home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 3

Не знаю, сколько времени провела между жизнью и смертью. Хотя, возможно, большей угрозой для меня было превратиться в овощ с выжженными мозгами. Разум однозначно терпел перегрузку, пока наши с Элиссой сознания сливались в одно. В голове непрерывно мелькал целый калейдоскоп образов, сводя с ума и не давая времени на анализ того, что вижу.

Иногда, когда на краткий миг возвращалось ощущение реальности, я видела себя лежащей на постели в какой-то комнате. А над собой лица мужчин и женщин, что-то говоривших или делавших. Но я в тот момент не понимала, кто они и чего хотят. Все силы уходили на борьбу с болью, раздирающей голову на части.

Нет, определенно, если бы знала, что меня ждет такая пытка, сто раз бы подумала — а стоит ли прыгать в неизвестность! Или лучше умереть быстрой и относительно легкой смертью от кинжала Айдара. В данный момент я склонялась ко второму, хоть и понимала, что такие пораженческие настроения от переносимых мучений. А окажись я снова перед выбором, предпочла бы пусть даже призрачный шанс на выживание.

Но всему рано или поздно приходит конец. Пришел он и моему жуткому состоянию. Как-то, снова открыв глаза, с удивлением поняла, что боли больше нет. Лишь слабые, едва уловимые отголоски, которые, скорее, можно считать фантомными. Надеюсь, и они со временем исчезнут! А еще ощущалась слабость. Такая, что я едва смогла отвести глаза от балдахина, возвышавшегося надо мной, и покоситься на окружающую обстановку.

Трудно сказать, какое было время суток — тяжелые темные портьеры были плотно задвинуты, а единственным источником света в помещении служил канделябр с тремя свечами, стоящий на столике у стены. Около него в двух креслах сидели две женщины. То, что я здесь не одна, заставило напрячься и прикрыть глаза так, чтобы было незаметно, что уже не сплю. Услышать разговор домочадцев будет нелишним. Тем более что слившееся сознание позволило обрести воспоминания прежней хозяйки тела. И я прекрасно знала, кто эти женщины.

Одна из них, с книгой на коленях, которую сейчас не читала, вызывала у бедняжки Элиссы глубинный, инстинктивный ужас. Воспринималась не иначе как хищник, в любую минуту готовый наброситься на беспомощную жертву. Весьма привлекательная внешне, хоть и несколько мрачноватая, что делало ее на вид старше. Темноволосая, с пронизывающими карими глазами и правильными чертами лица. Я уже знала, что одевалась она всегда в темные, наглухо закрытые платья с глухим воротом и длинными рукавами. Даже в жару, которая царила в последний летний месяц. Причем Элисса никогда не замечала, чтобы эта женщина, являющаяся ее бабушкой и главой клана Кармад, потела или испытывала дискомфорт из-за подобных мелочей.

Единственными украшениями строгого наряда служили тяжелая золотая цепь главы рода, перстень-печатка — еще один атрибут власти, и обручальное кольцо — память о покойном муже. Вообще бабушкой назвать женщину, на вид не старше тридцати пяти лет, язык не поворачивался. Но я уже знала, что маги в этом мире имели преимущества перед обычными людьми. Да и вообще продолжительность жизни здесь несколько больше — примерно до ста пятидесяти. Но если обычные люди подвергались старению, то маги почти до самой смерти оставались внешне молодыми. Только за год-два до кончины начинались признаки увядания, но зато они приходили резко и стремительно. Так, что в считанные месяцы из цветущего молодого создания маг обращался в древнего старца.

Даже не скажу, что предпочтительнее — стареть медленно или вот так, в раз измениться до неузнаваемости. Впрочем, Элисса магом не была. По крайней мере, пока. Магический дар мог пробудиться до двадцати пяти лет, а этому телу, как и моему предыдущему, было двадцать. Элисса втайне мечтала, что дар у нее пробудится, и это поможет стать сильнее и давать отпор обидчикам. Наивная девочка! Насколько успела понять, проблема была в самом ее характере — смирном и покладистом. Сломать такое существо оказалось нетрудно, с чем отлично справились дорогие родственнички!

Подкатил ком в горле, стоило вспомнить, что этой девочке пришлось пережить за свою недолгую жизнь. Начать хотя бы с того, что ей не повезло родиться незаконнорожденной в семье аристократов.

Здесь, кстати, знать разделялась на две категории. Первая называлась арды — высокопоставленное дворянство, создающее собственные кланы. Глава ее носил титул ардар. Притом женщина тоже могла стать главой клана, что подтверждалось примером моей бабки Катрины. Правда, для этого женщина должна была родиться магом и не иметь братьев с даром. Все эти условия были соблюдены, и Катрина Кармад возглавила клан. Кстати, ее сын, отец моей кузины Беатрисы, ард Димитр, родился совершенно обычным. У его жены — пухленькой русоволосой женщины с каре-зелеными глазами, которая сидела сейчас в кресле напротив ардары Катрины, дар был, но небольшой.

Вообще с магией тут носились как с писаной торбой. Чем больше магов под началом клана, тем он считался могущественнее. Так что еще и поэтому Элисса мечтала о том, чтобы он в ней пробудился. Считала, что тогда начнут больше ценить. У Крысы дар, кстати, тоже еще не проснулся, но она была всего на полгода старше Элиссы, так что и у нее все впереди. Но разумеется, при равных обстоятельствах предпочтение отдадут ей, как законнорожденной. И если дар в Беатрисе пробудится, она после смерти бабки вполне может стать новой ардарой Кармад.

Но вернемся к осмыслению реалий этого мира. Вторая категория дворянства — лирны, менее родовитые, являлись вассалами определенных ардов. Кстати, то, что меня называли лирной, не случайно. Я незаконнорожденная, но признана родней, и потому должна носить, пусть и менее громкий, но аристократический титул. Солнечный мальчик, который так мне понравился, лирн по праву рождения, сын одного из вассалов отца Дамиена. Так что по положению он ниже своего друга и Беатрисы. От души ему посочувствовала, что приходится пресмыкаться перед такими ничтожествами. Хотя, надо отдать должное Леонсу, он держался с достоинством и помыкать собой не позволял.

Насколько знаю, они с Дамиеном выросли вместе, и его отец — лирнар Гюстав Олмер, был наставником по воинскому искусству у обоих мальчиков. Он возглавлял службу охраны у ардара Нартрана — отца Крысеныша. Кстати, клан Нартранов еще более влиятелен, чем Кармады. Неудивительно, что бабка жаждет породниться с ними через Беатрису. Собственно, с этой целью Дамиен и гостит в нашем поместье.

Не замечала между этими двумя особого интереса друг к другу, но спелись они отлично. Может, из-за сходства характеров. Оба премерзопакостнейшие личности! На их фоне Леоне смотрелся еще более выигрышно. Благородный, сдержанный, доброжелательный даже по отношению к столь презренному существу, каким считалась Элисса. Может, потому девчонка и влюбилась в него по уши!

Дамиен с Леонсом уже второй год летом приезжали к Кармадам. И чем больше Элисса узнавала парня, тем сильнее сохла по нему. Лелеяла мечты о том, что он обратит на нее внимание как на девушку, предложит выйти замуж и заберет из этого ада. Но Леоне, пусть и проявлял дружелюбие, дышал к ней ровно.

Да и неудивительно! Я ужасалась тому, во что превратили бедную девочку! Ведь внешне недурна, даже привлекательнее Беатрисы. Среднего роста, стройная, миниатюрная, с густыми темными волосами, которые собирала в уродливый пучок, с неплохими формами, что, впрочем, трудно оценить под теми платьями, что ей приходилось носить.

Но не зря говорят, что главное в женщине не красота, а уверенность в собственных силах, умение себя подать. Элисса этого совершенно не умела. Постоянная забитая покорность, отражающаяся на лице и во всем облике, опущенный, потухший взгляд, не позволяющий оценить красоту синих глаз. Неуклюжая, какая-то деревянная походка, понурые плечи.

Оказываясь среди других людей, она сразу съеживалась и зажималась, будто боялась, что ее в любой момент ударят. Даже в те редкие моменты, когда улыбалась, делала это нервно и натянуто, готовая тут же сменить улыбку на извечную скорбную гримасу. И вот как подобное создание может понравиться такому парню, как Леоне? Элисса и сама это понимала, пыталась при нем не слишком тушеваться, но получалось плохо. Да и постоянные придирки и насмешки со стороны Беатрисы и охотно подключившегося к травле Дамиена давали свое.

Я поражалась тому, как она вообще держалась все это время. Ведь такое пренебрежительное отношение наблюдалось не только со стороны родственников, но и слуг и наставников, что учили их с кузиной всему необходимому девушке из благородной семьи.

Мать же Элиссы умерла при родах. О ней вообще старались не вспоминать. А если и вспоминали, то не иначе как о позоре семьи. Кто был отцом девушки, не знал никто. Покойная Габриэлла Кармад так и не открыла этого никому. Говорила лишь, что он сражался на войне с горными альвами, которая разразилась незадолго до рождения Элиссы. И что она не станет женой никого другого, будет хранить верность любимому. Похвально, конечно, но при этом Габриэлла даже не подумала о том, чем такое аукнется ее ребенку. Она-то отмучилась, а вот девочке пришлось отвечать за грехи матери!

Когда им с Беатрисой было по семь лет, бабушка самолично вручила старшей внучке подарок — пучок розог, и заявила, что на ней лежит ответственность за то, чтобы помочь воспитать порченую родственницу как подобает. Чтобы Элисса не вздумала идти по стопам матери, когда подрастет. Она разрешила Беатрисе и наставникам использовать физические наказания по отношению к младшей внучке. Разумеется, калечить и слишком усердствовать запретила, но от этого было не легче.

С того дня жизнь маленькой девочки превратилась в ад. Злобная по натуре Беатриса с удовольствием взялась за процесс воспитания. За малейшее неповиновение или то, что она считала неуважением, следовало неминуемое наказание. Уже не говоря о моральных издевательствах, на которые Крыса оказалась не менее щедрой. Нужно ли удивляться, что им в итоге удалось превратить девочку в боящееся и слово лишнее сказать, запуганное существо?

В тот день, когда Беатриса столкнула ее в пруд, Элисса решила для себя, что с нее хватит. И вместо того чтобы выплыть, камнем пошла на дно, воспринимая смерть как освобождение.

Что ж, каждая из нас получила то, что хотела! Элисса покинула мир, который боялась и ненавидела, а я обрела новую жизнь. Но разрази меня гром, я не собираюсь оставлять все как есть! Эти гады сильно пожалеют, что так измывались над несчастной девочкой!

С трудом заставила себя отогнать неприятные воспоминания, которые уже воспринимались как мои собственные, и сосредоточиться на тихом разговоре двух женщин.

— Если честно, поражаюсь, ардара Катрина, почему вы уже третий день бдите у ее постели, — покачала головой тетка Олирра. — Вполне достаточно было бы слуг. Да и лекарь регулярно наведывается. Говорит, что вроде бы Элисса идет на поправку.

— А я не понимаю, чему вы удивляетесь, дорогая невестка? — уголками губ улыбнулась бабушка. — Это бедное дитя все же моя внучка!

Захотелось фыркнуть от негодования. Интересно, с какого перепугу она вообще об этом вспомнила? Тетя метнула на свекровь недоверчивый взгляд, по-видимому, подумав о том же. Как и все остальные, кто лично знал ардару Катрину, она не питала иллюзий по поводу ее человеколюбия. Более хладнокровной и жестокой стервы найти трудно! Она и Беатрисе фору даст! Поймав взгляд Олирры, бабушка ухмыльнулась.

— Дорогуша, тебе бы тоже не мешало умение расставлять приоритеты. И использовать из ситуации и людей все, что они могут дать. Не будь девочка важна для клана, я давно бы избавилась от этого позорного пятна. Отдала бы на воспитание простолюдинам или в храм Созидательницы.

Я с трудом сдержала негодование. Жрецы и жрицы богини, в которую верят местные, напоминали укладом жизни монахов с Земли. Они должны были блюсти целибат, держать себя в строгости и тяжким самоотверженным трудом чтить Созидательницу. В общем, отдать меня в храм — то же самое, что похоронить в монастыре. А такая участь нисколько не прельщала! Смирение и покорность никогда не были мне присущи.

— Но чем это ничтожество может быть нам полезно? — поморщилась тетка. — Более жалкого создания трудно отыскать!

Вот же гадина! Я подавила желание запустить в нее каким-нибудь из пузырьков с лекарствами, стоящими на прикроватном столике. Но удержалась и продолжила изображать спящую.

— Причин держать ее при себе несколько, — невозмутимо отозвалась ардара Катрина, бросив беглый взгляд в мою сторону.

Я даже дыхание затаила. Но обошлось. Похоже, не заметила, что я не сплю.

— Ну, во-первых, до того как станет окончательно понятно, маг она или нет, глупо разбрасываться ресурсами. Маги, тем более, настолько покорные воле семьи, никогда лишними не будут. А о том, чтобы она стала именно такой, я позаботилась.

У меня по спине пробежал холодок, а на душе стало еще более гадко. Теперь понятно, почему Элиссу с самого детства усердно ломали! Вовсе не из-за садистской жестокости бабушка поступала именно так. Всего лишь холодный расчет. И от этого особенно больно и мерзко.

Черт! Я и правда начинаю воспринимать проблемы Элиссы как свои собственные. И из-за свинского отношения единственных близких людей нестерпимо больно. Вместо того чтобы стать для беззащитной сиротки опорой и поддержкой, они ее попросту гнобили каждый день ее жизни. Что ж это за люди?! Звери и то добрее к своему потомству!

Бабушка, между тем, продолжала:

— Во-вторых, есть вероятность, что она заинтересует не последнего человека в Даралском королевстве. А в свете того, какая борьба за власть скоро разразится, это будет не лишним. Король Маркэль уже стар. Сто сорок шесть лет — не шутка. Конечно, пока признаков старения нет, но думаю, это вопрос ближайшего времени.

— Но наш род не является достаточно близкой к королю династией, — удивилась Олирра.

— Зато род Нартранов является, — спокойно откликнулась ардара Катрина. — У короля нет наследников. Так что, когда он умрет, они имеют все шансы занять престол. Я делаю ставку именно на них. Собственно, потому и готова сделать все возможное, чтобы породниться с ними.

— Беатриса с Дамиеном вроде бы нашли общий язык, — неуверенно сказала Олирра.

— К сожалению, Аделард Нартран еще не решил окончательно, какой союз ему будет выгоднее. С нами или кем-то другим. Мои люди в его окружении держат меня в курсе событий. Так вот, с тех пор как полгода назад в Дамиене пробудилась магия, Аделард весьма высоко оценивает шансы сделать именно его наследником престола. И желает, чтобы сын женился на девушке с даром. Это поможет укрепить власть на начальном этапе. Уже не говоря о том, что так больше шансов получить потомство с магическим потенциалом. А наша Беатриса, к сожалению, пока темная лошадка. Непонятно, пробудится ли в ней магия. Рисковать Аделард не захочет. Да и вообще, этой осенью он отправляет сына в Академию Альдарил для развития магического потенциала. Там же у мальчика появится возможность найти достойную спутницу жизни. Мы не можем упустить его из рук, понимаешь?

— К чему вы клоните? — тетя явно занервничала. Как-то резко разговор свернул с обсуждения меня на ее дочь.

— К тому, что я пригласила к нам темного мага для проведения ритуала пробуждения силы, — бабушка говорила буднично, но отразившийся на лице Олирры ужас лучше всего показывал, что она к этому так просто не относится.

И ее можно понять! Помимо обычного способа пробуждения силы, который происходит сам по себе в положенное время, есть еще искусственный. Притом весьма опасный, заканчивающийся смертью в тридцати случаях из ста. Похоже, бабка готова рискнуть жизнью Беатрисы ради того, чтобы не потерять шанс возвысить положение клана! И разумеется, Олирре, как матери, этого бы не хотелось.

— Вы не можете так поступить с собственной внучкой! — побелевшими губами пролепетала она.

— К счастью, у меня есть еще одна, — жестко улыбнулась Катрина, кивая в мою сторону. — И это третья причина, по которой жизнь девочки пока важна. Если с Беатрисой ничего не выйдет, у нас будет запасной вариант. Разумеется, о браке с Дамиеном тут речь не идет. Он не захочет женить сына на незаконнорожденной. Но оставаться совсем без наследников рода тоже не вариант. И Элисса нужна. Мой сын, к сожалению, после перенесенной болезни стал бесплоден. И ты об этом знаешь. Счастье еще, что Беатриса появилась на свет до того, как с ним произошло такое несчастье.

— Я все понимаю… — выдавила Олирра. — Но насколько необходим этот брак?

— Необходим, — отрезала бабушка. — Ты хоть понимаешь, что нас ждет в случае успеха? Твоя дочь станет королевой! Наш же клан окажется ближайшим к королевской династии. К тому же, — ее голос смягчился, — маг, за которым я послала, очень искусен. Пожалуй, лучший в своем деле. На его счету не было ни одной смерти во время подобных ритуалов.

— Неужели вы говорите о… — глаза тети округлились, она даже осеклась.

— Да, моя милая. Я говорю о Лориане Тирмиле. Том, кто мог бы стать моим зятем, если бы эта упрямая идиотка все не испортила! — Катрина поморщилась.

— Постойте… — Олирра судорожно вздохнула. — Так вот о какой второй причине вы говорили?

— Именно. Элисса поразительно похожа на мать! Возможно, это сходство вызовет в Лориане определенные чувства, — ее глаза загорелись. — Представь, какой это козырь для любого клана! Правая рука главы Академии, самый сильный темный маг в королевстве породнится с нашим кланом! Но разумеется, полной уверенности, что девчонка ему понравится, нет, — несколько остудила она свой пыл. — Так что это лишь вероятность. Но и ее стоит использовать.

— Если ардар Тирмил будет проводить обряд, то тогда и правда шансы хорошие, — уже гораздо спокойнее сказала тетя. — Но как вам удалось убедить его приехать? Он ведь после отказа Габриэллы отвергал все предложения погостить. Даже несмотря на давнюю дружбу с Димитром.

— Упирала на то, что на кону жизнь Беатрисы. Мол, если за дело не возьмется он, шансов на благополучный исход меньше. Твой муж в письме слезно молил его помочь и спасти дочь.

— Надо же! А мне Димитр не сказал ни слова, — обиженно поджала губы женщина.

— Это я его попросила держать пока язык за зубами, — кратко сказала бабушка, и Олирра покорно кивнула.

Она, как и все прочие, беспрекословно признавала власть Катрины. Главе клана не перечат, тем более такой, как эта женщина. Безжалостной и коварной. Она найдет способ заставить сильно пожалеть тех, кто проявит непослушание.

— Когда должен приехать ардар Тирмил? — спросила Олирра.

— Он точно не сказал, но пообещал, что до середины августа явится. Так, чтобы в случае успеха Беатриса смогла уже в этом году поступить в Академию.

Эта новость тоже обескуражила тетку. Ее попросту ставили перед фактом, что скоро придется расстаться с единственной дочерью. Наверное, при иных обстоятельствах стало бы ее жаль, но уж слишком свежи в памяти воспоминания Элиссы! То, как эта женщина относилась к маленькой девочке, которая ни в чем перед ней не виновата. Мелькнула даже мысль, что хотела бы, чтобы обряд прошел неудачно. Но я тут же устыдилась. Нет уж, уподобляться Крысе не стану!

Но вот слова Катрины о некоем темном маге, которому меня прочат в невесты, сильно озаботили. Обычно темная сторона магии была наиболее сильной в тех, кто озлобился на весь мир, ожесточился или от природы имел скверный нрав. Так что характер у этого Лориана явно не сахар. А если еще учесть, что моя мать когда-то ему отказала, а я на нее похожа, может захотеть отыграться за прежние обиды. Меня невольно в дрожь бросило, и я не смогла этого скрыть. Впрочем, похоже, собеседницы были поглощены друг другом и на меня обращали мало внимания.

Через несколько минут тетя ушла, оставив Катрину дальше бдеть у одра больной. Но не успела за ней закрыться дверь, как на меня устремились холодные темные глаза, смотрящие с легкой насмешкой.

— Все хорошо расслышала? — послышался обманчиво мягкий голос.

Я не сумела скрыть изумления и распахнула глаза. Неужели она с самого начала знала, что я не сплю?

— Д-да, — выдавила, видя, что бабушка ждет ответа.

— Тем лучше. Не нужно будет инструктировать тебя отдельно. В твоих интересах — сделать все, чтобы Лориан Тирмил тобой заинтересовался. Тогда жизнь твоя изменится в лучшую сторону, это я тебе обещаю!

В этом я была далеко не уверена. Перейти от одних садистов к другому — не лучшая перспектива! А вот что стало бы для меня поистине спасением — Академия Альдарил.

Это место находилось на большом острове, на ничейной территории, и семьсот лет назад было основано представителями главных рас этого мира, которые то враждовали между собой, то вступали во временные альянсы. Но все разногласия оставались за пределами Академии. По крайней мере, нападать на остров с целью захвата не стал бы никто. Слишком мощная магия ее защищала. Да и мирные соглашения были подписаны на крови и закреплены магически. Тот, кто их нарушит, навлечет на себя и своих потомков вечное проклятье. Впрочем, вечным оно вряд ли будет. Долго нарушители точно не проживут.

Да и обучение рядом с теми, кто может в любой момент стать врагом, имеет свои плюсы. Можно узнать слабые и сильные места противника, найти будущих союзников и прочее. Уже не говоря о том, что только на этом острове рождались драконы, становящиеся грозным оружием или полезным приобретением в руках магов. Так что существование Академии Альдарил было выгодно всем расам, оставившим след даже в ее названии.

«Аль» — от альвов. По сути, те же эльфы, но в этом мире они назывались иначе. Притом, они имели разновидности. Водные жили на архипелаге неподалеку от единственного материка этого мира. Архипелаг состоял из нескольких десятков мелких островов и пяти крупных. У альвов тоже были кланы, возглавляемые ардарами. И так уж получилось по природному разделению, что их было столько же, сколько крупных островов. Мелкими же владели лирны, тоже являющиеся вассалами ардов, как и у нас. Королевские династии менялись со смертью правителей. Собирался совет кланов, и он же избирал короля из числа пяти действующих ардаров. Еще были горные альвы — воинственный народ, живущий на западе Даралского королевства и частенько затевающие с нами стычки. Впрочем, в последние пятнадцать лет конфликты были мелкими и незначительными. Лесные же альвы жили на востоке — в бескрайних лесах, где были полноправными хозяевами.

Часть из названия Академии «дар» — соответственно, произошла от народа людей — самого многочисленного в этом мире. Даралцы — жители Даралского королевства, к коим принадлежала теперь и я.

Ну, и окончание «ил» — от названия расы людей-рептилий — «илитов». Они тоже имели разновидности, но в это углубляться пока не хотелось. И так голова шла кругом от попыток систематизировать полученные от Элиссы знания.

Главное, то, что если во мне пробудится дар и я смогу развить его с помощью преподавателей Академии, то обрету независимость от клана. Прежняя Элисса, разумеется, не смогла бы ею воспользоваться. Ее психику долго и усердно ломали, чтобы она воспринимала распоряжения родственников как непререкаемый закон. Но я не Элисса! И меня такое положение вещей не устраивает.

Как маг, я могу поступить на службу в любой другой клан или еще как-то устроить свою жизнь, оказывая магические услуги. И напрямую указывать мне родственники не будут иметь права. Только вот, поняв, что я задумала, бабка ни за что не разрешит мне поступать в Академию, даже если откроется магический дар. И потому особенно важно себя не выдать. Продолжать играть роль безропотной овечки, преданной семье. Так что, как ни хотелось сказать дорогой родственнице что-то едкое, я смиренно опустила взгляд.

— Я сделаю все, что от меня зависит, ардара Катрина.

— Рада это слышать, — послышалось насмешливое. — Как ты себя чувствуешь, дитя? — почти что ласково спросила она.

— Уже лучше, благодарю вас.

— Отлично. Тогда я распоряжусь, чтобы тебе принесли чего-нибудь поесть. Ты три дня практически ничего не ела. То, что в тебя силой запихивали, тут же извергала обратно. Наверное, совсем ослабла.

Я услышала негромкие шаги по направлению к кровати, и ко лбу прикоснулась прохладная рука. Едва подавила желание ее сбросить, словно мерзкого паука. Но сдержалась и даже заставила себя слабо улыбнуться.

— Жара уже и правда нет, — сказала Катрина. — Выздоравливай, девочка!

Она убрала руку и двинулась к двери, когда я остановила ее робким:

— Может, мне тоже стоит пройти обряд?

Подняв глаза, увидела, как бабушка резко обернулась, с удивлением уставившись на меня так, будто увидела говорящую лошадь. Элисса ранее никогда не проявляла инициативы в разговоре, лишь отвечала, когда к ней обращались. Похоже, я сильно промахнулась! Черт! Но вопрос слишком важен для меня, так что придется рискнуть. И я попыталась выкрутиться с наименьшими потерями.

— Если я не привлеку ардара Тирмила сразу, то возможно, находясь в Академии, это получится, — кротко сказала, полуприкрыв веки, чтобы взгляд казался подобающе покорным.

— А ты не так глупа! — усмехнулась бабушка. — Но неужели не боишься риска?

— Ради процветания нашего клана я готова пойти на жертвы, — самой стало противно от такого подобострастия, но сейчас важно, чтобы она мне поверила.

— Хорошая девочка! — одобрительно сказала Катрин. — Что ж, поживем-увидим. Будем надеяться, что на такой риск идти не придется. Лориан и правда был безумно влюблен в твою мать. Был готов даже покрыть ее грех и жениться, когда она носила тебя в чреве. Эта дура попросту прогнала его. Но ты ведь такой ошибки не совершишь, правда?

— Я сделаю все, что вы хотите, ардара Катрина!

Как хорошо, что у Элиссы была привычка опускать глаза при разговоре! Иначе бы вряд ли удержалась от того, чтобы не выдать взглядом все, что думаю об этой гадине, подсовывающей внучек тем, кого считала выгодной партией, не считаясь с желаниями самих девушек!

— Умница! — опять похвалила бабушка. — Кстати, портнихи для тебя готовят новый гардероб. Тебе его доставят в ближайшие дни. Когда прибудет Лориан Тирмил, ты должна быть во всеоружии. Служанку к тебе тоже приставят, чтобы помогала с прической и всем остальным.

Надо же! Похоже, я и правда сильно нужна бабке! Раньше меня намеренно обряжали пугалом, чтобы знала свое место. Личной служанки тоже не было, и одевалась и причесывалась я сама. Собственно, я бы не расстроилась, если бы так продолжалось и дальше, но похоже, выбора нет. Нужно улыбаться так, что аж челюсти сводит, и благодарить бабку за оказанную милость. Разумеется, о том, чтобы охмурять темного мага, и речи не шло. Наоборот, сделаю все, чтобы ему не понравиться настолько, чтобы плевался при виде меня! Так, чтобы у Катрины не было иного выбора, кроме как согласиться на ритуал и в случае успеха отправить в Академию.

Тут мелькнула неутешительная мысль. А что если дар так и не проснется? Вдруг во мне его вообще нет?

Что ж, тогда задумаюсь об ином выходе. Но из поместья Кармадов в любом случае нужно убираться. Куда угодно! Везде будет лучше, чем в этом гадючнике! Эти соображения немного утешили. Уже похоже на какой-то план, который постепенно обретет очертания. Пока же я намерена по мере сил изображать из себя пай-девочку и водить за нос не ожидающих от меня подставы родственников.


ГЛАВА 2 | Академия Альдарил: роль для попаданки | ГЛАВА 4