home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement





Initiatory fragment only
access is limited at the request of the right holder
Купить книгу "Не дареный подарок. Морра"

Глава четырнадцатая. Заключительная

– Илис, родненький, ну давай быстрее, я же опаздываю!

Наматывая круги по комнате, я уже просто не могла дождаться, когда он прекратит трепать мне нервы, и мы пойдем.

– После того как я тебя на экзамен отведу, мне нужно на практику идти, и вернуться в комнату не успею, – спокойным до трясучки голосом напомнил хозяин, складывая в сумку какие-то тетради.

Я бесилась, ощущая свою полнейшую беспомощность. Даже если силой его попытаюсь потащить, ничего у меня не выйдет, а идти на экзамен без Илиса значило остаться лысой. Я все еще была талисманом, и мне предстояло как-то выживать.

– Морра, я в этом году выпускаюсь, что ты будешь делать в следующем, без меня?

– Почему без тебя? – Я приплясывала у двери, хватаясь то за ее ручку, то за свое сердце, которое у меня почему-то стучало на уровне трахеи. – Ты же в аспирантуре остаешься. Так что в следующем году меня на экзамены будет целый аспирант провожать. Аррануш о твоем решении мне уже раз десять говорил. Не может никак прекратить делиться этой замечательной новостью.

Закинув сумку на плечо, Илис удивленно посмотрел на меня.

– Не смотри так, – широко открыв дверь, я помахала рукой, желая его поторопить, – Веле досталось больше. Она об этом уже раз сто слышала. Твой отец как-то так умудряется вывернуть любой разговор, чтобы можно было упомянуть о твоем решении остаться в академии.

– Не думал, что его это так обрадует.

Я серьезно кивнула.

– Сама в шоке, но, кажется, параноидальное желание контролировать чужую жизнь – это у вас семейное.

Илис нахмурился, Илис вздохнул, Илис очень недобро посмотрел на меня… Я прибавила скорость.

– Я просто о тебе забочусь.

– Вот так я и сказала тому парню, когда лед для синяка отдавала, – активно закивала я, обернувшись на главную причину, по которой меня последние три месяца все представители мужского пола обходили по стеночке. – А он, между прочим, конфеты принес. Вкусные.

– И чего расстраиваешься? Конфеты ты съела.

– Да, но если бы ты так не вовремя не по-явился, все не ограничилось бы одной ко-робкой. Может, в следующий раз он бы тортик принес. Из той же кондитерской, что и конфеты. Вот что тебе стоило его немножечко попозже напугать? – мечтательно выдохнула я, зажмурившись и чуть не налетев на какую-то студентку.

Илис успел дернуть меня в сторону, и мы избежали катастрофы.

– Мне казалось, ты предпочитаешь мясо.

– Предпочитаю. – Перекинув косу на грудь, я на всякий случай вцепилась в нее двумя руками. Мы приближались к аудитории, в которой должен был проходить экзамен. – Но некоторые сладости бывают лучше мяса.

– Хорошо, куплю я тебе тортик, – со вздохом пообещал хозяин.

В любое другое время я бы обрадовалась, но только не сейчас… Моя суеверная группа топталась под дверью аудитории. Стоило нам только показаться, как они оживились.

– Илис, ты только, пожалуйста, не уходи, пока профессор не придет, – тихо попросила я, стараясь спрятаться за его спиной.

Они уже вчера примерялись к моим волосам, споря между собой, кто первый станет счастливым обладателем амулета. Мне оставалось только делать вид, что я ничего не слышу, и тихо злорадствовать, предчувствуя, как они обломаются, когда утром я буду надежно защищена весомой поддержкой хозяина.

Все два претендента на мое внимание (неудачные жертвы Наиной охоты, почему-то решившие, будто я им больше подхожу), имевшие далеко идущие планы романтического характера, были так или иначе облагодетельствованы тяжелым хозяйским неодобрением. И могли считаться наглядным примером для всех остальных не пытаться завязать со мной даже разговор. По крайней мере, не тогда, когда Илис рядом.

Вот и сейчас, вместо того чтобы наброситься в желании порвать на кучу полезных талисманов, заметно погрустневшие студенты мирно стояли на своих местах, бросая на меня осуждающие взгляды.

Мы встали чуть в стороне, так мне было намного спокойнее.

– Поверить не могу, что уже целый год здесь учусь, – прошептала я, перекатываясь с пятки на носок. – У вас, у людей, время совсем быстро идет.

– У рагр по-другому? – усмехнулся Илис, тяжело опираясь о стену плечом. Он очень удачно встал, закрывая меня собой от моих дорогих одногруппников.

Прижимаясь спиной к стене, я была полностью скрыта от их тяжелых взглядов.

– Рагры, знаешь ли, не особо задумываются о времени. Для них каждый новый день может оказаться последним, а в таких условиях просто нет смысла философствовать о скоротечности жизни. Она и без этого очень коротка.

– Ты ведь и сама не замечаешь, как сильно изменилась? – тихо спросил Илис, глядя на меня сверху вниз.

Мне не нравился этот его взгляд, создавалось ощущение, что он видит меня насквозь. Ужасное чувство абсолютной беззащитности, я такого даже будучи простой рагрой не чувствовала.

Казалось, он видит все, включая мою нездоровую к нему привязанность. В последнее время, все чаще копаясь в себе, я даже пришла к выводу, что отвязать меня тогда не получилось не потому, что глупые кадеты что-то напутали в плетениях, но потому, что я сама не хотела отвязываться.

Редкие подобия свидания, на которые он меня таскал в попытках развлечь и оградить от необдуманных, по его мнению, поступков, только усугубляли положение.

– Все я замечаю. Особенно когда Ная пытается сделать меня красивой, и я по часу сижу перед зеркалом, не шевелясь, и имея возможность только разглядывать свое отражение, – пробормотала я, чувствуя себя скованной и неловкой.

Илис хмыкнул, прикрыл глаза, и я смогла выдохнуть.

– А ты правда считаешь, что я изменилась? – понизив голос, зачем-то спросила я, подступив поближе, касаясь плечом его груди. – Надеюсь, в хорошую сторону?

– Мыгым…

Илис вроде как кивнул, так как голова опустилась вниз, а вроде как и нет, потому что наверх она уже не поднялась. Так он и стоял, с опущенной головой и закрытыми глазами, почти уткнувшись носом мне в волосы.

– Эм… Илис, а ты что, спишь, да?

– Морра, напомни, будь умницей, кто мне целую ночь все свои билеты по порядку пересказывал? – потребовал он, не открывая глаз.

– Я нервничала! Профессор Фурст – страшный человек. Если ему не понравится мой ответ, то он может назначить еще и практику. А я не хочу в морг, там холодно и пахнет чистящим составом.

Потерев глаза пальцами, Илис неохотно посмотрел на меня.

– Почему я терплю все твои издевательства?

Наверное, это был риторический вопрос, но не ответить я не могла. В основном оттого, что упустить возможность лишний раз себя похвалить было бы преступлением.

– Потому что я лучшее, что могло случиться в твоей жизни. Я лучик света в царстве унылой серости, я неоценимый подарок судьбы, я счастье, я радость, я…

– …мое наказание за все проступки, лишенное чуткости, скромности и хоть капли совести, – перебил меня он.

Я уже почти обиделась, когда меня хорошенечко обняли. Так, что я прямо почувствовала каждую косточку в теле.

– И все равно, я подарок судьбы.

– И подарок, – согласился Илис. – И лучик света, и… что ты там еще говорила?

– Счастье!

– И оно тоже, – не очень правдоподобно согласился он, погладив меня по голове и отпустив. – А теперь иди, профессор уже здесь.

Фурст стремительной походкой приближался, пугая светлой улыбкой и ярким огоньком в глазах. Этот огонек в скором времени мог стать настоящим погребальным костром нашего спокойствия.

– Знаешь… – Я одернула жилет, в который вырядилась по случаю экзамена, мечтая выглядеть серьезной и солидной. – Мне нравилось быть высшей нечистью. Это оказалось… забавно.

На Илиса я не смотрела, предпочитая следить за приближающимся профессором. Хозяин молчал.

– Но быть человеком… это еще интереснее, чем я когда-нибудь смогла бы себе представить. – Подняв глаза на хозяина, покорно внимавшего моим неожиданным откровениям, я призналась: – Мне очень нравится, и я рада, что все вышло именно так, как вышло.

– Я тоже, – хмыкнул он, снисходительно потрепав меня по голове. – Тоже очень рад, что в один не самый лучший день проснулся хозяином наглой и вредной рагры. Спасибо.

– За что?

Я бы обязательно обиделась и на вредную, и на наглую, но это его «спасибо» было настолько проникновенным, что я растерялась.

– Просто, – пожал плечами он, – за то, что ты есть.

Сейчас разревусь, поняла я, кусая губы. Разрыдаюсь, как последняя барышня.

– Морра, только не плачь, – попросил Илис, заметив мое состояние.

– А чего ты такие трогательные вещи вот так просто говоришь?

Я старалась дышать, не моргать и думать о чем-нибудь нейтральном, лишь бы эти глупые чувства куда-нибудь исчезли.

– Ну кто же знал, что ты такая эмоциональная сегодня? – мученически вздохнул Илис, привлекая меня к себе.

Прижав мою голову к груди, он попросил у как раз подошедшего Фурста дать мне несколько минут.

– Разнервничалась? – удивился профессор. – Не ожидал такого от Драгхар.

Я сама от себя такого не ожидала, если честно.

– Все эти дурацкие человеческие чувства, – попыталась оправдаться я, когда профессор вместе с группой скрылся в аудитории.

Мне тоже стоило поторопиться, пока все нормальные билеты не разобрали, но я не хотела никуда идти.

– Тебе очень идут эти дурацкие человеческие чувства, – фыркнул Илис.

Я была с ним не согласна. Иногда внезапность, с которой накатывали эмоции, просто ужасала. Их было слишком много, и они были такими разными, совсем не похожими на понятные и привычные чувства нормальной, хоть и высшей, рагры.

Порой это пугало, но уж что я знала точно, так это то, что не променяла бы этот человеческий кошмар на простую жизнь обычной нечисти.

Ни за что на свете. Только не теперь. Нет.

– Успокоилась? – спросил Илис, когда я перестала судорожно вздыхать и уже почти пришла в себя.

– Угу. – Вытянув носовой платок (черный, с жуткими черепами, замечательный подарок Велы), я привела себя в порядок. – Нормально.

– Тогда быстро на экзамен.

Меня развернули лицом к открытой двери.

– Забрать тебя я не успею, встретимся в столовой.

На прощание мне достался поцелуй в затылок.

– Удачи, – пожелал Илис, подталкивая меня к аудитории.

Экзамен я сдала с трудом, все время думая о том, как же мне повезло в жизни, и лишь чудом заработав очень шаткую четверку. Шаткость ее в ведомости ничем не обозначалась, потому я могла собой гордиться.

И гордилась. Было же чем.



Initiatory fragment only
access is limited at the request of the right holder
Купить книгу "Не дареный подарок. Морра"

Не дареный подарок. Морра