home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 1

Ксения

От третьего выпитого коктейля в голове шумело, а ритмичная музыка ночного клуба казалась слегка приглушенной. Устроившись у барной стойки, я меланхолично поглядывала в сторону танцпола, где моя подруга Танька Барсукова зажигала сразу с двумя парнями.

Заказав у бармена еще один коктейль — в этот раз «Лонг Айленд» — я проигнорировала очередной призыв машущей мне неугомонной блондинки, и поморщилась. Ну вот зачем я сюда приперлась? А все потому, что Танька и мертвого уговорит!

Поняв, что гора к Магомету не придет, подруга оставила танцпол и присоединилась ко мне.

— Ну ты чего такая кислая? Смотри, какие ребята потрясные! — она метнула игривый взгляд в сторону молодчиков, с которыми только что танцевала. — И явно не прочь хорошо провести время!

Я метнула на нее косой взгляд.

— Лично я здесь для того, чтобы напиться. А ты, если хочешь, иди зажигай дальше.

— Вот честно, не пойму я тебя! — искусственно увеличенные до неприличных размеров губы Таньки попытались поджаться, но это получилось плохо. — Самые завидные парни универа за тобой бегают, а ты куксишься!

— Не начинай, а? — я закатила глаза. — Сама знаешь, из-за чего эти гады за мной бегали. Поспорили, кто быстрее в постель затащит признанную недотрогу.

— Это тебе Катька Сорокина растрепала? Ты меньше ее слушай! — подруга прищурила глаза с громадными накладными ресницами. — Она тебе просто завидует! Может, поначалу, и из-за этого Артур и Денис к тебе подкатывали, но потом втюрились по уши. Совсем с ума сходят, друг другу вон морды постоянно бить пытаются!

— Пусть хоть совсем поубивают друг друга, — безразлично отозвалась я. — Все равно гады, даже если так! И вообще, эти мажоры с самого начала не вызывали у меня особой симпатии. На ничего большее, чем дружба, со мной могли и не рассчитывать.

— Кого ж ты ждешь тогда? — фыркнула Танька. — Принца, что ли?

— Нормального мужика! — взорвалась я.

— Ну и запросики у тебя! — хохотнула подруга. — Где ж ты в наше время нормального найдешь? Да еще когда сама ненормальная!

Вот на последнее я обиделась.

— И почему это я ненормальная? — воинственно поджала губы, благо, они у меня самые обычные, и получилось без труда.

— Да хотя бы потому, что умудрилась до двадцати лет девственницей проходить! И это притом, что мужики на тебя всегда слюни пускали! И что только находят в тебе? — последнее прозвучало завистливо. — Уж прости, подруга, но на топ-модель ты не тянешь! Не уродина, конечно, но и красоткой не назовешь. Правда, мужики так почему-то не считают, — страдальческий вздох и новый завистливый взгляд.

Я хмыкнула. Для Таньки это было больной темой. Сама она отчаянно пыталась соответствовать принятым сейчас стандартам красоты. Изводила себя в тренажерном зале до седьмого пота, уговорила родителей дать ей денег на увеличение груди, выбелила волосы, увеличила губы и нарастила ресницы. Результат, по ее мнению, того стоил. Мужики, определенно, стали обращать на нее больше внимания. Ровно до того момента, пока рядом не появлялась я, отчего она старалась не знакомить меня с теми, на кого имела виды. Поражаюсь тому, что Танька до сих пор со мной дружит, а не отсеялась, как прочие подружки, замечавшие столь странный эффект.

И ведь и правда непонятно, что такого во мне находили! До параметров модели не дотягиваю, чуть ниже среднего роста, лицо симпатичное, но не более. Да и еще в последнее время, чтобы отпугнуть мужиков, коротко остригла свои каштановые волосы и выкрасила в рыжий с воинственными зелеными и красными прядями. Одевалась тоже, скорее, как парень, чем девушка. Но тем не менее, стоило какому-то Танькиному знакомому побывать в моем обществе минут пять — и все, я замечала в его глазах особый огонек.

Как-то мы напоили одного такого незадачливого кавалера, и он попытался объяснить на наши расспросы, что ж мужики находят во мне особенного. Ответ мало что прояснил. Едва шевеля заплетающимся языком и глядя на меня влюбленными глазами, тот парень — кажется, его Антон звали — сказал:

— Понимаешь, Ксюх, есть в тебе что-то такое… э-э-э… харизма, что ль… Вот чем больше с тобой общаешься, тем сильнее понимаешь! Необычная ты какая-то… Светлая, теплая… Смотрел бы и смотрел… Будто светишься изнутри! И притягиваешь к себе так, что после тебя на других и глядеть не хочется… Они какими-то тусклыми и серыми кажутся.

Мы тогда с Танькой посмеялись и решили, что парень допился до невменяемости, раз такой бред несет. Но помимо воли, слова его все-таки запомнились. Да и подтверждение их видела постоянно, отчего уже на стенку лезть хотелось! Не то чтобы я была мужененавистницей, но постоянные петушиные бои рядом сильно раздражали. Хотелось нормальных отношений, а не навязчивого внимания и попыток подкупить дорогими подарками и пускания пыли в глаза.

Хотя, положа руку на сердце, даже не это главное. Я просто не любила никого из тех, кто донимал своим вниманием. Даже симпатии малейшей не чувствовала. А делать вид, что это не так, лишь из-за того, чтобы было как у всех, претило. Уж лучше быть одной, чем растрачивать себя на тех, кто не вызывает никаких чувств! Так считала я и с чем в корне была не согласна Танька, то и дело пытавшаяся свести меня с кем-то. По-моему, она имела и еще один мотив так поступать. Думала, что когда я влюблюсь и завяжу серьезные отношения, перестану представлять для нее угрозу. Да я и сама начинала считать, что со мной что-то не так, и от этого грузилась еще больше. Ну почему у других людей все просто, а я надумываю себе проблем?

— Знаю я, что тебе надо, чтобы перестала депрессировать, — хлебнув коктейль, приготовленный для нее барменом, объявила Танька.

— И что же? — едко поинтересовалась я.

— Переспать с кем-нибудь. Просто так, без обязательств. Ты слишком грузишься по поводу девственности, носишься с ней. Так и до старости прождать можно! Вот увидишь, как только переспишь с кем-то, посмотришь на жизнь иначе! Развлекайся, пока молодая и красивая! — пьяно захихикала она.

— Сильно сомневаюсь, что это решение всех моих проблем, — ухмыльнулась я, хотя в последнее время и сама часто задумывалась над этим. А то стыдно даже сказать кому-то, что в таком возрасте до сих пор еще невинна.

— Не попробуешь — не узнаешь, — философски заявила Танька и. допив коктейль, встала на ноги. — Ладно, я танцевать! А ты не сиди тут, как сестрица Аленушка у озера, а иди подцепи кого-то. И бери быка за рога!

Вот как у нее все просто! Даже позавидовать можно!

Я криво улыбнулась и развернулась в сторону зала, критически оглядывая присутствующих мужчин. Не будь я уже изрядно навеселе, выбросила бы из головы дурацкий совет. Но сейчас он невольно упал на благодатную почву. Может, и правда, в этом корень моих проблем? Избавлюсь от уже и самой поднадоевшей девственности, и жизнь станет легче и веселее!

Только не попросишь же первого встречного помочь с решением столь деликатной проблемы! А обоих мажорчиков я сама же отшила вчера, запретив даже подходить ко мне. Да и мысль о том, чтобы попросить об этом кого-то из них, после того как узнала, что они на меня спорили, вызывала отвращение. Нет уж, лучше первый встречный, с которым никогда больше не пересекусь!

Но чем больше я разглядывала находящихся в клубе мужчин, тем сильнее понимала — нет, мне столько не выпить. Не то чтобы они все были страшными и безобразными. Просто раз уж это произойдет в первый раз, хотелось кого-то особенного. Того, кто хоть какую-то симпатию бы вызвал! Иначе, боюсь, в самый решающий момент струшу и сбегу.

— Ищете кого-нибудь? — послышался рядом вкрадчивый, словно обволакивающий голос, и я невольно вздрогнула.

По коже пронеслась целая вереница мурашек. И даже не знаю, приятным было это ощущение или нет. Сердце невольно участило темп, что со мной происходило нечасто. Обычно меня трудно вывести из равновесия.

Медленно повернулась. Рядом на высоком стуле сидел парень не старше двадцати пяти лет. И чем больше я на него смотрела, тем сильнее понимала, что имел в виду бедолага Антон, когда говорил о харизме. Вроде бы внешность и не самая выигрышная, даже странная. Представьте себе высокого тощего блондина с хищными чертами лица и раскосыми, как у азиата, глазами. Одет совершенно неприметно: белая футболка и джинсы. В общем, впечатления от его внешности сомнительные. Не принц, это точно! Но чем больше я смотрела в узкие темные глаза, тем сильнее понимала — отвести взгляд не могу. И сама не понимала, почему. Энергетика парня, попросту бешеная, не позволяла этого сделать.

Он казался загадкой, которую хотелось разгадать. Понять, в чем его секрет, раз настолько выделяется из числа остальных. А еще поразило то, что чем дольше его разглядывала, тем навязчивее становилось ощущение, что вижу не впервые. Хотя готова поклясться, что это не так!

Позабыв о недавних планах по избавлению от девственности, пялилась с неприлично отвисшей челюстью на блондина-азиата.

— Вы кто? — наконец, издала нечто, напоминающее писк.

Должно быть, вопрос звучал странно и совершенно не подходил для непринужденной беседы у барной стойки, но я не могла сейчас мыслить адекватно.

Парень улыбнулся, отчего у меня снова по коже пробежали мурашки.

— Я кажусь тебе знакомым?

И как он догадался? Нервно сглотнув, осторожно ответила, хватаясь за бокал с коктейлем, как утопающий за соломинку:

— Возможно. А это так? Мы с вами встречались раньше?

Радует уже то, что хоть произнести внятно смогла.

— Да, — лаконично ответил он, продолжая буравить взглядом, от которого все больше становилось не по себе.

— И где же? И когда? — сдув со лба длинную ассиметричную челку, резко контрастирующую с выстриженным ежиком на затылке, спросила.

— Если хочешь, обо всем расскажу. Но не здесь. Давай пойдем куда-нибудь в тихое место, где нам никто не помешает, — мягко сказал он.

А я поймала себя на том, что его предложение отчего-то встревожило. И притом, отказать язык не поворачивался. Уж слишком заинтриговал парень! Первый, кто вообще вызвал у меня подобные эмоции. К тому же, разве я не сама искала кого-нибудь на ночь с вполне определенной целью? И если уж искать кого-то особенного, то этот, как по мне, подходит идеально. Более чем! Только почему сердце еще больше участило темп, а интуиция подает тревожные сигналы?!

— Может, для начала хотя бы скажете, как вас зовут? — хрипло спросила.

— Айдар, — он улыбнулся и кивнул в сторону бармена. — Еще коктейль?

Он что напоить меня хочет? — мелькнула паническая мысль. Да еще и имя вызвало непонятную реакцию. Я и правда его где-то уже слышала. Черт! Да что происходит вообще?

— Нет, пожалуй, мне уже хватит, — пробормотала. — И думаю, пора домой.

Айдар так резко накрыл мою руку своей, что я вскрикнула. А потом закусила нижнюю губу, чувствуя, как глаза непроизвольно расширяются. От прикосновения его ладони будто током шибануло. Хотя, скорее, легкими электрическими разрядами, не приносящими боли, но вызывающими весьма странные ощущения. Так, будто что-то во мне узнавало его на уровне инстинкта.

Пребывая в каком-то ступоре, я не сопротивлялась, когда Айдар властно сказал:

— Пойдем! — и, не выпуская моей руки, помог встать со стула и повел к выходу.

От выпитых ранее коктейлей мир вокруг казался полуреальным, а присутствие рядом загадочного парня лишь усугубляло мое состояние. Может, это все сон, и скоро я проснусь и обнаружу себя в собственной постели?

На краткий миг сумела взять себя в руки и оглянуться, отыскивая Таньку. Та одобрительно показала мне большой палец и помахала рукой. И до меня дошло, что она поняла все неверно. Решила, что вняла ее совету и подцепила мужика на ночь. Проклятье! Как мне сбросить это пугающее оцепенение?

Айдар будто почувствовал, что готова сорваться с крючка, и обвил за талию. Из меня сразу словно выпустили воздух, и я обмякла в его руках, ощутив себя еще более пьяной. Лишь мозг посылал панические сигналы, призывающие сопротивляться тому, что происходит. Будь я трезвой, возможно, и получилось бы вырваться. Но сейчас разум отказывался помогать.

Почти на руках вытащив меня из клуба, Айдар поймал такси и погрузил в него мою не способную к сопротивлению тушку. Еще сильнее стало не по себе, когда он сам назвал водителю адрес съемной квартиры, которую мы делили с Танькой.

— От-ткуда в-вы?.. — начала было спрашивать, но Айдар прижался губами к моему уху и выдохнул:

— Ш-ш-ш, все вопросы потом, — и я просто не смогла больше издать ни звука.

Откинувшись на спинку сиденья, прикрыла глаза и отключилась. То, как мы доехали и как Айдар втащил меня в подъезд, я благополучно пропустила. Очнулась, лишь когда он поставил на ноги перед дверями квартиры, придерживая одной рукой. Попыталась что-то сказать, но в буквальном смысле прикусила язык, когда из-под его ладони полыхнул свет, а в следующее мгновение замок щелкнул, и дверь распахнулась сама.

Ощущая во рту солоноватый привкус крови, я всхлипнула, охваченная почти что ужасом. Разум, подпитываемый страхом, позволил снова взять контроль над телом. Я попыталась оттолкнуть пугающее существо, находящееся рядом, и бежать. Куда угодно, лишь бы подальше от него! От того, кто, без сомнения, не является обычным человеком! И мне сейчас даже не хотелось узнавать, кто же он на самом деле. А только держаться от него подальше!

Но Айдар чутко уловил мое настроение и, зажав рот одной рукой, второй подхватил и втащил внутрь, не обращая внимания на сопротивление. Сильный, гад! Несколько раз лягнула его куда дотянулась, но, казалось, мои удары не оказывают на него ни малейшего воздействия.

Звук хлопнувшей за спиной двери показался стуком крышки гроба.

Обрела способность говорить, только когда меня швырнули на диван в гостиной.

— Ч-что в-вам от меня нужно? К-кто вы т-такой, черт возьми?!

— Мне жаль… — он состроил скорбный вид. — Ты всегда мне нравилась больше остальных. Но кажется, я постиг замысел Высших. В живых из нас должен остаться только один.

— Как-ких еще Высших? — у меня кровь застыла в жилах, когда я поняла, что он еще и псих. Притом, весьма опасный, учитывая фокус, проделанный с дверью! — И кого это «нас»?!

— Бедная Лилана, — он театрально закатил глаза. — Наверное, ужасно ничего не понимать и даже не знать, за что умрешь.

— Ум-мру? — в глазах потемнело от подступившей животной паники. — И почему вы так странно меня назвали? Я Ксения, между прочим! Никакая не Лилана! Может, вы с кем-то меня перепутали?!

Попыталась соскочить с дивана, но неведомая сила отправила обратно. Притом этому гаду даже не понадобилось прикасаться ко мне. Он стоял в двух шагах и смотрел на меня, а его раскосые глаза казались сейчас особенно жуткими. Глаза моей смерти!

— Повторяю… Мне очень жаль, — мягко сказал он. — Но без твоей смерти ничего не завершится. Остальные уже мертвы. Тебя я оставил напоследок. Никогда не говорил тебе, но ты должна знать… Я всегда питал к тебе… скажем так, некоторую слабость.

Он шагнул к дивану и склонился над моей съежившейся фигуркой. Со вздохом коснулся волос, провел по лицу и очертил пальцами контуры губ.

— Хотя бы объясните, что все это значит! Вы обещали… Там, в баре… что ответите на мои вопросы, — я дернулась, сбрасывая его руку и отчаянно пытаясь потянуть время.

Кто знает, может, найду лазейку, которая позволит переубедить его? Уговорить, что убивать меня вовсе необязательно. Но для этого я должна знать подробности его сумасшествия. Что происходит в этой больной голове?

Айдар тонко улыбнулся и, напоследок погладив по волосам, что я стойко вытерпела, устроился в кресле напротив.

— Хорошо, я отвечу на твои вопросы. Думаю, могу отдать тебе дань уважения хотя бы таким образом. И повторяю, мне очень жаль, что так получилось.

— Почему вы назвали меня Лиланой? — от адреналина, хлынувшего в кровь из-за грозящей мне опасности, я даже протрезвела и обрела способность мыслить более-менее здраво.

— Такое имя дали тебе Высшие, когда создавали нас.

Проклятье! Да он точно псих!

— Кто такие Высшие? — задала новый вопрос, стараясь не показывать даже взглядом реакцию на его слова.

— Я знаю о них не так много. Как и мы все. Только то, что они наши создатели и контролируют проводимый эксперимент.

— Какой еще эксперимент?!

— По выявлению лучшего из нас. Награда, что ожидает в конце, стоит всего, через что нам пришлось пройти до сих пор.

— Да о чем вы говорите?! — не выдержала я. От его ответов возникало лишь еще больше вопросов.

— Полагаешь, мир, в котором ты живешь сейчас, единственный? Нет, моя дорогая. Он лишь крохотная песчинка в вереницах миров, созданных Высшими. Мы стали новым экспериментом взамен тех, что проводились раньше.

Я смотрела на него, уже боясь что-либо спрашивать, понимая, насколько сильно попала. Да он двинутый на всю голову!

— Вначале Высшие назначали таких, как мы, богами для контроля над различными вереницами миров. Но результат показал нестабильность. Многие настолько вжились в роль богов, что это стало опасным для сохранности системы. Боги воевали между собой, наказывали недостаточно преклоняющихся перед ними разумных существ, едва не уничтожили все. Так что Высшие изменили подход. Теперь мы должны жить в подвластных мирах, находясь в телах обычных людей, но ничего не помня о своей истинной сути. Да еще более высокий результат получают те, кто выбрал не слишком удачное тело. Добиться чего-нибудь, родившись в бедной семье или будучи ущербным — не лучшее ли доказательство того, что ты способен на большее, чем остальные? Когда после смерти очередной оболочки возвращаемся в Обитель, к нам приходит осознание своей личности и память обо всех прежних воплощениях. Мы анализируем то, что видели во время жизни смертными, даем прогнозы и вносим предложения, нужно ли напрямую вмешиваться в происходящие в тех мирах процессы. Ну и Высшие проводят подсчет всего, что мы сделали за жизнь, как действовали, чего достигли. Они сказали, что по результатам эксперимента, который закончится тогда, когда они посчитают нужным, будет выявлен лучший из нас. Он обретет функции бога этой вереницы миров. Остальные станут его помощниками и продолжат сбор данных обычными методами.

— И сколько же все это длится? — спросила, когда он умолк, и боясь, что решит, что настало время переходить к делу.

— Больше трех тысяч лет, — он поморщился. — Знала бы ты, как я устал постоянно воплощаться в уязвимых смертных! С каждым разом это становится все труднее. Знать о своем могуществе и соглашаться на роль муравья!

Ну и самомнение у этого белобрысого азиата! Неудивительно, что для него убить человека — то же, что насекомое прихлопнуть! Обиднее всего, что в этот раз таким насекомым стану я.

— Если лучшему все равно понадобятся помощники, то зачем тебе всех убивать? — протянула, надеясь, что удастся пробудить в нем хоть какую-то логику.

Губы Айдара растянулись в снисходительной улыбочке.

— Потому что я первым из всех понял, в чем на самом деле состоял замысел Высших.

— И в чем же?

Эх, боюсь, что мне ответ не слишком понравится… И я не ошиблась!

— Мы можем хоть до посинения продолжать перевоплощаться в смертных. Высшие же терпеливо ждут, когда осознаем истину. Должен остаться только один. Тот, кто докажет, что он сильнее и способен на решительные меры. Контролеров над одной вереницей взаимосвязанных миров не может быть несколько — они просто перегрызутся. Всегда между нами будут зависть и конкуренция. Так что в итоге один из нас должен устранить с дороги остальных.

— С чего ты взял, что именно в этом был их замысел? — осторожно спросила.

— Я готов рискнуть, — в раскосых глазах полыхнул жуткий огонек, и до меня дошло неутешительное осознание.

Он настолько верит в свой шизофренический бред, что и правда считает себя доведенным до ручки. Устал перевоплощаться и лезть из кожи вон, доказывая свое превосходство. Предпочтет тем или иным способом покончить с экспериментом Высших. И сейчас на его пути лишь одна преграда — я. По каким критериям он меня причислил к таким же существам, к каким относит себя, остается лишь догадываться. Скорее всего, увидел в баре, и я его заинтересовала. Больной ублюдок!

— Довольно слов! — он поднялся, и у меня сердце ушло в пятки.

Когда же в его руке неизвестно откуда появился длинный кинжал, подсвеченный голубоватым светом, я завизжала. Вернее, попыталась, поскольку из горла не просочилось ни звука. Неужели Айдар и на такое способен?! Полностью парализовать жертву?

Попыталась сопротивляться, и тело даже начало подергиваться. Но я катастрофически не успевала взять его под контроль до того, как эта сволочь подойдет.

— Мне придется убить тебя, Лилана, — склонившись надо мной, шепнул он, приблизив лицо вплотную к моему. — Притом, к сожалению, два раза.

О чем этот мерзавец говорит, черт возьми?!

— Чтобы убить таких, как мы, недостаточно просто поразить тело, — в ответ на невысказанный вопрос протянул он, опять погладив меня по щеке. Я же от потрясения сейчас не могла даже стряхнуть ее. — Когда я убью это смертное тело, твоя душа вернется в истинную оболочку. И только тогда мне удастся довершить дело до конца. Прости, но иначе не получится. И поверь, мне это делать не слишком приятно. С другими было легче, — он вздохнул и коснулся губами моего рта.

Вот этого я уже не стерпела и впилась зубами в его нижнюю губу. Айдар отпрянул, в раскосых глазах полыхнула злость.

А в следующую секунду грудь пронзило болью — такой сильной и резкой, что я не смогла даже вздохнуть.

Со всех сторон накатила темнота, погружая в вязкую пустоту, где не было ни звуков, ни запахов, ни образов…

Это длилось, казалось, всего мгновение. А потом я вновь распахнула глаза, чтобы, еще до конца не осознавая, что происходит, увидеть себя в какой-то капсуле, подсвеченной голубым. Больше всего это напоминало обстановку на космическом корабле или в лаборатории будущего. Ряд длинных капсул, таких же, как та, в которой лежала я. Всего двенадцать. Все, кроме моей, раскрыты, и сквозь прозрачный купол своей я видела, что лишь одна из них пуста. В остальных лежали люди. Мужчины и женщины. Абсолютно обнаженные. С подсоединенными к ним датчиками, ведущими к общей огромной панели на потолке, напоминающей карту звездного неба. Что-то вроде компьютера.

Разум, пытающийся осознать, что происходит, отстраненно отметил, что тела повреждены. У каждого в районе сердца зияла кровавая рана. И только когда крышка моей капсулы начала подниматься, а я увидела над собой Айдара, одетого в серебристый облегающий костюм, нахлынули воспоминания.

Перед глазами лихорадочно замелькали события сегодняшнего вечера, а еще начали накатывать странные образы, будто и не мои вовсе.

— Мне жаль, но у тебя не будет времени полностью осознать себя и вспомнить, — послышался ненавистный голос.

Над моей обнаженной грудью занесся знакомый кинжал. В голове пронеслись панические мысли: «Проклятье, это все правда! Весь тот бред, что рассказывал этот псих!» И еще одна мысль, принадлежащая будто и не мне: «Поторопись! Прыгай в первое попавшееся тело! Не время выбирать!»

Панель над капсулой, к которой все еще были подключены мои датчики, ярко полыхнула, на мгновение отразив мое лицо. Вернее, лицо существа, лежащего в капсуле. Рыжеволосой девушки с правильными чертами и огромными кошачьими зелеными глазами. Могу понять Айдара, почему он неровно дышал к своей товарке по несчастью и ее единственную не смог хладнокровно убить сразу! Девушка поразительно красива! Но все это мелькнуло отстраненно, пока разум почти помимо воли давал команду магическому компьютеру.

Я даже не удивилась, откуда знаю, что и как делать. Каким-то образом понимала, что обычно все происходит не так и перед тем, как выбрать себе тело, мы тщательно изучаем данные и внедряемся еще на стадии зародыша. Так положено, чтобы осознавать себя именно как этот человек и не помнить ничего из прошлого. Мозг зародыша просто не в состоянии вместить все воспоминания и это происходит само собой. Лишнее отсекается.

Но сейчас нет времени! И я дала лишь один параметр. Пусть это будет женщина такого же возраста, как и мое предыдущее тело. Плевать, в каком мире это произойдет!

На пуск я мысленно нажимала уже в тот момент, когда тело пронзал кинжал Айдара. Душа уносилась в неизвестном направлении, а я торжествовала. Радовалась тому, что желаемого проклятый предатель так и не добился. Моя душа останется живой, оболочка же в капсуле восстановится. Вот если бы я осталась там, мне пришел бы конец. Смерть в родном теле, пока в нем душа, безвозвратна.

Теперь же Айдару придется изрядно потрудиться, чтобы отыскать меня. Выбор нового тела был хаотичным и непредсказуемым. Ему придется просеять кучу миров и существ, чтобы догадаться, где я нахожусь. Ведь в этот раз я даже не буду новорожденным ребенком, а просто займу чье-то место.

Чье оно будет — не знаю и сама. И это немного пугало. А еще то, что до конца воспоминания Лиланы так и не вернулись. Я просто не успела осознать себя до конца до того, как вмешался Айдар. И внутренне осталась, фактически, Ксенией Орловой — обычной девушкой из мира под названием Земля. Студенткой-второкурсницей, учащейся на юридическом, но всегда мечтавшей стать актрисой. Подумала иронически, что вот мне и представится такая возможность. Сыграть несвойственную мне роль, выживая в чужом мире, который может оказаться каким угодно…


Академия Альдарил: роль для попаданки - Марина Снежная | Академия Альдарил: роль для попаданки | ГЛАВА 2