home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 10

Войдя со стороны приемной, Делла Стрит молча остановилась перед письменным столом Мейсона. Когда адвокат поднял на нее глаза, она произнесла:

– Мне надоело, шеф, без конца побуждать вас к действиям.

– Что-о? – изумился Мейсон.

– Прошло всего десять дней с тех пор, как исчезла Дорри Эмблер, а вы уже ухитрились об этом забыть и преспокойно вернулись к рабочему графику.

– И что же? – пряча улыбку, спросил Мейсон.

– А теперь Генриетта Халл нетерпеливо дожидается в приемной.

– А по какому поводу сия достойная дама желает меня видеть?

– Полиция увезла Минерву Минден. Генриетта Халл не уверена, выдвинуты ли против нее обвинения, но ей сказали, что Минерву собираются допросить в связи с тем убийством…

Мейсон покачал головой.

– Я представляю интересы Дорри…

Делла Стрит вопросительно вскинула брови, а Мейсон, умолкнув, потер подбородок рукой. После некоторого раздумья адвокат внезапно сказал:

– Впусти ее, Делла. Хочу поговорить с ней.

Делла Стрит кивнула, вышла из кабинета и спустя мгновение вернулась с Генриеттой Халл, в возбуждении быстро шагавшей рядом.

– Миссис Халл, – объявила Делла Стрит.

– Мы знакомы, – сказала Генриетта Халл, энергично подходя к зеленому письменному столу и твердо пожимая ладонь Мейсона своей почти мужской рукой и усаживаясь в посетительское кресло. – Я говорила вам, мистер Мейсон, что вы возглавляете наш адвокатский список.

– И что же? – спросил Мейсон, подбадривая ее.

Голос ее пресекся:

– Минерва взята под стражу.

– Арестована?

– Нет, не думаю. Ее увезли в три часа ночи, чтобы провести допрос. Она до сих пор не вернулась и не позвонила…

– И что вы хотите, чтобы я сделал?

– Примите предварительный гонорар в двадцать тысяч долларов, умоляю вас, действуйте и представляйте ее интересы.

– Ее допрашивают об убитом, найденном в квартире девятьсот семь, Марвине Биллингсе?

– Я этого ничего не знаю. Все, что мне известно, – в полиции хотели, чтобы она ответила на вопросы в связи с каким-то убийством, поскольку это, мол, крайне важно.

– Она возмущалась, протестовала против того, чтобы ехать с ними глухой ночью?

– По правде говоря, совсем не протестовала, – сказала Генриетта Халл. – Она возвращалась откуда-то, а они явно дожидались ее. Девочку просто забрали.

– Но не под конвоем? – спросил Мейсон.

– Нет, не под конвоем.

– Вы там были в тот момент?

– Нет. – Она оставила мне записку, объясняющую ситуацию. Они позволили ей сделать это. Она написала, что будет звонить. Если я не получу от нее известий к девяти часам утра, то я должна отправиться к вам и вручить вам чек на двадцать тысяч долларов в качестве предварительного гонорара.

– А вы можете выписать чек на ее счет?

– Разумеется. Я ведь ее управляющая делами. – Генриетта Халл небрежно раскрыла свой кошелек, извлекла оттуда продолговатый, нежных расцветок листок бумаги, быстро взглянула на Деллу Стрит. – Полагаю, гонорары обычно принимает ваша секретарша?

– Это что же, чек? – спросил Мейсон.

– Да, на двадцать тысяч долларов, – твердо ответила она.

– Попытаюсь объяснить вам, – заволновался Мейсон, – я представляю интересы Дорри Эмблер и боюсь, что здесь может возникнуть столкновение интересов.

– Вы были всего лишь наняты Дорри Эмблер, чтобы не дать сделать из нее «чайника», олуха царя небесного, если пользоваться вашим жаргоном, как мне помнится, – горячо заговорила Генриетта Халл. – Вы дали ей совет, в котором она нуждалась, и она покинула вашу контору. Ежели желаете знать, мистер Мейсон, Дорри Эмблер – мошенница и плутовка. Она лгала вам от начала и до конца. Вы не обязаны ей абсолютно ничем.

Эта молодая особа своего рода шантажистка, дожидающаяся своего часа. Не сомневаюсь, что вы не желаете быть связанным с ней…

Внезапно раздался условный стук Пола Дрейка в дверь кабинета.

– Извините, один момент. – Мейсон подошел к двери, рывком открыл ее и сказал в сердцах: – Я занят, Пол.

Может быть, это подождет?

– Это не может ждать, – строго сказал Дрейк.

– Ну, заходи, – пригласил Мейсон после секундного колебания. – С миссис Халл ты знаком.

– О… привет, – сказал Дрейк, входя в кабинет. – Мне не хотелось бы мешать, миссис Халл. Тем не менее мне необходимо сообщить мистеру Мейсону кое-какую информацию, и немедленно.

– Добрый день, мистер Дрейк, – торопливо заговорила Генриетта Халл. – Я намеревалась заглянуть к вам, как только закончу с мистером Мейсоном, или, быть может, мне следовало сказать: как только он закончит со мной. Помните, у меня есть список людей, к которым я должна обратиться в случае серьезной беды? Мистер Мейсон возглавляет список адвокатов по уголовным преступлениям, а ваше агентство в начале списка детективных расследований, особенно в таких делах, где занят мистер Мейсон. Я только что вручила мистеру Мейсону чек в качестве предварительного гонорара, и у меня, вот в этом кошельке, находится чек на две с половиной тысячи долларов, точно так же выписанный для вас.

– А теперь подождите минутку, – вмешался Мейсон. – Мисс Минден увезли сегодня ночью на допрос.

Это почти все, что вам известно. Допрос намечался в связи с каким-то убийством. Она не связалась с вами, и, судя по всему, вы тоже не связались с полицией или с прокурором, чтобы выяснить, что же такое стряслось.

И тем не менее вы выписываете чеки на общую сумму в двадцать две тысячи пятьсот долларов и пытаетесь нанять адвоката для нее и детективное агентство для расследования фактов.

– Да, это так.

– Вы говорите, что следуете инструкциям, которые мисс Минден оставила в записке?

– Да.

– Записка у вас с собой?

– Да, она у меня.

– Думаю, мне бы стоило взглянуть на нее, – сказал Мейсон.

Мисс Халл колебалась какое-то мгновение.

– Я могу быть уверена, что содержание этого листочка останется в тайне, если я покажу его вам, мистер Мейсон?

Мейсон неопределенно покачал головой.

– Хотел бы поговорить с тобой наедине, Перри, – внезапно сказал Дрейк.

– Об этом деле?

– Да.

– Я думаю, тебе лучше говорить прямо здесь, – сказал Мейсон. – Полагаю, нам следует услышать все это, так сказать, на объединенной сессии.

– Хорошо, – нахмурился Дрейк. – Дорри Эмблер мертва. Ее убили. Тело ее обнаружено, и полиция завела против Минервы Минден дело, которое они считают беспроигрышным.

Мейсон оттолкнул назад кресло, встал, какое-то мгновение постоял с сосредоточенным видом, собираясь с мыслями, потом прошелся от угла своего письменного стола к окну, повернулся спиной к находившимся в кабинете, несколько минут смотрел вниз, на улицу, снова повернулся и медленно сказал Генриетте Халл:

– Если то, что говорит Пол Дрейк, правда, – ваша работодательница, миссис Халл, находится в более чем серьезном и затруднительном положении.

– Я понимаю.

– Вы знали, что мисс Эмблер мертва?

– Я знала, что полиция говорит… ну… обнаружили ее тело, да.

– Позвольте вас спросить: Минерва виновата?

– Она невиновна, – твердо и убежденно сказала Генриетта Халл.

– А как вы можете знать, что невиновна? Просто на основании того, что вы о ней знаете?

– Нет. На основании того, что я знаю об этом деле.

Дорри связалась с парой мошенников. Они ее и убили.

А теперь хотят навесить это убийство на Минерву. Мисс Эмблер пыталась вытащить козырного туза. Но ее схема бумерангом ударила по ней самой. А Минерва ни в чем не виновата. Разве, для того чтобы вы взяли на себя дело Минервы, это имеет значение?

– Это имеет значение, – сказал Мейсон. – Вы знаете о презумпции невиновности. С формальной стороны, независимо от того, насколько виновен может оказаться человек, он не признан таковым, пока не вынесен окончательный приговор. У него не отнято право пользоваться услугами адвоката на любой стадии ведения дела, даже не обязательно чтобы доказать невиновность обвиняемого, но чтобы проследить, все ли его законные права защищены.

– И Минерва, как гражданин, будет иметь такое право?

– Да, разумеется.

– Она хочет, чтобы ее адвокатом были вы.

Дрейк закашлялся, перехватил взгляд Мейсона и едва заметно покачал головой.

– А почему бы и нет, Пол? – спросил Мейсон. – Давай-ка, объясни нам это. Не будем ходить вокруг да около и наводить тень на плетень.

– Ну хорошо, – сказал Пол. – У полиции против нее беспроигрышное дело.

– Это ты уже говорил.

– Ее сообщник сознался.

– А кто он такой? – спросил Мейсон.

– Мужчина, ею нанятый для налета на квартиру Дорри Эмблер и похищения ее.

– И что, он говорит, Минерва была с ним в тот момент? – спросил Мейсон.

– Я понял, что так.

– А детали тебе известны, Пол?

Только в самом общем виде. Этого парня зовут Джаспером. Он показывает, что Минерва, нанимая его, напирала на то, что Дорри Эмблер стоит, мол, у нее на пути и мешает получить полный контроль над унаследованным состоянием, что она хочет убрать Дорри Эмблер прочь с дороги… что она-де создаст условия, которые обеспечат им абсолютную защиту, но хотела бы, чтобы Джаспер в надлежащее время помог ей. А за Джаспером, между прочим, числится длинное уголовное досье. Биллингс же пытался шантажировать Минерву, а не Дорри Эмблер. Он получил смертельное ранение в грудь.

– И что же, они арестовали Минерву Минден за убийство Дорри Эмблер?

– Нет, – покачал головой Дрейк. – Это будет дело по обвинению в убийстве Марвина Биллингса. А потом, если последует оправдание или приговор, не влекущий за собой смертной казни, ее обвинят еще и в убийстве Дорри Эмблер. Убийство Дорри базируется на косвенных уликах. В распоряжении полиции не совсем прочное свидетельство, несколько предположений и свидетель убийства Марвина Биллингса. Минерве никогда не удастся отбить такой удар.

Мейсон неожиданно принял решение.

– Я буду представлять интересы Минервы Минден в связи с убийством Марвина Биллингса, – сказал он. – Если это то убийство, в котором ее обвиняют, я буду ее адвокатом. Мне не хотелось бы обещать, что буду представлять ее интересы, если она обвиняется в убийстве Дорри Эмблер… Тогда я хорошенько подумаю.

– Что ж, довольно честно, – сказала Генриетта Халл. – Считайте, что вы наняты, мистер Мейсон.

– Одну минуту, – сделал предостерегающий жест Мейсон. – Если вы не связывались с ней, то откуда знаете, что дело, возбужденное против нее, – убийство Биллингса, а не убийство Дорри Эмблер?

Генриетта Халл колебалась ровно столько, сколько понадобилось, чтобы взмахнуть ресницами.

– Честно говоря, мистер Мейсон, я не знаю. Но если выяснится, что дело пошло по иному пути, вы всегда можете вернуть обратно предварительный гонорар и устраниться от ведения дела. Нас это вполне бы устроило.

– Позвольте мне взглянуть на записку, которую Минерва оставила для вас.

Генриетта Халл открыла кошелек, достала оттуда сложенный лист бумаги и протянула Мейсону. На плотной бумаге торопливым почерком было написано: «Хенни, я уезжаю в главное полицейское управление. Если не вернусь к девяти часам, сделай все необходимое…»

– Здесь нет никаких конкретных инструкций, – сказал Мейсон. – И конечно, ничего о том, чтобы нанять меня и обратиться в Детективное агентство Дрейка.

– Вы ошибаетесь, мистер Мейсон. Она же пишет, вот я цитирую: «Сделай все необходимое».

– Означает ли это, что вы с Минервой обсуждали проблему заранее?

– Это означает, – твердо сказала она, – что Минерва предоставляла мне свободу действий в исполнении всего необходимого, что я и делаю.

– А теперь послушайте, – сказал Дрейк. – Я не собираюсь надевать на руку траурных повязок, но налицо два преднамеренных и хладнокровных убийства. Одно из них было тщательно спланировано заблаговременно.

Другое, возможно, было совершено в состоянии аффекта. Но уже заведено совершенно очевидное дело против Минервы Минден. Все вы это знаете, и я знаю тоже, у полиции есть свидетели. Полицейские никогда бы не осмелились не то что коснуться ее, но даже приблизиться на десять футов, если бы у них не было абсолютной уверенности…

Мейсон, пребывавший в мрачной задумчивости, сказал:

– Делла, вручи миссис Халл расписку в получении двадцати тысяч долларов в качестве предварительного гонорара.


Глава 9 | Дело сумасбродной красотки | Глава 11