home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Суббота, 30 июня

Сегодня мистера Фурца похоронили. На кладбище ходили только мама и папа. Они решили, что нам, детям, лучше туда не ходить, потому что вчера нам всем снились кошмары. (Всем, кроме Карла Рэя, который, если даже они ему и снились, не признался в этом, и Мэгги, которая не ходила в траурный зал.)

В моём сне (или в ночном кошмаре) я брела по какому-то лесу. Шёл снег, очень холодно, и я заблудилась. Я всё время искала моих родителей и звала их:

– Мама! Папа!

В лесу не было никаких тропинок и было темно. Мне показалось, будто за деревом мелькнул Карл Рэй, и я позвала его по имени и подбежала к дереву, но когда я там оказалась, он куда-то исчез.

– Карл Рэй! Спаси меня! Спаси меня! – закричала я.

А потом я села прямо в постели, и Мэгги удивлённо уставилась на меня и сказала:

– Эй, проснись!

Деннис рассказал, что ему приснилось, будто кто-то запер его в гараже и люди всё время заглядывали в окно, но он не мог слышать, что они говорят, и они не выпускали его. Дуги признался, что во сне собирал на огромном поле цветы, когда вдруг с неба спустилась большая чёрная птица и начала клевать ему голову.

А Томми сообщил, что за ним гнался «бука», и поэтому он забрался в кровать к родителям и там обмочил постель, отчего папа сильно разозлился.

Папа и мама ушли на похороны. Нам же ничего не хотелось делать. Когда Томми сказал, что хочет есть, я поняла, что сегодня папа не пойдёт в магазин «Алесси», поэтому я порылась в кухонных шкафчиках, чтобы чем-нибудь его накормить. И знаете, что было потом? В дом с большим пакетом из магазина «Алесси» входит Карл Рэй (перед самым полуднем в субботу, впервые с момента своего приезда). Он прогулялся туда (около мили) и обратно. Он принёс всё, что нужно: горячий хлеб и ветчину. Я даже немного устыдилась за дезодорант и мыло, которые оставила ему на комоде.

Ах да, я вчера забыла упомянуть, что Бет-Энн так и не пришла. Ей нужно было подстричь волосы. (Весь день, что ли?) Но она заглянула ко мне сегодня днём, около часа дня. Похоже, ей и вправду было любопытно взглянуть на Карла Рэя. Она всё время спрашивала, что он собой представляет, где он работает, и что я думаю о нём, и какая комната у него, и не против ли мы, что он там живёт, и как долго он будет жить у нас, и так далее. Она-то уж точно умеет говорить.

Странно, но, хотя Карл Рэй и не самый лучший гость и жутко меня бесит, я не стала говорить об этом Бет-Энн. Наоборот, в моём описании он предстал почти экзотичной фигурой. Карл Рэй! Когда же она спросила, не возражаем ли мы против того, что он останется у нас, я сказала:

– Бет-Энн! Ну что ты говоришь? Конечно, мы не против – где же ещё ему жить, как не у нас?

Хотя на самом деле мы все очень и очень возражаем, особенно я.

Наконец я не удержалась и спросила Бет-Энн о Дереке:

– А как там твой Дерек?

Прежде чем ответить, она посмотрела на свои ногти.

– О-о-о, с ним всё нормально.

– И как он выглядит?

– О, он великолепен!

– Я знаю, но как он выглядит? Опиши его.

– Ну, у него симпатичные голубые глаза, и эти длинннннные ресницы, и восхитиииительная улыбка.

– Представляю.

На самом деле я ничего не представляла. Её описание было крайне расплывчатым.

– Он нескладный?

– Нескладный? Нескладный! Ну, ты загнула!

– Он с тобой говорит?

– Ещё как, Мэри Лу. Послушать тебя, он какой-то придурок или типа того.

У неё есть такая манера опускать уголки губ, словно маленький ребёнок, который хочет показать, что его обидели.

Мне действительно хотелось знать, что они делали в том кинотеатре для автомобилистов. В том смысле они просто сидели, или разговаривали, или держались за руки, или что? Я думала, что именно это она и расскажет мне и мне не придётся вытягивать из неё всё клещами. Но она и словом не обмолвилась. Она как будто считает, что если будет молчать, то произведёт на меня большее впечатление, чем если бы она выложила мне все подробности.

Я всё ещё овладеваю «Одиссеей». Сейчас возьму другую ручку.


Пятница, 29 июня | Хаос – это нормально | Волшебные сандалии







Loading...