home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


II

На этом закончилась наша близость с Лолой. Странно, но теперь, когда появился Рой, я воспринял это спокойно. Рой помог мне перетащить одноместную кровать во флигель.

– Значит, опять в конуру! – прокомментировал он, смеясь. – Женщины! Их сексуальность висит над тобой как дамоклов меч. Я уже через это прошел. Теперь я, кажется, начинаю понимать, почему Йенсен удрал от нее.

Весь тот день Лола со мной не разговаривала. Около десяти часов она села в «меркьюри» и уехала в Вентуорт. Пока ее не было, я решил перенести свои вещи во флигель.

– Она успокоится, – сказал я Рою. – В любом случае пожить для разнообразия в мужской компании совсем неплохо.

Рой заправлял подъехавшую машину, а я упаковывал вещи в чемодан. Открыв ящик шкафа, в котором мы с Лолой хранили вещи и куда я спрятал револьвер, я его не нашел. Это по-настоящему озадачило меня: взять его могла только Лола. Я обыскал все ящики, но револьвера нигде не было. Я перерыл все комнаты в доме, но мои поиски остались безрезультатными.

Зачем она его взяла?

Вечер был испорчен. Я нервничал и все время думал о револьвере. Перед моими глазами все время стояло выражение ненависти у нее на лице. Я не переставал себя спрашивать: неужели наши отношения в последнее время были с ее стороны только мастерски разыгранным спектаклем?

Я просидел с Роем до часу ночи, и мы вместе пошли спать. Около трех часов я услышал, как затормозил «меркьюри». Моя кровать стояла у окна, и при лунном свете мне было видно, как она вошла в дом. Меня так и подмывало спросить у нее о револьвере, не откладывая до утра, но я все-таки сдержался. Этой ночью я спал плохо.

На следующий день она вышла только в двенадцатом часу. Рой чистил картошку, а я мыл посуду, оставшуюся с ночи.

Выражение лица у нее было недовольное, но она все же поздоровалась с Роем достаточно приветливо. Меня она просто не замечала. Рой подмигнул мне и кивнул в сторону двери. Он включил картофелечистку и вышел, оставив нас одних.

– Где револьвер? – напрямик спросил я.

Она взглянула на меня:

– Я от него избавилась.

– Как?

– Закопала его по дороге в Вентуорт. Тебя это устраивает?

Я не знал, говорит она правду или врет.

– Зачем ты это сделала?

– Они могли доказать, что Йенсен убит из этого револьвера, разве не так? Лучше от него избавиться.

В ее словах был резон, но я все-таки не был уверен, что она говорит правду.

– Чет, я здесь думала…

– О чем же?

– Теперь, когда вас здесь двое с твоим другом, вы можете управиться без меня. Я уезжаю.

– Ты думаешь, это хорошая мысль?

– Конечно. Я всегда хотела уехать – я говорила тебе об этом тысячу раз! Теперь, когда появился Рой, это возможно.

– А что скажет шериф, когда узнает, что ты уехала?

– Ты можешь сказать ему, что я уехала к Карлу и оставила станцию на вас двоих.

– Ты забываешь, что в каждом полицейском участке есть мое описание и фотография. Мне жаль, но этот номер не пройдет.

Ее глаза сверкнули.

– Ты откроешь сейф, Чет, и отдашь мне деньги! Я уезжаю в конце недели. Тебе ясно?

– Так не пойдет, Лола, есть три очень веские причины. Первая: я не могу светиться. Если ты уедешь, получится, что станция осталась на Рое, и шериф может проявить любопытство. Если он меня увидит, я пропал. Вторая: Йенсен закопан здесь, и если полиция его когда-нибудь найдет, то ты должна быть здесь, чтобы держать ответ. Застрелила его все-таки ты! И третья: я не открою сейф и ты не получишь деньги, потому что, как только они будут в твоих руках, я окажусь в западне. Тебе уже ничто не помешает заявить полиции, что Йенсена убил я, а именно этого я никогда не допущу.

Я ожидал, что она взорвется, но ничего такого не произошло. Лола только слегка побледнела, и под глазами у нее обозначились темные круги, а в остальном она оставалась спокойной.

– Это твое последнее слово, Чет?

– Да.

– Ну тогда послушай. Я ждала целых четыре года, чтобы вырваться из этой забытой богом дыры, и я научилась быть терпеливой. Я выберусь отсюда, но, когда это случится, ты пожалеешь, что я не уехала раньше.

– Раз мы говорим начистоту, Лола, я тоже хочу тебя предупредить. Рой может открыть этот сейф, но не обольщайся. Если он откроет его и увидит, что там внутри, он заберет все деньги себе. Я тебя предупреждаю. И не рассчитывай, что тебе удастся соблазнить его. Я бы не допустил, чтобы он здесь остался, если бы у меня были хоть малейшие сомнения. Я знаю его всю свою жизнь. Женщины для него – ноль. Ты уже пыталась произвести на него впечатление – не вышло. Его единственная страсть в жизни – это деньги. Он их заберет и оставит тебя на бобах – этих денег ты больше никогда не увидишь. Не обманывай себя: если хочешь лишиться денег, попроси его вскрыть сейф!

Я вышел под немигающим взглядом ее прищуренных глаз. Рой подметал у бензоколонки. Увидев меня, он улыбнулся:

– Я решил оставить вас вдвоем. Ну что, поцеловались и помирились?

– Пока нет, – ответил я. А в самом деле, можно ли ему доверять и не поддастся ли он влиянию Лолы? Глядя на его смуглое, циничное лицо, я старался себя уверить, что на него можно положиться.

– С ними надо пожестче, Чет. Нет такой женщины, из-за которой стоило бы переживать. Я понял это много лет назад. Расслабься, а то на тебе лица нет. Если она сошла с колеи, то на ней ведь свет клином не сошелся.

– Да, ты прав. Знаешь, мне кажется, чтобы досадить мне, она собирается затеять с тобой флирт. Просто имей в виду.

Он засмеялся:

– Смешно. Ладно, пусть попробует. Ты знаешь меня, приятель. Со мной она каши не сварит. Чего же она добивается, чтобы ты ревновал?

Я подумал, стоит ли рассказать ему о сейфе, и решил, что нет. Если Рой узнает о деньгах в сейфе, он потеряет покой. Он приложит все свои силы, чтобы убедить меня открыть сейф, а делать этого я никак не хотел.

– Видимо, так.

Он покачал головой:

– Женщины!

Следующие три дня были для Лолы нелегкими. Меня она по-прежнему сторонилась. Мы с Роем не разлучались, вместе дежурили ночью и проводили время за картами. Как только движение стихало, мы выносили на веранду стол и начинали игру. Результаты мы записывали, но никогда не расплачивались: выигрыши и проигрыши оставались только на бумаге.

Рою шла карта, и вдобавок он играл лучше меня. На четвертую ночь он сказал с улыбкой:

– Ты мне должен пять сотен. Лучше остановись, иначе я тебя разорю.

– Тебе не стоит переживать насчет того, что ты меня разоришь, – ответил я тоже с улыбкой. – Ты лучше переживай, как с меня эти деньги получить.

Он стал тасовать колоду.

– Пятьсот долларов были бы кстати. На следующей неделе начинаются бега: там есть лошадка, которая придет первой. Если бы я мог поставить на нее пятьсот долларов, я бы взял пять тысяч. – Он присвистнул. – А это уже деньги, которые бы меня устроили.

Я подумал о ста тысячах в сейфе.

– Даже если бы они у тебя были, ты бы все равно не знал, что с ними делать. Ты лучше думай об игре, а то сам задолжаешь.

Он откинулся на стуле:

– Я бы знал, что с ними делать. За пять тысяч долларов я бы купил себе долю в компании, которая прокладывает кабели. Я знаю одного человека, который хочет привлечь небольшой капитал. А будь у меня в три раз больше, я бы вообще выкупил эту компанию и тогда… Вот тогда бы я разбогател!

– Ты совсем чокнулся. Кто и когда смог разбогатеть на прокладке кабелей?

– Я серьезно, Чет. Если бы у меня был небольшой капитал, уж я бы разбогател! Ладно, пять тысяч – погоды не сделают, а пятьдесят – еще как!

Я заерзал в своем кресле.

– Ты что? Где это ты возьмешь пятьдесят тысяч?

– Мы можем их заработать за шесть месяцев, Чет. – Он наклонился и заглянул мне в лицо. – Я уже все продумал. Послушай, здесь неподалеку есть пара акров хорошего твердого грунта, там мог бы запросто приземлиться легкий самолет. Я знаю одного человека в Мексике, который будет платить по сто долларов за каждого принятого мексиканца. Мы могли бы их переправлять в Вентуорт или Тропика-Спрингс, а там они затеряются. Это место просто создано для такого дела.

– Нет, это не для меня. Если тебе здесь не нравится, Рой, так и скажи. Я хочу, чтобы ты остался, но если ты собираешься затеять нечто подобное – поищи для этого другое место.

Рой начал сдавать карты.

– Хорошо, – ответил он, глядя в сторону. – Думаю, ты упускаешь хороший шанс, но здесь музыку заказываешь ты, а не я. Мне нужно – и скоро! – достать денег, причем много денег. Я бы не хотел уезжать и немного побуду, но я не могу оставаться здесь бесконечно. Я должен, понимаешь, должен придумать, как разбогатеть!

– Не будь дураком, Рой, – сказал я резко. – Такие мысли до добра не доведут. Здесь ты делаешь то, что хочешь, сам себе хозяин и можешь жить совсем неплохо. Эта тяга к деньгам – штука опасная. Если бы ты побывал в Фарнуорте…

– Я знаю, но так вышло, Чет, что я там не был. И ты бы там не оказался, если бы послушался меня и не рванул на улицу.

– Ладно, замнем. Давай играть дальше, раз уж мы сели за карты.

Рой играл невнимательно, и я знал, что он продолжает обдумывать свою мечту. Он бросил карты на стол.

– Давай закончим на этом, – сказал он. – Я устал. Пойду-ка я лучше спать.

Была моя очередь дежурить ночью, и в первый раз за пять дней Рой отказался дежурить вместе со мной.

– Конечно иди, раз так.

Он встал, нарочито потянулся и зевнул:

– Утром увидимся. До завтра.

Я проводил его взглядом и видел, как во флигеле зажегся свет. Через дорогу, в спальне Лолы, тоже еще горел свет. Я переводил взгляд с одного окна на другое. У меня было чувство, что Рой на меня разозлился.

Их стало двое против меня одного.


предыдущая глава | Уходя, не оглядывайся | cледующая глава







Loading...