home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


в которой рассказывается о том, как был нарушен покой Неба и Земли, и о том, как трудно одному совершенствоваться и достичь подлинного покоя

Итак, Сунь Укун и Шасэн простились с богиней и на облаке полетели к горе Цветов и плодов. Достигнув горы, они еще сверху приметили того, кто принял облик Сунь Укуна. Он важно восседал на каменном возвышении и вместе с обезьянами пил вино. Отличить его от настоящего Сунь Укуна было невозможно. Даже одет он был точь-в-точь как Великий Мудрец. Увидав его, Сунь Укун пришел в неописуемую ярость и, крепко сжимая свой железный посох, ринулся вниз.

Тут он принялся вовсю поносить оборотня, и оба они, как две капли воды похожие друг на друга, вступили в бой. Вначале они сражались на земле, потом взмыли ввысь и в конце концов очутились на девятом Небе. Шасэн не решился вступить в бой, боясь повредить настоящему Сунь Укуну. Он оседлал облако, вернулся к наставнику и обо всем ему рассказал. Между тем противники продолжали драться и вскоре достигли горы Лоцешань в Южном море. Там они подняли такой шум, что встревожили хранителей башни Гуаньинь, которые поспешили к своей повелительнице и сказали:

– О повелительница! Там у ворот появились два Сунь Укуна, которые сражаются не на жизнь, а на смерть.

Гуаньинь сошла со своего лотосового трона, вышла из ворот и крикнула:

– Ах вы, негодяи! Зачем явились сюда?

Один из Сунь Укунов промолвил в ответ:

– О богиня! Этот мошенник принял мой облик и вступил со мной в бой у пещеры Водной завесы. Сколько времени мы деремся, а до сих пор неизвестно, кто победит. Прошу тебя, о богиня, взгляни на нас своим всевидящим оком и скажи, кто из нас настоящий Сунь Укун.

Богиня долго смотрела, но так и не смогла установить истину, а потому велела обоим Сунь Укунам стать одному по правую, другому по левую сторону от нее и снова стала на них смотреть.

Затем она принялась про себя читать заклинание «сжатие обруча», но, к немалому ее удивлению, оба Сунь Укуна начали кататься по земле от боли и умолять богиню не читать заклинание.

– Вот что, – сказала тогда Гуаньинь, – настоящего Сунь Укуна хорошо помнят в небесных чертогах, где он пятьсот лет назад учинил буйство. Отправляйтесь туда, и пусть там разберутся, кто из вас настоящий, а кто поддельный.

И оба Сунь Укуна, продолжая драться и ругаться, направились прямо к Южным небесным воротам. Однако небожители тоже не смогли распознать настоящего Сунь Укуна. После этого Великий Мудрец и его двойник побывали у Яшмового владыки, затем у владыки подземного царства Яньло, но нигде их не могли рассудить. Тогда владыка подземного царства сказал:

– Отправляйтесь-ка вы к Будде Татагате. Он один может распознать настоящего Сунь Укуна.

И вот Сунь Укун и его двойник устремились к храму Раскатов грома, обители Будды, где еще задолго до их прибытия четыре великих бодисатвы, восемь Цзиньганов, хранителей Закона Будды, пятьсот архатов, три тысячи подвижников, вникших в суть учения Будды, множество монахинь и монахов – бицю, близких приверженцев Будды, а также монахов и монашек – юпо – собрались у возвышения, похожего на исполинский цветок лотоса с семью драгоценностями, и благоговейно внимали поучениям Будды. Вот о чем он толковал:

Небытие чревато бытием,

А бытие – источник вечный смерти.

Так в Пустоте сокрыт зародыш тверди —

Земли – внизу и Неба – в вышине.

В небытие уходит ныне сущий,

И вещный мир исчезнет в пустоте.

Как свет родится в мрачной темноте,

В бесформенном созреет мир грядущий.

Тот, кто познал истоки Пустоты,

Поймет, что звуков колыбель – беззвучность,

Воистину постигнет жизни сущность,

Отринет мир страстей и суеты.

Все слушали, склонив голову и стараясь постичь суть его слов. Закончив поучение, Будда бросил в толпу множество лепестков лотоса, затем сошел с возвышения и изрек:

– У всех вас одно сердце, а вот у тех, которые сейчас приближаются к нам, два.

Все устремили взоры вверх и в самом деле увидели в небе двух Сунь Укунов, поднявших невообразимый шум. Не прекращая боя, они подлетели к храму Раскатов грома. Восемь Цзиньганов, хранителей Закона Будды, преградили им путь. Но настоящий Сунь Укун прорвался к лотосовому трону, опустился перед Буддой на колени, рассказал ему все по порядку от начала до конца, умоляя распознать, кто настоящий Сунь Укун, а кто ненастоящий.

Двойник Сунь Укуна тоже прорвался к драгоценному трону и повторил слово в слово все, что сказал настоящий Сунь Укун.

Татагата знал, кто настоящий Сунь Укун, и уже хотел сказать об этом, но тут заметил между облаками Гуаньинь.

Сложив ладони, великий Будда молвил:

– Высокочтимая Гуаньинь! Погляди на этих двух Сунь Укунов и определи, который из них настоящий.

– Еще третьего дня, – отвечала Гуаньинь, – в моей далекой обители я пыталась это сделать, но не смогла. Этого не смог сделать никто. Ни небожители, ни Яшмовый владыка, ни владыка подземного царства. Единственная надежда на тебя, о Будда!

Тут Будда засмеялся и сказал:

– В небесной сфере духи делятся на духов Неба, духов Земли, небожителей, живых людей и людей почивших. Есть также пять видов тварей: панцирные, чешуйчатые, покрытые волосами, пернатые и подобные насекомым. Обе эти твари не принадлежат ни к одной из пяти групп. Не являются они также ни чешуйчатыми, ни волосатыми, ни пернатыми, ни насекомообразными. Существуют еще на свете четыре обезьяны, от них в мире идет вся смута.

Одна обезьяна зовется каменной и отличается необычайной прозорливостью. Эта обезьяна с помощью волшебной силы может принять облик любой твари. Вторая обезьяна – павиан. Она хорошо знает дела людские, ловко прячется и вдруг появляется, умеет избавлять от смерти и продлевать жизнь; третья – это длиннорукая горилла. Своими лапами она может достать солнце и луну, объять тысячи гор. Ей ведома судьба каждого, и она не боится ни Земли, ни Неба. Четвертая обезьяна – это шестиухая макака. У нее тонкий слух. Она способна вникать в суть вещей, ей ведома последовательность событий, она слывет самой смышленой среди всех живых тварей. Так вот, двойник Сунь Укуна как раз и есть шестиухая макака.

Услышав это, двойник затрепетал от страха и бросился бежать.

Но Будда повелел своим приближенным задержать самозванца, и они бросились догонять обезьяну.

Тогда она обернулась пчелкой и улетела. Никто этого не заметил. Один только Будда. Он метнул ей вдогонку свою золотую чашу для сбора подаяний, и обезьяна упала на землю, накрытая чашей.

– Оборотню не удалось бежать, – сказал Будда. – Он под чашей!

Все разом кинулись к чаше, приподняли ее и увидели маленькую шестиухую макаку. Тут Великий Мудрец взмахнул своим посохом и одним ударом размозжил ей голову. Говорят, что с той поры шестиухие макаки перестали существовать на свете.

– Как ты посмел! – гневно вскричал Будда.

– О великий Будда! – произнес Сунь Укун. – Этот негодяй недостоин твоей жалости. Ведь он дерзнул поднять руку на моего наставника – Танского монаха. Он утащил всю нашу поклажу. По мирским законам его судили бы как настоящего разбойника с большой дороги и обезглавили бы.

– Ступай живей к своему наставнику, – промолвил Будда, – и следуй за ним на Запад, чтобы он благополучно добрался сюда и взял священные книги.

Великий Мудрец стукнул лбом о землю и с волнением произнес:

– О Будда, наставник прогонит меня, так что сними с меня этот обруч, и я снова стану простым мирянином.

– Не сумасбродствуй, – сказал Будда. – Я велю богине Гуаньинь замолвить за тебя словечко перед наставником. Смотри только служи ему верой и правдой. После завершения паломничества его ждет великая радость, да и тебя в награду возведут на лотосовый трон.

Гуаньинь сложила ладони, поблагодарила Будду за мудрые наставления и вместе с Сунь Укуном умчалась на облаке. Вскоре они прибыли в хижину, где оставались Танский монах и Шасэн. Чжу Бацзе в это время отправился на гору Цветов и плодов за пожитками.

Гуаньинь обратилась к Танскому монаху с такими словами:

– Третьего дня на тебя осмелился поднять руку двойник Сунь Укуна, оказавшийся шестиухой макакой; к счастью, Будда, обладающий безграничной силой провидения, распознал его, и Сунь Укун одним ударом уничтожил оборотня. Не сердись на Сунь Укуна, не гони его от себя, он пригодится тебе в пути, где на каждом шагу встречаются злые духи. Без Сунь Укуна тебе не добраться до Чудодейственной горы, где живет Будда.

Танский монах земно поклонился и промолвил:

– С благоговением повинуюсь твоему велению!

В это время с востока налетел сильный ветер, и в воздухе появился Чжу Бацзе с двумя узлами.

Узнав, что настоящий Сунь Укун здесь, а самозванец убит, Чжу Бацзе очень обрадовался. Вскоре богиня простилась с Танским монахом и его учениками и возвратилась в свою обитель на Южное море.

А паломники распрощались с гостеприимными хозяевами, привели в порядок поклажу, оседлали коня, вышли на дорогу и продолжили свой путь на Запад.

Удалось ли Танскому монаху добраться до храма Раскатов грома и получить у Будды священные книги, вы узнаете из следующих глав.


из которой вы узнаете о том, как Сунь Укун отправился на гору Путошань с жалобой и как оборотень, принявший его вид, перечитывал грамоту в пещере Водной завесы | Сунь Укун — царь обезьян | в которой рассказывается о том, как на пути Танского монаха выросла Огнедышащая гора и как Сунь Укун пытался раздобыть банановый веер







Loading...