home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 27

Рона Уидмор несколько раз позвонила по своему мобильному, стоя на пороге, и мы не могли слышать, о чем она говорит. Таким образом мы с Синтией и Грейс — Уидмор разрешила Синтии съездить за ней в школу — сидели в доме и переваривали все случившееся. Грейс торчала на кухне, намазывала на хлеб арахисовое масло, чтобы перекусить после школы, и спрашивала, кто такая эта большая тетя, которая звонит по телефону.

— Она работает в полиции, — объяснил я. — И учти, ей наверняка не понравится, что ты называешь ее большой.

— Так я же не стану говорить ей это в лицо, — заметила Грейс. — Зачем она пришла? Что происходит?

— Не сейчас, — остановила ее Синтия. — Пожалуйста, бери свой бутерброд и иди к себе в комнату.

Как только Грейс ушла, ворча себе под нос, Синтия спросила:

— Зачем ты спрятал машинку? Эта записка была напечатана на ней, верно?

— Да, — подтвердил я.

Она несколько секунд изучала меня.

— Это ты ее написал? И поэтому спрятал машинку?

— Господи, Син! Я ее спрятал, потому что не был уверен, не ты ли ее написала.

— Я? — Ее глаза изумленно распахнулись.

— Такое предположение шокирует тебя больше, чем мысль, будто я мог ее написать?

— Я же не пыталась спрятать машинку, это сделал ты.

— Я хотел защитить тебя.

— От чего?

— Если ты в самом деле ее написала. Я не хотел, чтобы об этом узнала полиция.

Синтия молча прошлась взад-вперед по комнате.

— Я пытаюсь разобраться, Терри. Значит, ты хочешь сказать, что подумал, будто я сама написала записку? И если так, то всегда знала, где находится моя семья? Всегда знала, что они в карьере?

— Нет… не обязательно, — промямлил я.

— Не обязательно? Тогда скажи мне, о чем ты думал?

— Честное слово, Син, я не знаю. Я уже больше не знаю, что и думать. Но как только увидел письмо, сразу понял, что оно напечатано на моей машинке. И знал, что сам его не печатал. Оставалась только ты, или же кто-то снова побывал в нашем доме и напечатал это, чтобы заставить нас думать, будто… даже не знаю, будто кто-то из нас двоих это сделал.

— Мы уже знаем, что кто-то здесь побывал, — заметила Синтия. — Шляпа, послание по электронной почте. Но несмотря на это, ты подозреваешь меня?

— Я бы предпочел вообще об этом не думать, — признался я.

Она взглянула мне прямо в глаза:

— Ты считаешь, что я убила свою семью?

— Ой, да ради Бога!

— Это не ответ.

— Нет, я так не думаю.

— Но в голову это тебе приходило, верно? Ты ведь время от времени прикидывал, возможно ли такое.

— Нет. Ничего подобного. Но в последнее время мне приходило в голову, что стресс от случившегося давил на тебя все эти годы и привел к тому, что ты стала воспринимать некоторые вещи и даже поступать… не знаю, как правильно выразиться… не совсем рационально.

— Вот как, — сказала Синтия.

— Ну, к примеру, когда я увидел это письмо и понял, что оно напечатано на моей машинке, я подумал, не могла ли ты это сделать, чтобы привлечь внимание полиции, заставить их действовать, разгадать эту загадку раз и навсегда?

— И послала их по ложному следу? Почему я выбрала именно это конкретное место?

— Я не знаю.

Кто-то постучал по стене нашей комнаты, и появилась детектив Уидмор. Я понятия не имел, как давно она там стояла и что успела услышать.

— Я договорилась, — сообщила она. — Мы пошлем водолазов.


Поездку назначили на следующий день. Полицейское подразделение водолазов должно было прибыть на место в десять утра. Синтия проводила Грейс в школу и договорилась с соседкой, что та встретит ее в конце дня и возьмет к себе, если мы к тому времени не вернемся.

Я снова позвонил в школу и сообщил Ролли, что не приду.

— Господи, что еще? — возмутился он.

Я объяснил, куда мы собираемся и что водолазы будут спускаться в карьер.

— Бог мой, как же мне вас, ребятки, жалко, — сказал он. — Конца этому нет. Может мне найти замену для твоих классов на следующую неделю? Я знаю парочку учителей, только что ушедших на пенсию, которые охотно согласятся поработать немного.

— Только не ту с заиканием. Дети съедят ее живьем. — Я помолчал. — Послушай, ты наверняка удивишься, но позволь мне кое-что на тебе опробовать.

— Валяй.

— Имя Конни Гормли о чем-нибудь тебе говорит?

— А кто это?

— Ее убили за несколько месяцев до исчезновения Клейтона, Патриции и Тодда. На севере штата. Инсценировали наезд на дороге, но на самом деле все было по-другому.

— Понятия не имею, о чем ты говоришь. Что значит, инсценировали наезд? И какое это имеет отношение к исчезновению семьи Синтии?

Он говорил почти раздраженно. Мои проблемы и связанные с ними тайны уже начинали его доставать, как стали доставать и меня.

— Про это мне ничего не известно. Просто спрашиваю. Ты знал Клейтона. Он когда-нибудь упоминал о таком несчастном случае?

— Нет. По крайней мере я ничего подобного не помню. И уверен, что не забыл бы.

— Ладно. Спасибо, что нашел мне замену. Я твой должник.

Вскоре после этого разговора мы с Синтией выехали из дома. Нам предстояло почти два с половиной часа ехать на север. Прежде чем полиция забрала письмо, уложив его в пластиковый пакет, мы скопировали карту на лист бумаги, чтобы знать, куда ехать. Мы не собирались по дороге останавливаться, хотели побыстрее добраться до места.

Если вы думаете, будто всю дорогу мы разговаривали без остановки и гадали, что смогут найти водолазы, то на самом деле это не так. Полагаю, мы оба напряженно размышляли. Я мог только представлять мысли Синтии. Сам же думал обо всем сразу. Что они там найдут? Если в этом озере действительно есть трупы, семья ли это Синтии? Можно ли выяснить, кто их туда отправил?

И жив ли еще этот человек или люди?

Проехав Отис, который даже городом нельзя назвать — просто несколько домов и заведений, растянувшихся вдоль трассы, мы свернули на восток на извилистую дорогу, ведущую к повороту на Массачусетс. Мы искали путь к карьеру, предположительно находившемуся на севере, но особенно стараться не пришлось. На нужном повороте стояли две машины массачусетской полиции.

Я опустил стекло и объяснил офицеру в фуражке, кто мы такие. Он вернулся к своей машине и поговорил с кем-то по рации, затем снова подошел к нам и сообщил, что детектив Уидмор уже на месте и ждет нас. Он показал на дорогу, сказал, что ехать придется примерно милю, затем налево и вверх, где мы ее и увидим.

Мы медленно двинулись в указанном направлении. Дорога была паршивой, гравий и грязь, а вскоре стала совсем узкой. Я слышал, как высокая трава скребет по днищу машины. Мы поднимались вверх, теснимые высокими деревьями. Примерно через четверть мили земля выровнялась, деревья расступились, мы оказались на открытом пространстве, и у нас перехватило дыхание.

Внизу расстилался обширный каньон. В нескольких метрах от нас земля резко обрывалась. Если внизу и было озеро, мы его не видели.

У обрыва уже стояли две машины: полицейский автомобиль с массачусетскими номерами и седан без опознавательных знаков, принадлежавший Уидмор. Она разговаривала с полицейским из другой машины, прислонившись к крылу.

Увидев нас, детектив подошла.

— Не подъезжайте слишком близко, — предупредила она, обращаясь ко мне через открытое окно. — Тут чертовски далеко падать.

Мы медленно вылезли из машины, будто любое резкое движение могло стронуть с места грунт. Но он оказался достаточно прочным.

— Сюда, — позвала Уидмор. — Не боитесь высоты?

— Немного, — признался я, больше беспокоясь о Синтии, чем о себе, но она заверила, что в полном порядке.

Мы подошли ближе к краю и увидели воду. Мини-озеро площадью восемь или девять акров на самом дне бездны. Много лет назад отсюда возили камень и гравий. Затем компания куда-то переместилась, а вырытая яма наполнилась дождевой водой и подземными источниками. В такой пасмурный день, как сегодня, невозможно было определить настоящий цвет воды. Сейчас она казалась серой и безжизненной.

— Если верить карте и письму, то именно здесь мы должны что-то найти, — сказала Уидмор. — Вон там внизу, — показала она, и я почувствовал, как у меня закружилась голова.

Внизу ближе к противоположному берегу плыла желтая надувная лодка примерно пятнадцати футов в длину с небольшим навесным мотором сзади. В лодке сидели три человека, двое из которых были в черных водолазных костюмах и масках. К спинам прикреплены акваланги.

— Им пришлось подъехать с другой стороны, — объяснила Уидмор и показала на дальний конец карьера. — Там есть еще одна дорога с севера, которая ведет прямо к воде, так что они сумели спустить лодку. — Уидмор помахала рукой — не дружеское приветствие, просто сигнал, — и мужчины в лодке помахали в ответ. — Сейчас они начнут искать.

Синтия кивнула:

— А что они будут искать?

Уидмор окинула ее удивленным взглядом, но оказалась достаточно чуткой, чтобы понять — она имеет дело с женщиной, которой пришлось через многое пройти.

— Я бы сказала — машину. Если она там, ее найдут.

Озеро было слишком мало, чтобы позволить ветру гнать большие волны, но мужчины в лодке все равно бросили якорь, чтобы она стояла на одном месте, Водолазы попадали в воду спиной вперед и мгновенно скрылись из виду. Только пузырьки на поверхности свидетельствовали об их недавнем пребывании.

На вершине скалы дул холодный ветер. Я подошел к Синтии и обнял ее. К моему удивлению и облегчению она меня не оттолкнула.

— Долго они могут находиться под водой? — спросил я.

Уидмор пожала плечами:

— Не знаю. Уверена, у них куда больше воздуха, чем требуется.

— А если они что-то найдут? Они это поднимут?

— Возможно, понадобится специальное оборудование.

У Уидмор имелась рация, связывавшая ее с мужчиной, оставшимся в лодке.

— Что происходит? — спросила она.

— Пока ничего особенного, — раздался трескучий голос. — Тут глубина футов тридцать — сорок. В некоторых местах еще глубже.

— Ладно.

Мы стояли и смотрели. Может быть, десять, пятнадцать минут. Хотя казалось, что прошли часы.

Вдруг на поверхности появились две головы. Водолазы подплыли к лодке, подняли маски и вытащили изо ртов приспособления, дававшие им возможность дышать под водой. Они что-то обсуждали с мужчиной в лодке.

— Что они говорят? — спросила Синтия.

— Потерпите, — сказала Уидмор, но, увидев, что человек в лодке взял рацию, поспешно схватила свою.

— Кое-что нашли, — проскрипело радио.

— Что? — уточнила Уидмор.

— Машину. Пролежала там очень долго. Мы собираемся ее поднять.

— Какая машина? — спросила Синтия. — Как она выглядит?

Уидмор повторила вопрос, и мы увидели, как внизу, на озере мужчина обращается к водолазам.

— Вроде бы желтая, — ответил он. — Маленькая машина. Номерных знаков не видно, она по бамперы в грунте.

— Это машина моей матери, — сказала Синтия. — «Форд-эскорт». Маленькая машинка. — Она повернулась ко мне и обняла. — Это они. Это они.

Уидмор возразила:

— Сейчас еще рано говорить. Мы ведь даже не знаем, есть ли кто в машине. — И поднесла к губам рацию: — Делайте то, что считаете нужным.


Это означало, что придется ждать, когда подвезут оборудование. Они решили подогнать большой тягач с севера и поставить его у самой кромки воды, затем спустить в воду трос, поручить водолазам прикрепить его к машине на дне и медленно вытащить ее из грязи на поверхность.

Если не получится, придется доставить сюда что-то вроде баржи, спустить на воду над машиной и поднять ее со дна.

— Понадобится еще несколько часов, — пояснила Уидмор. — Нужно решить, как лучше поднять машину. Почему бы вам не вернуться на шоссе, может, доехать до Ли, пообедать? Я позвоню вам на мобильный, когда все начнется.

— Нет, — отказалась Синтия. — Мы останемся здесь.

— Ласточка, — сказал я, — мы же сейчас ничего не сможем сделать. Давай поедим. Нам обоим нужно сберечь силы, чтобы справиться с тем, что последует.

— Как ты думаешь, что случилось? — спросила Синтия.

— Полагаю, кто-то пригнал сюда машину, вот на это место, где мы стоим, а потом столкнул ее вниз, — предположила Уидмор.

— Пойдем, — подал я руку Синтии и обратился к детективу: — Держите нас в курсе, пожалуйста.


Мы выехали на основную дорогу, доехали до Отиса, затем свернули на север к Ли, где нашли кафетерий и заказали кофе. Утром у меня совсем не было аппетита, поэтому я взял яичницу с сосисками. Синтия смогла съесть только тост.

— Получается, — произнесла она, — что человек, написавший записку, знал, о чем говорит.

— Ага, — согласился я, дуя на свой кофе, чтобы немного охладить его.

— Но ведь нам не известно, есть ли кто-нибудь в машине. Может, ее утопили, чтобы спрятать. Но это не значит, что кто-то погиб.

— Давай подождем, — предложил я.

Ждать пришлось больше двух часов. Я пил уже четвертую чашку кофе, когда зазвонил мобильный.

Уидмор объяснила мне, как подъехать к озеру с севера.

— Что происходит? — спросил я.

— Получилось быстрее, чем мы ожидали, — сказала она почти дружелюбно. — Машину уже достали.


Когда мы подъехали, желтый «форд» стоял в кузове тягача. Синтия на ходу выскочила из автомобиля с криком:

— Это та машина! Это машина моей матери!

Уидмор схватила ее за руку, прежде чем она сумела подойти ближе.

— Пустите меня, — вырвалась Синтия.

— Вам не следует к ней подходить, — отрезала детектив.

Машина была заляпана грязью, вода все еще сочилась из запертых дверей, причем вылилось ее уже достаточно, чтобы заглянуть внутрь, по крайней мере до уровня стекол. Но кроме промокших подголовников ничего нельзя было разглядеть.

— Машину отправят в лабораторию, — сказала Уидмор.

— Что они там нашли? — спросила Синтия. — Кто-нибудь был внутри?

— Как вы думаете, что они могли найти? — раздраженно ответила Уидмор. Мне не понравился ее тон. Как будто она считала, что Синтии известен ответ.

— Не знаю, — покачала головой Синтия. — Я боюсь говорить.

— Похоже, там останки двух людей, — сказала детектив. — Но как вы сами понимаете, после двадцати пяти лет…

Можно себе представить.

— Двух? — удивилась Синтия. — Не трех?

— Рано что-то утверждать. Как я уже говорила, впереди много работы. — Уидмор помолчала. — И мы хотели бы взять у вас буккальный мазок.

Синтия изумленно моргнула:

— Что взять?

— Простите, это латынь. Означает щека. Нам нужен от вас мазок на ДНК. Его берут с внутренней стороны щеки. Это совершенно не больно.

— Зачем?

— Если нам повезет, мы возьмем на анализ ДНК… то, что осталось в машине, и сравним результаты с вашими анализами. Допустим, одно из тел принадлежит вашей матери, тогда можно сделать нечто вроде обратного теста на материнство. Это подтвердит, что она на самом деле была вашей матерью. То же относится и к другим членам вашей семьи.

Синтия взглянула на меня полными слез глазами.

— Я двадцать пять лет хотела знать ответ, теперь же, когда у меня есть такой шанс, я в ужасе.

Я прижал ее к себе и спросил Уидмор:

— Долго это продлится?

— Обычно уходит несколько недель. Но здесь дело особое, к тому же не следует забывать о телепередаче, так что, вероятно, пару дней. Вы можете ехать домой. Я пришлю кого-нибудь сегодня, чтобы взять мазок.

Нам ничего не оставалось, как подчиниться.

— Я должна иметь возможность увидеться с вами еще до получения результатов, — крикнула вслед Уидмор. — У меня будут вопросы.

В том, как она это сказала, слышалось что-то зловещее.


ГЛАВА 26 | Исчезнуть не простившись | ГЛАВА 28