home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Унионизм против прав Штатов

В 1816 году Соединенные Штаты праздновали сороковую годовщину Декларации независимости. За прошедшие сорок лет им силой оружия удалось завоевать независимость от Великобритании и затем создать конституцию, устанавливавшую единую систему федерального законодательства, согласно которому каждый штат наделял центральное правительство достаточной властью для управления нацией.

Однако истинный характер установленного таким образом федерализма оставался предметом спора. И действительно, какой объем власти делегировали правительству штаты? И сколько этой власти в реальности получало федеральное правительство? При рассмотрении спорного вопроса о том, кто обладает реальной властью — штат или федеральное правительство, — необходимо было понять, кто это решает.

Несомненно, конституция написана четко и ясно, однако слова из нее могут трактоваться по-разному. Некоторые могут заявить, что штаты были верховными органами и основные права принадлежали им, в то время как Федеральный Союз штатов обладал только теми правами, которые специально для него были оговорены в конституции. Можно, наверное, сказать, что те, кто придерживался подобного взгляда, выступали за «права штатов».

С другой стороны, были те, кто настаивал на том, что если Федеральному Союзу гарантировались определенные права, то естественно было бы предположить, что Федеральный Союз на самом деле должен обладать такими правами, которые бы работали на практике. Они полагали, что Союз обладал всеми правами, кроме тех, которыми он действительно не наделялся и которые были закреплены за штатами в конституции. Таких людей называли «унионисты».

В первые годы после принятия конституции в стране образовались две партии. Одна была партия федералистов, которая, судя по названию, верила в сильный Федеральный Союз и по своей философии была партией унионистов. Вторая называлась демократически-республиканской партией и выступала за «права штатов».

В течение двенадцати лет федералисты были у власти. Это было время президентов Вашингтона и Адамса, и курс нации был направлен на усиление централизации и укрепление союза. После этого шестнадцать лет у власти находились демократы-республиканцы. Это было время президентов Джефферсона и Мэдисона, и хотя Соединенные Штаты за эти годы стали по духу более демократическим государством, достижения федерализма не были забыты.

Под руководством первого президента Соединенные Штаты пережили трудный период революции и войн в Европе и после этого выстояли во второй войне против Великобритании. В этой войне, войне 1812 года, Соединенные Штаты хоть и не одержали явной победы, но и не потерпели поражения[53].

Тогда, в 1816 году, казалось, что борьба закончилась. В Европе воцарился мир, и в Соединенных Штатах тоже все было спокойно. Казалось, что даже в межпартийной борьбе забрезжил свет нормальных отношений. Во время войны 1812 года партия федералистов понесла серьезные потери из-за того, что она, как тогда казалось, распространяла предательские взгляды, и к концу войны все меньше и меньше людей считали себя федералистами. Казалось, что нация постепенно становилась на сторону демократов-республиканцев.

Тем не менее это совсем не означало, что люди были со всем согласны. Почти все называли себя демократами-республиканца-ми, но были люди, которые верили в сильный Союз, и были люди, которые верили в «права штатов». Довольно странно, что партия, выступавшая «за права штатов», выиграла в войне и выстояла в послевоенные годы, внутри у нее было крыло «унионистов», которое в годы войны было сильнее.

Например, вопрос национального банка. Банк Соединенных Штатов принадлежал частным лицам. Он был учрежден в 1791 году по предложению Александра Гамильтона, первого секретаря Казначейства и одного из наиболее выдающихся федералистов. Демократы-республиканцы усмотрели в этом угрозу, так как, по их мнению, такая организация превратилась бы в средство угнетения нации иностранными инвесторами и представителями коммерческих кругов Северо-Востока.

Поэтому в 1811 году, когда истек срок двадцатилетнего договора с банком, демократы-республиканцы, полностью контролировавшие в то время правительство, не возобновили его, и Банк Соединенных Штатов перестал существовать.

Однако его исчезновение ослабило финансовую систему Соединенных Штатов и значительно усложнило эффективное противостояние нации в войне 1812 года. Уже после войны унионистское крыло демократическо-республиканской партии решило попытаться исправить эту ошибку.

В последний год войны президент Мэдисон, обеспокоенный нараставшей дезорганизацией американской финансовой системы и фактическим банкротством Казначейства, привлек на должность секретаря этой организации Александра Джеймса Далласа (род. на острове Ямайка 21 июня 1759 года от родителей-шот-ландцев). Далласу в конце концов удалось убедить конгресс проголосовать за повышение налогов, он также наладил работу Казначейства и рекомендовал возродить Банк Соединенных Штатов.

В конгрессе наконец-то начали предприниматься попытки создать такой банк, и борьбу возглавил блестящий молодой конгрессмен Джон Колдвелл Кэлхун (род. 18 марта 1782 года в Аббевиле, Южная Каролина). До этого он выгодно женился и был избран в Палату представителей в 1811 году. Там за ним сразу же закрепилась репутация одного из главных «ястребов войны», выступавших за войну с Великобританией.

Среди «ястребов войны» также были Генри Клей из штата Кентукки (род. 12 апреля 1777 года в округе Ганновер, Виргиния). Клей занялся активной политической деятельностью в Кентукки, когда впервые приехал в этот западный штат в возрасте двадцати трех лет и откуда йотом дважды избирался в Сенат. В 1811 году он оставил свое место в Сенате ради выборов в Палату представителей (в то время считавшуюся более престижным органом конгресса).

Точно так же, как Кэлхун и Клей делали все, чтобы начать войну 1812 года, точно так же после ее окончания они вместе приступили к работе в унионистском крыле партии по созданию второго Банка Соединенных Штатов. Кэлхун внес на рассмотрение проект по его созданию, а Клей работал над тем, чтобы его провести.

Среди тех, кто был против этого проекта, был Даниэль Вебстер (род. 18 января 1782 года в Солсбери, Нью-Гэмпшир), который оказался в Палате представителей в 1813 году. Во время войны 1812 года Новая Англия была в основном недоброжелательно настроена по отношению к остальной части Союза, и осадок этого недовольства наложил серьезный отпечаток на его чувства и отношение к «правам штатов».

10 апреля 1816 года проект был принят, и, таким образом, был учрежден второй Банк Соединенных Штатов, опять сроком на двадцать лет. Одна пятая его 35-миллионного капитала предоставлялась правительством, и одна пятая состава директоров тоже назначалась правительством. Остальное принадлежало частным лицам. Штаб-квартира второго банка, как и первого, располагалась в Филадельфии. Операционная деятельность началась 1 января 1817 года.

Защитники «прав штатов» не были окончательно разгромлены. Каждый штат мог предпринять ответные действия. Так, например, в штате Мэриленд были приняты законы, которые облагали филиал этого банка в Балтиморе большими налогами.

Банк отказался выполнять эти законы на основании того, что они были антиконституционными, и в 1819 году это дело дошло до Верховного суда.

Председателем Верховного суда в то время был Дон Маршалл (род. 24 сентября 1755 года в Джермантауне, Виргиния). Он был назначен на этот пост президентом Джоном Адамсом в 1801 году и был убежденным и упрямым федералистом. Хотя федералистская партия перестала существовать и почти все ее члены либо умерли, либо покинули ее, либо перешли в другую партию, Маршалл был жив, здоров и продолжал считать себя федералистом, как и прежде.

Итак, дело достигло Верховного суда и называлось «Маккалоу против Мэриленда», так как Джеймс У. Маккалоу был кассиром балтиморского филиала, который отказался выполнять законы штата Мэриленд.

К тому времени Даниэль Вебстер уже стал сознательным унионистом и работал адвокатом этого банка. Верховный суд выслушал аргументы сторон, и затем Маршалл огласил вердикт, который стал одним из ключевых юридических решений в американской истории.

Он стал на сторону унионистов, правильность которой не была документально подтверждена, но вытекала из конституции. Федеральное правительство имело право учредить банк, сказал он, даже несмотря на то, что в конституции специально не говорилось об этом, потому что для эффективного управления у правительства должно быть право и власть для создания такого банка, если оно сочтет это необходимым, а в конституции ничего не говорится о том, что оно не может так поступать.

Более того, так как федеральное правительство может учредить собственный банк, это означает, что никакой штат не может его разрушить, и, в свою очередь, это означает, что никакой штат не может облагать налогом его деятельность. Как сказал Маршалл: «…власть налогообложения — это власть разрушения». Продолжая эту мысль, он заключил, что федеральное правительство ответственно не перед штатами, а непосредственно перед народом.

В то время как при помощи этого банка собирались усилить американскую экономику внутри государства, во внешней политике в это же самое время был предпринят другой шаг. Задача была ограничить зависимость Америки от товаров, производимых за границей, чтобы поддержать индустриализацию внутри страны. Этого можно было добиться путем введения тарифов или налогов на импортируемые товары.

Тарифы, по конституции, были прерогативой Федерального Союза, но первоначальная задача их введения была проста — увеличить торговый оборот. Поэтому тарифы в целом были крайне низкими, так как если бы они были высокими, они бы ограничили торговлю и оборот бы упал.

Однако теперь задача как раз в том и заключалась, чтобы ограничить торговлю. Если бы тарифы оказались слишком высокими, то импортируемые товары стали бы для американцев слишком дорогими и они вынуждены были бы покупать товары, произведенные внутри страны, хоть и не такого хорошего качества. Потом, после того как американские фабрики наводнили заказы, они стали бы процветать, расширяться, улучшать качество своей продукции и всем американцам стало бы от этого лучше.

В связи с тем, что такой тариф был создан для защиты американских производителей кожи, бумаги, шляп, текстиля и других продуктов от более успешных иностранных конкурентов, его назвали «покровительственным тарифом». Кэлхун и Клей и здесь выступили за его введение, после чего 27 апреля 1816 года первый протекционистский тариф в истории нации стал законом. Это была еще одна победа унионистов.

Клей и Кэлхун стали двигаться теперь в другом направлении. Война 1812 года показала, что армия испытывает серьезные трудности с передвижением своих подразделений по огромной и неосвоенной территории. Проблемы, вскрытые войной, оказались проблемами и для ведения торговли. Бездорожье целинных земель ограничивало развитие и процветание, а также стояло на пути эффективного федерального управления.

Поэтому Клей выдвинул так называемую «американскую систему» (распространяющуюся на всю нацию, а не на отдельные штаты). Он предложил «внутренние улучшения», сквозную систему дорог, мостов и каналов, по которым люди и товары могли бы передвигаться из одной части страны в другую. Подобная работа не могла быть проделана отдельными штатами, потому что в то время невозможно было обеспечить сотрудничество и некоторые штаты были не такие состоятельные, как другие. Это должно было быть сделано федеральным правительством.

Кэлхун пытался провести законопроект, по которому можно было бы выделить деньги для реализации этого плана, и управлять этими деньгами должен был Банк Соединенных Штатов. Законопроект прошел конгресс, но президент Мэдисон был, по сути, сторонником «прав штатов». Он наложил вето, потому что чувствовал, что если этот проект станет законом, федеральное правительство может таким образом получить незаконную власть.

Хотя после войны 1812 года унионистские настроения были сильными и решение Маршалла по делу «Маккалоу против Мэриленда» послужило примером для сильного федерального правительства, сторонники «прав штатов» не были окончательно побеждены. У них были свои партизаны и, как в случае с вето Мэдисона, свои победы. По сути, в течение следующих сорока лет спор между унионистами и сторонниками «прав штатов» должен был усилиться и неизбежно привести к уничтожению нации.

Процесс развития этого спора — и как Соединенные Штаты с с трудом преодолели кризис, который сами и вызвали, — является темой этой книги.


ФЕДЕРАЛЬНЫЙ СОЮЗ 1816–1865 | История США от глубокой древности до 1918 года | Виргинская династия остается у власти







Loading...