home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Нью-Йорк

Ник сообщил новость беззаботным тоном, когда разбирал белье после стирки в воскресенье – накануне их путешествия. Похоже, родителям Ник только сейчас сообщил, что Рейчел приедет с ним в Сингапур. И кстати, они только что в принципе узнали о ее существовании.

– Я не совсем понимаю… ты хочешь сказать, что родители не знали обо мне все это время? – спросила изумленная Рейчел.

– Ну… нет. Но ты должна понимать, что дело вовсе не в тебе… – начал Ник.

– Сложно не принимать это на свой счет.

– Прошу тебя, не надо. Мне жаль, что тебе так кажется. Просто… – Ник нервно сглотнул. – Просто я всегда пытался провести четкую границу между личной жизнью и семьей, вот и все.

– Но зачем разделять личную жизнь и семейную?

– Ну, в моем случае иначе нельзя. Рейчел, ты же знаешь, какими властными могут быть китайские родители.

– Да, однако это не помешало мне рассказать маме о таком важном персонаже, как бойфренд. Я имею в виду, что мама узнала о тебе через пять минут после первого свидания, а через два месяца ты уже ужинал с ней за одним столом и смаковал ее тыквенный суп.

– У тебя с мамой совершенно особые отношения, и ты это знаешь. У других людей все не так просто. А с моими родителями особенно… – Ник помолчал, подбирая правильные слова. – Мы другие. У нас более формальные отношения, и мы вообще не обсуждаем свою эмоциональную жизнь.

– Они холодные и эмоционально закрытые или дело в другом? Они пережили Великую депрессию?

Ник рассмеялся и покачал головой:

– Нет, ничего подобного. Я думаю, ты все поймешь, когда познакомишься с ними.

Рейчел не знала, что и думать. Иногда Ник так загадочно выражался, и это объяснение не казалось ей разумным, но не хотелось устраивать сцену.

– Ты хочешь рассказать мне еще что-нибудь о своей семье, прежде чем я сяду в самолет и проведу с тобой все лето?

– Нет. Не то чтобы… – Ник замялся.

Он не мог решить, стоит ли упоминать о ситуации с их проживанием. Ведь он здорово дал маху. Слишком долго выжидал, а потом позвонил, чтобы официально объявить об отношениях с Рейчел. Его мать молчала. Зловеще молчала. А потом она задала один-единственный вопрос:

– Где ты будешь жить? И где будет жить она?

Внезапно до Ника дошло, что поселиться у родителей – плохая идея, по крайней мере для начала. Но Рейчел не сможет остановиться и у бабушки без явного приглашения. Можно было бы поехать к кому-то из дядюшек-тетушек, но это вызовет гнев матери, и тогда в семье разразится междоусобная война.

Не зная, как выбраться из трясины, Ник обратился за советом к двоюродной бабушке, которая всегда отлично улаживала подобные конфликты. Бабушка Розмари посоветовала ему первое время пожить в отеле, но подчеркнула, что нужно познакомить Рейчел с родителями прямо в день приезда.

– В первый же день. Не тяни до следующего, – предупредила она.

Возможно, стоит пригласить родителей на ланч или ужин, чтобы они встретились с Рейчел на нейтральной территории. Выбрать скромное заведение типа Колониального клуба. И лучше, если это будет все-таки ланч, а не ужин.

– За ланчем все более расслабленные, – посоветовала Розмари.

Затем Ник должен был уже сам поехать к бабушке и официально попросить разрешения пригласить девушку на традиционный пятничный ужин, который а-ма устраивала для всей семьи. Только после того, как Рейчел пригласят на это мероприятие, можно поднять вопрос об их проживании.

– Разумеется, бабушка позволит вам поселиться у нее, как только познакомится с Рейчел, но при худшем развитии событий я приглашу вас к себе, и никто не посмеет мне и слова сказать, – заверила его бабушка Розмари.

Ник решил сохранить эти сложные махинации в тайне от Рейчел. Ни к чему давать ей повод отказаться от поездки. Ник собирался подготовить девушку к встрече с родственниками, но при этом ему хотелось, чтобы у нее, когда придет время, сложилось непредвзятое мнение о них. И все же Астрид права: Рейчел нужен краткий экскурс. Но как объяснить ей, что представляет собой его семья?! Ведь всю жизнь он вынужденно это умалчивал…

Ник сел на пол, прислонился к кирпичной стене и сложил руки на коленях.

– Ну, думаю, тебе стоит знать, что я происхожу из очень большой семьи.

– А я думала, ты единственный ребенок.

– Да, но у меня целая толпа всяких родственников. Тебе предстоит познакомиться с кучей людей. Это три ветви семьи. Посторонние обычно сначала путаются в наших родственных связях. – Он пожалел, что использовал слово «посторонние», сразу же, как оно слетело с губ, но Рейчел, похоже, не обратила на это внимания, и Ник продолжил: – Все так же, как в любой большой семье. Болтливые дядюшки, эксцентричные тетушки, противные двоюродные братья и сестры и так далее. Но я уверен, ты придешь в восторг, познакомившись с ними. Тебе же понравилась Астрид?

– Астрид потрясающая.

– Да, и она от тебя в восторге. Все остальные тоже будут в восторге, Рейчел. Я в этом уверен.

Рейчел сидела на кровати рядом со стопкой полотенец, все еще хранивших тепло сушилки, и пыталась переварить услышанное. Ник никогда столько не рассказывал о своих родных, и она немного успокоилась. Она все равно до конца не понимала, что не так с его родителями, но должна была признать, что видела кучу довольно разобщенных семей, особенно у азиатских друзей. В старших классах Рейчел приглашали к друзьям, и ей приходилось присутствовать на тоскливых обедах в залитых флуоресцентным светом гостиных, когда родители за столом обменивались с ребенком не более чем пятью словами. Она замечала, какими изумленными глазами смотрели одноклассники, когда она время от времени обнимала маму или произносила «я люблю тебя» в конце телефонного разговора. Несколько лет назад ей прислали по электронной почте забавное письмо с заголовком «Двенадцать признаков того, что у вас азиатские родители». Под номером один значилось: «Ваши родители никогда в жизни не позвонят, чтобы просто поздороваться». Многих шуток в списке она не поняла, поскольку ее собственный опыт был другим.

– Нам очень повезло, ты знаешь. Мало у кого такие отношения, как у нас с тобой, – сказала Керри, когда они созвонились чуть позже тем же вечером.

– Я это понимаю, мам. Я знаю, что у нас все по-другому, поскольку ты растила меня одна и всюду брала с собой, – вслух размышляла Рейчел.

Когда она была маленькой, мама, казалось, каждый год откликалась на новое объявление о найме сотрудников в «Уорлд джорнал», китайско-американском издании, и они отправлялись к месту ее новой работы в очередной китайский ресторан в каком-нибудь городишке. В памяти промелькнули все те крошечные комнатки в общежитиях и самодельные кровати в таких городах, как Ист-Лансинг, Финикс, Таллахасси.

– Не стоит ждать, что все семьи будут как наша. Я тебя родила, когда мне было девятнадцать, сама была еще девчонка, поэтому в некотором отношении мы словно сестры. Не суди Ника строго. Грустно это говорить, но я тоже не была близка со своими родителями. В Китае на общение просто не хватало времени. Мать с отцом работали от зари до зари семь дней в неделю, а я все это время проводила в школе.

– Но все же как он мог так долго скрывать от родителей такое важное событие? Мы ведь не пару месяцев встречаемся.

– Доченька, и снова ты судишь о ситуации по своим американским меркам, а придется взглянуть на происходящее глазами китайцев. В Китае всему свое время, и существует особый этикет. Как я уже говорила, тебе нужно понять, что хуацяо порой соблюдают традиции даже строже, чем китайцы на родине. Ты ничего не знаешь о происхождении Ника. Тебе приходило в голову, что его семья может быть очень бедной? В Азии живут не только богатые. Может, Ник вынужден работать в поте лица и отправлять деньги домой, и родные не одобрили бы, что он транжирит деньги на подружек. А может, он не хочет, чтобы родители знали, что вы половину недели живете под одной крышей. Не исключено, что они благочестивые буддисты.

– Да, мам. Но я подумала, что Ник-то знает все обо мне, о нас с тобой, а я ничего не знаю о его семье.

– Не бойся, доченька. Ты знаешь Ника. Он порядочный человек и, хотя долго скрывал от родных ваши отношения, сейчас хочет сделать все как положено. Самое меньшее – представить тебя семье должным образом. Это самое важное, – сказала Керри.

Рейчел лежала в постели. Как обычно, тоны китайского языка, на котором говорила Керри, ее успокаивали. Может, она была излишне строга с Ником. Она позволила неуверенности взять верх и невольно решила, что Ник так долго ждал и не говорил о ней родителям потому, что стесняется ее. А что, если все наоборот? Если он стесняется родных? Рейчел вспомнила, что сказала ей сингапурская подруга Пейк Лин, когда она позвонила ей по скайпу и взволнованно сообщила, что встречается с одним из ее земляков.

Пейк Лин происходила из семьи, считавшейся одной из самых зажиточных на острове, но никогда не слышала о Янгах.

– Если бы у него были богатые или знаменитые родители, мы были бы знакомы. Янг – не такая уж распространенная фамилия. Они точно не корейцы?

– Точно. Я уверена, что они из Сингапура. Но ты знаешь, мне плевать, сколько там у них денег.

– В этом вся твоя проблема, – хмыкнула Пейк Лин. – Но я уверена: раз он прошел отбор у Рейчел Чу, значит он совершенно нормальный чувак.


Сингапур | Безумно богатые азиаты | Сингапур







Loading...