home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 18

Вспыхнувшее на полнеба зарево осветило наши лица. Развлечение началось. Сейчас двести охотников, первая команда, изображают штурм центрального комплекса. Врываются во все двери и проходы, уничтожают тварей и отходят. Отдохнув и разобравшись с ранеными, если они есть, они снова штурмуют погань уничтожая опоздавших на первый раунд местных жителей. Атака идет рваным темпом со всех сторон. И так не блещущие умом твари ничего не понимают. Они знают только одно. Атакуют центральный комплекс, все туда. Конечно, хозяева, не принявшие участие в перерождении и темные мастера, разберутся в ситуации. Со временем разберутся. Может быть. Сейчас они тоже ничего не понимают из поступающих сообщений. Одни охотники массово зачищают первые уровни. При первом же серьезном сопротивлении отступают. Другие, вторая команда, атакуют, преследующих соратников, тварей на поверхности. Это еще пять с половиной сотен воинов. Вся гильдия, все семьсот сорок три охотника, находящихся в Белгоре, принимают участие в развлечении. В городе остались только жены бойцов, обычные жители и стража. Остались, совершенно несчастные, одиннадцать учеников охотников. Все они могут только болеть за нас с крепостных стен. Через некоторое время почти все твари из погани будут в центральном комплексе. Тогда штурмующие начнут отход к холму, расположенному к востоку от Белгора. Им надо продержаться до утра. Тогда большинство тварей будут вынуждены вернуться в погань. Никто им на помощь придти не сможет. Стража Белгора сегодня, несмотря на все ее желание помочь, вне игры. Куда им, безлошадным к тому же. Охотники забрали всех лошадей себе. Ну не нужна им в обычное время кляча. Корми, пои и в погань на ней не поедешь. Кто охранять ее будет? А вот четыре сотни отличных коней здорово помогут при отступлении. Да и не нужна охотникам помощь. Одновременно с началом атаки десять лучших магов Земли стали возводить укрепления на том холме. А рассвет настанет через час. Акцию планировали опытные охотники. Плюс на холме ждет тяжелая артиллерия в виде двух десятков церковников отца Анера. Все владеют силой Создателя. Пора и нам. Пора доставить девчонок в город. Там их ждет лучший, что бы ни говорила Ната, маг Жизни. Чейт Живчик. Вот когда Ната станет мастером-охотником, тогда и будет пищать.

Я слез с Пушка. Остальные были пешими. Черныша я тоже отдал. А Пушка никто, почему-то, взять не захотел. Странные люди. Хотя сейчас они проводят операцию фронтового масштаба в погани. Второй раз за историю гильдии. Вру. Первый раз. Орхет Первый тогда еще гильдию не основал.

– Вперед.

Юго-западный комплекс. Бывал, знаю. Мы скользим тенями по коридорам. Никакой магии. Нас никто не должен обнаружить. О сфере молчания я даже думать забыл. Палец она прикрывала хорошо, но впасть снова в утреннее безумие, я не хочу. Прав был Колар, когда запрещал ею пользоваться. Тысячу раз прав. Готику я лишил наподбородника, а к шлему пристегнул нижнее забрало. Вертеть головой сейчас самое важное, а откинутые забрала дышать не мешают. Первый уровень пройден. Трон остановился и поднял руку. Все замерли. Скрежет. Отряд припозднившихся скелетонов спешит в центральный комплекс. Бегите. Тишина. Трон движется дальше. Второй пройден. Пол коридора стелется под ногами. Стоп. Опять остановка. Трон выждал и дал команду. Бежим дальше. Вперед выдвигается Глав. Третий уровень пройден. Сейчас его очередь вести команду. Глав перекидывается. Истинному оборотню доспехи, оружие и, тем более, одежда не мешает. В коридоре возникает громадный пещерный медведь. Зрение плохое, но нюх отличный. На четвертом уровне есть одна интересная кишка, ведущая сразу на десятый и не просто на десятый, а в приемную хозяев. Ход для своих, так сказать. Он минует почти всю охрану на десятом уровне. Жаль, что кишка заблокирована с двух сторон воинами тьмы. Невидимками. К вопросу собственной безопасности, особенно в нынешнем положении, хозяева относятся строго. Немногие живые, владеющие общей магией, сразу обшарили предполагаемое место отдыха. Нашли. Сволочи. Хозяева решили использовать для своих целей. Курьерам со срочным донесением быстрее добираться. Глав останавливается и принюхивается. Машет лапой. Туда. Мой выход.

Я пробрался по стенке и на мгновение заглянул за угол. Прав Глав. Сонар показывает десяток тусклых точек. Они. Пальцовка напарникам. Вперед. Я выскакиваю в коридор. Клякса и обратно. Опускаю нижнее забрало. Мимо плеча, прикрытого углом стены, проносятся жгуты. Лязг невдалеке от меня. Я вываливаюсь в коридор и бегу к бесформенной куче, метрах в десяти от меня. Только в мечи без магии. Я бешеной фрезой прохожу по краю кучи. Дальше. Подбегаю ко второй. Обрывки жгутов навстречу. Черун бьет по ушам. Поздно опомнились. Я врубаюсь мечами в начавшие вставать фигуры. Рядом свистит топор Яга. В четыре руки мы располовиниваем пятерых воинов. Почти все. Мы одновременно оборачиваемся назад и опускаем оружие. Все. Теперь точно. Трон добивает последнее, полураздавленное тушей Глава, тело.

– Мы неплохая команда, – буднично замечает Яг. – Несколько секунд и десяток опасных тварей убит почти без магии.

Усмехаемся. Глав обернувшись, брезгливо пытается очистить нагрудник.

– Грудью навалился на подранков, – бурчит он, замечая наши взгляды.

– Идем дальше, – командует Трон.

Проходим в кишку и начинаем спускаться. Порядок тот же. Зачем менять. Медленно тянутся секунды. Мы у выхода. Переглядываемся. Мой выход. Кляксу практически невозможно заметить. Этим плетением я наиболее часто пользовался в погани. По нему меня и вычислили. Моя разработка, даже Трон ею не пользуется. В вербальном варианте заклинание слишком длинное. Вперед. Я выпрыгиваю из стены. Темнота.


– Ну вот и наш шустрик пришел в себя, – я слышу довольный голос.

А открываю глаза и осматриваюсь. М-да. Попали. Рядом со мной на полу находится вся команда. Попали в ловчую сеть. Никто не пользовался защитой вот и взяли как младенцев.

– Если все меня теперь слышат, то я хочу представиться. Мастер Лертак. Вам ведь так удобнее со мной будет общаться, правда?

Изгаляется сволочь. Я смотрел на морщинистого старичка в потрепанной мантии кровососа. Благо света в помещении было достаточно. Небольшая комната метров сто полезной площади. Четырехметровые потолки. Жить можно. В нашем случае – очень не долго. Жаль. Жаль, что не успели убить девчонок, хотя бы убить.

– Нам предстоит общаться? – иронически замечает Трон.

– Конечно, – закивал головой старичок. – Очень долго общаться.

– Не имею ни малейшего желания, – холодно замечает Трон. – Мои братья тоже.

– Придется, – философски заметил Лертак. – Я отвечаю за безопасность Владык во время их занятости перерождением. У Владык есть к Вам пара вопросов, а у меня целая куча. А вот уходить не советую охотник. Не надо. Ну умрешь ты сейчас, а что потом? Потом тебя Владыки быстро оживят. Время пройти не успеет. Не сможешь уйти полностью. Голову ты разбить не можешь. А если попытаешься уйти, то и вся защита у тебя пропадет. На посмертие не умеете вы защиту ставить, поэтому и головки отсекаете или иначе с нею поступаете. А мне интереснее с вами сопротивляющимися поработать. Надоели послушные куклы, – откровенно признался он. – Подумайте сначала.

– Подумаем, – решился перебить я командира, – а ты не подскажешь мил человек, а как ты про нас пронюхал? В Белгоре сволочей не было.

– Интересно, – захихикал он, – вижу, что интересно. Я сегодня добрый. Ол, – позвал он.

Твою тещу. Драугр. Как это вообще возможно. Я смотрел в полном недоумении на прыткого зомби.

– Что, интересно тебе охотник, – обратился ко мне старикашка, – вижу, что знаком тебе Ол. Хороший был человек, да вот беда, убили его год назад злые люди. Ты убил. Узнал он тебя. Мастер Грай, покойный я надеюсь, очень любил своего друга и сделал из него драугра. Хорошего драугра. Обычный-то команды выполняет, мыслить может немного и так далее. А вот этот хорош, почти человек. Талантливый был Грай. Как Ол обнаружил, что его господина похитили, так ко мне и прибежал. А я стал готовить встречу гостям. Не верю я в верность всяких выскочек, – со злобой произнес он. – Вот и не ошибся.

Кто виноват и что делать? Что мешало мне второй раз пристукнуть Ола? Кто ж знал? И ведь прав старикашка, умереть не выход. Владыки дождутся, пока жизнь полностью покинет тело, а душа не успеет и все. Маг Жизни спасти не сможет, да и эти не спасают. Поднимут и будешь не живой и не мертвый. Полностью послушный при этом.

– Подумали и хватит. Владики ждать не будут.

Воины тени подошли к нам и потащили к большой двери. Оружие и магия при нас. А чем это поможет? Мы опутаны ловчей сетью. Можешь сказать – жизнь прощай. Даже если какое-то чудо нас освободит, пятидесяти воинов тени и пять рыцарей тьмы[97] хватит за глаза нашей команде. Вот как рядами стоят. Ждут команды фас. Остается себя только утешить тем, что братьям наверху без этой армии легче.

Нас затащили в зал и бросили перед возвышением с креслами хозяев погани. Впечатляет. Полулюди-полудемоны. Непонятно где заканчивается человеческая плоть, а где начинается демоническая. Мне становится не интересно. Какой смысл гадать, сколько веков они служат Падшему, если он их так вознаградил. Почти бессмертные существа. Уязвимы только в момент перерождения. Человеческая плоть слаба, для могучих потоков силы Падшего. Ну и огурец с ними. Скучно. Чем ждать, когда они изволят открыть свои глазки лучше поспать, когда еще выпадет такой шанс. Я начал проваливаться в водоворот.

– Охотник.

Удар в бок вырывает меня из сладкой полудремы. Что еще? Я огляделся. Воины тьмы вокруг, разъяренный старикашка прыгает вокруг меня, бледные лица братьев. С чего это они?

– Охотник, – издает еще один вопль попрыгунчик. – Ты не хочешь насладиться истинным величием Владык пред мучительной смертью?

Чего так орать?

– Нет. Скучно. Не мешай лучше спать, когда эти откроют свои глазки, разбудишь.

Старичка сейчас хватит кондратий. Черт с ним. И братья явно не в порядке. Зачем так выпучивать глаза. Я снова проваливаюсь в водоворот.

– Охотник. Сейчас ты увидишь то, что тебя заставит позабыть о скуке.

Опять пинок и меня рывком подымают на ноги. Достал. Я посмотрю, а ты отвяжись. Мне все фиолетово.

– Смотри.

Я открыл глаза. Обнаженные и окровавленные женские тела лежат на полу за спинами братьев. Лежат перед возвышением с хозяевами. Знакомые лица. Мне холодно. Холод. Лира. Дуняша. Арна. Мори. Ната. Иса. Холод во мне. Вздутые животы и гримасы ужаса и боли на застывших лицах. Визг старика. Я перевожу равнодушный взгляд на хозяев. Они открыли свои глаза и смотрят на меня. Холод. Холод во мне и вокруг меня. Холод струится по моим рукам. Визг старика обрывается. Сеть на мне трескается и рассыпается на льдинки. Глаза хозяев. Они посмели. Это мои женщины. Я это помню. Я помню, что мне было с ними хорошо. Я помню, что скучал без них. Волна холода рванулась из меня и затопила зал с бестолково мятущимися мертвыми. Живые и мертвые, они посмели. Это нельзя простить. Ни тем, ни другим. Кто бы они ни были. Я не умею прощать никому. Я оставлю в живых только тех, кто были моими друзьями.

– Вы посмели, – мой равнодушный голос сотрясает зал.

Мертвые уже давно пытаются убить меня. Их клинки и заклятья бессильно отскакивают и стекают с тела. Если бы я мог, то улыбнулся. Вторая волна, старательно минуя тела на полу, разбрасывает мертвых ледяным градом по вычурно украшенному золотом залу. Я едва не поморщился, какая безвкусица. Третья волна наводит порядок. Строгие линии и ослепительная белизна в искристых кружевах. А это становится интересным. Шесть пульсирующих жгутов черного цвета, пытаются нарушить наступившую красоту и гармонию. Жаль, что они развлекали меня не долго. Я подошел к связанным телам и веревки осыпались льдом. Теперь я посмотрю на женщин. Странно. В них теплится жизнь. А одна пытается что-то сказать. Я нагнулся над оскверненным телом. Это последнее, что я мог для них сделать. Не в моих силах сделать их чистыми. Что она шепчет?

– Влад.

Холод покидает меня.


– Влад, ты как? Сможешь сам держаться в седле.

Блин. Я едва не упал. Глав успел меня удержать.

– Что со мной, – прохрипел я.

– Практически полное магическое истощение, – отвечает Трон. – Ты выпил себя до последней капли. Когда ты успел освоить школу Льда? На полигоне ты это не показывал. Слишком ты скрытный, хитрец.

Идущие рядом со мной братья радостно рассмеялись. Пушок ласково потерся своей окровавленной мордой о мой набедренник. Носилки с девчонками покачиваются сзади. Впереди уже хорошо видны стены Белгора. Небо на востоке окрасилось в красный цвет. Скоро взойдет Хион.

– Что я пропустил? Помню зал, девчонок, очнувшихся хозяев. Больше ничего.

– Ничего особенного, – ехидно ухмыльнулся Трон. – Уговорил. Начну с момента, когда ты начал вгонять себя в транс.

Я себя в транс? Что за бред. Я помню, что мне стало все безразлично. Как будто я читаю в тысячный раз одну и ту же книгу.

– Трон, объясни, что я сделал? – сказал я.

– Ты не знаешь?

Трон выпучил глаза. Что я мог сказать? Я только пожал плечами.

– Не совсем.

– И ты решился!?

Я снова пожал бронированными плечами. Трон о… э удивился.

– Ладно, расскажу, – начал он. – Я сначала не понял. Да и кто мог понять. Такая методика работы со льдом, вообще с любой стихией, считалась утерянной еще до Смуты. Ты вогнал свое сознание в свою силу и придал ей форму льда. Сырая сила становится твоей волей, а твой разум силой и страшнейшим оружием. Опасный способ работы. Поэтому он и был забыт. Очень легко самому воплотиться в стихию. Маг Земли отождествляет себя со скалой и так же неторопливо думает. Маг Воды непостоянен. Перепады его настроения страшны как цунами. Маг Воздуха вообще обо всем забывает. А про мага Огня и говорить нечего. А если маг себя не удержит и воплотится в стихию, то он становится тем, кем себя представлял. Поэтому все стали использовать элементалей. Тот, кто может, конечно. Нет опасности воплощения. Осталась только единственная школа, которая практиковала подобную методику – эта школа Льда. Единственный минус, кроме опасности воплотится в лед, это навсегда забыть про человеческие чувства. Стать холодным и равнодушным как стихия. Ты решился на это. Ты это сделал. И ты смог удержаться.

Трон не выдержал, поднял меня своей силой с Пушка, опустил на землю и три обормота стали бешено сжимать меня в объятиях. Хорошо, что это продолжалось не долго. Глав закинул меня в седло, и мы поехали дальше.

– Так вот, – продолжил Трон. – Ты вогнал себя в транс. Я слышал краем уха, что подобный способ работы позволяет простому ученику легко победить архимага. А ты в магии совсем не ученик и в силе хорош. Ты не использовал заклинаний. Зачем? Ты работал напрямую со льдом. Примерно так я работаю с элементалем. Но мне для вызова стихии необходимо заклинание. Ты сам стал стихией и разнес все в дребезги. Потом, когда ты застыл на грани воплощения, Ната сумела тебя остановить. Я не знаю, как она смогла вынырнуть из океана боли и ужаса, но она сделала это. Позвав тебя, Ната дала якорь, за который ты уцепился и вылез. Дальше было все просто. Мы забрали девчонок и тебя, перебили пару тварей на пути назад и вышли. Отвлекли Пушка от уничтожения вряков и поехали в Белгор.

Я посмотрел на друзей. Что-то не похоже на легкую прогулку их возвращение.

– Ранен Глав, ты сам на грани истощения. А у Яга странная походка. Легко и просто говоришь.

Братья ухмыльнулись и промолчали. Пусть молчат. Мне тоже есть что скрывать. Я никогда не работал со школой Льда. Знаком, но не работал. Не вгонял себя в подобный транс. Я даже не знаю, как это делается. И самое главное. Несколько раз на Земле я испытывал нечто подобное. То, что со мной произошло в погани, никакой магией не было. Вот единственное, что я знал наверняка.

– Влад, – обратился ко мне Трон. – Мы все помним твои слова. Мы понимаем опасность, грозящую тебе, если кто-то узнает о твоей тайне. Ради обладания секретами магии утерянными до Смуты, могут пролить много крови. Мы не о чем не будем тебя спрашивать и никому ничего не сообщать.

Я вообще-то имел в виду другое, но тоже хорошо.

– Отлично. Значит, не было никакой ловушки. Мы зашли, спасли девчонок и прикончили ослабевших хозяев. Все вместе. Договорились.

Братья улыбнулись.

– Нет, – сказал Трон. – Мы все уже обсудили. Мы держали вход, а внутри ты все сделал сам.

Нет. Так дело не пойдет. Мне эта известность нахрен не нужна.

– Братья. Я все понимаю, но поймите и вы. Сзади нас висят плоды моей известности. Вы думаете, что мне это нужно? Мы все сделали вместе. Запомните это.

Лица охотников помрачнели при взгляде на носилки. Вот так будет лучше. А я попробую проанализировать свои чувства и мысли после наступления холода.

– Нас встречают, – отвлек меня от мыслей голос Яга.

Отряд церковников, человек тридцать, появился из-за холма и направил своих коней к нам. Странно.

– Трон, они верхом. Великолепные лошади.

– Вижу. Это выкидыши отказались дать своих коней. Дескать, утром они уезжают.

Трон сплюнул в траву. Все правильно. Хион взошел и город могут покидать люди. Но дорога из Белгора в стороне. Тем временем церковники подъехали почти в плотную. Пять рыцарей из ордена Длани Создателя, фанатик с парой служек и двадцать воинов с неизвестной мне эмблемой на плащах. Взяли нас в полукольцо. Зачем, до Белгора рукой подать. Видны уже фигурки людей на стенах. Плащи оттопыриваются. Вокруг отряда едва заметный свет. Зачем?

– Бой, – закричал я.

Поздно! Стрелы из арбалетов, спрятанных под плащами, пронзили братьев. Удар выбросил меня из седла. В упор. Спасла кираса. Завыв, я вскочил на ноги и бросился вперед. Пушок рядом. Еще два прыжка. Невероятная тяжесть сковала руки и ноги. Пушок, рыча от злости, опускался на колени рядом. Я хочу кричать, но из горла выходит лишь хрип. Шаги рядом. Меня подымают и относят к братьям. Все живы, но не могут, как и я двинутся с места. Тупые болты. Не могут говорить. Тем временем воины начинают снимать с заводных лошадей вязанки хвороста. Пять орденцев сидят на лошадях и не вмешиваются. Почему!? Лиц за забралами не видно. Фанатик, окруженный белым сиянием, подходит к нам.

– Заблудшие. Вы хотели спасти оскверненных дев и семя Проклятого в их чреве. Но Создатель милостивив к таким как вы. Покайтесь и будете прощены им. Он милостивив. Я же сам очищу этих дев от скверны.

Он отошел от нас и направился к будущим кострам. Девчонок уже сняли с носилок и положили на хворост. Тварь. Сволочь. Как рассчитал гад. Мы все опустошены. Других охотников здесь нет. Сейчас он сожжет девчонок и уедет к порталу. Никто его не сможет остановить. Город остался почти без лошадей. Тварь. Бешеные глаза братьев. Хрип из их горла. Вот она магия церковников. Именно их, а не Создателя. Он не может давать им силы на такое дело.

– Представь, что они уже мертвы. Представь их в погани.

Я не могу это представить! Зачем?

– В погани была не магия. Представь.

Я попытался и не мог. Глаза все время смотрели на богохульствующего церковника, благословляющего пламя, начинающее разгораться под девчонками. Не мог!

– Он блокирует внешнюю магию дол….

Морфей.

Синема.

Я открыл глаза. Обнаженные и окровавленные женские тела лежат на полу за спинами братьев. Лежат перед возвышением с хозяевами. Знакомые лица. Мне холодно. Холод.

Я пружиной взлетел вверх. Холод был, но совершенно не влиял на мои эмоции. Ненависть сладко обжигала кровь. Изумленные лица. Холод, стекающий волнами с обнаженных клинков.

– Убейте их! Убейте носительниц скверны!

Мечи сверкают одним непрерывным кругом. Я не пытаюсь защититься от ударов. Я убиваю. Я прорываюсь к кострам. К воинам, бегущим к девчонкам и готовящимся вонзить в них свои мечи. БОЙ! Ослепительный свет раз за разом окатывает мое тело. Я прорываюсь сквозь частокол стали. Девчонки, я сейчас. Еще двое воинов. Орденцы. Один паладин. Предатели! Хрип выбивается из горла. Шлем сбит ударом. Меч пронзает мою изрубленную кирасу. Плевать. Я уже рядом девочки. Нет! Я вихрем налетел на шестерых ублюдков, достающих сталь из тел…Нет! За что? Вой. Мой вой сопровождает падение рассеченного воина, отрубившего голову Мори. Прыжком вперед я сбиваю своим телом двоих. Мечи отброшены. Встаю на колено и десять стальных молний слетают с моих рук в направлении троих. Наклоняюсь и вонзаю кинжал в горло упавшим сволочам. Перекат вперед и последний получает сталь в пах. Я промахнулся и он успел отрубить голову Лире. Я скидываю четверых с разгорающихся костров. Ната открывает глаза. Колотая рана в груди. Как у всех. Свет перестал окатывать мое тело. Он окружил девчонок и заставил выгнуться их тела. За что!? Тварь. Я бегу к святоше. Нет, шатаясь, я едва иду к нему. Еще шаг. Еще. Вот так. Свет снова окружает меня. То, что нужно. Ужас в его глазах. Сейчас.

– Ты проклят!

Согласен. Еще шаг.

– Ты демон!

Тоже согласен.

– Опомнись. Тебя ведет Падший!

Я на все согласен. Если это Проклятый, то я пожму ему руку.

– Нееет!

Не согласен. Оружия у меня нет. Руками. Я падаю на святошу. Мой холод проламывает его броню из света. Горло. Все. Перестал ногами дергать. Теперь обратно. Я ползу обратно. Братья бьются в постепенно тускнеющих тисках из света. Девчонки, я уже рядом. Я уже здесь.

– Влад, – шепчет Ната, – прости, я смогла только двоих.

Русая головка откидывается и я вижу только исчезающую, вместе с жизнью, зелень из глаз молодой девчонки.


Белгор. Кабинет магистра Кара.

– Магистр, церковники прибыли.

Молчание.

– Пригласи их.

Сидящие в кабинете переглянулись между собой и посмотрели на входящих в кабинет людей.

– Отец Эстор, – сказал Кар, – представьте Ваших спутников.

– Отец Илас, декан[98] Биранской епархии, отец Тайг, ассистент ордена Слуг Создателя, паладин Лон, командор ордена Длани Создателя. Мы все прибыли для рассмотрения дела об убийстве отца Санра, сопровождавших его лиц и оруженосцев ордена Длани Создателя.

– Убийства, – скрипнул зубами сэр Берг. – Да этих…

– Берг, – спокойно сказал Кар, – остынь. Их действительно убили, к сожалению. Присаживайтесь господа.

Подождав пока приезжие устроятся, Кар продолжил. – Я представлю Вам остальных присутствующих здесь лиц. Мы ждали Вас. Если речь идет об убийстве, лучше сразу выполнить все формальности. Я магистр гильдии охотников Кар Вулкан. Отец Анер, настоятель храма Создателя в Белгоре и епископ Белгорской епархии. Сэр Берг, наместник Его Величества Орхета Пятого в Белгоре. Сэр Дей, инспектор, Рука Его Величества Орхета Пятого.

Кар достал из стола дымчатый кристалл и положил его перед собой.

– Как я понимаю, Вы все имеете общее представление о случившимся, но я все-таки кратко опишу события предшествующие этому убийству, – мрачно усмехнулся Кар. – Слугами Падшего были похищены шестеро жительниц Белгора. Было установлено, что они находятся в погани. Одна из поисковых команд сумела захватить темного мастера Грая. Он являлся помощником одного из хозяев погани и именно он организовал похищение девушек. После допроса Грая, на котором присутствовали, в том числе я, сэр Берг, отец Анер, сэр Дей, было принято решение о проведении спасательной операции. Решение это было принято руководством гильдии охотников. Пять из шести похищенных являлись охотницами. Спасательная операция проводилась силами гильдии при поддержке светских и церковных властей города. Детали операции можно описать кратко. Охотники гильдии под утро атаковали центральный комплекс погани. К рассвету они отступили на заранее подготовленные позиции, где их ждали клирики отца Анера. Задачей всех охотников Белгора было привлечение максимального внимания тварей к себе. Всех, кроме пятерых. Четверо из них должны были проникнуть в логово хозяев расположенное на десятом уровне юго-западного комплекса и освободить пленных девушек. По мере возможности, они также должны были убить перерождающихся хозяев. Пятый, вместе с присутствующим отцом Анером, ждал группу со спасенными в Белгоре. Группа выполнила свою задачу. На обратном пути она была атакована свитой отца Санра и им самим. Я не буду описывать происшедшее события и вызывать свидетелей. Через десять минут после происшедшего на месте преступления оказалась первая группа охотников возвращавшихся после прямой атаки центрального комплекса. Один из охотников в свое время был неплохим магом иллюзий. По горячим следам он сумел детально воссоздать события и переместить изображение и звук с места преступления в кристалл памяти. Я активировал его и через минуту он будет готов к работе.

– Перед просмотром, – обратился к Кару отец Илас, – я хочу задать Вам два вопроса.

– Слушаю.

– Кто может подтвердить, кроме охотников, конечно, что иллюзия полностью соответствует произошедшим событиям.

– Я могу, – сказал отец Анер. – Я был на крепостной стене и все видел своими глазами. К сожалению, я не молод и сердце у меня не в порядке. Поэтому я все видел до конца. Будь оно все проклято, – взорвался он. – Я не мог, как это сделали остальные, бежать на помощь. Но я также жаждал крови ублюдков и поэтому смотрел.

Отец Анер утер лоб и сел обратно в кресло.

– Второй вопрос, – спокойно сказал магистр Кар.

– Я хотел спросить, почему Вы таким тоном говорили место преступления. Но лучше я посмотрю на иллюзию. Я абсолютно доверяю отцу Анеру. Престол наместника Создателя доверяет ему. А что плохо рассмотрели его глаза со стены, то будет хорошо видно в иллюзии. Я сам увлекался этой магией в молодости и знаю ее законы. Нельзя обмануть в малом не обманув в большом.

Кар хмыкнул и кристалл засветился. В воздухе завис полуметровый, молочного цвета, шар. Приезжие невольно наклонились вперед. Шар светлел. Внутри него стали появляться маленькие фигуры, земля, тонкой ниткой протянулась крепостная стена.

– Нас встречают, – донесся до зрителей голос одной из фигур.

События развивались стремительно. Отряд церковников приблизился к группе охотников. Выстрелы в упор, падение тел. Отчаянные лица сваленных в кучу охотников. Прибывшие сбрасывают с носилок изувеченные женские тела и волокут их на вязанки хвороста. Зажигают шесть костров. Дикий вой заглушает разговоры церковников и прерывает речитатив фигуры в рясе. Один охотник вскакивает и бросается на толпу воинов.

– Убейте их! Убейте носительниц скверны! – громкий крик фигуры в рясе.

Неистовая рубка, падающие тела. Окровавленный охотник прорывается. Шестеро фигур бегут к телам на костре, а дорогу охотнику заступают рыцари ордена Длани Создателя. Они задерживают его на несколько секунд, а один пронзает мечом живот, перед тем, как лишается головы. Но рыцари свое дело сделали. Шестеро воинов пронзают мечами женские груди и снова заносят мечи. Вой из шара заглушает лязг стали. Заглушает все звуки. Охотник отбрасывает последнее тело рыцаря и в невероятном прыжке оказывается рядом с телами девушек. Безумная свалка. Воины успевают отрубить головы только двум девушкам. Охотник сталкивает ногами четыре тела с разгоревшихся костров и идет к последнему стоящему на ногах. Волны света бессильно соскальзывают с него. Охотник шатается. Кровь хлещет из его ран. Он добирается до вопящего от ужаса церковника и сбивает его с ног своим телом. Охотник душит фигуру в рясе и напоследок сворачивает голову. Ползет на локтях к девушкам. Сумел доползти до светловолосой фигуры, что лежит на земле, приложив свои руки к двум девичьим телам. Светловолосая голова поникла. Локти охотника разъезжаются и он утыкается лицом в землю. Подбегающие фигурки трех освободившихся охотников.

– Эликсиры!

Раздавшийся крик полон невероятной боли. Шар мутнеет и начинает расплываться в воздухе.

– Вы удовлетворены? Я Вас спрашиваю отец Эстор, представителя ордена Знающих и Вас отец Илас, представителя трибунала наместника Создателя, и Вас сэр Лон, командора ордена Длани Создателя, и Вас отец Тайг, представителя ордена Слуг Создателя, соратника покойного отца Санра.

После вопроса Кара в комнате наступает тишина.

– Влад Молния, – продолжил Кар, – использовал заклинание ледяных клинков. Редкое по своей мощи заклинание. Все, даже раненные им, погибли. Поэтому я и говорил, что их действительно убили. К моему глубокому сожалению, эти твари…

– Магистр!

– Отец Тайг, мне безразлично Ваше мнение и мнение Вашего ордена по этому делу. Помолчите. Так вот, эти твари ушли легко. Жаль. Удар в сердце и отрубленная голова. Стандартный способ убийства прислужников Падшего. Воины Вашего ордена освоили это хорошо.

Молчание.

– Что было дальше, – глухо спросил отец Эстор.

– Дальше, – начал сэр Берг, – подбежавшие горожане и стражники отнесли девушек и Влада в город. Ната была хорошим магом Жизни. Она успела спасти Арну и Евдокию. На Ису и себя, ее сил не хватило. Мастер Чейт избавил выживших от личинок хозяев погани. Отец Анер очистил тела от скверны. Я успел спасти часть молодняка из оруженосцев ордена Длани Создателя, находившихся в Белгоре. Я запер тридцать пять щенков в здании магистрата, окружил их сотней стражников и восемью магами, советниками магистрата. Пятнадцать оруженосцев я спасти не сумел. Их разорвали на улицах. Учитывая, что на моих людей в деле обеспечения безопасности спасенных щенков надежды было мало, я оставался в магистрате еще два часа. Честно говоря, я боялся, что стражники попросту прикончат их. Через два часа вернувшиеся мастера, сумели снять осаду со здания. Они уговорили охотников и горожан разойтись. А вернувшийся Кар, помог мне отправить щенков из города. Вот, что было дальше.

– Теперь я, – продолжил сэр Дей, – выскажу официальное мнение Его Величества Орхета Пятого по этому делу. Сэр Берг, рыцарь королевского ордена Стального меча, кавалер Багряной Звезды, барон эл Перан сделал все, что мог и даже невозможное. Его Величество изволил наградить сэра Берга и участвовавших в спасении оруженосцев ордена Длани Создателя лиц, премией в размере годового жалования.

– Что с Владом? – спросил сэр Лон.

– Мастер Чейт, прибыв на место преступления, успел его спасти, – едва заметно улыбнулся Кар. – Выжил. Но задавать вопросы ему и, тем более навещать, я бы его не советовал никому, кто не имеет отношение к официальной церкви Белгора. Жизнь дороже любопытства. Также, я бы советовал всем Вам и сопровождающим Вас лицам, не прогуливаться по городу без сопровождения стражи, моих людей или людей отца Анера.

– Магистр Кар, – удивленно поднял бровь отец Эстор. – Как это понимать?

– Как хотите отец Эстор. Прошло всего три дня. Люди не успокоились. Они знают, что церковь состоит не только из одних выродков.

Лица приезжих дернулись, а отец Анер, грустно усмехнулся.

– Они понимают это умом. Все это понимают разумом. Но что они чувствуют сердцем? Что они могут чувствовать, когда вырвавшись из тяжелейшего боя, они узнали о случившемся. Что?

Молчание.

– Что будет дальше со спасенными? – поинтересовался отец Илас.

– Они находятся у меня в храме. Церковь никогда не имела практики в подобных делах. Мы постоянно наблюдаем за их состоянием и отслеживаем тьму, которая время от времени в них появляется. Да и душевное здоровье у них подорвано. Все, что им сейчас нужно – это только покой и участие. Из моей паствы никто их не потревожит и не обидит. Наоборот, я прошу людей замечать девушек, когда они выходят на службу. Они не должны чувствовать себя отверженными. А слуги Падшего…Храм Создателя – это последнее место в Белгоре, куда могут проникнуть слуги Темного. А если все же попытаются, – отец Анер совсем не по-доброму ощерился.

– Престол наместника Создателя полностью доверяет Вам в подобных делах, – склонил голову отец Илас. – Ни у кого другого нет такого опыта борьбы с порождениями Проклятого как у Вас. Если Вам что-нибудь будет нужно, Вы всегда можете получить желаемое.

– Отец Анер, – обратился к нему отец Эстор, – я бы попросил Вас…

– Да присылай своих людей Эстор. Я не настолько стар, чтобы забыть об увлечениях вашего ордена. Если у тебя есть пара обходительных, не лезущих в душу, умеющих располагать к себе женщин, то я их с удовольствием приму. Именно женщин Эстор. Никаких мужчин.

– Я понял отец Анер.


– Будешь?

– Давай.

Матвей разлил вино по кубкам. Я оглядел пустой зал. Не скоро я снова буду здесь. Очень не скоро.

– Когда уезжаешь?

– Завтра. Керин обещал все подготовить к сегодняшнему вечеру, значит завтра.

Мы выпили великолепное вино, но грусть не проходила. Зал был пуст. Все охотники очищали юго-западный комплекс. Когда еще представится такой случай. Гибель шестерых хозяев нарушила заведенный ими порядок. Сейчас там хаос. А я? Что я. Закончился очередной этап в моей жизни. Как я этого не хотел. Я буду скучать по Белгору. И если все у меня получится, то с удовольствием приеду сюда. Мне будет не хватать этого города.

– В княжество едешь, понимаю. Я знаю твою привычку не оставлять нерешенных дел. А куда потом? Ты ведь не вернешься сюда.

Я и не думал, что смогу провести Матвея. Да и не хотел его обманывать. Смысл?

– Ты прав. Не вернусь. На меня столько свалилось, что лучшим выходом будет мой отъезд. Надо решить все вопросы с Коларом, думать о моем дальнейшем изучении магии. С островитянами, свалившимися мне на голову, тоже нужно решать. Последний поход в погань, так вообще превратил нашу команду в местных идолов. Цену славы я уже узнал и не хочу больше за нее платить жизнями близких.

– У вас же все получилось. Освободили девушек, прикончили шестерых хозяев. Это вообще случилось первый раз за всю историю погани. Теперь в ней будет гораздо легче работать. А то, что не смогли спасти всех. Ну попался вам этот сумасшедший церковник. Ты и за это себя винить будешь. Опомнись! Вы спасли двух девчонок. Двух. Так на это нужно смотреть, а не переживать из-за четверых погибших. И дело не в том, что Дуняша жива. Да, она моя дочь, но тоже самое я бы говорил тебе и если бы она погибла. Вы спасли двух, а не потеряли четверых.

– Матвей я все понимаю. Все. Но так сложилось, что мой отъезд будет лучшим решением всех проблем. Лучшим. Я уеду туда, где никто меня не знает. Со мной будут Колар и островитяне. Я уже сделал размен владений с сэром Деем. Махнулись деревушками не глядя. Теперь я не барон Вира, а барон Стока. У инспектора оказалась деревушка в пограничье. Метка погани постепенно сойдет. Где я буду находиться, знаешь только ты, инспектор и Кар. Имя я менять не буду, оно довольно распространенное. Все. Я строю свою жизнь и никто мне не будет мешать. Ни восторженные юнцы, которые приедут в Белгор после следующего вздоха. Как же. Вот один из тех, кто убил шестерых хозяев. Ни слуги Падшего. Они меня найти не смогут. Никто не сможет.

– И никто не будет тебе бросаться на шею после возвращения из погани. Ни волчицы, ни Дуняша. Ты будешь приходить, а тебя буду встречать только я. Ведь эта главная причина. Остальные решаемы.

Что сказать. Матвей полностью прав. Я ведь этого подсознательно боялся, когда возвращался в Белгор. Поэтому и отослал номеров.

– Ты прав Матвей. Это главная причина.

– Эх, – вздохнул Матвей, – я понимаю, сам такое пережил. Я бы тоже тогда из Белгора уехал, да Дуняша маленькая была и Кару пришлось помогать на первых порах. Может это действительно будет для тебя лучше. Пройдет время, ты успокоишься, а там и девчонки в себя придут.

– Так будет лучше.

– Ребятам скажешь?

– Нет. После моего отъезда ты сам им все расскажешь. Ладно, Матвей, пойду я собираться.

В своей комнате я стал складывать в мешок давно приготовленные вещи. Не так уж много их у меня и было. Основное место занимали доспехи, а сейчас над ними колдует Керин. Сильно меня порезали церковники в последнем бой. Живчик силен. Несмотря на весь мой скептицизм, Керин сказал, что все сделает. Увидим. Я не кузнец, ему виднее. Вот и все. Я сел на кровать. Были и еще причины, по которым я уезжал. Парни молчали и никто в подробностях ничего не знал, но мне надо было разобраться со своей силой. Никакая это не магия. В глубинке будет легче понять, что я такое. Что за сила во мне сидит? Вокруг будут только свои. Держать язык за зубами Колар приучен, а островитянам вообще нужна команда на общение с кем-нибудь. А вторая причина это Дуняша, волчицы и Ната. Ната. Я не хочу, чтобы из-за меня погибали не просто близкие люди, а те, кто меня искренне любит как мужчину. Все волчицы относились ко мне дружелюбно. Все, а она любила. Для меня давно не были секретом ее чувства. Я даже мог с точностью до дня определить начало их возникновения. Но ничего дать ей взамен я не мог. Ната. Единственная, кто смог придти в себя в погани и спасти меня, а потом умереть, спасая других. О себе она не думала. А я. Я предпочел не понять ее намек месячной давности. Ната тогда, как бы в шутку заявила, что готова бросить все и уехать со мной куда угодно. Она была готова, а я…Я предпочел не понять. Я посмеялся. Теперь не смешно. Совсем не смешно. Дуняша, Ната, волчицы. Хватит.

– Влад, – в дверь просунулась голова Керина. – Я пришел.

– А почему не заходишь?

– Страшно, – улыбнулся он и вошел внутрь с мешком в руках. – Великий победитель тварей может быть занят. Обдумывает сколько демонов ему убить перед ужином. А тут я мешаюсь.

Я улыбнулся. И этот туда же. Еще одна причина уехать. Постоянно замечать сочувственные взгляды мне не хочется. Только когда волчиц потеряли, город понял, кем они для него были.

– Смотри, что я принес.

Керин стал вытаскивать из мешка части доспехов. Я присмотрелся. Зашита для конечностей и шлем во время развлечения в замке баронета особо не пострадали. Керин выправил вмятины, притер к друг другу подвижные части и навел блеск. Понятно. В корацине были заменены нагрудные пластины и ткань покрывающая их. Тоже понятно. А вот готика. Я подошел поближе и начал внимательно осматривать части доспеха. Ну-ка. Я взял в руки кирасу. Керин отлично потрудился. Выправил металл, заварил разрезы, отшлифовал швы. Заново покрыл все лаком. Я стал перебирать остальные части готики. Великолепно. Даже рифление и гофрирование приобрело свой первоначальный вид. Про поврежденный шлем и говорить нечего. Сверкает как елочная игрушка. Вернее не сверкает. Все части доспеха покрыты серым лаком. Зачем в погани иллюминация. Доспех был как новая елочная игрушка.

– Керин, что я могу сказать. Великолепно. Ты настоящий мастер.

Я прижал смущенного Керина к груди.

– Ты талант, – шепнул я в его ухо. – Ты самый талантливый врун. Это не мои доспехи, хотя зеркально на них похожи. Колись.

Я отпустил покрасневшего врунишку.

– Ну.

– А как ты понял? – вздохнул он.

– Видишь ли малолетний обманщик. Я вот такой жутко недоверчивый тип, что не мог поверить в ценность своих доспехов после последнего боя. Они были все иссечены. Магией ты бы их чинить не стал. Знаешь, что может произойти с магическими игрушками в погани. Если бы я заметил недочеты, то я совершенно бы не удивился. Но кучу изрубленного железа восстановить до первоначального состояния одним ремонтом без магии невозможно. Нужно перековать или сделать новые. Перековка бы заняла больше времени, чем изготовление новых из заготовок. Я попросил, если возможно, то сделать быстрее. Значит вы, я подчеркиваю, именно вы, сделали новые. Один ты бы не справился. Кто еще в этом участвовал?

– Дорн и Млаг, – угрюмо признался Керин.

– Действительно великолепно. Два лучших кузнеца Белгора, а значит и всего севера и восходящая звезда кузнечного дела. Про кольчугу спрашивать не буду и так понятно. Новая. Сколько я должен?

Я посмотрел на мнущегося Керина.

– Дай я еще догадаюсь о кое-чем. Когда, вернее, если я это обнаружу, я все же не полный лох в железе, то ты мне скажешь, что это мне все в подарок.

– Да, – запальчиво сказал Керин. – После того, что ты сделал, брать с тебя деньги последнее дело.

Я сел на кровать. Еще одна причина уехать.

– Ты сердишься?

– Нет, конечно. Спасибо вам всем.

– А как ты догадался? Мы ведь никому не говорили.

– После вчерашнего посещения рынка, когда Райд, ну тот купец из Санира, отказался от меня брать деньги за новую одежду. Дорогую одежду. Да и другие странно посматривали и пытались заманить в свои лавки.

Я снова подошел к гному и обнял его.

– Спасибо. Передай остальным мою благодарность. Я бы и сам сказал, но сейчас пойду к девчонкам.

Керин сначала улыбнулся, потом помрачнел и вышел из комнаты.


– Добрый вечер отец Анер.

– Заходи.

– Как они?

– Не очень хорошо. Тела их здоровы, а души истерзаны. Они сейчас в саду. Иди.

Я прошел, через храм и, открыв дверь во внутренний дворик, вошел. Арна и Дуняша сидели на скамейке в окружении сосен. Это были они. Это были их бледные тени. Я стоял около дерева и наблюдал за ними. Я не хотел подходить близко. Не хотел видеть застывший ужас в их безжизненных глазах. Не хотел. Я просто стоял и смотрел.


– Влад, – вырвал меня из раздумий отец Анер.

– Да отец.

– Уже поздно, иди домой.

Я огляделся. Маленький кусочек леса был пуст. Никого. На темном небе сверкали Сестры. Дуняша так любила ими любоваться. Горло опять перехватило.

– Вы правы отец Анер. Я пойду.

– Иди Влад и когда ты покинешь Белгор, то постарайся остаться прежним. Это нужно тебе, это нужно и девушкам. Я не буду говорить, что все в руках Создателя. Все в наших руках и с Его помощью мы вернем девушек из пучины скорби, и отчаяния. Когда они вернутся, их должен ждать прежний Влад, а не ожесточивший свое сердце ненавистью убийца. Иди и запомни мои слова.


– Магистр, я завтра уезжаю из Белгора надолго, может навсегда. Когда смогу, тогда дам о себе знать. Бывших охотников не бывает и я не хочу стать бывшим. О моем будущем месте жительства знает Матвей. Я стал бароном Стока. Это в пограничье рядом с королевством Декара. Если я буду нужен гильдии, обращайтесь.

Молчание.

– Я тебя понял Влад. Успеха тебе и вот возьми это.

В протягиваемой Каром бумаге я с удивлением узнал извинения авторитетов.

– Кар, у меня есть деньги.

– Возьми. До встречи.


Глава 17 | Чужак 2 | Эпилог