home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава пятая

Капитан О’Халлорен был высоким, плотным мужчиной лет тридцати восьми. У него было красное мясистое лицо, бесформенный нос боксера, глаза и губы проницательного, жесткого полицейского.

Он пришел в офис Дори в начале девятого, закрыл дверь, снял фуражку и остановился в ожидании приглашения сесть.

Дори отложил папку, с которой работал:

– Здравствуй, Тим. Присаживайся. Есть новости?

– Полчаса назад мы кое-что узнали о ней, – доложил О’Халлорен, садясь у стола Дори в большое кожаное кресло. – Три дня назад, представившись как мадам Фуше из Дакара, она забронировала номер в отеле «Астор». В шесть вечера она его покинула. Я больше чем уверен, что это именно та женщина из оперативного описания. Похоже, она одиночка, но кое-чему научилась. Возможно, она переехала в другой отель. Проверка все еще продолжается, и все отели предупреждены.

– Никаких следов этого парня с бородкой?

– Он не появлялся рядом с отелем «Георг Пятый». Двое моих парней остались его поджидать. Пока что он держится подальше от этого места.

– У Радница были необычные посетители?

О’Халлорен пожал плечами:

– Бесконечный поток. Некоторые нам известны, некоторые нет.

Дори переложил нож для писем с левой стороны папки на правую.

– Я пытаюсь отследить американца, – сказал он наконец. – Он может быть связан с этой акулой большого бизнеса. У меня есть его описание. – Он взял лист бумаги из ящика стола и протянул его О’Халлорену. – Есть какие-либо соображения, как мне его найти?

О’Халлорен прочитал описание, а затем внимательно посмотрел на Дори своими голубыми глазами.

– Кто сказал, что именно этот человек нам нужен?

Дори потер кончик своего птичьего носа, избегая полицейского взгляда О’Халлорена. Пока он не поговорил с сенегалкой, опасно было раскрывать О’Халлорену детали.

– Я не могу сказать, капитан, по крайней мере сейчас. Но важно, чтобы мы нашли этого человека.

– Кто дал это описание?

– Юссон. Он работает в клубе «Алло, Париж».

О’Халлорен заинтересовался:

– Я знаю это сомнительное заведение. В прошлом у нас с Юссоном были проблемы. Мне пойти и поговорить с ним?

– Мы должны найти этого человека, капитан.

– Он постоянно проживает в Париже?

– Видимо, да.

– Каждый американец, живущий в Париже, зарегистрирован в префектуре полиции. Там есть все досье и фотографии. Если надо, я возьму Юссона с собой и посмотрю, сможет ли он опознать этого человека.

Дори почувствовал, как покраснел, досадуя на себя за то, что, получив информацию от Юссона, не подумал о таком простом решении, которое предложил ему капитан.

– Я был бы признателен, капитан. Когда это возможно сделать?

– Что у нас сейчас? – задумался О’Халлорен, взглянув на часы. – Клуб закрыт до десяти. Я отправлю туда пару парней в десять, заберу Юссона, отвезу его в префектуру, и через пару часов или меньше мы выясним, кто этот человек.

– А тем временем нужно искать эту женщину.

– Мы будем продолжать поиски, пока не найдем ее.

– Как только выяснится, кто этот американец, – продолжил Дори, – звони мне домой в любое время.

– Договорились. – О’Халлорен встал, кивнул и покинул кабинет.

Несколько минут Дори сидел задумавшись, потом потянулся к телефону и набрал номер Жанин.

– Клетка захлопнулась, – сообщил он, услышав ее голос. – О’Халлорен почти задержал ее этим вечером. Сейчас он разрабатывает человека Россланда. Думаю, к полуночи мы узнаем, кто это.

– Или кем он был, – ответила Жанин. – Послушай, Джон. Я тороплюсь, завтра вечером сажусь на самолет в 21:50 до Дакара, и мне нужно многое выяснить.

Дори замер:

– Ты… что?

– Я собираюсь в Дакар.

– Я не разрешал тебе. Ты не можешь улететь без моего разрешения. Это дорогостоящее путешествие, и я не вижу причин, почему мы должны пойти на такие траты.

– Я улетаю, и я сама заплачу за себя. – Она была непреклонна. – Там я буду гораздо полезнее. Думаю, человек Россланда уже мертв. Позвони в американское посольство в Дакаре и предупреди их, что я прибуду. Мне может понадобиться помощь.

На мгновение Дори задумался. Поскольку поездка Жанин ничего не будет стоить отделу, то просто прекрасно, если она сама вылетит на место.

– Ну что ж, – сказал он. – Возможно, тебе повезет. Понадобится виза.

– Я позаботилась об этом, – решительно сказала она. – Если узнаю что-нибудь важное, позвоню. До свидания, Джон.

И связь прервалась.

Дори вернулся домой в начале одиннадцатого. Сел за стол и начал работать с документами, которые привез из посольства. Около полуночи он навел порядок на столе, запер бумаги и переместился в одно из больших мягких кресел. Так и сидел, ожидая и посматривая на часы. Когда без десяти час раздался телефонный звонок, он поспешно вскочил и схватил трубку.

– Мы установили, кто этот человек, – сообщил О’Халлорен. – Его зовут Марк Гирланд. У него однокомнатная квартира на верхнем этаже на улице Сюис. Он представляется независимым журналистом. Я звоню так поздно, потому что был у него дома с парой ребят и все выяснил. Он агент, без сомнения. У него есть спецсредства. Конечно, он не появился. Консьержка сказал мне, что он ушел около половины седьмого, поэтому еще может вернуться. Хотите, чтобы я доставил его к вам, если мы его задержим?

– Конечно, – ответил Дори. – Я хочу поговорить с ним лично. И не хочу, чтобы его допрашивал кто-то еще. Это может быть непростой случай, я сам им займусь.

– Если он появится, я позвоню.

– Возможно, он собирается вылететь в Дакар вместе с этой женщиной, – сказал Дори. – Присмотри за ним в аэропорту.

– Мы все уже проверяем, – ответил О’Халлорен и повесил трубку.


Чуть позже десяти утра в дверь номера Гирланда постучали.

Он только что плотно позавтракал и читал «Нью-Йорк геральд трибьюн». Молча поднявшись, он потянулся за пистолетом 45-го калибра, лежавшим на столе.

– Кто там? – спросил Гирланд.

– Я с приятелем.

Узнав голос Борга, Гирланд убрал пистолет под газету, пересек комнату и открыл дверь.

Вошел Борг, за ним – худой пожилой мужчина с копной седых волос. Гирланд запер дверь, а тем временем Борг и его спутник сняли пальто.

– Это Чарли, – сказал Борг, указав пальцем на пожилого человека. – Он собирается изменить твою внешность, – и ухмыльнулся. – Этот чертов Чарли – настоящий волшебник. Так поработает, что потом мама родная не узнает.

Чарли открыл чемодан, который принес с собой, и, что-то мурлыкая себе под нос, начал доставать различные коробки, бутылки, ножницы, расческу и парикмахерскую накидку.

– Теперь, сэр, – обратился он к Гирланду, – не могли бы вы присесть сюда?

Гирланд сел, и Чарли укутал его накидкой. Борг уселся нога на ногу в единственное кресло и закурил.

– Ты получил чемодан, который я оставил в отеле прошлой ночью?

– Да, – ответил Гирланд.

Он был удивлен, увидев в номере роскошный чемодан, на который ему указал портье. Как только портье ушел, Гирланд открыл его и обнаружил три дорогих летних костюма, рубашки, пижамы, носовые платки, спортивную одежду, халат, тапочки, набор хороших галстуков, туалетные принадлежности, легкий плащ, солнцезащитные очки и потертый, но дорогой кошелек с золотой монограммой «Дж. Г.», который был набит сенегальскими деньгами. Он не мог не восхититься скрупулезностью Радница.

– Этот чемодан с секретом, – сказал Борг. – В нем есть двойное дно. Внутри ты найдешь все необходимое. Я покажу тебе, как это работает, когда Чарли закончит твое перевоплощение.

Чарли в этот момент деловито стриг густые волосы Гирланда. Затем он отвел его в ванную комнату, где нанес на волосы краску. Гирланд потерял счет времени.

Периодически Борг посматривал на него, восклицая: «Черт побери!», а затем возвращался к чтению «Трибьюн». Через два с половиной часа Чарли закончил, крайне довольный собой. Из чемодана он вынул костюм хорошего покроя, белую рубашку с вышивкой «Дж. Г.» на кармане, пару дорогих туфель и предложил Гирланду переодеться.

Через пять минут, совершенно преображенный, Гирланд получил золотой портсигар, также с нанесенными инициалами «Дж. Г.», золотую зажигалку, носовой платок с монограммой и немного наличных денег. Самым приятным штрихом был билет «Дайнерз-клаба», оформленный на имя Джона Гилкрайста, который Борг вручил ему, широко улыбаясь.

– Ну, теперь, мистер Гилкрайст, взгляните на себя, – пригласил Борг и лукаво поманил к большому зеркалу в дальнем конце комнаты.

Гирланд подошел к зеркалу и онемел: он увидел высокого блондина с типично американской стрижкой бобриком, и этот человек, выпучив глаза, с интересом рассматривал свое отражение. Даже овал его худого лица был изменен при помощи маленьких резиновых вкладышей, вставленных за щеки. Аккуратная линия усов из натуральных волос придавала ему дерзкий вид, а лицо, раньше бледное от постоянной ночной жизни, теперь казалось по-южному загорелым. Чарли не забыл и о руках: их цвет совпал с цветом лица. Преображение было настолько удивительным, что Гирланду не верилось, как такое возможно, и только когда он приподнял руки и подвигался перед зеркалом, убедился, что это на самом деле он.

Чарли собрал свои вещи, одобрительно кивнул Гирланду и вышел из номера.

– Невероятно, скажи? – улыбнулся Борг. – Я же тебе говорил? Собственная матушка не узнает.

– Черт, я сам себя не узнаю! – отозвался Гирланд, отвернувшись от зеркала. – Но будет ли все это держаться? Я имею в виду усы? И мои волосы отрастут.

– Это долговременно и надежно, – заверил его Борг. – Ты можешь делать все, что хочешь, со своими волосами. Усы устойчивы к воде. Можешь позже отрастить свои. Этот солнечный загар заменится естественным, как только ты попадешь под африканское солнце.

– Надеюсь, ты прав, – сказал Гирланд, убрав бумажник со стола в карман.

Борг подошел к чемодану и показал Гирланду, как устроено потайное дно. Там лежал автоматический пистолет 38-го калибра, складной нож, маленький пузырек, набитый таблетками, которые, по словам Борга, были снотворным без вкуса и запаха.

– Ты можешь бросить одну в напиток: она сразу растворяется и вырубает как минимум на шесть часов. А еще здесь есть налитая свинцом смертоносная дубинка и в коробке сто патронов для пистолета. Ну вот и все. Если нужно что-то еще, просто скажи, и я обеспечу. Мне велели снарядить тебя по высшему классу.

Гирланд покачал головой:

– Здесь комплект на все случаи жизни.

Борг приподнял громоздкий портфель, который привез с собой:

– Лучше проведи остаток дня, изучая эти бумаги. Ты представляешь корпорацию «Оранжело» из Флориды. Вот вся документация. Ты прилетаешь в Дакар, чтобы посмотреть, стоит ли там строить завод. Тебе надо выучить наизусть имена директоров, менеджера по продажам и историю корпорации. Это детище Радница, и, если кто-то захочет тебя проверить, пусть убедятся, что все в порядке. – Он посмотрел на часы. – Полдень. Я заплачу за твой номер и отвезу чемодан в аэропорт. Тебе лучше отсюда убраться. Спустись по лестнице. Никто тебя не узнает. Возьми портфель… там пять тысяч крупными купюрами… и отправляйся куда-нибудь, где сможешь поработать с документами. – Он весело улыбнулся Гирланду. – Ну, до скорого! И удачи!

Гирланд кивнул, взял тяжелый портфель и пожал Боргу руку. Затем вышел из номера и быстро спустился по лестнице.

В стороне от отеля он зашел в кафе и позвонил по номеру, который оставила мадам Фуше. Когда он дозвонился, то сообщил, что полетит с ней в одном самолете.

– Деньги у меня, – сказал он. – Я не знаю, как ты собираешься поступить. Но тебе лучше не проходить через таможню.

– Я в «Палас-отеле», – сказала она. – Сможешь принести мне деньги в отель и оставить у портье в холле?

– Я заскочу через полчаса, – ответил Гирланд. – Повторяю, не пытайся пройти через таможенный контроль.

– Я справлюсь, – нетерпеливо сказала она. – Просто принеси деньги в отель.


В половине девятого Гирланд прибыл на такси на автовокзал. Он быстро прошел к автобусу, подвозящему до аэропорта.

Гирланд заметил Борга, сидевшего на скамейке с чемоданом. Проходя мимо Борга, Гирланд замедлил шаг, Борг поднялся и ушел, не взяв чемодан. Не останавливаясь, Гирланд прихватил чемодан и пошел дальше к автобусу.

В аэропорту он зарегистрировал багаж, получил посадочный талон и присоединился к небольшой очереди на паспортный контроль. Перед ним стояла нарядно одетая женщина, она подала для проверки свой французский паспорт: Жанин Дольне. Гирланд восхитился ее тонкой талией и длинными стройными ногами, а затем, когда она исчезла за барьером, подошла его очередь. Подав фальшивый паспорт, он обратил внимание на высокого, грузного человека, стоявшего рядом с офицером погранслужбы. По короткой стрижке и характерному пережевыванию жвачки Гирланд узнал в нем американца. Он догадался, что это – один из сотрудников службы безопасности Дори.

И офицер пограничной службы, и американец пристально изучали Гирланда, который равнодушно смотрел на них. Офицер заглянул в паспорт, а затем передал американцу, который внимательно его пролистал.

– С какой целью вы направляетесь в Дакар, месье? – задал вопрос офицер после того, как американец вернул паспорт.

– Деловая поездка, – ответил Гирланд.

– Чем занимаетесь?

Гирланд расстегнул громоздкий портфель, достал из него визитку и письмо. И офицер, и американец изучили визитку и прочитали письмо от корпорации «Оранжело» из Флориды с поручением Джону Гилкрайсту исследовать возможности для строительства в Дакаре филиала завода.

Офицер посмотрел через плечо на американца, который записывал адрес корпорации в блокнот. Американец кивнул, и офицер контроля проштамповал паспорт Гирланда и махнул ему рукой.

Гирланд прошел туда, где таможенники проверяли багаж. Он оглянулся.

В конце очереди неожиданно появилась мадам Фуше. У нее была большая сумка и под мышкой пакет, который отдал ей Гирланд.

Гирланд нахмурился. Не сумасшедшая же она, чтобы попытаться пройти через таможню с деньгами под мышкой, подумал он. Когда она была в десяти ярдах от окна паспортного контроля, трое мужчин – французский полицейский инспектор и, очевидно, два сотрудника американской полиции, одетые в штатское, – отрезали ее от очереди и обступили.

У Гирланда вспотели ладони. Мадам Фуше запротестовала. Пассажиры начали оглядываться. Трое мужчин, подхватив ее, быстро направились в офис полиции.

Никто не обратил внимания на Шварца, одиноко сидевшего с сигаретой во рту и державшего руку в кармане плаща. Радниц отдал ему приказ:

– Если эту женщину арестуют в аэропорту, она не должна заговорить. Это понятно? Иди на риск. Но она должна молчать.

Мадам Фуше в сопровождении троих мужчин приближалась к скамейке, где сидел Шварц. Французский инспектор и один американец вели мадам Фуше под руки, второй американец шел позади. Ее большие черные глаза расширились от ужаса, губы дрожали.

Шварц коснулся курка пистолета. Он был уверен, что благодаря глушителю и шуму разогревающегося двигателя реактивного самолета никто не услышит звук выстрела. Он приподнял в кармане пистолет. Убивать нужно было наверняка, но Шварц не сомневался в себе. Он нажал на курок и почувствовал отдачу пистолета в руке. Раздался слабый хлопок. Шварц увидел, как мадам Фуше пошатнулась, а затем упала вперед, как французский инспектор попытался подхватить женщину. Шварц вынул руку из кармана и, взяв газету, лежавшую у него на коленях, начал спокойно раскрывать ее. Он сделал вид, будто только сейчас заметил, как упала женщина. Толпа людей окружила распластанное тело сенегалки.

Гирланд все это видел через стеклянную перегородку, затем к нему подошел таможенник и спросил, собирается ли он что-нибудь декларировать.

– Нет… ничего, – сказал Гирланд, ощутив спазм в животе.

– Не могли бы вы открыть ваш чемодан, сэр?

Гирланд открыл. Быстро и профессионально чиновник изучил содержимое чемодана.

Пока таможенник делал свою работу, Гирланд смотрел через перегородку. Он заметил Шварца, который стоял в толпе, вглядываясь в гущу, и Гирланд сразу понял, что произошло. Он не сомневался, что Шварц по приказу Радница убил женщину.

– Спасибо, сэр, – сказал таможенник и вернул чемодан Гирланду прямо в руки. – Идите прямо, потом налево.

Взяв чемодан, Гирланд направился к выходу на посадку, где уже ожидали человек тридцать.

Полицейские начали разгонять толпу, глазеющую на убитую женщину.

Шварц развернулся, вышел из аэропорта и направился туда, где в черном «ситроене» его ждал Борг. Он сел, и Борг, весь в капельках пота на полном лице, осторожно тронулся с места и не спеша поехал к автотрассе.

Полицейские отнесли тело мадам Фуше в свой офис, захлопнув дверь перед толпой зевак.

Один из американских служащих позвонил капитану О’Халлорену, а другой осматривал тело. Потом он сделал шаг назад и выругался.

– Мертва. Застрелена, – сказал он, обращаясь к французскому инспектору. – Убийца где-то там. Возьмите своих людей и проверьте.

Он знал, что это бесполезный приказ. Убийца уже исчез.


Джон Дори собирался ложиться спать, когда раздался звонок в дверь. Он взглянул на часы и увидел, что было без двадцати двенадцать. Хмурясь, подошел к двери и заглянул в глазок. Увидев капитана О’Халлорена, он открыл дверь.

– Входи, – сказал он, впуская того.

По мрачному лицу О’Халлорена Дори видел, что новости плохие.

Расположившись в одном из больших удобных кресел и закурив, О’Халлорен произнес:

– Сенегалка, с которой вы хотели поговорить, мистер Дори, мертва. Во время ареста в аэропорту кто-то ее застрелил.

Дори стоял и смотрел на него. Его лицо, казалось, сразу осунулось, глаза за толстыми линзами очков стали темнее. Он медленно подошел к столу и сел.

– Кто в нее стрелял? – наконец спросил он.

– Я не знаю. Мы заметили ее, когда она собиралась пройти через полицейский контроль. Двое моих людей с инспектором французской полиции подошли к ней, и тот попросил ее пройти с ними. Она испугалась, но пошла. Это была короткая прогулка, – она вдруг упала, и сначала мои люди подумали, что упала в обморок. Они осмотрели ее и обнаружили, что она застрелена. Пистолет, очевидно, был с глушителем. В это время работал двигатель реактивного самолета. Никто не слышал выстрела и не видел убийцу.

Дори потер виски кончиками пальцев.

О’Халлорен открыл портфель, который принес с собой:

– Это принадлежало ей. Здесь семь тысяч долларов и паспорт на имя Розы Арбо. Я проверяю паспорт через полицию Дакара.

Дори взял портфель и осмотрел долларовые купюры:

– Есть надежда отследить, откуда они?

– Нет.

– Какие-нибудь новости о Гирланде?

– Пока нет. Его точно не было в самолете, который сегодня вылетел в Дакар. Мы проверили всех. Мои люди продолжают ждать там, и мы предупредили всех в Дакаре.

Дори не удивился. Теперь он твердо был убежден, что Гирланда постигла участь Россланда.

– Похоже, нам не повезло, капитан? – сказал он. – Ладно, о’кей, давай на сегодня закончим. Это я оставлю себе. – Он помахал портфелем. – Никаких признаков парня с бородкой? Похоже, теперь он наша единственная надежда.

– Ничего. Мои люди все еще следят за отелем. Он может появиться, конечно, в любое время, и, если так, мы его возьмем.

Когда он ушел, Дори несколько минут сидел, размышляя.

Теперь он был благодарен Жанин за то, что она решила улететь в Дакар. Он должен был послать ей зашифрованное сообщение о том, что сенегалка мертва. Театр действий теперь, по-видимому, перемещается в Сенегал. Он тут же решил отправить Джека Кермана в Дакар, на случай если Жанин понадобится помощь.

Керман был хорошим сотрудником. Дори теперь сожалел, что не послал Кермана встретиться с мадам Фуше, а вместо этого связался с Россландом.

Он потянулся к телефону и через несколько минут разговаривал с Керманом:

– Я хочу, чтобы ты приехал. Это срочно.

Керман сказал:

– Можно… сделаем, – и повесил трубку.

Через двадцать минут он сидел на стуле, недавно занимаемом О’Халлореном, и слушал Дори.

Керман был невысокого роста, но крепкий мужчина, с коротко стриженными каштановыми волосами, четким профилем, внимательным взглядом и приятной внешностью. На вид ему было не больше тридцати трех лет. Он разумно устроил свою жизнь, будучи совладельцем автомастерской, и это позволяло ему работать на Дори, когда тот в нем нуждался.

Дори описал ему картину случившегося, не упуская мелких деталей.

– Все немного вышло из-под контроля, – заключил он. – Откровенно говоря, Керман, я должен был отчет О’Халлорена передать Уорли. Очевидно, что эта женщина хотела продать жизненно важную информацию, за которой охотится Радниц. Ты знаешь, как я отношусь к Радницу. Я всегда стремился прижать его. С самого начала мне следовало обо всем доложить Уорли. Я знаю это. Но Уорли такой, какой есть, и я такой, какой есть, и я этого не сделал. Я уверен, что в дело вмешался Радниц. И теперь я еще меньше хочу втягивать в это Уорли. Я должен прижать Радница. Я добьюсь того, чего не добьется никто другой, как бы ни старался. Понимаешь?

Керман кивнул:

– Я с вами, мистер Дори. Скажите, что нужно делать, и я сделаю.

– Жанин Дольне сейчас на пути в Дакар. Она вполне смышленая и может напасть на след. Я хочу, чтобы ты успел на завтрашний самолет и присоединился к ней. Работая вместе, вы сумеете узнать, что именно та женщина собиралась продать и при чем здесь Радниц.

Глядя на Дори, Керман грыз ноготь.

– Все это будет стоить денег, – заметил он. – Если это неофициальная миссия, где брать деньги?

Дори похлопал пакет на своем столе:

– Джек, здесь семь тысяч долларов. Фуше везла их с собой. Бьюсь об заклад, это деньги Радница. Было бы верхом справедливости, если бы для уничтожения Радница мы использовали его деньги. Забирай их. Я оформлю тебе визу. Приходи завтра в офис в девять утра с паспортом и фотографиями. Я все организую.

– Договорились. Вы все еще считаете, что Уорли не должен быть в курсе?

– Не думай об Уорли. Делай, что я говорю.

– Этот Гирланд… Я слышал о нем, хотя никогда не встречался. Думаете, он попытается добраться до Дакара?

– Я думаю, он мертв. Последнее, что я о нем слышал, – это то, что его забрали люди Радница. Они почти наверняка поступили с ним так же, как с Россландом.

Керман посмотрел на свои руки:

– Радниц мог подкупить его, мистер Дори. Вы не думали об этом?

Дори вздрогнул:

– Что ты имеешь в виду… подкупить его?

– Давайте посмотрим правде в глаза. Вы, мистер Дори, платите немного. Не думайте, я не жалуюсь, но у Радница все деньги мира. Он мог просто перекупить Гирланда.

Дори задумался, а затем покачал головой:

– У Радница свои агенты. Почему он должен тратить деньги на такого, как Гирланд? Было бы намного проще избавиться от него. Гирланд мертв. Я уверен.

Керман поднялся:

– Хорошо, тогда завтра в вашем кабинете в девять.


Борг вел «ситроен» из аэропорта к себе домой на улицу Луиз Мишель. За всю дорогу они со Шварцем не обменялись ни словом. Борг остановился у своего дома, и двое мужчин поднялись в лифте на четвертый этаж.

Борг отпер дверь квартиры и вошел в большую солнечную комнату с креслами для отдыха, столом, большим зеркалом над камином и репродукциями обнаженных девушек на стенах, которые он купил в туристическом бутике на левом берегу.

Тома сидел на стуле, нервно перелистывая номер журнала «Люи». Он уже пару дней жил у Борга, поскольку Радниц велел ему исчезнуть с улиц.

– Ну? – спросил он, глядя на Шварца.

Шварц ухмыльнулся и указал на маленькую дырку в кармане плаща.

– Она мертва?

– Я не промахиваюсь, малыш.

Борг пошел на кухню и достал из холодильника две банки пива. Он разлил его в стаканы – один отдал Шварцу, а сам выпил из другого.

Тома с беспокойством посмотрел на обоих, а затем продолжил листать журнал.

Шварц закурил и, откинувшись на спинку стула, закрыл глаза. Борг наполнил стакан и подошел к окну, чтобы посмотреть на улицу.

Через десять минут раздался звонок в дверь. Борг открыл.

Радниц вошел и окинул взглядом всю компанию.

Тома и Шварц поднялись.

– Значит, тебе пришлось убить ее, – произнес Радниц.

– Они следили за ней. Когда она подходила к стойке, ее сцапали. Она так испугалась, что я понял – расколется. Пришлось стрелять.

Радниц ходил по комнате, его лицо было мрачнее тучи.

– Если в течение трех дней от Гирланда не будет вестей, вы с Боргом отправитесь в Дакар. Будете работать с ним. Я не совсем ему доверяю. Понятно?

Шварц кивнул.

– Что насчет меня, сэр? – спросил Тома. – Я с ними?

– Ты поедешь в Лондон, – рявкнул Радниц, – и избавься от этой дурацкой бороды. Люди Дори ищут тебя. На данный момент ты для меня бесполезен. Свяжись с моим лондонским офисом. Они смогут найти тебе занятие.

Тома побагровел, затем побледнел:

– Да, сэр.

– И будь осторожен, покидая Париж. – Радниц вынул пачку денег из кармана и бросил на стол. – Разделите это между собой. Шварцу – половину. Он преуспел.

И, игнорируя Тома, Радниц покинул квартиру.

Шварц устремился к деньгам и насмешливо произнес:

– Он, кажется, больше не любит нашего мальчугана.


Гирланд протянул стюардессе посадочный талон, а затем поднялся по трапу, следуя за медленно движущейся в салон самолета толпой пассажиров.

Он шел по проходу, увидел свободное место и сел. Он оказался рядом с Жанин Дольне, элегантно одетой женщиной, чье имя успел прочитать в ее паспорте. Она пристегивалась ремнем, и он быстрым одобрительным взглядом оценил ее. Гирланд также пристегнулся. Затем он положил свой портфель на пол и удобно устроился.

Теперь Жанин взглянула на него. Их глаза встретились. Она как бы невзначай спросила:

– Вы видели, что случилось с той цветной женщиной? Кажется, ее арестовали. Я заметила, как вы наблюдали за этим. Там, где я стояла, ничего не было видно. Похоже, она упала в обморок. Как вы думаете?

Гирланд посмотрел в ее большие выразительные глаза. Он давно не встречал такой красивой женщины.

– Да, она упала. Я не знаю, что там случилось. Думаю, она пыталась что-то пронести, и ее задержали. Но это всего лишь мое предположение.

Реактивные двигатели с ревом завелись, заглушая дальнейший разговор. Гирланд откинулся назад и закрыл глаза. Жанин смотрела на него. Она подумала: «Хм… какой мужчина. Свободно говорит по-французски, хотя и американец. Красивый овал лица и сильные нежные руки. Да… настоящий мужчина».

Гирланд волновался. Его единственный шанс найти Кэри – это португалец Энрико. Если он не найдет Энрико, то не найдет и Кэри.

Самолет начал набирать скорость на взлетно-посадочной полосе и через несколько секунд был в воздухе. Гирланд расстегнул ремень безопасности и достал портсигар. Он предложил его Жанин, она взяла сигарету. Они закурили.

– Меня зовут Джон Гилкрайст. Это ваша первая поездка в Дакар?

– Я – Жанин Дольне. Да, первая. Я еду на пару недель, просто чтобы немного позагорать.

– Мадам Дольне? – улыбнулся Гирланд.

Она засмеялась:

– Нет. Я нахожу жизнь более забавной, будучи одинокой. А вы женаты?

Гирланд покачал головой:

– По той же причине.

Они оба рассмеялись.

– Вы очень хорошо говорите по-французски, но вы американец?

– Моя мать была француженкой. Мне сказали, что сейчас в Дакаре очень жарко, но пляж отеля «Нгор» – это нечто особенное.

– Мне тоже так сказали. У вас отпуск?

– Нет, хуже. Я по делам.

Жанин слегка опустила спинку сиденья, а затем потушила сигарету.

– Мы прибываем около трех?

– Именно.

– Ну тогда, с вашего разрешения, попробую досмотреть свой прекрасный сон.

– Отличная идея. Я тоже.

Жанин закрыла глаза и через некоторое время, казалось, уснула. Гирланд потушил сигарету, закрыл глаза, но разные мысли не давали ему покоя. Он думал о мадам Фуше. Беспощадность Радница его разозлила. Возможно, настанет время, когда он сравняет счет и отомстит за ее смерть и за Россланда. Потом он расслабился и погрузился в тяжелый сон.

Он очнулся от голоса стюардессы:

– Пожалуйста, пристегните ремень, сэр. Через три минуты мы приземлимся.

Гирланд сел прямо, зевнул и пристегнул ремень.

Жанин припудрилась:

– Время пролетело незаметно. Я спала. А вы?

– Наверное.

Пока самолет заходил на посадку, она смотрела через иллюминатор на огни аэропорта.

– Африка! Это восхитительно!

Когда самолет приземлился, двери открылись и горячий влажный воздух хлынул в самолет.

– Ого! – сказал Гирланд, вставая. – Жарища!

Он шел с Жанин по дорожке в здание аэропорта. С небольшой задержкой они прошли через пропускной пункт. Автобус отеля «Нгор» на стоянке ждал пассажиров. Высокий носильщик-негр в красной форме взял их чемоданы и поставил в багажное отделение. Трое американских бизнесменов сели с ними в автобус, короткая дорога в отель шла вдоль побережья.

Они немного задержались у стойки отеля, и Гирланд обратил внимание, что у этой интересной женщины номер по соседству с ним.

– Оказывается, мы еще и соседи. Поразительное совпадение. Надеюсь, увидимся.

– Но вы же собирались работать?

Они вошли в лифт.

– Конечно, но не постоянно. У меня будет время и на пляж.

– Хорошо… тогда увидимся.

Лифт поднял их на седьмой этаж, они последовали за портье через длинный коридор, потом на несколько ступенек вниз, в крошечный холл. Справа и слева были две двери. Портье открыл одну из них и внес багаж Жанин в большую, просторную комнату.

– Ну, спокойной ночи, – сказала она, протягивая руку.

Гирланд задержал ее ладонь дольше, чем положено, и, когда она приподняла бровь, отпустил.

– Спокойной ночи. Я с нетерпением жду встречи с вами завтра. – И последовал за портье в свой номер.


Глава четвертая | Шутки в сторону | Глава шестая







Loading...