home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Битва на юге

Однако тут существовало одно серьезное «но». Гентский договор вступал в силу только после его ратификации обоими правительствами, и известие об этом Вашингтон мог получить примерно через шесть недель. Если бы люди, находившиеся на театре военных действий, знали о подписании договора, то активные боевые действия прекратились бы, но в 1814 году трансатлантического телеграфа не существовало. Сражения продолжались.

На третьем направлении активного наступления Британии — на Новый Орлеан — начало боевых действий было назначено на осень 1814 года, и план был приведен в исполнение.

Больше того, Эндрю Джексон тоже не бездействовал. Джексон был, безусловно, самой колоритной личностью этого периода истории Америки. Подростком он был взят в плен британцами во время Войны за независимость и получил удар саблей по лицу плашмя за отказ чистить сапоги какого-то офицера. Поскольку Джексон обид не забывал, он всю оставшуюся жизнь ненавидел британцев.

После Войны за независимость он жил в Северной Каролине, стал адвокатом и вскоре после этого переехал в Теннесси. Он участвовал в работе конвента, составившего конституцию этого нового штата, а потом по очереди представлял его в обеих палатах конгресса. Он вернулся в Нэшвилл, где стал судьей, и на короткое время увлекся красивыми планами Аарона Бэрра. Как только Джексон понял, что Бэрр замыслил измену, он от него отвернулся.

Когда началась Англо-американская война 1812 года, Джексон, командовавший ополчением Теннесси, буквально рвался вперед, желая поскорее схватиться с британцами. Однако когда он наконец получил боевое задание, ему пришлось воевать с индейцами племени крик.

Успешное завершение этой кампании и заключение договора, по которому индейцы крик отдали практически всю территорию нынешней Алабамы, сделали Джексона героем Запада. Он нетерпеливо двинулся на юг, чтобы схлестнуться с британцами.

В 1814 году не было сомнений в том, что британцы будут осуществлять нападение на юге и что их конечной целью станет Новый Орлеан. Однако Джексон полагал, что наилучшей стратегией для британцев стал бы захват какой-либо базы на побережье Мексиканского залива — возможно, Мобила или даже Пенсаколы в испанской Флориде, а оттуда нанести удар по направлению Миссисипи к северу от Нового Орлеана, чтобы захватить этот богатый порт, предварительно его задушив.

Имея это в виду и пренебрегая полученными инструкциями (он редко обращал внимание на инструкции), он создал собственную базу в Мобиле и, двигаясь на восток, вошел во Флориду и оккупировал Пенсаколу 7 ноября 1814 года. Он рассуждал следующим образом: Испания — союзница Великобритании в войне с Наполеоном, а союзник твоего врага — враг и тебе.

Британское наступление началось 26 ноября, когда флот с 7500 британскими ветеранами войны с Наполеоном вышел из Вест-Индии и направился в Мексиканский залив. Войсками командовал генерал Эдвард Пейкенгэм, сестра которого была замужем за герцогом Веллингтоном.

Джексон не сразу понял, что британцы направляются прямо к Новому Орлеану и не собираются пытаться сначала создать базу на Мексиканском заливе. Когда это стало ясно, Джексон бросился на запад, к Батон-Ружу, чтобы дожидаться дальнейшего развития событий.

13 декабря британский флот вошел в озеро Борн — небольшую бухту Мексиканского залива, западная оконечность которой находилась всего в двадцати километрах от Нового Орлеана. Джексон тут же стремительно повел свои отряды к городу, ввел в нем военное положение и создал линию обороны к юго-востоку от него.

Пока обе стороны занимали позиции, был подписан Гентский договор, однако никто об этом знать не мог.

8 января 1815 года, через десять дней после подписания договора, Пейкенгэм пошел в атаку. Он отправил 5300 человек на брустверы, за которыми находились 4500 человек из Кентукки и Теннесси. Все они были вооружены длинноствольными винтовками и были меткими стрелками. Для британцев наступление было самоубийством: они становились просто живыми мишенями.

Американские стрелки вели огонь, как им было удобно, и уже через полчаса убили или ранили 2000 британских солдат, при этом их собственные потери составили 21 человек. Три генерала, включая Пейкенгэма, оказались в числе убитых.

Британцы отступили и, после паузы, вызванной полной растерянностью, 27 января снова сели на корабли и отплыли, чтобы все-таки попытать удачи у Мобила, но тут пришли известия о мирном договоре.

Хотя битва при Новом Орлеане не состоялась бы, если бы американцам было известно о подписании Гентского договора, это сражение в некотором отношении оказалось самым важным в этой войне.

Во-первых, известие о решительной победе дошло до американской общественности раньше, чем новости о мирном договоре, и дало Соединенным Штатам ощущение выигранной войны. Если поединок «Конституции» и «Геррьера» стал для войны 1812 года эквивалентом Банкер-Хилла, а битва на озере Эри — эквивалентом Саратоги, то битва при Новом Орлеане стала эквивалентом Йорктауна.

После этого сообщение о компромиссном мирном договоре, который не решил ни одного вопроса, из-за которых шла война, не огорчил и не унизил страну. Известие о мире дошло до Нью-Йорка 11 февраля 1815 года, а официально о мире президент Мэдисон объявил 17 февраля. К этому моменту, имея у себя в кармане битву при Новом Орлеане, американцы могли смотреть британцам в лицо, а те не могли утверждать, будто война 1812 года закончилась поражением Соединенных Штатов.

В качестве еще одного повода для гордости американцев стал вопрос о государствах Пиратского берега. Правитель Алжира воспользовался англо-американской войной 1812 года, чтобы объявить войну Соединенным Штатам, захватывать американские корабли и сажать в тюрьму американских граждан. Как только был заключен мирный договор, Стивена Декейтера с десятью кораблями отправили в Средиземное море. К 30 июня 1815 года он заставил Алжир капитулировать, и все проблемы с Пиратским берегом закончились.

Если на то пошло, то известие о битве при Новом Орлеане оказало еще более благотворное воздействие на британцев. В целом британцы, узнавшие о мирном договоре почти сразу же после его заключения, были крайне недовольны. Триумфальная победа над Наполеоном и то, что британцы сожгли Вашингтон, внушили им ощущение, будто необходимо было добиваться полной победы над Соединенными Штатами. Они воспринимали компромиссный мирный договор как трусливое признание поражения. Если бы ничего больше не произошло, то не исключено, что из-за возмущения британцев мир оказался бы ненадежным.

Известия о битве при Новом Орлеане оказали успокоительное воздействие на общественное мнение в Великобритании. Кровожадные требования раздавить американцев неожиданно стали бессмысленными. Кроме того, вскоре после получения известий о поражении британцев пришла новость о том, что Наполеон сбежал с Эльбы и высадился во Франции. Внезапно война с Наполеоном вспыхнула с новой силой, и у британцев появились более серьезные заботы, чем янки на другом берегу океана.

Новая попытка Наполеона добиться власти оказалась недолгой, и 18 июня 1815 года он был окончательно разбит герцогом Веллингтоном в битве при Ватерлоо. Этого триумфа британцам хватило, так что у них не было потребности самоутверждаться за счет Соединенных Штатов.

В результате этого, хотя между государствами в будущем еще предстояло возникнуть немало поводов для трений и ожесточения, они наконец пришли к взаимной терпимости и даже дружбе. Раны, возникшие в ходе полувекового периода, описанного в этой книге, были забыты — и в будущем Великобритания и Соединенные Штаты больше друг против друга не воевали.

За битвой при Ватерлоо начался период, продлившийся почти целых сто лет, в течение которого в Европе шли войны исключительно местного характера, обычно короткие и не слишком кровопролитные. Все это время Великобритания сохраняла бесспорное преимущество на море, и, за щитом британского морского флота, Соединенные Штаты в течение века могли расти и развиваться, не опасаясь внешней агрессии.

Имея в виду то, что британская терпимость стала результатом успокаивающего воздействия битвы при Новом Орлеане, это сражение можно считать одним из самых успешных за всю историю Соединенных Штатов, а если учесть и события XX века, то это можно сказать и в отношении Великобритании.


Битва в центре | История США от глубокой древности до 1918 года | Результаты мирного договора







Loading...