на главную | войти | регистрация | DMCA | контакты | справка |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


моя полка | жанры | рекомендуем | рейтинг книг | рейтинг авторов | впечатления | новое | форум | сборники | читалки | авторам | добавить
фантастика
космическая фантастика
фантастика ужасы
фэнтези
проза
  военная
  детская
  русская
детектив
  боевик
  детский
  иронический
  исторический
  политический
вестерн
приключения (исторический)
приключения (детская лит.)
детские рассказы
женские романы
религия
античная литература
Научная и не худ. литература
биография
бизнес
домашние животные
животные
искусство
история
компьютерная литература
лингвистика
математика
религия
сад-огород
спорт
техника
публицистика
философия
химия
close

реклама - advertisement



Воскрешение Героя

Николай Павлович Кочетков родился 25 февраля 1918 г. в деревне Филисово, расположенной в 50 км юго-восточнее города Шатура, на самой границе Московской и Рязанской областей. Для выходца из крестьянской семьи он получил довольно приличное образование. Сначала он окончил семь классов средней школы, потом – школу ФЗУ и, наконец, три курса электротехнического рабфака. После этого он переехал в городок Рошаль, где работал электромонтером.

В 1938 г. Кочеткова призвали на службу в Красную Армию. Как человека, имевшего специальное техническое образование, его было неразумно отправлять служить, например, в пехоту. Потому в том же году он стал курсантом военного училища летчиков, находившегося в городке Энгельс, на левом берегу Волги, напротив Куйбышева. Обучение продлилось недолго. В феврале 1939 г. Кочетков получил звание лейтенанта и направление в Челябинское авиационное училище, где уже ему самому предстояло стать инструктором.

Осенью 1941 г. старшего лейтенанта Кочеткова в качестве заместителя командира эскадрильи включили во вновь формирующийся 686-й ночной бомбардировочный полк. Командиром полка был назначен майор П. И. Зотов, получивший боевой опыт еще во время гражданской войны в Испании. 15 ноября полк прибыл на Западный фронт и затем действовал в составе ВВС 49-й армии. Участвуя в боях юго-западнее Москвы, Кочетков совершил более сорока боевых вылетов и был награжден двумя орденами Красного Знамени.

В мае 1942 г. ВВС 49-й армии переформировали в 204-ю САД. В штатную структуру новой авиадивизии 686-й НБАП не вписывался, да и к тому же ощущалась огромная потребность в штурмовых полках. Потому 20 мая его отозвали в тыл, на аэродром в городе Чапаевск, в 45 км юго-западнее Куйбышева. Там его летчики и техники начали осваивать новые для себя Ил-2.

7 августа полк, уже переименованный в 686-й ШАП, был направлен на Юго-Западный фронт. Он перелетел на аэродром Бекетовка, располагавшийся у южной окраины Сталинграда, где вошел в 206-ю ШАД полковника В. А. Срывкина. Обстановка на фронте была тяжелая, и все свежие части немедленно бросались в бой.

Ранним утром 12 августа «восьмерка» Ил-2 из 686-го ШАП, которую прикрывали семнадцать Як-1 и МиГ-3, попыталась атаковать расположенные поблизости друг от друга аэродромы Ольховский и Подольховский (немцы называли его Тусов). Эта затея дорого обошлась советским летчикам, поскольку взлетевшие Bf-109G из JG3 и I./JG53 отправили на землю сразу пятнадцать самолетов, потеряв при этом лишь один «Мессершмитт». Среди сбитых оказался и командир 686-го ШАП майор Зотов. Правда, все это не помешало уцелевшим и вернувшимся обратно пилотам сообщить о том, что ими на земле и в воздухе были уничтожены и повреждены более шестидесяти вражеских самолетов.

25 августа два звена «Илов» во главе со старшим лейтенантом Кочетковым нанесли удар по группе немецких танков, замеченной в районе станции Воропоново. Подобные цели всегда имели мощную противовоздушную оборону, что и подтвердилось в очередной раз. В штурмовик Кочеткова попали сразу два снаряда: один пробил крыло, а второй – капот двигателя. Самолет получил тяжелые повреждения, но Кочетков все же умудрился дотянуть до своего аэродрома.

30 августа четыре «горбатых», возглавляемые Кочетковым, в ходе боевого вылета столкнулись с группой Ju-87, которых сопровождали Bf-110. Согласно советским данным, пилоты 686-го ШАП атаковали противника и сбили две «Штуки» и один «Мессершмитт», причем последний был на счету Кочеткова. 1 сентября его штурмовик снова был сильно поврежден немецким зенитным огнем, но опять старший лейтенант смог благополучно вернуться на свой аэродром.

3 сентября Кочетков во главе «шестерки» Ил-2 вылетел для атаки частей Вермахта в районе разъезда Конный, расположенного западнее Сталинграда. И снова во время захода на цель в его самолет угодил зенитный снаряд. Но на этот раз все сложилось не в пользу летчика. Снаряд пробил топливный бак, и никакой речи о том, чтобы дотянуть до своих, уже не было.

Вернувшиеся летчики 686-го ШАП затем доложили, что ведущий их группы – заместитель командира эскадрильи старший лейтенант Кочетков – направил свой горящий штурмовик на скопление вражеской техники и живой силы. Уже отмечалось, что этот термин «скопление» так часто фигурирует в советских источниках: донесениях, представлениях, мемуарах и так далее, – что создается впечатление, что при каждой атаке с воздуха немцы нарочно сбивались в кучу, вместо того чтобы рассредоточиться.

Поскольку никто из летчиков не сообщил, что видел парашют, было решено, что 24-летний Николай Кочетков погиб, выполнив огненный таран. Посчитали, что он поступил в полном соответствии с клятвой – «при случае также направить свои машины на вражеские танки», данной летчиками полка после гибели батальонного комиссара Зазулинского, который неделей ранее – 26 августа – совершил аналогичный подвиг.

К этому моменту Кочетков успел выполнить на Ил-2 в ходе боев в районе Сталинграда 22 боевых вылета. Согласно советским данным, в ходе этих вылетов возглавляемые им группы штурмовиков уничтожили до 127 танков, 366 автомашин, шесть минометных батарей и создали 38 очагов пожаров. Результаты впечатляли, и в Москву отправилось ходатайство о присвоении ему звания Героя.

Спустя два месяца – 5 ноября 1942 г. – вышел соответствующий Указ Президиума Верховного Совета СССР. В нем говорилось, что за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом отвагу и геройство Николаю Павловичу Кочеткову посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Казалось бы, на этом история подошла к концу, мужественный поступок летчика был оценен государством по достоинству. Однако пикантность ситуации заключалась в том, что еще 28 октября в расположение советских войск на Дону вышел измученный, заросший щетиной человек. Он сразу же заявил, что он русский летчик, сбитый в сентябре за линией фронта и бежавший из плена, что он старший лейтенант и заместитель командира эскадрильи 686-го ШАП и что его фамилия Кочетков. Но никаких документов, которые могли бы подтвердить это, у него при себе не было, и потому его без лишних разговоров передали работникам особого отдела НКВД.

Времена были крутые. Еще 28 июня 1941 г. вышел совместный приказ НКГБ, НКВД и Прокурора СССР № 00274/00834 «О порядке привлечения к ответственности изменников родине и членов их семей». Под его действие попадали не столько настоящие изменники, сколько бойцы, вышедшие из окружения или отставшие от своих частей. Этим же приказом военным трибуналам давалось право заочно осуждать красноармейцев и командиров, оказавшихся за линией фронта. Летчика, попавшего в плен, а затем бежавшего из него, мог вполне ожидать военный трибунал, поскольку он, «имея на руках личное оружие, сдался в плен и этим изменил Родине».[108] За подобное деяние статья 58-1 УК СССР в качестве наказания предусматривала 25 лет исправительно-трудовых лагерей с последующей высылкой.

Кроме того, под видом бежавших из плена немцы засылали на советскую территорию своих агентов, завербованных из числа военнопленных. 15 февраля 1942 г. рейхсфюрер Гиммлер своим приказом учредил особый разведывательный орган под кодовым обозначением «Цеппелин». Ему поручалось ослабить военный и экономический потенциал СССР путем организации диверсий, саботажа, террора, восстаний в советском тылу и тому подобного. По немецким данным, к концу 1942 г. сотрудникам «Цеппелина» удалось завербовать около пятнадцати тысяч человек из числа советских военнопленных, которые затем прошли обучение в диверсионно-разведывательных школах.

Так что Кочеткову пришлось нелегко. Как известно, в НКВД никогда особой деликатностью не отличались, а уж в военное время тем более. Многочисленные допросы, сначала во фронтовом особом отделе НКВД, а затем в специальном фильтрационном лагере, находившемся около Рязани. Причем все это происходило, напомним, как раз в то время, когда уже вышел Указ о присвоении ему посмертно звания Героя Советского Союза, о чем сам летчик ничего не знал.

Кочетков рассказал, что ведомые им летчики 686-го ШАП видели снижение его горящего «Ила», но у них просто не было времени проследить за тем, что случилось дальше. При взрыве его выбросило из кабины, он инстинктивно дернул вытяжное кольцо парашюта, после чего сразу же потерял сознание. Очнувшись лежа в бурьяне, летчик увидел стоявших вокруг него солдат Вермахта. У него были ожоги и переломы, но он был жив.

Оказавшись в лагере для военнопленных, Кочетков дождался, когда срастутся переломы, а затем сразу же попытался бежать, но неудачно. Лишь вторая попытка увенчалась успехом, и он смог выбраться на свободу. Пройдя по немецким тылам, он в конце концов 28 октября перебрался через Дон и оказался на своей территории.

Время в фильтрационном лагере тянулось мучительно долго. Шли недели и месяцы, наступил 1943 г. Но наконец ответы на все запросы пришли. Можно сказать, что Кочеткову в целом повезло, поскольку имелись свидетели, которые не только могли подтвердить его личность, но и рассказать, при каких именно обстоятельствах он попал в плен. Проверка завершилась. Ему выдали новые документы и вернули звание старшего лейтенанта. Одновременно Кочеткову, к его великому удивлению, сообщили, что еще 5 ноября прошлого года ему присвоили звание Героя. Правда, посмертно, но теперь уж ничего не поделаешь, не переписывать же Указ.

После того как Кочетков получил в Москве «Золотую Звезду» и орден Ленина, встал вопрос о его дальнейшей службе. В Управлении кадров ВВС ему предложили отправиться в тыл, чтобы продолжить довоенную работу в качестве инструктора в авиационном училище. Вероятно, в этом не было никакой заботы о пережившем многое человеке, а была лишь банальная бюрократическая перестраховка, хоть и все проверки завершены, но все-таки мало ли что, пусть побудет подальше от фронта.

Однако Кочетков и слышать ничего не хотел о спокойной жизни в тылу. Он желал вернуться в 686-й ШАП и продолжить боевые вылеты. После серии новых мытарств и настойчивых просьб он в начале февраля 1944 г. все же смог добиться нужного направления. К этому времени его полк базировался на аэродроме около украинского города Мелитополь и входил в состав 289-й ШАД полковника И. П. Пуцыкина.

Весной 1944 г. 686-й ШАП участвовал в боях в Крыму. 24 мая за отличия, проявленные при освобождении Севастополя, ему приказом Верховного Главнокомандующего было присвоено почетное наименование «Севастопольский». Такое же наименование получил и 7-й ШАК, в который входила 289-я ШАД.

Конец же войны Кочетков вместе со своим полком встретил в Прибалтике, поскольку в середине февраля 1945 г. корпус передали в 15-ю воздушную армию, которая действовала на 2-м Прибалтийском фронте. Всего в ходе войны он совершил 101 боевой вылет, в ходе которых в том числе лично сбил два немецких самолета.

В послевоенные годы Кочетков продолжал служить в авиации. Он переучился на новый штурмовик Ил-10, а в 1948 г. окончил Высшие офицерские летно-тактические курсы. С наступлением реактивной эры он освоил истребитель МиГ-15бис, а потом поступил и в 1958 г. окончил Военно-воздушную академию.

В 1965 г. 55-летний полковник Кочетков был уволен в запас, и затем до 1990 г. работал в Центральном аэрогидродинамическом институте (ЦАГИ) в городе Жуковский Московской области.


Зам. комэска 7-го Гв. ШАП гвардии лейтенант П. И. Руденко | Лаптежник против «черной смерти». Обзор развития и действий немецкой и советской штурмовой авиации в ходе Второй мировой войны | Чем дальше – тем больше