home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


повествующая о том, как разбушевался царь обезьян, получив должность бимавэня, и как продолжал бушевать, получив звание «Великий Мудрец, равный Небу»

Итак, дух Золотой звезды и царь обезьян взлетели на облаке вверх. Сунь Укун кувыркался – это был его способ передвижения на облаках – и летел очень быстро, дух никак не мог угнаться за ним. Поэтому царь обезьян первым прибыл к Южным воротам Неба. Но тут дорогу ему преградили небесные стражи, вооруженные пиками, мечами и алебардами.

– Да этот старый дух просто жулик! – возмутился царь обезьян. – Пригласил меня на Небо, а сам выслал навстречу стражу!

Тут подоспел дух и с улыбкой сказал:

– Не сердитесь! Вас здесь никто не знает. Вот предстанете перед государем, получите должность, тогда будете входить и выходить без помех. Эй, стража! Дайте дорогу! По указу Яшмового владыки сюда пожаловал бессмертный с Земли!

Стража отступила, и Сунь Укун последовал за духом.

Они подошли к зале Священного небосвода. Дух без доклада направился прямо к трону и здесь низко склонился перед государем. Сунь Укун между тем стоял рядом с ним, видимо не собираясь приветствовать государя как положено. Он лишь слегка наклонился, чтобы слышать все, что скажет дух.

– По вашему приказанию, – сказал дух, – бессмертный с Земли явился на Небо.

– Что еще за бессмертный? – спросил Владыка Неба.

– Это я, Сунь Укун, – подал голос царь обезьян, наконец-то склонившись перед государем.

– Что за невежественная обезьяна! – возмутились сановники. – Как дерзнула она не воздать государю почести! Да за это она смерти достойна!

– Откуда знать обезьяне правила приличия? – возразил государь. – Ведь она все время жила на Земле. Простим же ей на сей раз ее невежество!

От подобной милости государя сановники все пришли в умиление, а Сунь Укун так расчувствовался, что произнес приветствие. Затем государь приказал всем гражданским и военным сановникам найти для Сунь Укуна должность. Тут выступил вперед один из них и почтительно доложил:

– Ни во дворцах, ни в залах небесных чертогов сейчас должности не найти. Только у ведающего имперскими конюшнями свободно место бимавэня, конюшего.

– Вот и назначьте его бимавэнем, – молвил государь.

Сунь Укуна препроводили к ведающему конюшнями, дабы ввести его в должность. Там к этому времени собралось много народу: надзиратели, их помощники, стража, писаря, служители.

Сунь Укун ознакомился с делами, узнал, что в государевых конюшнях находится тысяча небесных коней, восемь скакунов Чжоуского царя, скакун Гуаньюя и много других именитых коней, затем он просмотрел опись имущества, проверил количество лошадей, выяснил, каковы обязанности служащих. Недели через две, когда была устроена пирушка в честь Сунь Укуна, он вдруг спросил:

– Что за звание такое – бимавэнь?

– Не званье это, а названье. Ну, должность твоя так называется.

– А какого она ранга? – не отставал Сунь Укун.

– Да никакого.

– Ага, выходит, должность эта выше всяких рангов?

– Да нет, напротив, ниже всяких рангов, и так и числится без ранга.

Услышав это, царь обезьян заскрежетал зубами:

– Так вот как со мной обошлись! На Земле я был царем, а на Небе меня обманом сделали конюшим! Ни минуты здесь не останусь, сейчас же уйду!

Сунь Укун с криком опрокинул стол, вытащил из-за уха иглу, тотчас же превратившуюся в посох, и ринулся прямо к Южным воротам.

На облаке он очень быстро достиг горы Цветов и плодов, спустился на Землю и крикнул:

– Эй, дети мои! Я вернулся!

Обезьяны окружили своего царя, стали земно кланяться, потом проводили его в залу, усадили на трон и занялись приготовлением пира в честь его прибытия.

Сунь Укун очень удивился, узнав, что он целых десять лет пробыл на Небе, хотя отправился туда каких-нибудь полмесяца назад. Но обезьяны ему объяснили, что день на Небе равен году на Земле.

– Дозвольте спросить, великий царь, какую вы на Небе получили должность?

– Признаться стыдно! – сказал, замахав руками, Сунь Укун. – Я чуть не умер от позора! Этот Яшмовый владыка ничего не смыслит в людях и пожаловал мне должность конюшего, или бимавэня, как она у них там называется. В общем, поручили мне присматривать за лошадьми. Ну я, само собой, разбушевался, даже опрокинул стол, сел на облако и спустился на Землю.

– И правильно сделали, великий царь! – воскликнули в один голос обезьяны. – Тут у вас трон, а там какой-то несчастный стол! Тут вы правитель счастливой страны, а там – конюший!

Начался пир. И вот в самый разгар веселья в пещеру вошел караульщик и доложил:

– Великий царь, там дожидаются два духа Единорога, желают видеть вас.

– Ну что же, зови их сюда.

Духи оправили на себе одежду и, войдя, пали ниц перед царем.

– По какому делу пожаловали? – спросил Прекрасный Царь Обезьян.

– Прослышали мы, великий царь, что вы принимаете в свое царство всех достойных, – отвечали духи, – но до сих пор нам не представилось случая засвидетельствовать вам свое почтение. Примите же от нас в дар этот оранжевый халат, а вместе с ним и поздравления по поводу назначения вас на высокую небесную должность. Если сочтете нас достойными, будем служить вам до конца дней своих.

Сунь Укун, польщенный такими речами, тотчас же облачился в оранжевый халат и назначил обоих духов военачальниками, после чего сказал:

– Яшмовый владыка совсем не разбирается в людях. Он не придумал ничего лучшего, как пожаловать мне должность бимавэня, конюшего.

– Да разве пристало вам, с вашими талантами, ухаживать за лошадьми? – воскликнули духи. – Великий Мудрец, равный Небу! – вот звание, достойное вас!

Царь обезьян возликовал и тотчас же повелел четырем старым обезьянам изготовить знамя с надписью: «Великий Мудрец, равный Небу» – и вывесить его на большом бамбуковом шесте. Отныне все должны были называть его Великим Мудрецом, равным Небу.

Между тем, как только Небесному владыке стало известно, что Сунь Укун исчез, он велел Вайсраване и сыну его Ночже собрать войско и отправиться в поход на поимку преступника.

Вайсравана и Ночжа пали ниц перед императором и поблагодарили его за оказанную честь. И вот огромное войско двинулось через Южные ворота и очень быстро достигло горы Цветов и плодов. Вызвать Сунь Укуна на бой было велено духу рек.

– Эй вы, твари! – крикнул дух рек, приблизившись к пещере Водной завесы. – Сам Яшмовый владыка приказал мне усмирить бимавэня. Пусть выходит на бой!

Услыхав, что его вызывают на бой, царь обезьян облачился в боевые доспехи – золотой шлем, золотую кольчугу и туфли, в которых ходят по облакам, взял посох и выстроил всех воинов-обезьян в боевой порядок. Дух рек глазам своим не верил, глядя на это великолепное зрелище. Враги долго бранились, оскорбляли друг друга и наконец вступили в бой.

Посох зовется «жезлом желаний»,

«Истины цветом» топор зовется.

Топор и посох внезапно

сшиблись друг с другом.

Не ведают оба: кто лучше, кто хуже.

Бьются топор и посох,

Скрещаются справа и слева.

Один противник угрюмо

таит чародейскую ловкость,

Другой – хвастовство-самохвальство

изрыгает разинутой пастью.

Один – волшебным приемом

Облака выдыхает и волны тумана,

Другой – разводит руками,

Взвевает пески и землю взрывает.

Один – к небесным владыкам и дао

чудесным искусством приближен,

Но царь обезьян превращаться способен

в любые обличья, без счету.

Словно дракон, что резвится в потоке,

посох гнулся, взвиваясь,

Фениксу меж цветов ароматных

в полете топор подобен.

Слава Цзюйлина разнеслась широко

по всей стране Поднебесной.

Но со славой Укуна на деле

сравниться она не может.

Они долго сражались, ни один из них не мог одолеть другого. Но когда дух рек поднял секиру, чтобы отразить удар Сунь Укуна, занесшего над его головой свой посох, секира сломалась, и дух рек бежал с поля боя.

– Эх ты, щенок! – смеясь, сказал царь обезьян. – Не бойся, я не стану тебя убивать! Беги быстрее и всем расскажи, что здесь с тобою произошло.

Узнав о случившемся, Вайсравана хотел отрубить духу реки голову, но за него вступился сын Вайсраваны – Ночжа.

– Пощади его, отец, – молвил он. – И на сей раз помилуй. А мне дозволь в бой вступить с обезьяной. Погляжу, что за герой этот бимавэнь!

Сунь Укун совсем уже было собрался увести своих воинов с поля боя, как вдруг увидел Ночжу.

– Откуда ты взялся? – спросил Сунь Укун. – Кто такой?

– Я – принц Ночжа, сын князя Вайсраваны, – ответил тот. – Тебе, негодная обезьяна, надо бы это знать. А прибыл я сюда по велению Яшмового владыки, чтобы тебя схватить!

– Убирайся-ка ты отсюда, пока жив, а государю своему передай, чтобы пожаловал мне звание Великого Мудреца, равного Небу, тогда я, так и быть, покорюсь ему. А не захочет, пусть на себя пеняет, я разнесу его драгоценную залу Священного небосвода.

От такой дерзости Ночжа рассвирепел, произнес заклинание и тотчас стал трехголовым и шестируким. В каждой руке он держал оружие.

Сунь Укун растерялся было, но тут же произнес заклинание и тоже стал трехголовым и шестируким. Затем он взмахнул своим посохом, и вместо одного их стало три.

Противники ринулись друг на друга, и завязался бой, да такой жаркий, что задрожала земля, ходуном заходили горы.

Они схватывались более тридцати раз. Сверкало оружие, летели во все стороны искры. Но все еще трудно было сказать, кто победит.

В разгар боя Сунь Укун вырвал у себя волосок, произнес заклинание, и рядом с ним появился второй царь обезьян, точная копия первого. И этот второй царь тоже стал наступать на Ночжу. Воспользовавшись этим, Сунь Укун зашел сзади и нанес принцу сильный удар. Тот, не выдержав боли, бросился наутек.

Вайсравана уже хотел послать в помощь сыну войско, как вдруг сам Ночжа предстал перед ним.

– О мой отец! Эта обезьяна – тварь поистине необыкновенная! Даже я, твой сын, не в силах ее одолеть.

– Как же нам быть? – воскликнул князь Вайсравана.

– Этот негодник требует, чтобы Яшмовый владыка пожаловал ему звание Великого Мудреца, равного Небу, иначе он грозится разнести драгоценную залу Священного небосвода, – молвил принц.

– Оставим-ка его лучше в покое, – сказал Вайсравана, – вернемся на Небо и доложим обо всем государю.

Так они и сделали. Вернулись со своим войском на Небо, явились в залу Священного небосвода и обо всем доложили государю.

– Неужели какая-то ничтожная обезьяна обладает такой громадной силой, что ее никак нельзя одолеть? – удивился государь и приказал снова отрядить войско на гору Цветов и плодов.

Но тут вперед выступил принц Ночжа и обратился к государю с такими словами:

– Великий государь! У этой обезьяны есть посох, который разит без промаха. А еще есть у нее знамя с надписью «Великий Мудрец, равный Небу». Вот она и хочет, чтобы вы, государь, пожаловали ей это звание, иначе она грозится разнести залу Священного небосвода.

Следом за Ночжей к императору обратился дух Золотой звезды.

– О государь! – молвил он. – Неизвестно еще, на что способна эта мерзкая обезьяна и сможем ли мы справиться с ней. Лучше призвать ее на Небо, пожаловать звание, какое она пожелает, а на должность не назначать и жалованья не платить.

– Быть по сему, – молвил государь и приказал заготовить указ, с которым и отправить на гору Цветов и плодов духа Золотой звезды.

Узнав о его прибытии, Сунь Укун приказал своим командирам выстроить войска и встретить посланца с развернутыми знаменами и барабанным боем. Сам он облачился в оранжевый халат, надел золотой шлем, золотую кольчугу и туфли, в которых ходят по облакам, и поспешил во главе своих воинов навстречу посланцу Неба.

– Государь согласен пожаловать тебе звание Великого Мудреца, равного Небу, и призывает тебя к себе во дворец, – сказал дух Золотой звезды.

Обрадованный Сунь Укун тотчас же воссел на облако вместе с посланцем Неба, и вскоре они уже были у Южных небесных ворот. Там они прошли прямо в залу Священного небосвода, и дух Золотой звезды, склонившись перед государем, доложил:

– О Владыка! Приказ ваш выполнен, Сунь Укун здесь.

– Подойди ко мне, – молвил Яшмовый владыка, обращаясь к Сунь Укуну. – Отныне, по моему повелению, ты будешь пожалован званием «Великий Мудрец, равный Небу». Звание это высокое, и надеюсь, впредь ты не станешь совершать опрометчивых поступков.

Царь обезьян поблагодарил государя за высокую милость, после чего тот приказал небесным служителям выстроить справа от персиковых садов управление Великого Мудреца, равного Небу. В управлении учреждалось два департамента: Департамент тишины и покоя и Департамент умиротворенных духов. Для ведения дел Сунь Укуну выделен был целый штат небесных чиновников. Затем государь приказал духу созвездия Удоу проводить Сунь Укуна в отведенное для него помещение. Ему пожаловали две меры вина и десять золотых цветов, пожелав при этом вести себя рассудительно, не нарушать тишины и покоя.

С этого дня царь обезьян стал жить в небесных чертогах, вкушая блаженство.

Если хотите узнать, что произошло с Сунь Укуном потом, прочтите следующую главу.


из которой вы узнаете о том, как царь обезьян покорил все горы и моря и как были вычеркнуты имена из десяти книг смерти | Сунь Укун — царь обезьян | из которой вы узнаете о том, как Сунь Укун расстроил Персиковый пир и украл пилюли бессмертия, как oн взбунтовался против небесных чертогов и как небожители пошли на







Loading...