледяные барельефы, но кто-то, похоже, нарочно лишил их лиц. Остались только куски рук или ног, в одном месте я заметил женские губы и подбородок. Я смертельно устал от собственной неровной походки — одна нога в сапоге, а другая в задубевшем ледяном носке. Когда мы остановились, чтобы отдохнуть, я позволил Шуту сесть. Он тут же прислонился к стене и, как мне показалось, задремал. И тут я увидел, что по его щекам текут слезы, и разбудил его.

— В слезах нет никакого смысла. Вставай. Мы идем дальше.

Мой голос звучал мягче слов. Шут кивнул и с трудом поднялся на ноги. И мы пошли дальше. Винтовая лестница казалась бесконечной, словно непрекращающийся кошмар. Свет от бледных шаров не добирался до углов, и мы шли сквозь извивающиеся ленты бело-голубого сияния, наделенного холодной, утомительной красотой. Мы стали подниматься медленнее, потом вместе отдыхали и шли дальше. У нас возникло ощущение, что мы вот-вот выберемся на поверхность, что больше так продолжаться не может. И тут мы вышли в ровную галерею, вырубленную во льду. И увидели дракона.

Нас разделял тонкий слой льда. Мы видели его словно в дымке, которая слегка искажала его очертания, но даже и так зрелище было захватывающее. Мы медленно прошли по галерее вдоль тела Айсфира. В длину он оказался больше двух кораблей. Дракон сложил крылья и обвил себя хвостом, голова на длинной шее была повернута в противоположную сторону. Мы замерли в благоговении. Я видел в глазах Шута боль. Могучее ощущение жизненных сил дракона наполнило мой Уит. Мне ещё никогда не приходилось находиться рядом с таким огромным живым существом. Затем мы увидели грубо прорубленный туннель, который вел к самому сердцу дракона. Я остановился и заглянул в него. Он заканчивался возле груди Айсфира. Сделав глубокий вдох, я попросил Шута: — Дай мне фонарь Элдерлингов.

— Ты что, собираешься туда пойти?

Я кивнул, не в силах объяснить ему, почему я должен это сделать. — Тогда я с тобой.

— Нам не хватит места. Останься здесь и отдохни. Я расскажу тебе, что там.

Я видел, что он разрывается между усталостью и любопытством. В конце концов он положил на пол свой заплечный мешок и открыл его. Протягивая мне фонарь, Шут сказал: — У меня осталось ещё два кусочка хлеба. Съедим сейчас?

— Ты ешь. Я съем свой, когда вернусь.

От одного упоминания о еде у меня потекли слюнки, и я вдруг подумал об Олухе. Догадался ли он обратиться за помощью к Дьютифулу и Чейду или так и сидит, печально ожидая нашего возвращения? А вдруг сани свалились вслед за нами в раскрывшуюся трещину? Я заставил себя не думать о вещах, которых не мог изменить. Шут протянул мне маленькую коробочку, и я открыл её, выпустив на волю диковинный зеленый свет.

— Возвращайся быстрее, — попросил он меня, когда я вошел в туннель. — Мне интересно, что ты там обнаружишь.

Туннель оказался низким, и я не мог в нем выпрямиться в полный рост. Я полз по нему, толкая перед собой коробочку с фонариком. Голубой свет галереи не дотягивался сюда, и я продвигался вперед только в сиянии зеленого фонарика, которое причудливо отражалось от зеркальной поверхности льда. Запах дракона вскоре стал таким сильным, что мне казалось, будто он заполнил мне рот. Айсфир вонял почти как змеи, водившиеся в канавах Баккипа. В детстве я из чистого любопытства ловил их и изучал. По мере продвижения вперед туннель становился все уже, словно кто-то так сильно хотел добраться до дракона, что наплевал на размеры и форму лаза.

Туннель упирался прямо в дракона, и я увидел сверкающую черную чешую, самая маленькая из чешуек была размером с мою ладонь. На куске кожи рядом с драконом лежал аккуратный ряд инструментов. Самые разные ножи, деревянные молотки, коловороты и металлические кирки. Два из них со сломанными или затупленными лезвиями были отброшены в сторону. Я поднес поближе к дракону свой фонарь, и внутри у меня все похолодело — мои подозрения подтвердились. Кто-то прополз по туннелю и попытался поразить его в сердце.

Мне показалось, что чешуя защитила его. Кое-где я разглядел шрамы, но у меня сложилось впечатление, что ни один из металлических инструментов не сумел проникнуть в тело Айсфира. И тут я заметил что-то вроде металлического клина, который забили между чешуей, чтобы добраться до более уязвимого участка тела. Я поднес свет поближе. Под черной чешуей находился ещё один слой — желтоватой чешуи, причем он располагался перпендикулярно первому. Кирка, похожая на ту, которыми разбивают лед, была всунута под одну из пластинок желтой чешуи. Она пробила шкуру дракона, но я не видел ни крови, ни какой-то другой жидкости. Так выглядит пробитое клинком копыто лошади. И тем не менее жестокость вероломного нападения меня возмутила.

Дракон был жив. Кто-то пробрался сюда, точно червь, чтобы прорубить себе путь к его сердцу и прикончить его, пока он не может пошевелиться. Я оценил толщину его естественной брони, когда мне потребовалась вся моя сила, чтобы вытащить кирку. Клин мне пришлось выбивать молотком. Как только я его вынул, чешуя задвигалась и прикрыла кожу. Несколько мгновений я ощущал поток жизни дракона при помощи своего Уита, а потом все исчезло. Точно так же покрытая чешуей стена передо мной могла быть сделана из железа. Я поколебался несколько секунд, а потом, набравшись храбрости, провел рукой по чешуе. Мне не удалось даже ноготь засунуть под одну из пластинок, так плотно они наслаивались друг на друга. А ещё они были очень холодными, точно лед, заточивший дракона в темницу.

Я завернул инструменты в кусок кожи, на котором они лежали, и взял с собой. Мне пришлось ползти задом, места развернуться не было. К тому времени, когда я добрался до галереи, я весь взмок, а от змеиного запаха дракона меня тошнило.

Шут спал в конце галереи, около головы дракона. Он сидел, подтянув колени к груди и положив на них голову с золотыми волосами, которые разметались и скрывали лицо. Усталость взяла верх над любопытством. Я сел на пол рядом с другом и прислонился к ледяной стене. Шут пробормотал что-то во сне и придвинулся ко мне. Я вздохнул и остался на своем месте. Я спрашивал себя, почему тот, кто пытался убить дракона, не выбрал туннель, находившийся около его головы. Может быть, он опасался, что, даже заключенный в лед, Айсфир найдет способ защитить свою жизнь?

Я поднял голову к ледяному потолку, и у меня возникло Ощущение, будто я смотрю в бездонные синие воды. Где-то там, наверху, принц Дьютифул ломает лед вместе со своей группой Уита. Мне стало интересно, какой слой льда отделяет нас от него и сколько времени нам с Шутом придется здесь просидеть, прежде чем мы услышим стук лопат. Наверное, целую вечность, решил я. Я не слышал ни голосов, ни движения снега. С таким же успехом они могли находиться на другом конце света.

Я придвинулся поближе к Шуту. Его тело отбирало у меня тепло, я ужасно устал и проголодался. Воспользовавшись одним из найденных мной инструментов, я отколол льдинку и засунул её в рот. Фонарик Элдерлингов я убрал обратно в мешок Шута. Потом я обнаружил кусочек хлеба, который он мне оставил, и съел его. А затем, положив голову на плечо Шута, закрыл глаза. И наверное, уснул.

Я проснулся оттого, что отчаянно дрожал. Ощущение было такое, будто мои кости пытаются вырваться из своих суставов, и даже простое движение причиняло боль. Шут соскользнул на лед и остался там лежать, а я принялся размахивать руками и притаптывать на месте, чтобы хоть немного согреться. Потом я опустился на колени рядом с Шутом и стал его трясти непослушными руками. Он весь посинел от холода. Когда он тихонько застонал, я с облегчением вздохнул.

— Вставай, — велел я ему, стараясь не шуметь и ругая себя за то, что мы заснули на открытом месте. Если бы кто-нибудь поднялся по лестнице, он застал бы нас врасплох. — Идем. Нам нужно двигаться. Мы ведь так и не нашли выход.

Шут застонал и весь сжался. Я его подталкивал, чувствуя одновременно гнев и отчаяние.

— Мы не можем сдаться сейчас. — Вставай, Шут. Нам нужно идти дальше.

— Пожалуйста, — едва слышно выдохнул он. — Тихая смерть, я соскользну в неё — и все.

— Нет. Вставай!

Шут открыл глаза. Видимо, выражение моего лица сказало ему, что я не отстану. Он с трудом пошевелился и стал ужасно похож на одну из деревянных марионеток, которые когда-то вырезал из дерева. Потом он поднял руки и уставился на них с глупым видом.

— Я их не чувствую.

— Вставай и двигайся. И они оживут. Шут вздохнул.

— Мне приснился замечательный сон. Будто мы с тобой умерли и все закончилось. Мы больше ничего не могли сделать, все признали, что мы старались и ни в чем не виноваты. Они говорили про нас добрые слова. — Он открыл глаза. — Как тебе удалось встать?

— Не знаю. Давай шевелись. — Мое терпение было на исходе.

— Я пытаюсь.

Пока он поднимался, я рассказал о том, что мне удалось обнаружить в конце туннеля. Потом я показал ему инструменты, и его передернуло. С каждым произнесенным мной словом Шут все больше приходил в себя и в конце концов поднялся на ноги и даже сделал несколько неуверенных шагов. Нас обоих трясло от холода, но я уже начал чувствовать свои руки и принялся растирать его ладони, несмотря на то что он протестовал и жаловался, что ему больно. Когда он снова мог сжимать и разжимать пальцы, я протянул ему кинжал и сказал, чтобы он держал его наготове.

— Когда мы спустимся вниз по лестнице, — сказал я, стараясь не думать о том, как это будет трудно, — нам придется исследовать главный коридор. Теперь он — единственная наша надежда.

— Фитц… — начал Шут, но, взглянув на меня, замолчал.

Он хотел сказать мне, что все бесполезно. Я бросил прощальный взгляд на дракона. Он снова спал, и я не чувствовал его присутствия своим Уитом. «Почему? Зачем ты здесь и почему Эллиана хочет получить твою голову?» — безмолвно спросил я у него. Затем я отвернулся и начал спускаться по лестнице. Шут молча последовал за мной.

Спуск оказался ещё труднее, чем подъем, если такое вообще возможно. Мы устали, страшно замерзли и хотели есть. Я уже перестал считать, сколько раз поскальзывался и падал. Шут, спотыкаясь, тащился за мной — от его былой грации не осталось и следа. Я старался держаться настороже, ожидая встретить того, кто приходит наверх, чтобы мучить дракона, но лестница оставалась пустой, холодной и равнодушной к нашим страданиям. Когда мы хотели пить, мы откалывали кусочки льда от стены и сосали его — единственное утешение, которое мы могли себе позволить.

В конце концов мы добрались до последней ступеньки и увидели широкий коридор, который поджидал нас. Затаив дыхание, мы выглянули из-за последнего витка лестницы. Я никого не почувствовал, но я не забыл про «перекованных» в подземных камерах и понимал, что нам могут грозить самые неожиданные опасности и мой Уит мне не поможет. Однако коридор оказался пустым и безмолвным.

— Пошли, — прошептал я.

— Он не выведет нас наружу, — ответил Шут. Его золотистая кожа стала неестественно бледной, словно жизнь уже начала его покидать, а голос звучал как-то равнодушно. — По этому коридору мы попадем прямо к ней. Иначе просто не может быть. Если мы пойдем по нему, нам грозит смерть. Впрочем, больше нам ничего не остается. Ты ведь сам сказал, что иногда хорошего выбора нет.

— И что ты предлагаешь? — вздохнув, спросил я. — Снова спуститься вниз, к воде, и дожидаться, когда кто-нибудь приплывет на лодке, а потом убить его, прежде чем он прикончит нас? Или пойти к «перекованным» и пусть делают с нами, что пожелают? Мы ещё можем вернуться туда, откуда мы начали, — где сплошной мрак и ледяные трещины во льду.

— Я думаю… — неуверенно начал Шут и вдруг замер на месте.

Я резко развернулся посмотреть, на что он показывает. — Черный Человек! — выдохнул Шут.

Это был тот же человек, которого видели мы с Олухом. Он стоял, скрестив на груди руки, у входа в широкий коридор, словно ждал, когда мы его заметим. Он был весь в черном: штаны, туника и сапоги. Длинные черные волосы, глаза и кожа — как будто его слепили из черноты, а потом ещё и одели в неё. И как и раньше, я не чувствовал его присутствия при помощи своего Уита. Пару мгновений он просто смотрел на нас, затем повернулся и быстро зашагал прочь.

— Подожди! — крикнул Шут и бросился вслед за ним. Не знаю, откуда только у него взялись силы. Знаю лишь, что я поспешил за ним, хотя мои онемевшие ноги пронизывала страшная боль. всякий раз, когда они касались пола. Черный Человек оглянулся на нас и вдруг побежал. И хотя он двигался легко, он постоянно оставался у нас перед глазами. Его ноги бесшумно касались пола.

Шут некоторое время бежал за ним, и я старался не отставать, но потом его окончательно оставили силы, и он замедлил шаг. Однако Черный Человек по-прежнему маячил впереди, словно привидение, которое решило с нами поиграть. Я глубоко дышал, пытаясь восстановить дыхание, но все равно не чувствовал его запаха.

— Он не реальный! Это магия, какой-то волшебный трюк! — с трудом переводя дыхание, сказал я Шуту, хотя и сам не слишком верил в свои слова.

— Нет. Он важная фигура. — Шут задыхался и с трудом передвигал ноги, но не сдавался. Схватив меня за рукав, он на мгновение прислонился ко мне, а потом заставил себя снова выпрямиться. — Я никогда ещё не чувствовал, чтобы человек был таким важным. Прошу тебя, Фитц, помоги мне. Мы должны идти за ним. Он хочет этого. Неужели ты сам не видишь?

Я ничего такого не видел, если не считать того, что мы не могли настигнуть Черного Человека. Тяжело дыша, мы тащились за ним, не в силах догнать, но и не теряя из виду. Коридор, по которому он нас вел, стал шире, появились цветы и вьющиеся растения, вырезанные на ледяных арках. Черный Человек не смотрел по сторонам и, не давал нам возможности оглядеться. Мы миновали фонтан с замерзшей струей воды и бассейном, увитым ледяными гирляндами. Мы шли по коридорам просторного изысканного дворца и не встретили ни одной живой души, не почувствовали даже дуновения теплого ветерка.

Вскоре мы перешли на шаг, лишь время от времени, когда Черный Человек заворачивал за очередной угол, бросаясь вперед, чтобы не потерять его из виду. Задавать друг другу вопросы у нас не было сил. Полагаю, Шут думал только о том, чтобы его догнать, и я понимал, что спрашивать его, почему — бессмысленно. Даже если бы мне удалось сформулировать вопрос, Шут бы мне не ответил. Во рту у меня все пересохло, сердце отчаянно колотилось в груди, но мы продолжали преследование. Казалось, Черный Человек отлично ориентируется в этих коридорах, и я задавал себе один и тот же вопрос: куда мы идем и почему.

А потом он привел нас в западню. Так мне показалось. Черный Человек снова побежал вперед, и мы с Шутом ускорили шаг, чтобы не потерять его из виду, завернули за угол и наткнулись на отряд из шести вооруженных людей. Я успел заметить фигуру Черного Человека, который скрылся в дальнем конце коридора. Он замер на мгновение, а когда отряд с криками удивления набросился на нас, исчез.

Мы даже не пытались защищаться. Мы слишком долго бежали, давно не ели и не спали как следует. В таком состоянии я бы даже от кролика не смог отбиться. Когда они схватили Шута, казалось, его покинули все остатки жизненных сил. Он выронил нож и открыл рот, но не смог издать ни звука. Я вонзил кинжал в тунику из волчьей шерсти, в которую был одет один из нападавших. Он застрял, а я рухнул на ледяной пол и сильно ударился головой. Последнее, что я увидел, — вспышка ослепительно белого света.


Глава 20 | Мир Элдерлингов. I том | Глава 21







Loading...