home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


31

В полумраке оба поднимались по ступенькам друг за другом. Каро снова взяла на себя роль лидера. Она крепко держалась за перила, так же, как и Симон. «Она смелая, но не легкомысленная», – думал мальчик. Каро, казалось, тоже не доверяла старым деревянным ступеням.

– Боже, как темно здесь наверху! – воскликнула она, когда они поднялись на следующий этаж. – Как же мы найдем наш номер?

– Секундочку! Все сейчас будет!

Картинным жестом Симон извлек мобильник из кармана и, включив фонарик, посветил.

– Знаю, ты не доверяешь мобильникам, но иногда они ох как кстати!

Каро хотела что-то сказать, но ограничилась кивком. Коридор оказался длиннее, чем ожидал Симон. В конце его стоял тяжелый комод. Над ним висела большая написанная маслом картина, тоже вся в паутине. На полотне была изображена пожилая пара в натуральную величину. Мужчина и женщина вперили в незваных гостей испытующий взгляд. Что-то раздражало в этой картине. Глаза мужчины показались Симону странным образом знакомыми. Но ничего подобного быть, разумеется, не могло. Судя по всему, портрет относился ко временам дедушки Симона; не исключено, что этого человека могли знать отец Симона и Тилия. Во всяком случае, изображенных на этом портрете явно уже не было в живых.

– Какой номер комнаты тебе больше всего нравится?

Вопрос Каро вернул его к действительности.

– Давай поглядим.

Он скользнул лучом фонарика по стенам. С левой стороны располагались четыре двери. Это была нечетная сторона, а справа были номера с четными цифрами.

– Раз уж у нас есть свобода выбора, можем осмотреть все комнаты, – предложил Симон.

– Ладно, – не стала перечить Каро. – Но учти: на меньшее, чем люкс на двоих, я не согласна.

– Не беспокойся, как суперзвезде тебе полагается самый лучший номер!

Девочка с достоинством кивнула:

– Отлично! Этот вопрос мы прояснили.

Симон направил луч на ближайшую дверь слева.

– Давай начнем с номера одиннадцать.

Каро наморщила лоб:

– Странно, что здесь нет первого номера.

– На первом этаже, вероятно, тоже располагались номера, – пояснил Симон. – Но вроде бы это не наш случай. На первом этаже номера обычно начинаются с десятого, на втором – с двадцатого и так далее. Разве ты никогда не бывала в отелях?

– Давным-давно, – ответила Каро, пожав плечами. – И тогда я не обращала внимания на номера. Считать – это твой конек.

– Согласен. – Симон хотел, чтобы его ответ прозвучал скромно, но не получилось. Все равно он был рад, что наконец-то оказался компетентен хоть в какой-то области.

– Ты сейчас убедишься, что здесь нет номера тринадцать, – добавил он. – В каждой гостинице встречаются суеверные люди. Так же как в высотных домах нет тринадцатого этажа. Конечно, это все чушь, потому что далеко не во всех культурах тринадцать считается несчастливым числом.

– Хорошо, господин учитель, – прервала его Каро насмешливо. – Здесь ты пойдешь первым. Ты ведь вроде заявлял, что не боишься?

– Ты говоришь, как мой терапевт!

– Вероятно, я она и есть… Хотя бы отчасти. Давай начнем наш терапевтический сеанс. Если наткнешься на скелет, я тут, чтобы защитить тебя.

– Ага, очень смешно! – буркнул он.

Но ему было вовсе не до смеха при мысли о том, что там скрывается за закрытыми дверями. Возможно, крысы, мыши, какие-нибудь отвратные насекомые. Мало ли кто мог поселиться в заброшенной лесной гостинице. Однако в глубине души Симону было слишком любопытно, чтобы бояться. И беззлобное подтрунивание Каро его только подзадоривало.

Он решительно зашагал к двери под номером одиннадцать. Нажал ручку, и дверь со скрипом отворилась. Симон направил луч фонарика в темное помещение. На долю секунды ему показалось, что он видит пылающие глаза лесного волка. Страшного волка из его кошмаров, гнавшегося за ним по пятам. «Наконец! Мы поймали тебя, Симон!»

– Пусто, – выдохнул он с облегчением.

Каро заглянула в комнату поверх его плеча.

– Фу! – сказала она, наморщив нос, затем театральным жестом надвинула капюшон на лицо, что придавало ей сходство с дивой, набрасывающей на плечи накидку. – По-моему, здесь тесновато для голливудской звезды.

– Ты будешь Леди Гага, – сказал Симон иронично. Каро кивнула:

– Мы все слегка гага. Во всяком случае, мы, духи отеля. Уху-у-у!

– Уху-у-у-у! – отозвался в ответ Симон.

Они, смеясь, двинулись к следующему номеру. Тот оказался таким же темным и тесным, как и номер одиннадцать. И здесь им тоже не попалось ни волков, ни других призрачных персонажей. Как и в следующих четырех номерах. Мебель из помещений вынесли. За исключением старого стола в номере четырнадцать и его трехногого собрата в номере пятнадцать, комнаты были пусты. На двери номера семнадцать отлетела единица. Она свисала, подобно золотой стреле. Только семерка еще держалась прочно.

– Ты знаешь, что семь – совершенно особое число? – спросил Симон, обернувшись к Каро. – Во многих религиях оно почитается священным, а в мистике отвечает за судьбу. Оно…

– Симон! – Каро отвела глаза в сторону и вздохнула. – Прекрати, хорошо?

Он осторожно открыл дверь, и вдруг их ослепил поток света. От неожиданности они даже зажмурились. Внезапный яркий свет подействовал почти болезненно. Привыкнув к нему, глаза подростков расширились от удивления. Симон и Каро отступили на шаг назад. То, что они увидели в этой комнате, оказалось неожиданным.

– Невероятно! – выдохнул Симон. – Тут кто-то обитает!

– Очевидно, мы здесь не одни, – сказала Каро и последовала за своим другом в светлую комнату.

Окно было открыто. В опущенных жалюзи отсутствовало несколько полосок. Через прорехи лучи солнца проникали в комнату. Симон увидел в прорези дорогу, по которой они с Каро приехали на велосипедах, и обернулся к своей спутнице, стоявшей перед широкой двуспальной кроватью. На серо-зеленых матрасах лежали одеяла и подушки. Белье, вероятно, было взято в стенном шкафу, обе дверцы которого стояли настежь. Кто-то в свое время сломал их, и они больше не закрывались.

Хотя снаружи в комнату проникал свежий воздух, Симон наморщил нос от затхлого запаха, исходившего от шкафа и кровати. Но, кроме этого, пахло чем-то еще. Симон принюхался. Да, здесь ощущался свежий цветочный запах, напомнивший ему о маме – в моменты, когда они с отцом собирались куда-то пойти.

– Духи, – подтвердила Каро. – Кто-то вылил на матрас целый флакон духов. Я бы так же сделала, если бы мне предстояло на него лечь. Если бы я вообще согласилась здесь лечь.

Наморщив лоб, Симон взглянул на одеяла.

– Во всяком случае, похоже, что тут недавно кто-то лежал.

– Точно не я.

Каро наклонилась к одной из прикроватных тумбочек, открыла ее и вскрикнула от удивления. Симон вытянул шею, но спина девочки заслоняла ему обзор.

– Что ты там нашла?

– Мини-бар. – Каро отступила в сторону и указала на свою находку. – Хочешь колы или картофельных чипсов? Или молочного шоколада?

Симон опустился на корточки рядом с Каро и осмотрел содержимое тумбочки. Судя по датам на упаковках, колу, пакеты чипсов и початую плитку шоколада положили сюда недавно. Пыли на них не было, как и на самой тумбочке. Спинки кровати тоже выглядели довольно чистыми. Тот, кто здесь ночевал, основательно все протер.

– Странно, – пробормотал он. – Неужели в этой комнате кто-то тайно обитает?

– Сомневаюсь, – сказала Каро. – Мы нашли лишь немного еды и одеяла. Хочешь знать, что я по этому поводу думаю?

– Конечно.

– Посмотри-ка, что я нашла.

Она нагнулась и что-то достала из-под кровати, подняв находку кончиками пальцев. Симон с удивлением уставился на черные трусики, которые Каро держала в руке.

– Думаю, этот кто-то время от времени наведывается сюда, – сказала девочка. – И не один. Похоже на романтическое любовное гнездышко, не находишь?

Она смотрела на него так, будто ждала ответа, и Симон почувствовал, что снова краснеет.

– Ну да… Возможно, но… – ответил он. – Существуют и более романтичные места.

– Разумеется, – подтвердила Каро, подмигнув ему. – Но сюда точно кто-то заглядывает. Кто-то, кто желает встречаться тайно и не хочет, чтобы ему помешали. Для таких вещей отель – идеальное место.

Она снова смотрела на него так, что он почувствовал себя неловко. Сквозило ли в ее взгляде ожидание? Симон не мог дать определение этому выражению. Он не знал, как себя вести и что говорить в подобные моменты. Еще никогда он не находился с девочкой наедине, тем более в столь необычной ситуации. Но он ни в коем случае не хотел проколоться.

Казалось, Каро снова прочла его мысли.

– Я тебя нервирую?

– Нет, – пробормотал он. – Может быть… самую чуточку.

Хихикнув, она бросила на пол предмет женского туалета, будто грязный платок.

– Пойдем, – сказала Каро, вскочив на ноги. – Посмотрим, что еще интересного можно найти в комнатах. Кто знает, может, найдем что-нибудь забавное.

Они вернулись в коридор. Теперь, после приветливого солнечного света, все казалось не таким угрожающим, как поначалу, однако Симон снова испытал неприятное чувство. Ему показалось, что за ним наблюдают – как и при подходе к отелю.

– Что случилось? – поинтересовалась Каро.

– Да ничего. Сам не знаю.

Симон оглянулся на лестницу. Свет освещал ее не целиком, в темноте мало что можно было различить.

– Чего ты не знаешь? – переспросила Каро, тоже взглянув на лестницу в конце коридора.

– У меня такое чувство, будто за нами подглядывают, – шепнул он.

Каро сузила глаза до щелочек, будто приглядываясь. На лестнице несколько ступенек тонули в темноте.

– Здесь нет никого, кроме нас, – заключила она. – Если бы здесь жил кто-нибудь, кто следит за этим отелем, он бы давно уже объявился. И вытурил бы нас с тобой, а может, даже накостылял бы нам или заявил бы о нас в полицию. Но я не верю, что здесь вообще кто-то есть. Иначе бы голубки выискали для своих встреч более укромное место. – Она указала на комнату с номером семнадцать.

– А если это они и подглядывали?

– Тогда они точно перенесут сегодняшнее свидание на другое время. Не беспокойся. – Она сжала кулаки и скрипнула зубами. – Поверь, со мной лучше не связываться!

– Верю, – согласился Симон, не выпуская лестницу из поля зрения. – Но, думаю, сейчас нам лучше отсюда уйти.

Что-то не складывалось. Они были в отеле не одни. Кто-то их в этот момент видел, Симон ощущал это совершенно четко. «Кто-то в темноте лестницы… – пронеслось у него в голове. – Кто-то со светящимися во тьме глазами…»

– И не заикайся об этом, трусишка! – Каро решительно мотнула головой. – Раз уж мы здесь, мне хочется взглянуть на другие комнаты. А тебе нет?

Симон с радостью возразил бы ей, но это ранило его самолюбие. В словах Каро звучал вызов. Последний, кто его так называл, был Ронни. Ни за что на свете он не хотел бы, чтобы Каро думала о нем так же! Она стала для него слишком значима. Несмотря на то, что они совсем недавно познакомились.

– Я не трус, – возразил он. – Я всего лишь осторожен. Но если ты хочешь идти дальше – пожалуйста!

– Таким ты мне больше нравишься. – Каро обернулась к лестнице и крикнула: – Эй, есть там кто-нибудь?

Симон испуганно вздрогнул:

– Тихо! Ты что, с ума сошла?

Каро усмехнулась и крикнула еще раз:

– Эй, выйди и покажись! С нами гораздо веселее, чем там, в темноте!

Симон не отрывал глаз от лестницы как прикованный. Никакого движения.

– Ну, что я тебе говорила? – Каро широко улыбнулась ему. – Никого там нет. Давай двинем дальше. Вдруг найдем что-нибудь ценное?

Симон глубоко вздохнул и отрицательно покачал головой:

– Это будет воровство, если мы что-то отсюда заберем.

– Если что-то столько лет пролежало здесь? Никому не нужное? – Каро удивленно вскинула брови. – Не будь ты таким! Доверяй себе. Кроме того, это же наш отель, разве ты забыл?

Не дожидаясь ответа, она направилась к двери с номером восемнадцать. Симон вздохнул, но все же последовал за ней. Он снова включил фонарик мобильника и направил его луч в пустое помещение, поджидавшее их за дверью восемнадцатого номера. Около затемненного окна жирный черный паук сплел свою сеть. Едва луч фонарика скользнул по нему, как существо моментально скрылось в темноте. Каро вздрогнула.

– Ой! Ни за какие деньги я не осталась бы здесь ночевать!

– Я тоже, – признался Симон и пошел к двери напротив, под номером девятнадцать. Он должен был доказать своей подруге, что не трус.

– Осмотрим весь второй этаж, – предложила Каро. – Возможно, тут как раз и находится подходящий для нас номер. Такой, как в фильмах, – с гардеробной, огромной кроватью, с роскошной ванной, с…

Когда Симон отворил дверь, девочка тут же, замолчав, зажала ладонью нос и рот. Из темноты пахнуло смрадом, и у них перехватило дыхание. Как будто тебя душат. Вонь наводила на мысль о преступлении. Это был такой же отвратительный запах, сладковатый и навязчивый, – он напомнил Симону о том, как его вырвало в туалете. Ему тогда казалось, что желудок вот-вот выскочит наружу.

Каро захлопнула дверь. Лицо девочки посерело.

– Боже, да что ж это такое?! – кашляя, выдавила она.

– Предпочел бы этого не знать, – ответил Симон, пытаясь подавить рвотные позывы.

Каро громко выдохнула:

– Ох, ну и вонь же! Будто слона понос прошиб.

Симон не смог удержаться от улыбки. Несмотря на испуг – крик Каро наверняка был слышен на десять километров вокруг – и на дурноту, он все же не мог не отреагировать на шутку.

– Ты когда-нибудь нюхала понос слона?

Каро сердито взглянула на него. Ей наверняка было не до шуток. Но она нашла в себе силы улыбнуться в ответ.

– Нет, но хуже, чем это, он не мог вонять. Может, кто-нибудь из гостей подхватил дизентерию и именно поэтому отель пришлось закрыть?

Симон сморщился:

– Ой, да прекрати ты! А то мне и правда сейчас станет плохо!

– Дизентерия, дизентерия! – пропела Каро и показала Симону язык. Затем, согнув руку, поднесла сгиб локтя ко рту и дунула, сымитировав пуканье – в точности так же, как Майк.

Оба прыснули одновременно. Симон смеялся, пока слезы не покатились у него из глаз, а Каро продолжала свою имитацию. Но она сама слишком сильно смеялась, поэтому ей удавалось только фырканье в локоть, над которым они оба хохотали. Внезапно ее лицо сделалось серьезным.

– Тише! – прошептала она, прижав палец к губам. Симон тер глаза и боролся со следующим приступом смеха. Но, как только он пересекся взглядом с Каро, веселость его улетучилась. Серьезное выражение ее лица не было наигранным.

– Там что-то было!

– Что случилось? – спросил Симон.

Каро снова сделала ему знак молчать. Они оба прислушивались к тишине. Но, кроме слабого птичьего щебетания, доносившегося из дальней комнаты под номером семь, не было слышно никаких звуков. Или все же?.. Симон склонил голову набок. Да, теперь он тоже услышал! Легкое поскрипывание половиц, которое тотчас смолкло.

– Думаю, ты был прав, – прошептала Каро, указав на лестницу. – Мы здесь не одни.

Симон поднял свой мобильник как можно выше. Луч света не охватывал лестницу целиком, и Симон не мог ничего разглядеть. Но, если из темноты кто-то за ними наблюдал, луч фонарика ослепил бы его. Каро, сжав кулаки, шагнула вперед. В этот миг половицы снова заскрипели, на этот раз громче, будто кто-то торопливо спускался по лестнице вниз. Это не зверь, пронеслось в мозгу Симона. Это были шаги спешившего человека.

– Вот черт! – вырвалось у него, и в это время он услышал, как кто-то мчится через холл.

В следующую секунду шаги внизу замерли. Будто этот кто-то внизу затаился. «Нет, – подумал Симон. – Он не затаился! Он подстерегает нас. Он один и наверняка хочет наброситься на нас сзади».


предыдущая глава | Шепот волка | cледующая глава







Loading...