home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Макао

Ник провел пальцами по кожаным корешкам книг, аккуратно расставленных на полке красного дерева в стиле неоклассицизма. «Лейтенант Хорнблауэр». «Острова в океане». «Билли Бадд». Все на морскую тематику. Он выбрал «Август», неизвестное ему произведение Кнута Гамсуна, и уселся в вычурное кресло в надежде, что его на какое-то время оставят в покое.

Ник сразу понял, что страницы книги и, вероятно, многих других томов в этом собрании никогда не видели дневного света. Неудивительно, учитывая, что роскошная библиотека спрятана на нижней палубе 388-футовой яхты, которая могла похвастаться такими развлечениями, как бальный зал, караоке для отца Бернарда, часовня для его матери, казино, суши-бар, где на полной ставке работал повар с Хоккайдо, а также двумя бассейнами и открытым кегельбаном на верхней палубе, при необходимости превращавшимся в подиум для показов мод. Ник с тревогой взглянул на дверь, когда по спиральной лестнице снаружи послышались чьи-то шаги. Будь он умнее, он заперся бы изнутри. К величайшему облегчению Ника, в библиотеку заглянул Мехмет.

– Николас Янг! Почему я не удивлен, увидев тебя в единственном помещении с интеллектуальным уклоном на всей этой посудине! – воскликнул Мехмет. – Не возражаешь, если я присоединюсь? Похоже, здесь самое тихое место на лодке, а если я услышу еще хоть один ремикс из «Отеля Кост»[124], то прыгну за борт и поплыву к ближайшему буйку.

– Добро пожаловать! Как там наши аборигены?

– Я бы сказал: никак не уймутся. Я покинул их у бассейна, когда там началось соревнование по приготовлению десерта «Сандей».

– Они готовят «Сандей»? – Ник приподнял бровь.

– Ага. На дюжине обнаженных местных красоток.

Ник устало покачал головой:

– Я пытался спасти Колина, но он в ловушке. Бернард провозгласил его Королем взбитых сливок.

Мехмет опустился в кресло и закрыл глаза:

– Колину стоило послушаться меня и приехать в Стамбул, чтобы отдохнуть перед свадьбой. Я ему велел и тебя пригласить.

– Я бы не отказался сейчас перенестись в Стамбул, – улыбнулся Ник. – Гораздо лучше находиться в летнем дворце твоих родителей на берегу Босфора, чем на этой лодке.

– Понимаешь, я вообще удивлен, что Колин устроил мальчишник. Мне кажется, такие вечеринки не в его духе.

– Это так, но, по-моему, Колину неудобно было отказать Бернарду, поскольку отец Бернарда – крупнейший акционер в фирме Ху, – объяснил Ник.

– Бернард очень старается. Он действительно думает, что Колин в восторге от самого масштабного кутежа с наркотой и алкоголем, какой я только видел со времен весенних каникул в Кабо, – пробормотал Мехмет.

Ник удивленно уставился на него, не ожидая услышать такие слова из уст Мехмета. Тот приоткрыл один глаз и ухмыльнулся:

– Шучу. Я никогда не был в Кабо, просто всегда хотелось произнести эту фразу.

– На долю секунды ты меня испугал! – засмеялся Ник.

В этот момент в библиотеку ворвался Колин. Он плюхнулся на ближайший стул и застонал, массируя виски:

– Боже, помоги мне! Я не думаю, что когда-нибудь снова смогу съесть еще хоть одну мараскиновую вишню![125]

– Колин, ты что, ел мороженое с одной из этих девиц? – недоверчиво поинтересовался Мехмет.

– Да ты что?! Араминта меня убила бы, если бы я слизывал мороженое с чьей-то… э-э-э… промежности, так что я съел только вишенку, а потом сказал Бернарду, что мне нужно в туалет.

– Откуда он вообще притащил этих девчонок? – спросил Мехмет.

– Нанял в том борделе, куда заставил нас пойти вчера вечером, – пробормотал Колин, борясь с головной болью.

– Знаете, я думаю, что он был искренне шокирован, когда мы отказались от девушек, которых он нанял на всю ночь, – заметил Мехмет.

– Придурок. Мы испортили весь его великий замысел: не пошли на собачьи бои, не снялись в видео с проститутками и отказались нюхнуть первоклассного перуанского кокаина, – засмеялся Ник.

С верхней палубы раздались чьи-то крики, а потом истошный вопль.

– Интересно, что там происходит? – сказал Ник, но никто не сделал попытки подняться с уютного кресла.

Яхта замедлила ход, и вдоль нижних палуб с топотом забегали члены команды.

Алистер вошел в библиотеку, осторожно удерживая белую чашку и блюдце с пенистым капучино.

– Что за крики на палубе? – спросил Колин со стоном.

Алистер закатил глаза, устраиваясь на стуле рядом с круглым деревянным столиком:

– Одна из малышек во время борьбы в масле соскользнула с палубы. Не волнуйтесь, у нее такие буфера, что можно использовать вместо спасательного круга. – Он отхлебнул кофе и поморщился. – Этот австралийский бармен соврал. Сказал, что приготовит мне идеальный флэт-уайт, но это ни в какое сравнение не идет. Просто фиговенький латте.

– А что такое «флэт-уайт»?

– Это капучино, который готовят только в Оз[126]. Нагретое паром молоко смешивается с эспрессо так, что наверху образуется легкая пенка, а в итоге получается гладкая бархатистая текстура.

– Вкусно? – Мехмет был немного заинтригован.

– Вкуснее не бывает. Когда я учился в университете в Сиднее, то в день выпивал по две чашки, – мечтательно протянул Алистер.

– Господи, я бы тоже не отказался от чашки кофе, – вздохнул Колин. – Это сущий кошмар! Я бы с радостью куда-нибудь делся с этой лодки и выпил бы чашку нормального кофе в другом месте. Я знаю, что это одна из самых крутых новых яхт в мире, и я должен быть благодарен, но, честно говоря, она скорее похожа на плавучую тюрьму.

Его лицо потемнело, и Ник посмотрел на друга с беспокойством. Настроение Колина стремительно портилось, он погружался в пучину депрессии. Тут Нику пришла в голову одна интересная мысль. Он вытащил мобильный телефон и начал просматривать контакты, наклонившись при этом к Мехмету и шепча что-то ему на ухо. Мехмет широко улыбнулся и нетерпеливо кивнул.

– О чем вы там шушукаетесь? – Алистер с любопытством подался вперед.

– Да есть одна идейка. Колин, ты готов покинуть этот жалкий мальчишник? – спросил Ник.

– Я хочу этого всем сердцем, но не могу расстроить Бернарда и, что еще важнее, его папашу. Я имею в виду, что Бернард сделал все возможное, чтобы мы великолепно развлеклись в эти выходные.

– Вообще-то, он сделал все возможное, чтобы самому великолепно развлечься, – парировал Ник. – Посмотри, как ты несчастен. Ты хочешь продолжать эту пытку, лишь бы не обидеть семейство Тай? Это твой последний уик-энд в роли холостяка, Колин. Думаю, у меня есть стратегия побега, которая никого не обидит. Если я ее воплощу, подыграешь мне?

– Ладно… почему бы и нет? – с некоторой тревогой отозвался Колин.

– Ты только послушай! – радостно воскликнул Алистер.


– Быстрее! Нам требуется срочная медицинская помощь. Остановите, пожалуйста, яхту и назовите наши точные координаты! – потребовал Ник, врываясь в капитанскую рубку.

– Что случилось? – спросил капитан.

– У моего друга острый панкреатит. С нами врач, и он считает, что началось внутреннее кровотечение. Я на связи со спасательным вертолетом! – затараторил Ник, взволнованно потрясая мобильным.

– Минуточку. Я капитан корабля, и это я решаю, нужно ли вызывать медиков и эвакуировать кого-то. Что за доктор там у вас? Дайте я взгляну на пациента.

– Капитан, при всем уважении к вам мы не должны терять ни секунды. Вы можете пойти и взглянуть на него, если хотите, но прямо сейчас мне нужны координаты.

– С кем вы говорите? Береговая охрана Макао? Это нарушение всех правил. Дайте мне трубку! – прорычал капитан в замешательстве.

Ник продемонстрировал свой самый снисходительный, роскошный акцент, отточенный за годы учебы в Бейлиол-колледже, и сердито посмотрел на капитана:

– Вы вообще в курсе, кто мой друг? Колин Ху – наследник одного из самых больших состояний на планете!

– Но-но, молодой человек, не важничайте! – завопил капитан. – Мне плевать, кто ваш друг, существуют специальные инструкции на случай чрезвычайной ситуации, КОТОРЫЕ Я ДОЛЖЕН СОБЛЮДАТЬ, И…

– …И ПРЯМО СЕЙЧАС мой друг на нижней палубе вашей посудины может умереть от потери крови потому, что вы не позволили мне вызвать медиков и эвакуировать его! – перебил Ник, повышая голос и переходя на крик, как и капитан. – Вы хотите, чтобы вся вина легла на вас? Это я вам гарантирую. Я Николас Янг, и моя семья сотрудничает со всеми компаниями, занимающимися морскими перевозками. Пожалуйста, немедленно сообщите мне гребаные координаты, иначе я лично позабочусь, чтобы вы отныне не смогли устроиться капитаном даже на кусок пенопласта!!!

Двадцать минут спустя, пока Бернард млел в джакузи на самой верхней палубе, а девушка, наполовину португалка[127], пыталась ублажать его, широко открыв рот под пузырящимися струями воды, в небе появился белый вертолет «Сикорский» и начал спускаться на яхту. Сперва Бернард подумал, что у него галлюцинация от избытка алкоголя, а затем увидел, как Ник, Мехмет и Алистер вытаскивают на вертолетную площадку носилки с лежащим на них Колином, завернутым в шелковое одеяло «Этро».

– Какого черта? – рявкнул Бернард, выбираясь из воды, натягивая плавки от «Вилебрекуин» и устремляясь в сторону площадки.

В коридоре он столкнулся с Лайонелом.

– Я хотел тебе сообщить, что Колину резко поплохело. Он полчаса лежал, согнувшись от боли, и его постоянно рвало. Думаем, что это алкогольное отравление после двухдневной попойки. Мы его забираем с яхты и везем в больницу.

Они подбежали к вертолету. Бернард посмотрел на Колина – тот тихонько постанывал, его лицо исказила гримаса. Рядом сидел на корточках Алистер и вытирал ему лоб влажным полотенцем.

– Блин! Почему мне раньше никто не сказал? Я понятия не имел, что Колину так фигово. Черт! Теперь родичи во всем обвинят меня! А потом это просочится во все колонки сплетен, во все газеты… – сетовал Бернард. Он вдруг очень встревожился.

– Никакой утечки не будет. Ни сплетен, ни газет, – торжественно сообщил Лайонел. – Колин не хочет, чтобы тебя кто-то обвинил, так что послушай. Мы отвезем его в больницу и не расскажем никому из родственников о том, что случилось. У меня бывали алкогольные отравления. Проведут детоксикацию, восстановят водный баланс – и через пару дней Колин будет как огурчик. Тебе и ребятам нужно притвориться, что ничего не произошло, и веселиться дальше на вечеринке, ладно? Не звони домой. Никому ни слова не говори. Увидимся в Сингапуре.

– Лады, лады… – Бернард быстро закивал, испытывая облегчение. Теперь можно было без угрызений совести вернуться к той девчонке.

Когда вертолет поднялся в воздух, Ник и Алистер начали ржать и никак не могли остановиться, глядя на Бернарда в широких плавках, болтавшихся на тощем бледном теле. Он смотрел им вслед с недоумением.

– Думаю, до него даже не дошло, что это не медицинский вертолет, – хихикнул Мехмет.

– А куда мы летим? – заволновался Колин, сбрасывая с себя фиолетовое одеяло с золотистым узором.

– Мы с Мехметом наняли «Сессну Сайтейшен X». Самолет с полными баками ждет нас в Гонконге. Ну а дальше – сюрприз! – сказал Ник.

– «Сайтейшен Х»? Это тот самолет, который развивает скорость до шестисот миль в час? – спросил Алистер.

– И даже больше, когда на борту всего пятеро парней без багажа, – широко улыбнулся Ник.


Сингапур | Безумно богатые азиаты | * * *







Loading...