home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Растущий дисбаланс

В начале ноября 1858 года прошли выборы в конгресс. В штате Иллинойс республиканцы набрали чуть больше голосов, чем партия Дугласа, но в законодательное собрание штата демократов выбрали больше, чем республиканцев, так как действовал старый закон непропорционального распределения, по которому южная часть штата Иллинойс, традиционно демократическая, имела больше представителей, чем быстро растущая северная, в которой преобладали республиканцы. Новое законодательное собрание, в котором преобладали демократы, проголосовало за Дугласа — 54 против 46, назначив его, таким образом, представителем штата в Сенате еще на один срок. Но Иллинойс и Индиана были единственными штатами, где демократы смогли удержаться. В остальных «свободных штатах» победила появившаяся всего два года назад республиканская партия.

В конгрессе тридцать шестого созыва Палата представителей снова принадлежала республиканцам — 114 представителей против 92 (некоторые демократы тоже были противниками рабства). Республиканцам достались в Сенате шесть мест, но большинство там все равно осталось за демократами.

1858 год приближался к концу, и представители «рабовладельческих штатов» имели все основания рассматривать сложившуюся ситуацию как крайне печальную для себя. Да, они протолкнули Акт Канзас — Небраска, вердикт по делу Дреда Скотта вообще превзошел все их ожидания, но все эти политические и юридические победы в Вашингтоне не принесли им никакой пользы во внешней политике. Ни личное влияние, ни «пограничные хулиганы» из Миссури, ни содействие президента Бьюкенена — ничего не помогло им создать новые «рабовладельческие штаты» из новых территорий. Канзас оставался их последней надеждой, но они и там не смогли ничего добиться. Было ясно, что патовая ситуация, которой все закончилось, рано или поздно изменится в пользу «свободных штатов».

Тем временем к Союзу постепенно присоединялись другие штаты. Но они были «свободными». 11 марта 1858 года тридцать вторым штатом стала Миннесота. До вынесения вердикта по делу Дреда Скотта это была юридически свободная территория, решение Верховного суда изменило этот статус, но, несмотря на это, Миннесота вошла в состав Союза как «свободный штат».

Затем 14 февраля 1859 года юго-западная часть старой территории Орегон стала тридцать третьим штатом, и тоже «свободным». Таким образом, после триумфа Мексиканской войны, которая была явно «рабовладельческим проектом», к Союзу присоединились три новых «свободных штата». Соотношение между «свободными» и «рабовладельческими штатами» стало пятнадцать к восемнадцати, и найти еще три штата для компенсации сторонникам рабства было негде. Дисбаланс явно увеличивался.

Еще больше раздражало их то, что сторонники «свободных штатов» становились все заносчивее и высокомернее и уже не хотели рассматривать «рабовладельческие штаты» даже в качестве униженного и оскорбленного меньшинства. Линкольн уже говорил об альтернативе полностью свободного или полностью рабовладельческого статуса штатов, и, по всей видимости, те, кто с ним соглашался, готовы были приложить все силы, чтобы сделать все штаты полностью «свободными». Выступая с речью 25 октября 1858 года в городе Рочестер, штат Нью-Йорк, национальный лидер республиканцев сенатор Сьюард от штата Нью-Йорк назвал конфликт по поводу рабства «неразрешимым противоречием между противоборствующими силами». Для представителей «рабовладельческих штатов» эти слова означали, что полная свобода для всех штатов, при необходимости, будет установлена при помощи военной силы.

Все чаще и чаще представители «рабовладельческих штатов» приходили к мысли о том, что институт рабства нельзя будет сохранить, если «рабовладельческие штаты» не отделятся от Союза и не образуют новое, независимое государство. В штатах Южная Каролина и Миссисипи, в частности, призывы к отделению становились все громче, и не только от изолированных «поглотителей огня». В 1858 году новый губернатор штата Южная Каролина Уильям Генри Гист (род. 22 августа 1807 года в Чарльстоне, Южная Каролина) стал постепенно превращаться в убежденного сепаратиста.

У «рабовладельческих штатов» в целом не было никаких сомнений в том, что подобная рабовладельческая страна может существовать. И хотя «рабовладельческие штаты» составляли лишь часть Соединенных Штатов, по европейским стандартам, это была большая территория. Более того, их экономика, основанная в большинстве своем на выращивании хлопка, прекрасно могла бы работать с текстильной промышленностью Великобритании. «Рабовладельческие штаты» чувствовали, что партнерство с далекой Великобританией будет полезнее и намного безопаснее, чем с назойливыми соседями из «свободных штатов». Великобритания была бы рада такому союзу — потребность в хлопке пересилила бы осуждение рабства — и, как были уверены представители «рабовладельческих штатов», помогла бы в образовании нового государства. К тому же «свободные штаты» не стали бы пытаться силой принудить «рабовладельческие штаты» остаться в составе Союза, если бы увидели, что тем помогает Великобритания.

В целесообразности отделения им помогло убедиться еще одно событие. В 1850-х развитие железных дорог происходило больше на основе энтузиазма, чем здравого смысла, и пузырь спекуляций, раздутый вокруг железных дорог и недвижимости, лопнул 24 августа 1857 года, вместе с банкротством банка Нью-Йорка. Это мгновенно вызвало страшную панику, которая охватила промышленные районы «свободных штатов», не затронув сельскохозяйственные «рабовладельческие штаты». Поэтому у многих жителей этих штатов сложилось впечатление, что «свободные штаты» были экономически очень слабыми, а их «рабовладельческие» — сильными. Вопрос о выгоде и пользе, которую они получили бы при выходе из Союза, остается спорным.

На самом деле это был самый большой просчет экстремистов из «рабовладельческих штатов», потому что, несмотря на трудности в развитии, стремительная индустриализация «свободных штатов» так же стремительно увеличивала их силу и власть, в то время как рабство сдерживало развитие сельских «рабовладельческих штатов», не давая им стать богаче.

С каждым годом «рабовладельческие штаты» все больше и больше залезали в долги к промышленниками из «свободных штатов», и белое население «рабовладельческих штатов» становилось все беднее и беднее. Но, несмотря на то что всего лишь небольшая часть белых в этих штатах могла позволить себе держать рабов, те, у кого их не было, тем не менее тоже решительно выступали за сохранение этого института — наверное, потому, что черные рабы служили «бедным белым» напоминанием о превосходстве их расы, хотя сами они были отчаянно бедны и ужасающе невежественны.

Но это отступление сделано не просто ради ретроспективы в прошлое. В середине 1857 года Хинтон Рован Хелпер (род. 27 декабря 1829 года в округе Дэйви, Северная Каролина) опубликовал свою книгу «Неминуемый кризис Юга: как с ним бороться». В этой книге Хелпер подверг критике рабство, но не из моральных соображений и не из-за ужасного положения черных рабов (он и так был непререкаемым противником рабства), а из-за того вреда, который оно несло белым. Рабство, как он утверждал, служило причиной обнищания тех, кто не был рабом, и препятствовало экономическому развитию «рабовладельческих штатов», ослабляя их с каждым годом. Чтобы доказать свой аргумент, он привел данные переписи 1850 года, которые полностью это подтверждали.

«Рабовладельческие штаты» предпочитали решать проблемы простым способом — они отрицали их существование. Книга Хелпера была высмеяна, осуждена и запрещена. Он сам был вынужден переехать в Нью-Йорк. Оставаться в «рабовладельческих штатах» было для него небезопасно. Его аргументы и выводы, тем не менее, были правильными, но жители «рабовладельческих штатов» предпочитали верить своим наивным иллюзиям.

Чтобы окончательно укрепиться в своих страхах, им теперь не хватало только восстания рабов, которое спровоцировали бы аболиционистские элементы из «свободных штатов». И восстание действительно произошло, или, но крайней мере, им так казалось.

У Джона Брауна, полоумного преступника, участника резни в Потаватоми, появилась новая идея: он поднимет восстание рабов в «рабовладельческих штатах» и создаст территорию для свободных чернокожих на юге Аппалачей. Туда будут стекаться все беглые рабы, и оттуда восстание распространится дальше.

Это была сумасшедшая затея, но Браун, возомнивший себя пророком из Ветхого Завета, действительно сумел достать деньги у группы аболиционистов, большую часть которых дал филантроп Геррит Смит (род. 6 марта 1797 года в Утике, Нью-Йорк). Смит был старым аболиционистом, он помогал в свое время формированию Партии свободы, стараясь предотвратить ее поглощение менее экстремистской Партией свободной земли, и два раза, хоть и безуспешно, баллотировался в президенты на аболиционистской платформе — в 1848 и 1852 годах. Он отработал один срок в Палате представителей — с 1853 по 1855 год. Он знал Брауна лично и искренне поддерживал его, хотя, наверное, в тот момент он не знал всех его планов по организации революции.

Летом 1859 года Браун обосновался на одной ферме в Харпере Ферри, штат Виргиния, на реке Потомак, в пятидесяти пяти милях вверх по течению от города Вашингтон. С ним были двадцать пять человек, включая пять чернокожих.

В Харпере-Ферри находился склад оружия, который Браун планировал неожиданно и быстро захватить. Тогда бы у него оказались пушки и порох, и к нему, как он думал, сразу же стали бы стекаться черные рабы с окружающих территорий.

Ночью 16 октября 1859 года Браун нанес удар. Он окружил себя шестьюдесятью мирными жителями и, используя их как заложников, захватил арсенал, убив в процессе захвата мэра города. Любой умный человек после этого занял бы позицию на холмах и выставил там пушки, но Браун ждал подхода подкрепления, которое, как он был уверен, должно было скоро прибыть, и поэтому остался внутри арсенала.

Против него были высланы войска, а подкрепление так и не пришло — ни одного человека. Тем не менее Браун продержался с отчаянной храбростью целый день и целую ночь. А наутро 18 октября внутрь арсенала удалось прорваться небольшому отряду морских пехотинцев. Они нашли внутри раненого Брауна и десять человек убитыми (включая двух его сыновей). Среди нападавших тоже было пятеро погибших.

Брауна судили за предательство по отношению к штату Виргиния. Он отказался, чтобы его признали сумасшедшим, защищал себя с невероятной храбростью и, естественно, был осужден. Его повесили 2 декабря 1859 года. «Рабовладельческие штаты» считали Брауна наемником противников рабства из «свободных штатов». За ним последуют другие, считали они, которые не успокоятся до тех пор, пока восставшие черные рабы не уничтожат всех белых в «рабовладельческих штатах».

Республиканские политики поспешили осудить Брауна, заявив, что его поступок вызывает ужас и отвращение. То же самое написали и республиканские газеты. Однако это осуждение было расценено в «рабовладельческих штатах» как неприкрытое лицемерие. В конце концов, многие противники рабства в «свободных штатах» открыто заявляли, что Джон Браун был мучеником и святым. Такого же мнения придерживались и два литературных деятеля из Новой Англии — Ральф Уолдо Эмерсон (родившийся 25 мая 1803 года в городе Бостоне, Массачусетс) и Генри Дэвид Торо (род. 12 июля 1817 года в Конкорде, Массачусетс)[83].

Неудивительно, что с каждым месяцем «рабовладельческие штаты» становились упрямее, раздражительнее и несговорчивее. В течение двух месяцев они не давали работать Палате представителей, отказываясь одобрить назначение Джона Шермана из штата Огайо (род. 10 мая 1823 года в Ланкастере, Огайо) на пост спикера на основании всего лишь того, что он поддержал книгу Хелпера. В конце концов этот пост занял другой консервативный республиканец из штата Нью-Джерси.

В штате Миссисипи, тем временем, приняли резолюцию, требующую отмены тех законов, которые объявляли работорговлю незаконной, что было явным нарушением правила, с которым до этого соглашались даже «рабовладельческие штаты».

В штате Джорджия было запрещено освобождать рабов в случае смерти их хозяина, а также были приняты законы, позволявшие продать в рабство любого свободного чернокожего, обвиненного в бродяжничестве (а такое обвинение любое жюри присяжных, состоявшее из белых поселенцев, выносило по первому требованию).

Авраам Линкольн в это время находился на востоке. Республиканцы должны были собраться через месяц на свой очередной съезд, чтобы выбрать кандидата в президенты, и Линкольн пребывал в нерешительности, сомневаясь, стоит ли ему попробовать баллотироваться на этот пост. Поэтому он решил пока остаться на востоке страны и принять решение на основании того, как у него будут строиться отношения с республиканцами там. Дело было в том, что восточные республиканцы были рады видеть в своих рядах адвоката с запада, который так хорошо зарекомендовал себя в дебатах с грозным Дугласом.

27 февраля 1860 года Линкольн выступил с докладом в Куперовском Союзе в Нью-Йорке перед самой важной аудиторией, которая когда-либо собиралась, чтобы его послушать. Он приложил максимум усилий, чтобы никого не обидеть. Он выступал против «скваттерского суверенитета» и против дальнейшего распространения рабства, но вместе с тем он был против крайностей противников рабства и решительно настаивал на том, чтобы не доводить возмущение и гнев между двумя частями страны до той точки, после которой начнется развал Союза.

В целом это было прекрасно подготовленное выступление, которое произвело впечатление на слушателей и никого от него не оттолкнуло. Восточным республиканцам понравилось то, что они увидели, и Линкольн вернулся в штат Иллинойс с намерением принять участие в президентской гонке.

Вместе с тем, несмотря на сгустившиеся над страной облака рабства, из которых то и дело сверкали молнии и слышался гром, в целом сила и мощь Соединенных Штатов продолжали расти.

Население в 1860 году составляло 31 443 321 человек — почти половину населения Великобритании и две пятых населения такой огромной страны, как Россия. Но иммигранты продолжали прибывать, и за следующее десятилетие из одной только Великобритании приплыли более четырехсот тысяч человек и девять тысяч — из Ирландии. К 1860 году в Соединенных Штатах уже проживали четыре миллиона родившихся за границей людей, и почти все они жили в «свободных штатах».

В 1856 году Гэйл Борден (род. 9 ноября 1801 года в Норвиче, Нью-Йорк) запатентовал процесс конденсации цельного молока, которое было легко перевозить, оно долго не портилось и вскоре стало поставляться в вооруженные силы. В 1856 году была основана компания «Вестерн Юнион Телеграф». В 1858 году началось строительство собора Святого Патрика в городе Нью-Йорке — первого большого католического сооружения в стране. В том же году Джордж Мортимер Пулльман (род. 3 марта 1831 года в округе Чаутауква, Нью-Йорк) изобрел спальный вагон, который оказался как нельзя кстати, потому что длина железных дорог достигала теперь уже тридцати тысяч километров и некоторые поездки длились по нескольку дней.

Почти каждый месяц изобретались какие-нибудь сельскохозяйственные машины и устройства, а в Калифорнии были открыты новые месторождения золота. Весной 1859 года в Комсток-Лоуд, в Неваде, были открыты первые в Соединенных Штатах залежи серебра, и это вызвало еще одну волну лихорадочного притока людей на запад.

27 августа 1859 года Эдвин Лорентайн Дрэйк (род. 29 марта 1819 года в Гринвилле, Нью-Йорк) первым пробурил нефтяную скважину. Это место находилось неподалеку от городе Титус-вилл, в восьмидесяти милях севернее Питсбурга. Так началась эра нефтяной революции. К 1860 году Соединенные Штаты добывали уже пятьсот тысяч баррелей нефти в год. Правда, нефть тогда использовалась только для керосиновых ламп.


Авраам Линкольн | История США от глубокой древности до 1918 года | Решающие выборы







Loading...