home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


повествующая о том, как Сунь Укун учинил буйство в пещере Золотой Шишак, и о том, как Будда Татагата тайно указал ему того, кто может справиться со злым чудищем

Итак, Сунь Укун взял свой посох с золотыми обручами, выбежал за ворота, в один прыжок очутился на вершине горы и, ликуя, предстал перед небесными наставниками. Он рассказал им все как было от начала до конца и промолвил:

– Теперь, когда я вернул свой посох, мне ничего не стоит справиться с оборотнем, на какие бы хитрости он ни пускался.

В это время у подножия вдруг послышался барабанный бой и воинственные кличи. Это сам оборотень Единорог со своими воинами пустился в погоню за Сунь Укуном.

Тот увидел оборотня и, взмахнув своим посохом, бросился ему навстречу.

Целых шесть часов бились противники, но все еще нельзя было сказать, кто из них победит. День уже давно сменился вечером.

– Давай передохнем, – крикнул оборотень, – а завтра продолжим бой!

– Нет уж, скотина ты этакая, – отвечал Сунь Укун. – Будем драться нынче до победы!

Тут оборотень сделал ложный выпад копьем, кинулся бежать и вместе со своими воинами скрылся в пещере, крепко-накрепко заперев ворота.

Великому Мудрецу ничего не оставалось, как вернуться на вершину горы, где небесные наставники встретили его приветственными возгласами.

– Хорошую трепку задал я этому чудищу, – сказал Сунь Укун. – Сейчас он наверняка завалится спать, а я попробую проникнуть в пещеру и выкрасть обруч.

Сунь Укун снова отправился к пещере, превратился в сверчка, сквозь щель в воротах пробрался внутрь и стал внимательно осматриваться. Оборотни как раз ужинали. После ужина они убрали посуду, расстелили постели и легли спать. Тогда Сунь Укун проник в спальню оборотня Единорога и увидел, как у мраморного ложа суетятся лесные и горные феи, напомаженные и напудренные. Одни стелили оборотню постель, другие снимали с него туфли, третьи – платье. И вот когда оборотень наконец полностью разоблачился, Сунь Укун приметил у него на левой руке, повыше локтя, волшебный обруч, он сверкал, как жемчужный браслет. Оборотень и не подумал снять его, наоборот, подтянул поближе к плечу и лег спать. Тут Сунь Укун превратился в блоху, залез к оборотню под одеяло и впился ему в руку.

– До чего же ленивы эти служанки! – вскричал оборотень. – Мало я их бил. Даже постель как следует не встряхнули, пыль с ложа не смели. И вот теперь какая-то тварь меня укусила.

Оборотень еще выше подтянул обруч и уснул. Сунь Укун подобрался к обручу и еще раз укусил оборотня. Тот снова проснулся и завопил:

– Ох, как зудит, сил нет терпеть!

Увидев, что оборотень ни на минуту не расстается с обручем, Сунь Укун понял, что выкрасть его невозможно, снова превратился в сверчка и, выбравшись из спальни, направился в заднее помещение, где заперты были огненные драконы и кони. Сунь Укун принял свой обычный вид, произнес заклинание, провел рукой по замку, и замок открылся. Тогда Сунь Укун вошел внутрь и осмотрелся. От огненного оружия здесь было светло, как днем. На столике Сунь Укун приметил плетенный из соломы круг с клоком шерсти посредине. Сунь Укун взял клок шерсти, дунул на него дважды, произнес заклинание, и сразу же появилось полсотни мартышек. Сунь Укун велел им унести все оружие, похищенное оборотнем, выпустил на волю силы огня, а сам сел на огненного дракона и стал пробираться к выходу.

В пещере начался пожар, и почти все оборотни сгорели. А Сунь Укун верхом на огненном драконе во главе толпы мартышек возвратился с победой на вершину горы и предстал перед небесными наставниками.

– Разбирайте свое оружие! – крикнул он.

Небесные наставники очень обрадовались, взяли каждый свое оружие и поздравили Великого Мудреца с победой. На этом мы с ними расстанемся и вернемся в пещеру Золотой Шишак.

Увидев бушующее пламя, оборотень Единорог вскочил с ложа, взял свой волшебный обруч и изловил огонь. Пожар прекратился. Но когда оборотень стал звать своих подопечных, оказалось, что почти все они сгорели. Оружия в заднем помещении тоже не оказалось. Только Танский монах и Шасэн лежали по-прежнему крепко связанные, рядом стоял белый конь у кормушки да лежало коромысло с пожитками.

– Как же это случился пожар! – с досадой проговорил оборотень. – Наверняка его устроил проклятый Сунь Укун. И ночью это он мне спать не давал. Превратился в какого-то гада и кусал меня. Хотел, наверно, обруч стащить. А когда увидел, что это ему не удастся, в отместку уволок все оружие, добытое мною в бою, да еще выпустил на волю огненного дракона. Эх ты, обезьяна! Неведомо тебе, какой силой я обладаю. С моим обручем я в самом глубоком море не утону, в самом жарком огне не сгорю. Попадись только мне в руки, я не успокоюсь, пока шкуру с тебя не сдеру.

До самого рассвета бесновался разъяренный оборотень и утихомирился, лишь когда прокричали петухи.

В это время принц Ночжа обратился к Сунь Укуну с такими словами:

– Утро уже наступило, и мешкать нельзя. Оборотень наверняка притомился, и сейчас самое время снова вызывать его на бой. Мы поможем тебе. А вдруг на сей раз нам повезет!

Все вместе они направились к пещере, и Сунь Укун стал кричать:

– Эй ты, чудище, выходи! Руки чешутся, хочется всыпать тебе хорошенько!

Когда уцелевшие оборотни кинулись к своему начальнику и доложили, что снова пришел Сунь Укун, оборотень так и заскрежетал своими железными клыками от злости. Он взял свой обруч, выставил вперед копье и, выйдя из пещеры, заорал:

– Я тебя проучу, негодная обезьяна! Какой силой ты обладаешь, что смеешь каждый раз тревожить меня?!

– Сейчас ты узнаешь, какой силой я обладаю! – смеясь, ответил Сунь Укун.

И между противниками завязался бой.

Вскоре на помощь Сунь Укуну пришли принц Ночжа, звездный владыка Огненной доблести, повелители Грома и Молний, а также сам небесный князь Вайсравана. Но оборотень Единорог снова пустил в ход свой волшебный обруч, и снова в него попали оружие принца Ночжи, огненные воины, громы и молнии, огромный меч Вайсраваны и посох Сунь Укуна. А оборотень Единорог с победой возвратился к себе в пещеру, на ходу отдавая приказания слугам:

– Заделайте как следует ворота, приведите все в порядок, тогда мы зарежем Танского монаха, двух его учеников и белого коня, принесем их в жертву местному духу земли и себя не обидим: каждому достанется по лакомому кусочку.

Мы не будем рассказывать о том, как слуги бросились выполнять приказание своего господина, а вернемся к Сунь Укуну и небесным наставникам, которые возвратились на вершину горы.

– Пока оборотень будет владеть волшебным обручем, его не одолеть, – сказал Сунь Укун. – Отправлюсь-ка я к Будде Татагате, попрошу его окинуть своим всевидящим оком все четыре материка и узнать, откуда появилось это чудище, где его постоянное место, каково его происхождение и что за обруч у него.

Сказав так, Сунь Укун оседлал облако, вмиг долетел до Чудодейственной горы, спустился вниз и залюбовался великолепными горными видами. Вдруг кто-то окликнул его:

– Откуда ты явился и куда путь держишь?

Сунь Укун обернулся и увидел монахиню.

– Я хотел бы встретиться с Буддой, у меня к нему важное дело, – с поклоном ответил Великий Мудрец.

– Ступай за мной, – приказала монахиня.

Сунь Укун пошел следом за ней, и вскоре они очутились у ворот храма Раскатов грома. Здесь путь им преградили восемь рослых хранителей Будды с алмазными жезлами в руках.

Монахиня оставила Сунь Укуна у ворот, а сама пошла доложить о нем Будде.

Будда велел впустить Сунь Укуна, внимательно выслушал его, окинул своим всевидящим оком все дали и промолвил:

– Я знаю, что это за оборотень, но тебе не скажу, потому что ты очень болтлив, как и все обезьяны. Уж лучше я дам тебе средство, с помощью которого ты изловишь этого оборотня.

И Будда велел стоявшим подле него восемнадцати досточтимым архатам взять из сокровищницы восемнадцать волшебных крупинок.

– Пойдешь к пещере, вызовешь оборотня на бой и прикажешь архатам бросить в него эти крупинки. Тогда оборотень не сможет оторвать ног от земли, и ты без труда с ним расправишься.

Сунь Укун очень обрадовался и, не теряя времени, вместе с архатами поспешил в обратный путь, к горе Золотой Шишак.

Там их встретили Вайсравана и остальные небесные наставники, но Сунь Укун не стал терять времени на разговоры и отправился прямо к пещере.

– Эй ты, толстобрюхий! – крикнул Сунь Укун. – Живей вылезай из своей берлоги. Я хочу помериться с тобой силой. Посмотрим, кто из нас на этот раз возьмет верх!

Оборотень взял свой волшебный обруч, вооружился копьем и вышел из пещеры.

– Опять ты шумишь! – заорал он. – Мало, видно, я тебя бил.

– Освободи моего наставника и двух моих братьев, – продолжал кричать Сунь Укун, – тогда я тебя пощажу!

– Твоего наставника и двух твоих братьев я скоро зарежу, так что убирайся отсюда подобру-поздорову.

При слове «зарежу» Сунь Укун стал размахивать кулаками, норовя вцепиться Единорогу в морду. Он прыгал вокруг оборотня, дразня его, и увлекал за собой. Когда пещера осталась далеко позади, Сунь Укун позвал архатов, и те бросили в оборотня волшебные крупинки. Вот что это были за крупинки:

Словно густой непроглядный туман

всю округу окутал,

Кажется, сеяная мука

сыплется с неба на землю.

Сделалось все белым-бело в ту же минуту.

Дороги не сыщешь, ни зги не видать

сквозь густую порошу.

Это верные слуги Закона

тьму и мрак сотворили,

Истинный Путь оберечь стремятся

от оборотня-злодея.

Но дьявол тотчас явил свою мощь —

в руке его обруч волшебный:

И скоро-скоро исчезнет тьма,

рассеется рой крупинок.

Оборотень тотчас же прирос к месту и, сколько ни старался, не мог оторвать ног от земли. Тогда он достал свой волшебный обруч, подкинул его вверх, произнес заклинание, и все восемнадцать крупинок оказались в обруче. И на этот раз оборотень возвратился в пещеру с победой.

– Как же все-таки изловить чудище? – спросил небесный князь Вайсравана.

И архаты так отвечали ему:

– Будда сказал: «Если оборотень своим обручем захватит волшебные крупинки, пусть тогда Сунь Укун отправится во дворец Тушита к Лаоцзюню. Там он непременно узнает, что это за чудище и как его изловить».

Выслушав архатов, Сунь Укун не стал мешкать, подпрыгнул вверх, оседлал облако и помчался прямо к Южным вратам Неба.

Там он миновал дворец Чудодейственного Неба, чертог созвездий Ковша и Вола и через тридцать три небесные сферы прошел прямо ко дворцу Лаоцзюня. Он приветствовал святого старца низким поклоном, рассказал, какое препятствие им встретилось на пути, и спросил, не знает ли Лаоцзюнь, что за тварь обитает на горе Золотой Шишак.

– Откуда мне знать? – сказал Лаоцзюнь с обидой. – В моей обители живут только праведники.

Тут Сунь Укун смело вошел во внутренние покои, прошел через все залы и галереи и очутился на заднем дворе. Там он сразу же заметил, что ворота хлева распахнуты настежь, стойло для вола пустует, а отрок, стороживший хлев, сладко спит.

– Вол убежал, почтенный старец! – обратился Великий Мудрец к Лаоцзюню. – Видишь, стойло пустует?

Лаоцзюнь разбудил отрока и принялся его ругать. Потом велел проверить, на месте ли все талисманы. Оказалось, что нет алмазного жезла.

– Вот скотина! – вскричал Лаоцзюнь. – Украл мой жезл! А ведь этот жезл помог мне пройти через заставу Ханьгу, с малых лет трудился я над его изготовлением. Его не берет никакое оружие, ни огонь, ни вода. Хорошо, что он не украл мой банановый веер. Тогда и я не смог бы справиться с этой скотиной.

Очень довольный, Сунь Укун последовал за Лаоцзюнем. А тот взял свой волшебный веер и, встав на благовещее облако, вместе с Великим Мудрецом отправился на гору Золотой Шишак.

Там Сунь Укун опять пошел к пещере, вызвал оборотня на бой, дал ему оплеуху и бросился бежать. Оборотень пустился за ним вдогонку, но вдруг услышал знакомый голос:

– Вол! Почему ты не в стойле? Долго мне тебя ждать?

Оборотень поднял голову и увидел на вершине горы своего повелителя Лаоцзюня.

Лаоцзюнь тем временем прочел заклинание и взмахнул своим веером. Тут оборотень выронил волшебный обруч и застыл на месте. Тогда Лаоцзюнь спустился с горы, опять взмахнул веером, и на месте чудища все увидели черного вола.

Затем Лаоцзюнь взял обруч, дунул на него, и обруч превратился в кольцо, которое Лаоцзюнь продел в ноздри волу.

С той поры, говорят, волам и стали продевать в ноздри кольца.

Лаоцзюнь распрощался с небесными духами, оседлал черного вола и вместе с ним на облаке вернулся в свою обитель. Там он привязал вола в стойле и вознесся в свои чертоги, где не ведают ни печали, ни зла.

После этого Сунь Укун вместе с небесными наставниками вошел в пещеру, они перебили всех оставшихся там оборотней – их было больше сотни, – взяли похищенное оборотнем оружие и возвратились на Небо. Наконец-то Сунь Укун освободил учителя и своих братьев. Они собрали поклажу, привели в порядок коня и покинули пещеру, продолжая свои путь на Запад.

Если хотите узнать, что случилось дальше, прочтите следующую главу.


в которой рассказывается о том, как смышленая обезьяна пустила в ход всю свою изобретательность и как ни вода, ни огонь не причинили никакого вреда оборотню | Сунь Укун — царь обезьян | повествующая о том, как Танский монах, выпив воды, зачал и как ему с помощью старухи удалось избавиться от дьявольского плода







Loading...