home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава шестая

Утром в половине десятого Гирланд заказал завтрак. Затем он поговорил по телефону с портье, сказав, что на три дня хотел бы арендовать машину. Портье ответил, что машина будет возле отеля в течение часа.

После завтрака Гирланд распаковал чемодан, переоделся в летний костюм и запер чемодан в одном из шкафов. Он оставил свой громоздкий портфель на стуле и отправился к стойке отеля.

Портье доложил, что машина прибыла, Гирланд кивнул и спустился по длинной лестнице к припаркованному в тени «ситроену-ДC».

По широкой автотрассе Гирланд добрался до Дакара. Припарковав машину на площади Независимости, он отправился пешком изучать город. Улицы, переполненные веселыми, ярко одетыми африканцами, могли многое предложить, и в течение этого часа Гирланд был доволен возможностью просто погулять и ощутить атмосферу города. Он посетил книжный магазин и купил путеводитель, карту города и окрестностей. Когда девушка завернула его покупки, он спросил, где находится ночной клуб «Флорида».

– В конце улицы Карно, – ответила она. – Второй дом слева, после площади Независимости.

Гирланд вернулся к своей машине и поехал по улице Карно, пока не нашел ночной клуб. Он припарковался в нескольких ярдах от клуба, а затем подошел к нему. Снаружи клуб выглядел убогим. На двери была ржавая железная решетка. Облупившаяся краска на старой вывеске сообщала, что клуб открывается в 21:15.

Был полдень, магазины закрывались. Гирланд решил, что до вечера заняться ему нечем, и вернулся в отель.


Через несколько минут после того, как Гирланд отправился в Дакар, Жанин разбудил телефонный звонок. Сонная, она сняла трубку.

– Для вас, мадам, телеграмма, – сказал портье. – Передать вам наверх?

– Да. И пожалуйста, принесите мне кофе и апельсиновый сок.

Положив трубку, она встала с кровати, накинула пеньюар и прошла в ванную.

Через несколько минут чернокожий официант, сверкая белыми зубами, поставил поднос и протянул ей телеграмму.

Когда он ушел, Жанин вскрыла телеграмму и с первого взгляда поняла, что она от Дори и зашифрована.

Жанин выпила апельсиновый сок, закурила, налила кофе, а затем взяла из сумки карандаш, чтобы расшифровать текст:

Женщина убита в аэропорту. Высылаю Кермана, рейс 15:50. Будете работать вместе. Полагаюсь на тебя. Дори.

Она подожгла листок зажигалкой и бросила на кафельный пол, потом вышла на балкон с чашкой кофе, уселась в шезлонг и задумалась.

Чуть позже одиннадцати она надела купальник и, накинув парео, спустилась на пляж.

На пляже было людно. Африканец установил для нее зонтик и принес надувной матрас.

Открыв свою пляжную сумку, она достала последний роман Франсуазы Саган и, вытянувшись на матрасе, стала бесцельно переворачивать страницы книги.

Ее мысли были слишком далеко от чтения, она положила роман и потянулась за сигаретой. Когда она искала свою зажигалку, на нее упала чья-то тень. Жанин взглянула вверх и увидела высокого мужчину в коротких плавках, который незаметно подошел и поднес ей свою зажигалку.

Она редко встречала такого крепко сложенного гиганта. Его мускулистое тело загорело до золотистого цвета. Коротко стриженные волосы были совсем светлыми, серебристыми. Квадратное лицо с высокими скулами, массивной челюстью и курносым носом говорило о славянских корнях. На вид ему было лет двадцать восемь или чуть больше. Жанин залюбовалась его великолепной спортивной фигурой, пока не взглянула в холодные зеленые глаза: в них светилась такая жестокость в сочетании с опасностью, что она невольно отшатнулась.

Пристально глядя на Жанин, незнакомец наклонился и поднес пламя зажигалки к ее сигарете. Прикурив, Жанин заставила себя благодарно улыбнуться.

– Четыре плюс два, плюс шесть получится двенадцать, – сказал он по-французски. – Я – Маликов.

Она застыла, уставившись на него своими фиалковыми глазами.

– Машина будет возле отеля в пятнадцать часов, – сказал он. – Будьте готовы.

И, развернувшись, пошел пружинистой походкой по горячему песку в море.

Жанин наблюдала за игрой его мышц, пока он шел в море. Он поплыл с силой и легкостью профессионала.

Она глубоко затянулась, а затем снова устроилась на матрасе.

Маликов! Она слышала о нем. Так это был Маликов. Она когда-то слышала, как кто-то говорил о нем: «Единственное различие между Маликовым и черной мамбой заключается в том, что Маликов может ходить, а змея – только ползать».

Она все еще думала о нем, пока Гирланд, одетый в одни лишь плавки, не остановился рядом.

– Привет. – Его глаза с восхищением смотрели на ее тело. – Вы уже купались?

Она села:

– Нет.

Жанин вдруг задалась вопросом: если Маликов участвует в игре, имеет ли смысл подружиться с этим красивым американцем?

– Давайте искупаемся, а потом пообедаем, хорошо?

Гирланд протянул руку. Она взялась за нее и позволила Гирланду поднять себя на ноги, затем вместе они побежали к воде. Она видела, что Гирланд, как и Маликов, был сильным, опытным пловцом. Они поплавали минут десять, потом вышли из воды. Завернувшись в пляжные полотенца, они направились к крытому тростником ресторану с террасой под открытым небом, который был всего в нескольких метрах от пляжа.

– Это было прекрасно, – сказал Гирланд, когда они сели за столик на двоих. – Что вы будете пить?

Подошел африканец-официант.

Жанин попросила водку с мартини, а Гирланд – двойной джин с тоником. Затем он изучил меню.

– Как насчет королевских креветок, холодного цыпленка, зеленого салата и бутылки очень холодного шабли?

– Идеально!

Гирланд сделал заказ.

– Как провели утро?

– Я изучаю Дакар. Я должен найти место для своей компании. Что вы делаете сегодня днем? Я взял машину напрокат. Поедем покатаемся? Я решил отправиться вглубь страны и посмотреть, как она выглядит.

Официант принес им напитки.

– Сегодня не могу. Мне нужно встретиться с другом.

Гирланд взглянул на нее:

– У вас здесь есть друзья?

– Подружка.

Они пили, вдыхали свежесть моря и улыбались друг другу.

– Это гораздо лучше, чем Париж, – произнес Гирланд.

– Вы ведь не живете в Париже?

– Нет. Во Флориде.

Он замолк, в его глазах появилось любопытство. Жанин последовала за его взглядом и увидела Маликова, идущего к ресторану.

– Ого! – тихо произнес Гирланд. – Вот превосходный образчик мужчины.

Маликов прошел в бар и заказал колу.

Жанин оценила его широкую мускулистую спину и кивнула:

– Вы правы. Идеально подходит на роль Самсона.

– Русский. Интересно, что он здесь делает?

Он не заметил легкого напряжения Жанин, когда она увидела Маликова.

– Он, вероятно, думает то же самое о вас.

В этот момент официант принес их заказ, а Маликов, допив свой напиток, повернулся и пошел пружинистой походкой в сторону отеля.

Гирланд наблюдал за ним. Он вспомнил предупреждение Радница о русских, которые также охотились за Кэри. Был ли этот светловолосый гигант одним из них?

– Вы внезапно задумались, – сказала Жанин, очищая огромную креветку. – О чем?

– Не настаивайте или будете смущены.

– Обо мне?

– Конечно.

Она засмеялась:

– О, я догадалась. Я достаточно долго находилась в обществе мужчин, чтобы знать, о чем они думают, когда я рядом.

– В этом виновата ваша красота.

Она намеренно сменила тему, попросив его рассказать о Флориде. Прошло несколько лет с тех пор, как Гирланд был в Большом Майами, но ему удалось интересно рассказать о городе. Они все еще болтали, когда он оплачивал счет.

– Я должна бежать, – сказала она, вставая, – или опоздаю.

– Я тоже иду. Вы уверены, что вас не надо подвезти?

– Спасибо, не нужно.

Они вместе поднялись на лифте и расстались у дверей.

Гирланд принял душ, оделся, а затем подошел к окну, расположенному напротив входа в отель. Он увидел, как Жанин, одетая в изумрудно-зеленое платье без рукавов, садится в черный «кадиллак», управляемый африканцем в красной феске, и проводил взглядом машину, направлявшуюся к автотрассе.

Жанин понятия не имела, куда ее везут. Она смотрела на черную шею шофера и думала, не спросить ли его, – но не стала.

Шофер притормозил, и машина повернула налево. Жанин увидела указатель: «Рюфиск». Для нее это ничего не значило. Она почувствовала, что послеполуденное солнце жарит сильнее, чем она себе представляла, но нельзя сказать, что ей это не нравилось.

Проехав несколько километров, машина свернула с автотрассы и медленно начала трястись по песчаной дороге, поднимая облако пыли. Аллея деревьев давала желанную тень. Наконец машина сбавила скорость у большого коттеджа, окна которого были закрыты зелеными ставнями.

Шофер вышел и отворил для Жанин дверцу машины.

Жанин оказалась на ярком солнце и последовала за шофером на террасу ко входу в коттедж. Он открыл дверь и указал Жанин, чтобы она шла за ним. Они очутились в прохладном, слабо освещенном холле, и водитель удалился.

Появился Маликов. На нем были белые шорты, белая спортивная рубашка и сандалии. Движением руки он пригласил Жанин пройти в комнату, большую и прохладную, почти без мебели, с большой картой Сенегала на стене.

Маликов указал ей на стул и сел за стол.

– Причина, по которой мы велели вам сюда приехать, – сказал он, глядя на Жанин, – связана с тем, что мы хотим точно знать о событиях в Париже и осведомленности Дори. Ситуация здесь сложная.

Без каких-либо подробностей Жанин рассказала ему все, что произошло с тех пор, как мадам Фуше впервые позвонила Дори.

Маликов внимательно слушал. Когда она закончила, он уточнил:

– Значит, этот дурак понятия не имеет, что именно она собиралась продать?

– Он понятия не имеет.

Злые зеленые глаза уставились на нее:

– И вы понятия не имеете?

– Нет.

– Значит, в курсе только Радниц и этот Гирланд?

Жанин не ответила.

– Дори думает, что Гирланд мертв?

– Да.

– Он не мертв. Он здесь.

Жанин бросила на него резкий взгляд:

– Почему вы так уверены? Дори сказал мне, что, если Гирланд жив, ему не удастся покинуть Париж.

– Дори – дурак. Гирланд здесь. Вы обедали с ним сегодня.

Жанин побледнела:

– Человек, с которым я обедала, – американский бизнесмен. У меня есть описание Гирланда. Это два разных человека. Думаю, вы ошибаетесь.

– Я не ошибаюсь. Я обыскал его комнату, пока вы с ним были в ресторане. Он привез чемодан с двойным дном. Зачем бизнесмену возить с собой пистолет, нож, дубинку, сильнодействующие таблетки? Он представляет компанию во Флориде, и эта компания принадлежит Радницу. Это Гирланд. Он изменил внешность. Очевидно, он больше не работает на Дори. Радниц его купил.

– Как вы думаете, он знает обо мне? – спросила Жанин, сжав кулаки так, что костяшки пальцев побелели.

– Откуда? Гирланд – бабник. Когда мне сообщили, что представитель компании «Оранжело» собирается остановиться в отеле «Нгор», я догадался, что это будет человек Радница. Я устроил так, чтобы поселить вас в соседних номерах. – Он поглядел на нее, затем произнес: – Есть еще одна причина, по которой я хотел видеть вас здесь. Вы должны соблазнить Гирланда. Понимаете, о чем я?

Жанин кивнула.

– Постарайтесь. Вы должны переспать с ним завтра ночью.

– А без этого я не могу с ним работать? – возмутилась Жанин, и ее глаза вспыхнули. – Я не собираюсь выполнять таких приказов!

– У вас нет выбора. Вы ведь не хотите, чтобы он узнал, кто вы на самом деле – двойной агент, передающий информацию из посольства США русским спецслужбам.

Жанин насторожилась:

– Но вы сказали, что Гирланд сейчас работает на Радница. У него нет причин предавать меня.

– Вы так говорите, потому что не знаете, какую информацию собиралась продать мадам Фуше. Я вам скажу. Вы помните Роберта Генри Кэри?

– Кэри? Да, конечно. Какое он имеет к этому отношение?

– Прямое. Кэри находится в Сенегале. Гирланд здесь, чтобы поговорить с ним. Дори не врубился, что сенегалка могла знать, где прячется Кэри, но она сказала об этом Гирланду, а он передал Радницу. Прежде чем Кэри покинул Россию, ему удалось заполучить довольно много очень опасной информации. Например, у него есть ваше русское досье. Он имеет достаточно информации на микрофильмах, чтобы отправить Радница в тюрьму на всю жизнь. Гирланд передаст ваше досье Дори. Даже если он больше не работает на Дори, он все еще американец, а американцы не позволяют российским агентам действовать, если могут остановить их.

– Если вы знаете, что Кэри здесь, – сказала Жанин, подавшись вперед, – то почему вы его не задержали? Разве вы не хотите защитить меня? Я ведь полезна вашим людям?

– Я знаю, что Кэри здесь, но я не знаю, где он прячется. Сенегал – это огромная территория. Гирланд приведет нас к нему, если вы будете обращаться с ним правильно.

– Почему бы вам не взять Гирланда и не уговорить его все рассказать?

– Вы рассуждаете глупо. Гирланд вряд ли точно знает, где прячется Кэри. У Кэри должен быть связной, который организовал поездку сенегалки в Париж. Гирланд выведет нас на этого связного, а тот, в свою очередь, приведет нас к Кэри. – Он поднялся и подошел к карте Сенегала. – Подойдите сюда.

Когда Жанин послушалась, он указал на огромное пустое место на карте:

– Это и есть сенегальская саванна. Если вы никогда не были здесь, то не можете себе представить, как она выглядит. Это равнинная местность. Вы можете пройти две мили и думать, что не сдвинулись с места. Каждое дерево, каждый куст, каждый пучок травы похож на другой. Потеряться здесь легче легкого, и потеряться навсегда. – Он постучал по карте. – Где-то на этом огромном пространстве скрывается Кэри. Здесь сотни деревень, населенных африканцами, – большие или всего лишь из трех-четырех лачуг. В молодости Кэри работал в Сенегале. Он знает, как вести себя с туземцами, он говорит на их языке. Я уверен, что он скрывается в какой-то небольшой деревне, и он может оставаться там, сколько ему захочется.

– Но почему вы так убеждены, что он там?

– Мы преследовали его с тех пор, как он сбежал из Москвы. Мы знали о его передвижении в Европе, пока он не рванул в Египет. Мы почти догнали его в Каире, но оттуда он полетел в Африку. Он ускользает от нас, пользуясь частными самолетами. Он нанял самолет до Дакара, но что-то пошло не так. Самолет разбился в десяти милях от Диурбеля. Мы знали, что Кэри пытался добраться до Дакара, и были уже в Диурбеле. Мы выехали к месту крушения. Пилот был мертв. Кэри исчез. Больше ему некуда было деться, только в саванну. Он все еще там, и он окружен. У меня есть люди в Лингере, Бакеле, Матаме и Кодлаке. Я их нанял. Я нанял тридцать арабов, которые знают каждый куст, и они обшаривают каждый дом, – но, если им не повезет, Кэри может снова ускользнуть. Такой поиск может занять несколько месяцев, а нам нужно найти его быстро. Гирланд – наш лучший выбор. Теперь, возможно, вы понимаете, почему должны с ним сблизиться. Убедите его рассказать вам, кто связной Кэри.

Маликов отошел от карты и прикурил сигарету. Сел. Через некоторое время, изучив карту, Жанин села рядом с ним.

– Я сделаю все, что смогу, – сказала она.

– Кто такой Керман?

Жанин резко взглянула на него:

– Откуда вы о нем знаете?

– Я делаю определенные шаги, чтобы знать все. У меня была копия телеграммы Дори, когда вы ее получили. Простой и дурацкий шифр подсказал мне, что она от Дори. Кто такой Керман?

– Он один из специальных агентов Дори.

– Не нужно, чтобы он поселился в одном отеле с вами. Он может помешать вашим делам с Гирландом. Когда Керман прилетит, велите ему остаться в Дакаре. Чем меньше вы будете с ним общаться, тем лучше.

– Это не так просто. – Жанин занервничала. – Керман сам принимает решения. Он не послушает меня.

Маликов подумал.

– Все-таки попробуйте убедить его остаться в Дакаре. Если он начнет доставлять хлопоты, я придумаю что-нибудь. Ваша цель – обработать Гирланда.

– Он заметил, что вы русский, – сказала Жанин. – И задал вопрос, что вы здесь делаете.

– Я буду держаться подальше от отеля. Останусь здесь. Если захотите связаться, звоните. – Он дал ей номер телефона. – Просто скажите, что хотите встретиться, и я отправлю за вами машину. – Он встал. – Помните, это так же важно для вас, как и для меня. Мне нужен быстрый результат.

Жанин последовала за ним к выходу. «Кадиллак» ждал под тенью дерева. Шофер открыл дверцу машины.

Не глядя на Маликова, Жанин спустилась по ступенькам и села в автомобиль.


Гирланд вернулся в отель «Нгор» в начале седьмого. Он провел день в Диурбеле. В жарком, но приятном маленьком городке он порядком испекся. Мадам Фуше сказала, что Кэри находится где-то недалеко от Диурбеля. Когда Гирланд попытался съехать с главной дороги и отправиться в саванну, он понял, как легко и быстро можно потеряться. Он понял также, что «ситроен» не годится для езды по узким песчаным тропинкам между зарослей кустарников. Несколько раз задние колеса погружались в песок, пробуксовывая, и он весь вспотел и был измотан, пытаясь заставить машину тронуться с места. Он не проехал и пары километров и повернул назад, с радостью вернувшись на дорогу.

Он вошел в гостиничный номер, сбросил одежду и принял холодный душ. Переодевшись в легкий костюм, Гирланд спустился на лифте в бар. Проходя по длинному лестничному пролету, ведущему в бар, он вдруг подумал, что не зря потратил свой день. У него возникла идея насчет Диурбеля: Гирланд видел саванну и осознал трудности, с которыми придется столкнуться, чтобы найти Кэри. Он решил в этот вечер отправиться в клуб «Флорида»: а вдруг Энрико будет там?

Когда он подошел к столику, то увидел Жанин в дальнем конце большого зала. Она выглядела стильной и красивой в простом белом платье. Когда Гирланд взглянул на нее, Жанин махнула рукой, и он подсел к ней.

– Хорошо прокатились? – спросила она, присаживаясь поближе.

– Слишком жарко для меня, – сказал он и попросил африканца-официанта принести двойной джин с тоником.

Жанин потягивала кампари со льдом.

– А вы как? Хорошо провели день?

– Отлично, спасибо.

Она задумчиво посмотрела на него, закуривая сигарету. Трудно было поверить, что этот сильный, статный блондин-американец может быть таинственным Гирландом.

Они болтали, потягивая напитки.

– Составите мне компанию за ужином? У меня деловое свидание в половине девятого, но, если перед этим вы не возражаете поесть, я вас приглашаю.

– Это прекрасно. Ненавижу есть в одиночестве. – Она откинулась назад, привлекая внимание к своей пышной груди. – Я совсем не уверена, что поступила разумно, прилетев сюда одна. Это скучно.

Гирланд усмехнулся:

– Скучать не придется. По крайней мере, когда я рядом.

– Сегодня в Дакар?

– Да. Хотите со мной?

Она покачала головой:

– Я не хочу одна бродить по Дакару. Нет. Думаю, я останусь здесь. У меня есть хорошая книга.

У Гирланда мелькнула мысль попросить Жанин поехать с ним в клуб «Флорида», но побоялся, что она помешает, если ему посчастливится столкнуться с Энрико.

– Вы вернетесь поздно? – небрежно спросила она. – Мы могли бы выпить вместе, прежде чем разойтись.

– Я не могу сказать, когда вернусь. Вы знаете, как это бывает с бизнесменами, но я отыщу вас, если будет не слишком поздно. – Он взглянул на часы. – Ну так что, поужинаем?

– Дайте мне три минуты, – сказала она, поднимаясь.

Гирланд испытал бы шок, если бы узнал, что дальше сделала Жанин. Пробежавшись по коридору, она закрылась в одной из телефонных кабинок в холле и позвонила Маликову.

Он отозвался почти сразу.

– Мой американский друг покидает отель в половине девятого и отправляется в Дакар. Полагает, что вернется поздно. – Она повесила трубку.

Выйдя из кабинки, она прошла в дамскую комнату и, подправив макияж, вернулась в бар. Увидев ее, Гирланд поднялся и присоединился к ней.

Вместе они вошли в ресторан. Заказали копченого лосося, водку, телятину в роскошном сливочном соусе и фрукты. Во время ужина они непринужденно болтали, и на этот раз вопросы задавал Гирланд. Ему было любопытно узнать поближе эту очаровательную женщину.

– Вы живете в Париже одна? – спросил он, выжимая лимонный сок на лосося.

– Да. Мой отец оставил мне солидный счет в банке и квартиру. – Она улыбнулась. – Я очень избалована. Ничего не делаю, только развлекаюсь, покупаю шмотки и путешествую.

– И не скучно?

– Иногда. В Париже так много дел.

В начале девятого, после кофе и коньяка, выпитого на террасе, Гирланд поднялся:

– Не хочу уходить, но нужно. Я найду вас здесь вечером.

– Увидимся позже. Удачной поездки.

Оставив ее, он подошел к стойке ресепшен, отдал свой ключ и направился в вечерней духоте к своей машине.

Гирланд не спешил в Дакар и прибыл в клуб «Флорида» немного позже половины десятого. Он расслабился и не соблюдал осторожность, поэтому не заметил, что черный «рено-дофин» следовал за ним от отеля до самого клуба. «Дофин», управляемый молодым африканцем, медленно проехал мимо, когда Гирланд припарковывал «ситроен». Водитель наблюдал, как Гирланд вошел в клуб. Затем он тоже припарковал свою машину и направился следом. Высокий и худой африканец, одетый в поношенный европейский костюм, не привлекал внимания. Он остановился у входа, затем направился в бар, уселся на барный стул и заказал тоник.

Гирланд уже сидел за столиком в нише.

В большом зале работал кондиционер. На одном конце находилась сцена, где группа из пяти африканцев играла джаз. По периметру зала стояли столики и стулья. Большую часть пространства занимал танцпол. В глубокой нише напротив Гирланда за столиками сидели молодые африканки, трещавшие как сороки.

Официант принес Гирланду виски со льдом, тот закурил, готовясь к долгому нудному ожиданию.

Посетители, в основном хорошо одетые африканцы, продолжали прибывать. Некоторые танцевали, но большинство предпочитали сидеть за столиками, пить прохладительные напитки и слушать музыку. Каждый раз, когда двери открывались, Гирланд внимательно смотрел на входившего, но никто хотя бы отдаленно не был похож на португальца.

Внезапно от компании африканок отделилась высокая красивая девица. Смущенно посмеиваясь, она остановилась рядом с Гирландом.

– Не хотите потанцевать? – спросила она, глядя на него огромными черными глазами.

На ней было белое платье, а поверх него – бледно-зеленая нейлоновая накидка, на голове – тюрбан из такого же зеленого нейлона. На ее тонких запястьях висели тяжелые золотые браслеты, длинные золотые серьги роняли блики на ее лицо.

– Почему бы и нет?

Остальные девушки смеялись и подталкивали друг друга, словно это была самая большая шутка на свете. Когда Гирланд согласился выйти на танцпол, девушка сказала:

– Они поспорили, смогу ли я познакомиться с вами. Вы американец?

Говоря по-французски, она смотрела прямо на него, радостно улыбаясь, демонстрируя в счастливой улыбке великолепные белые зубы.

– Да, – ответил Гирланд.

Она отлично танцевала, легко и ритмично, и он почувствовал себя немного неуклюжим.

– Я – Ава. А там моя сестра – Адама. Мы близнецы. У нас принято называть девочек-близнецов Ава и Адама. А как вас зовут?

– Джон.

Они замолчали и отдались танцу.

Когда музыканты закончили играть, Гирланд и Ава улыбнулись друг другу.

– Давай выпьем, Ава. Составь мне компанию.

Она хихикнула, бросив победоносный взгляд в сторону девушек:

– Хорошо, я согласна.

Вернувшись к столику, они сели, и Гирланд подал знак официанту. Он заказал для девушки апельсиновый «Швепс» и виски для себя.

После нескольких танцев Гирланд невзначай произнес:

– Тут была еще одна девушка. Высокая и красивая. Я сегодня ее не вижу.

– Мы все здесь, кроме Розы. Но вас здесь раньше не было.

– Нет, но мы с ней встречались. Она сказала, что работает здесь. Ты знаешь, где она живет?

– С отцом, в Медине.

– Это далеко?

– Нет. Это недалеко от Дакара.

– А как зовут ее отца?

– Момар Арбо. Он держит фруктовую лавочку.

– У Розы есть парень? Энрико, кажется, его зовут.

Ава нетерпеливо кивнула:

– Да. Он очень богат. Он приходил сюда каждый вечер, но я не видела его с тех пор, как Роза исчезла.

– А где он живет?

Ава покачала головой, и он увидел, что в ее глазах появилась настороженность. Все эти вопросы начали ее беспокоить.

– Я должен Розе немного денег, – нашелся Гирланд, чувствуя, что требуется объяснение. – Если я не смогу ее найти, я передам для нее деньги через Энрико.

Настороженность исчезла, и Ава широко улыбнулась:

– Я не знаю, где он живет. Роза мне никогда не говорила.

– Ты знаешь его фамилию?

– Нет. Роза всегда называла его Энрико. Не думаю, что даже она знает, где он живет, иначе сказала бы мне.

Гирланд был разочарован.

Он надеялся, что во «Флориде» сможет найти португальца. Теперь, казалось, его единственной зацепкой был отец Розы. Но если все сказанное Авой – правда, то откуда отцу Розы знать, где живет Энрико, если сама Роза этого не знала?

– Послушай, Ава. Если ты узнаешь, где живет Энрико, я тебе хорошо заплачу. – В кармане брюк он нащупал пачку денег и вынул купюру в тысячу франков. Он протянул ее через стол. – Я дам тебе еще три, если ты это выяснишь.

Тонкие черные пальцы Авы так быстро схватили купюру, что высокий, худой африканец, наблюдавший за ними в зеркальное отражение на потолке, не успел этого заметить.

– Меня зовут Джон Гилкрайст. Позвони мне в отель «Нгор», если узнаешь.

Она возбужденно кивнула:

– Я найду его. Спрошу у всех моих друзей. Кто-нибудь да знает, где он живет.

– И еще, Ава. Никому не упоминай мое имя и не говори, что я хочу встретиться с Энрико. Ясно?

Она снова насторожилась, но тысяча франков в ладони придала ей уверенности:

– Да.

– Хорошо. – Гирланд допил виски. – Я должен идти. Постарайся как можно быстрее найти Энрико.

Из клуба он вышел на душную ночную улицу. Остановился, чтобы взглянуть на часы. Было пять минут двенадцатого. Медленно пошел к припаркованному «ситроену».

В клубе Ава увидела худого африканца, направлявшегося к ней. Это был Самба Дьенг. Она знала, что он сутенер и живет за счет двух старых проституток, работающих в арабском квартале. Еще он сидел в тюрьме за мелкие кражи. Когда он подсел за столик, Ава посмотрела на него с нескрываемым презрением.

– Кто был этот белый? – спросил он, злобно глядя на нее.

– Понятия не имею. Я пригласила его потанцевать, и мы потанцевали. Тебе что нужно, темнокожий?

– О чем он говорил?

– Ни о чем. О чем обычно говорят белые мужчины?

– Он спрашивал про Розу?

Ава поднялась:

– Он ни о ком не спрашивал.

Она презрительно развернулась, пересекла танцпол и присоединилась к своим хихикающим подругам.


Как только Гирланд покинул отель, Жанин поднялась к себе в номер. Она переоделась в белую блузку и черную юбку, а затем вызвала такси.

– Мне надо поехать в аэропорт, потом в Дакар, а затем вернуться сюда, – сказала она портье. – Я встречаю самолет из Парижа.

Портье ответил, что такси будет подано через десять минут.

Она спустилась на лифте в вестибюль отеля и села в кресло, просматривая вчерашний выпуск «Франс-суар». Через некоторое время один из портье подошел к ней и сообщил, что такси прибыло.

Потребовалось всего пять минут, чтобы доехать до аэропорта. Выйдя из такси, Жанин велела африканцу-водителю ждать.

Девушка у стойки информации сказала, что самолет из Парижа совершит посадку через пять минут. Жанин села, закурила сигарету и стала ждать.

В начале десятого она услышала звук идущего на посадку самолета и направилась к залу прибытия.

Через несколько минут появились первые пассажиры, в числе которых был Джек Керман. На нем был помятый летний костюм, в руках он держал потертую сумку. Увидев Жанин, он махнул рукой:

– Привет! Уф! Жарко! Давай выпьем и поговорим.

Жанин поприветствовала его, и они направились в бар.

Она нервничала из-за Кермана. Жанин знала, что он самый проницательный и умный агент, работающий на Дори. Керман не похож на Россланда. Она сказала себе, что ей нужно быть очень осторожной.

– Как Дори?

– Он в панике, – сказал Керман, усаживаясь на барный стул. – Что будешь пить?

– Джин с тоником.

Он заказал себе пиво. В этот час бар был пуст, и бармен, обслужив их, отправился в дальний конец читать газету.

– Почему Дори в панике?

– Потому что он лопухнулся. Ты получила от него телеграмму?

Она кивнула.

– Это очень скверно, что ее убили, согласна? – Он отпил немного пива. – Очевидно, у нее была очень важная информация. Но поскольку она мертва, то не сможет нам помочь. – Он быстро взглянул на Жанин. – Почему ты здесь?

– Я подумала, что, если эта женщина вырвется из нашей ловушки, я поймаю ее здесь.

– Выходит, ты не очень веришь в О’Халлорена. Ты и вправду думала, что она сможет выбраться из Парижа?

– Не знаю, но, будь это так, я бы подстраховала.

– Поскольку ты здесь, есть у тебя какие-нибудь зацепки?

Керман вытряхнул сигарету из мятой пачки и закурил.

– Пока нет.

Он облокотился на стойку и посмотрел на нее:

– Есть идеи, где искать?

Она нервно дернулась. Как бы она хотела, чтобы Дори не отправлял этого любознательного парня в Дакар.

– Вообще-то, нет. Я надеялась, что эта женщина…

– Почему бы тебе не сказать правду? – усмехнулся Керман. – Почему бы тебе не признать, что ты устала от Дори и решила устроить себе отпуск?

Она натужно засмеялась:

– Не жди, Джек, что я признаюсь в этом. Во всяком случае, здесь хорошо.

– Гирланда не было в твоем самолете?

Вопрос был настолько неожиданным, что Жанин чуть не опрокинула свой бокал. Она боялась взглянуть на Кермана, зная, что он наблюдает за ней.

– Гирланда? Не понимаю. Он же мертв, – наконец произнесла она.

– Так считает Дори. По его словам, Гирланд покинул клуб «Алло, Париж» с двумя головорезами Радница. Знаешь, что я думаю? Я думаю, Радниц предложил Гирланду сделку. У Гирланда никогда не было денег. Радниц легко мог его купить, особенно если бы у Гирланда не оказалось альтернативы, кроме как последовать за Россландом. Держу пари, что Гирланд находится здесь или направляется сюда.

Жанин облизнула пересохшие губы.

– Ну, раз так, – сказала она, рассматривая свой бокал, – у меня есть его описание. Я буду следить за ним.

Керман поморщился:

– Что с тобой сегодня? Я сомневаюсь, что ты узнаешь его. Когда он появится здесь, его и родная мать не узнает.

Жанин сделала глоток. Сердце ее сильно билось. Керман, как это ни прискорбно, был близок к истине.

– Ты так уверен? – Она изобразила крайнее изумление.

– В твоем отеле живут американские бизнесмены?

– Да. Несколько.

– Кто-то из них пытался волочиться за тобой?

Жанин сделала глоток, потом допила свой напиток, прежде чем сказать:

– Пока нет.

– Ну, будь начеку. У Гирланда есть одна слабость… симпатичные женщины.

– Понимаю.

Он допил пиво, вздохнул и вытер рот платком.

– Еще вопрос… ты видела в отеле русских?

У Жанин сжалось сердце:

– Русских? Я не заметила. При чем здесь они?

– Я думал об этом. Та женщина, должно быть, владела суперсекретной информацией. Вот почему Радниц убил ее и Россланда. Он только что вернулся из Москвы. Я уверен, что русские тоже в курсе, и мы должны иметь это в виду. Держу пари, они здесь. Отсюда и вопрос.

– Вот оно что.

Она понимала, что это был всего лишь вопрос, но проницательность Кермана теперь пугала ее.

– Я осмотрюсь.

Он задумчиво поглядел на нее и кивнул:

– Да, давай. Ну, поедем в отель. Я хочу немного поспать.

– Ты остановишься в отеле «Нгор»?

– Почему бы и нет?

– Я подумала, что ты захочешь находиться в центре событий. Тогда останься в Дакаре. Я могу позаботиться об этом. А я живу в нескольких километрах от Дакара. Если что-то и произойдет, так это будет в Дакаре.

– Почему ты так думаешь? – Он качнулся на табурете и с любопытством посмотрел на нее.

– А ты так не думаешь? Там нет ничего, кроме пляжа.

– И американских бизнесменов. – Он задумался, а затем пожал плечами. – Ладно, может, ты и права. Тогда я останусь в Дакаре. А ты следи за аэропортом. Можно здесь воспользоваться такси?

– Конечно.

Она решила не ехать с Керманом в Дакар: ей уже хватило общения с ним.

– Стоянка такси снаружи.

Она вышла с ним, и, прежде чем сесть в такси, он сказал:

– Завтра я свяжусь с тобой. Позвоню и скажу, где остановился. Такая долгая дорога.

Пристально поглядев на нее, он сел в такси и уехал.

Некоторое время Жанин колебалась, затем, развернувшись, вошла в здание аэропорта и закрылась в телефонной кабинке.

Она звонила Маликову.


Гирланд возвратился в отель, взял ключ и поднялся по лестнице в бар. Там сидели американские бизнесмены, они пили и разговаривали. Жанин нигде не было. Он решил, что она у себя в номере. Он выпил кампари с тоником, чтобы утолить жажду, а затем отправился к себе. Принял душ, надел легкий халат и вышел на балкон.

Полная луна освещала море и живописные сады внизу. Опираясь на перила, он поглядел на море и захотел искупаться.

Пока он размышлял, стоит ли ему спуститься на лифте и прогуляться к морю, на соседнем балконе послышались шорохи.

Балконы были разделены перегородкой, но, перегнувшись через перила, можно было заглянуть на соседний балкон. Он услышал, как кто-то вздохнул.

– Вы не спите? – спросил он, узнав Жанин.

– О, вы вернулись. Нет… слишком жарко, чтобы спать.

– Я не понимаю, почему в отеле этого класса нет кондиционеров.

– В некоторых номерах есть. Вечер удался?

– Как я и думал, было довольно скучно. Слишком много выпивки и слишком много разговоров.

Возникла пауза, потом она сказала:

– Кажется, глупо разговаривать, не видя друг друга.

Гирланд приподнял брови. Он ухватился за верхнюю часть перегородки, встал на перила и легко спрыгнул к ней.

– Мы это быстро исправим, – улыбнулся он.

– Вы чуть не убились.

Он опустился на соседний шезлонг, потянулся за пачкой сигарет на столе и закурил.

– Разве не это сказала Джульетта Ромео?

Она засмеялась. Затем, оторвав от него взгляд, посмотрела на луну. Возникла долгая пауза, Гирланд смотрел на Жанин. Затем она сказала:

– Я завидую мужчинам. Они живут по своим законам. Они могут делать то, что им нравится, и идти туда, куда им хочется. Самостоятельная женщина всегда не свободна.

– Вы так думаете? В наши дни многое изменилось. Сегодня пятьдесят процентов людей, путешествующих самостоятельно, – это женщины.

– Старухи.

Он изучал ее:

– Вы чем-то огорчены?

– Нет. Просто я сижу, размышляю. Чувствую, что мне одиноко. Мне нехорошо в одиночестве.

Она встала и прошлась по балкону. Положив руки на перила, она глядела на луну. Гирланд смотрел на Жанин. Сквозь легкое одеяние виднелись ее длинные ноги. Он тихо поднялся и подошел к ней. Обнял, обхватив руками грудь. Она прижалась к нему, Гирланд наклонился и поцеловал ее в шею. Он почувствовал ее дрожь, затем Жанин обернулась в ожидании поцелуя.


Глава пятая | Шутки в сторону | Глава седьмая







Loading...