home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 15

До нашего агентства я добрался затемно. Когда подошел к вахтеру, чтобы расписаться в журнале, он как-то странно посмотрел на меня и прошептал:

— Вас ждут.

Я обернулся: из-за угла появился какой-то человек. На нем была рубаха по последней молодежной моде, испещренная надписями. Он заглянул через мое плечо в журнал, увидел фамилию и, уставившись на меня, воскликнул:

— Ага! Мистер Лэм!

— В чем дело?

— Именно вы-то нам и нужны.

— Шутите?

— Разве я похож на шутника?

— Еще как: ваша рубашка сверху донизу исписана словом «закон».

Незнакомец смутился: ему, наверное, казалось, что в этой рубашке он выглядит словно миллионер на отдыхе.

— Какой наблюдательный, — ухмыльнулся он.

— Это у меня с детства. Еще в 1921 году, когда я покидал детский сад святого Викентия, воспитатели отмечали мои незаурядные способности.

— Ладно, хватит, — прервал он меня. — Пойдем к сержанту.

— К какому еще сержанту?

— К сержанту Бьюде.

— Сержант прекрасно знает адрес моего агентства и мог бы приехать ко мне сам.

— Значит, не хотите отправиться со мной?

— Не очень.

— Мы можем оформить этот вызов официально.

— Предъявите ордер на арест?

— Повестку.

— А что вам, собственно, нужно?

— Узнаете от сержанта.

— Я не хочу уклоняться от дачи показаний, но мы уже говорили сегодня с сержантом. Добавить мне нечего.

— Не уверен.

— Вы думаете, Бьюда рассердится, если я не приду к нему?

— Он послал меня за вами. Так что решайте сами.

— Ладно, поехали.

— Моя машина стоит у подъезда.

— Спасибо, я уже на своей.

— Почему? — подозрительно спросил он.

— Чтобы вам не пришлось везти меня обратно. Он немного подумал.

— Ладно, двинулись.

Человек в модной рубашке поехал вперед. Я следовал за ним. Мы миновали Седьмую улицу, пересекли Верширский бульвар и направились в сторону Голливуда.

Куда мы едем, человек в модной рубашке не сказал. Он просто медленно вел машину, постоянно косясь в зеркало заднего вида и пропуская вперед обгонявшие машины, так что приходилось держаться прямо за ним. Было очевидно, что он мне не доверяет.

Неожиданно его машина повернула налево. Дорога шла вдоль квартала богатых особняков, построенных в конце двадцатых годов: оштукатуренные стены, черепичные крыши, аккуратные лужайки, пальмы, гаражи на три машины с комнатами для водителей наверху.

Парень в модной рубашке прижал свою машину к обочине. Я понял, что мы приехали, — напротив стоял полицейский автомобиль. У двери дома прогуливался человек. Подошел мой провожатый, сказал:

— Можете выходить. Мы направились в дом.

— Добрый вечер, Лэм, — приветствовал меня сержант Бьюда, выходя нам навстречу. — Знаете, кому принадлежит дом?

— Знаю.

— Откуда?

— Гарри Шарплз давал нам этот адрес.

— Вы уже были здесь?

— Нет.

— Что вам известно о Шарплзе?

— Немного.

— Меня интересуют его деловые связи.

— О них я практически ничего не знаю. Вы уже спрашивали меня об этом.

— Да, но с тех пор многое изменилось.

— Что с ним случилось?

Бьюда не ответил, но в его взгляде я прочел немой укор.

После небольшой паузы он спросил:

— А с чего вы взяли, что с ним могло что-то случиться?

Я тяжело вздохнул.

— За кого вы меня принимаете? Ваш сотрудник приезжает за мной. Мы едем к этому дому. Возле него стоит полицейская машина. У двери — охранник. Появляетесь вы и спрашиваете о Шарплзе. Если бы я не подумал, что с ним что-то случилось, то какой я сыщик — такого надо в шею гнать.

— Шарплз хотел, чтобы вы были его телохранителем, не так ли?

— Да.

— Чего он боялся?

— Не знаю.

— А как вы полагаете?

— Понятия не имею.

— Неужели вас не интересовали мотивы, побудившие его сделать это предложение?

— Если бы я его принял, меня бы заинтересовали мотивы.

— А вы не приняли?

— Нет.

— Почему?

— Хотите, скажу вам правду?

— Да.

— Мне показалось, что на самом деле Шарплз вовсе не боится.

— Почему вам так показалось?

— Вчера он пришел к нам в агентство и попросил расследовать одно дело, связанное с Кеймероном. Можете проверить у Берты и нашей секретарши Элси Бранд — они подтвердят. Мы вместе поехали к Кеймерону и обнаружили его труп.

— Раньше вы промолчали об этом.

— Вы сами сказали, что многое изменилось.

— Вы думаете, что Шарплз пришил Кеймерона и тут же бросился к вам в агентство…

— Не говорите глупостей. Вы спросили, почему я отказался работать на Шарплза. Вот я и пытаюсь вам объяснить.

— Итак?

— Представьте себе, что, когда мы ехали к Кеймерону, Шарплз мне чем-то не понравился.

— Что же вам не понравилось?

— Опять вы за свое. Юрист назвал бы это просто гипотезой. Предположим, я ничего не заметил, но Шарплзу показалось, что я заметил. Возможно, он испугался, что я знаю о нем то, чего мне знать не следует. Он предлагает мне стать его телохранителем, а в полицию сообщает, что ему грозит опасность. Вот я с ним неразлучен. В один прекрасный день он отправляется погулять где-нибудь в глухом месте неподалеку от окрестностей города. Я, естественно, с прогулки не возвращаюсь.

— Убийство?

— Ну что вы! Просто какие-то злодеи нападают на нас, связывают и похищают. Шарплзу чудом удается бежать, он обращается в полицию, и вы находите мой хладный труп. Газеты сообщают: отважный сыщик погиб при исполнении своих обязанностей.

— Очень смахивает на мелодраму.

— Скорее на фильм ужасов.

— И потому вы отказались работать на него?

— Я этого не говорил. Я просто выдвинул гипотезу.

— Так почему же вы отказались на него работать?

— Сам не знаю.

— Черта с два вы не знаете!

— Напрасно вы мне не верите, сержант, — я и правда не знаю. Шарплз предложил мне солидный куш, а я почему-то отказался. Это действительно трудно объяснить.

— Понятно. Плохое предчувствие?

— Пожалуй.

— Вас кто-то предупредил об опасности?

— Нет, просто предчувствие.

— Веселенькая история. К сожалению, не можем послать вашему предчувствию повестку с вызовом на допрос. Подсознание не положишь в целлофановый пакет как вещественное доказательство.

— А что, собственно, случилось?

— Пойдемте. — Бьюда открыл дверь, и мы оказались в просторном холле. Паркетные полы здесь были натерты до блеска, на стенах дорогие ковры, с потолка свешивались хрустальные люстры.

Сержант провел меня в комнату, служившую Шарплзу одновременно библиотекой и кабинетом.

В комнате царил разгром.

Стулья были опрокинуты и поломаны. Стол на боку. На паркете синяя чернильная лужа. Ковер смят. Судя по всему, здесь дрались. Книжный шкаф перевернут — но я заметил, что его стеклянные дверцы каким-то чудом остались целы, — книги разбросаны по всей комнате. Сейф раскрыт настежь, бумаги вывалились.

— Ну как? — спросил Бьюда. — Что скажете?

— Вы предлагаете мне сотрудничество? Бьюда раздраженно кивнул в знак согласия.

— Если так, то для начала должен заметить, что сейф был открыт уже после драки. Обратите внимание: ковер скомкан, стулья перевернуты, а бумаги из сейфа даже не смяты.

— Продолжайте.

— Обратите также внимание на эти конверты, написанные женским почерком. Они адресованы «Гарри Шарплзу, эсквайру», а послала их некая «мисс Ширли Брюс, проживающая по адресу…» — Я поднял один из конвертов и показал Бьюде.

— Ни к чему не прикасайтесь! — крикнул он.

— Конверты пусты, — невозмутимо продолжал я. — Само собой разумеется, что нормальные люди не хранят пустые конверты в сейфе. Следовательно, после того, как сейф был вскрыт, письма изъяли.

— Мне нужны факты, а не теоретические построения, Лэм.

— Какие факты?

— Кто похитил Шарплза?

— Вы полагаете, его похитили?

— Нет, — ухмыльнулся Бьюда. — Просто он решил вытереть здесь пыль и слегка не рассчитал силы.

— Насколько я понимаю, Шарплз исчез?

— Да.

— Как вы об этом узнали?

— Служанка позвала Шарплза обедать. Он не откликнулся. Служанка вошла в кабинет и обнаружила то, что мы сейчас видим. Ну и позвонила в полицию.

— И вы меня сюда притащили, чтобы и я все это видел?

— Да. Кто такая Ширли Брюс?

Я достал из кармана носовой платок и расстелил на столе.

— Что вы делаете? — удивился Бьюда.

— Видите пятна на платке? Это следы губной помады Ширли Брюс.

Бьюда с недоумением уставился на меня.

— Как это понимать?

— Очень экспансивная женщина. Любит своих друзей и ненавидит своих врагов. Я ей нравлюсь. Она мне доверяет.

— Какая гадость! — воскликнул Бьюда.

— Вы о губной помаде?

— Нет, о ваших словах.

— В таком случае критика не по адресу. Я почти дословно повторил высказывание самой мисс Брюс.

— Надо посмотреть, что это за птица, — сказал Бьюда.

— Посмотрите, не пожалеете.

— Чего ради она стала признаваться вам в любви?

— Я ни в чем не уверен, но, кажется, ей что-то было от меня нужно.

— Что именно?

— Спросите у нее.

— А сами вы разве не спросили?

— Нет.

Бьюда взял мой платок, показал следы губной помады:

— Не это ли причина?

— Не это.

— Давайте все взвесим, Лэм. Шарплз — солидный человек. У него богатый дом, много денег и, конечно, достаточно друзей. С Кеймероном у них общие дела. Кеймерона убивают. Шарплз обращается в полицию с просьбой защитить его и…

— В полицию?

— Ну да, в полицию.

— Но он же хотел нанять телохранителем меня.

— Знаю. У нас его просто послали подальше: сказали, что и так не хватает сотрудников, и посоветовали обратиться к частному сыщику.

— Значит, сначала он пошел в полицию?

— Да, а что?

— Мне казалось, он хотел, чтобы его телохранителем стал именно я…

— Он мог догадываться, что в полиции ему откажут.

— А он сказал, чего боится?

— Промямлил что-то неопределенное.

— Так я и думал.

— Шарплз боялся, что тот, кто убил Кеймерона, не оставит в покое и его.

— Он так сказал?

— Нет.

— И вообще ничего не объяснил?

— Нет.

— А разве ваши ребята не стараются из каждого, кто к ним обратится, вытянуть всю подноготную?

— Стараются. Но повсюду Шарплзу отказали.

— А теперь вы, наверное, жалеете, что ни о чем толком его не расспросили?

— Конечно, — сказал Бьюда. — Поэтому мы и послали за вами. Нам кажется, вы кое-что знаете.

— Увы, я ничего не знаю.

В дверь просунулась голова полицейского.

— Вторую привезли, — сказал он.

Через мгновение лестница заскрипела под тяжестью шагов, и в кабинет вошла Берта Кул.

— А, миссис Кул! Садитесь, пожалуйста, — пригласил Бьюда.

Берта посмотрела на сержанта, потом на меня и, с трудом сдерживая ярость, спросила:

— Какого черта?! Что здесь произошло?

— Нам срочно нужна информация, миссис Кул, — ответил Бьюда.

— Я спрашиваю, что здесь произошло?

— По всей вероятности, на мистера Шарплза было совершено нападение. Он исчез. Последней его видела служанка. Она приносила ему чай около четырех часов вечера. Шарплз сидел здесь и работал. Дверца сейфа была открыта.

— А я тут при чем? — Берта гневно уставилась на Бьоду.

— Именно это я и хочу выяснить, — ответил он. Берта кивнула в мою сторону:

— Спросите этого суперсыщика. Он у нас все знает, все видит, все слышит, но ничего никому не говорит. А мне все становится известно лишь в общих чертах.

— Вот и хорошо, начнем с общих черт. Тщательно подбирая слова, Берта сказала:

— Шарплз обратился в наше агентство. Он хотел, чтобы мы помогли ему в одном деле. Я посоветовалась с Дональдом, и он, по сути, взял всю работу на себя.

— А что делали вы?

— Я приняла от мистера Шарплза чек и отправила его в банк с посыльным.

— С кем конкретно?

— С Элси Бранд, моей машинисткой.

— С моей секретаршей, — поправил я. Берту передернуло.

— И что же было дальше? — не унимался Бьюда.

— Шарплз просто влюбился в Дональда. Он сказал, что хотел бы видеть его рядом с собой круглые сутки. Это было выгодное для нас предложение.

— Почему Лэм отказался?

— Вопрос не по адресу. Может, наш юный гений по горло завален другими делами?

— Значит, вы ничего не знаете?

— Ровным счетом ничего.

— В таком случае разговор окончен. — Бьюда показал нам на дверь.

Когда мы вышли на улицу, Берта укорила меня:

— Этого бы не случилось, если…

— Спокойно, — перебил я. — Все инсценировано.

— Что ты имеешь в виду?

— Драки не было.

— С чего ты взял?

— Ты когда-нибудь пыталась перевернуть книжный шкаф, в котором восемь полок?

— Что-что?

— Книжный шкаф.

— Я не глухая.

— Тогда не переспрашивай.

— Не действуй мне на нервы, Дональд! Честное слово, мне иногда хочется дать тебе в зубы. При чем здесь шкаф?

— Попробуй его перевернуть.

— Пошел к черту!

— С удовольствием.

— Ты что, хочешь, чтобы я сейчас все бросила и побежала покупать книжный шкаф, да еще непременно на восемь полок, а потом стала его переворачивать? Может, наконец, скажешь в чем дело?

— Дорогая моя, представь себе, что высокий шкаф, полный книг, упал на пол. Что будет с его стеклянными дверцами? Уж по крайней мере верхние разобьются вдребезги. А тут — все целехоньки.

— Как же я не заметила! — воскликнула Берта.

— Более того. На полу чернильное пятно. Если чернильницу опрокинули во время драки, от чернил должны были остаться следы — а их нет. Если бы двое, вцепившись один в другого, катались по комнате, снося на своем пути шкафы и стулья, они бы вымазались в чернилах и испачкали все вокруг — а тут аккуратненькая лужица.

— А если чернильница перевернулась после драки?

— А зачем ей тогда было, переворачиваться?

— Не знаю.

— Я тоже. Это инсценировка, Берта. Обрати внимание: никакого шума. И взять хотя бы эти стулья: пружины торчат наружу, ножки оторваны — ну и что? Разве это свидетельствует о драке? Думаю, сначала с полок сняли книги, разложили их по полу, а потом аккуратно разобрали шкаф и полки тоже поставили на пол. На паркете нет никаких следов от падения тяжелых предметов.

— Я ненавижу тебя, Дональд, — беззлобно сказала Берта. — Но ты — голова. Может, ты был прав, когда отказался работать на этого типа. Завтра же Берта распорядится пробить дверь в соседнее помещение и прикупить мебели — будет у тебя отдельный кабинет. И Элси в придачу…

— Только не завтра.

— Почему? — удивилась Берта.

— Я беру двухнедельный отпуск.

— Что?!

— От-пуск, — раздельно, по слогам проговорил я. — Отправляюсь в Латинскую Америку. Давно мечтал там побывать.

— Черт бы тебя побрал! — закричала Берта. — Он, видите ли, в отпуск едет! Бездельник, обманщик, жулик! Если б не твоя голова, своими руками удавила бы тебя!

— Куда тебя отвезти, домой или в агентство?

— В агентство. Должен же хоть кто-то работать!


Глава 14 | Вороны не умеют считать | Глава 16