home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Якутская бригада

Бандитизм в годы Великой Отечественной войны широко распространился и в отдаленных районах СССР, в том числе в Сибири. Типичный пример — криминальная деятельность так называемой банды Павлова в Томмотском районе Алданского округа Якутской АССР.

Свое название эта «бригада» получила по имени организатора Егора Николаевича Павлова — 50-летнего эвенка, уроженца Беллетского наслега Томмотского района. До войны этот гражданин был вполне заурядным коммунистом, членом ВКП(б) и занимал должность председателя колхоза. Но война изменила судьбы и перевернула жизнь многих людей, — у кого-то в лучшую, а у кого-то в худшую сторону.

Началось все с того, что в августе 1942 г. из возглавляемого Павловым колхоза им. 18-й Партконференции началось массовое бегство колхозников. Почти одновременно из него вышли восемь промысловиков-охотников, которые после этого с семьями ушли в тайгу. В их числе были эвенки П. Г. Карамзин, П. П. Иванов, П. Д. Карамзин и М. В. Авелов, якуты С. А. Андреев, С. Т. Корнилов с сыном Степаном и русский С. А. Горохов. Эвенк П. И. Кудрасов, ранее переселившийся из Читинской области, забил 20 оленей, после чего так же сбежал в тайгу. Кроме того, к ним присоединились и еще три единоличника.

Однако просто так отсиживаться в лесной чащобе «павловцы» не собирались. Сколотив банду, частично основанную на родственных связях, они 22 ноября 1942 г. начали «боевые действия». В этот день они напали на табор оленевода Хатырхайского прииска, расположенного в пяти километрах от ключа Горелый. Трофеями бандитов стали двадцать оленей, принадлежавших прииску. На следующий день «отряд» совершил уже куда более дерзкую вылазку. Атаке подвергся участок «Крутой», где бандиты произвели подворный обыск и массовое изъятие оружия у населения. Попутно ими был ограблен местный магазин и взяты «пленные» — рабочие старательских бригад Христолюбов и Николаев.

Во второй половине дня, 23 ноября банда, вдохновившись легкими победами, решила продолжить «блицкриг» и выехала в центр Хатырхайского прииска — ключ Шайтан. Там «павловцы» атаковали контору с целью грабежа золота и денег. Однако небольшой вооруженный отряд во главе с начальником прииска и парторгом организовали оборону. Перестрелка длилась до поздней ночи. Бандиты, вероятно, вспомнив школьные рассказы про Средневековье, пытались несколько раз поджечь здание, но им это не удалось.

В 21.00, уже в темноте, они взломали склад с продовольствием. Загрузив товарами 15 нарт, бандиты отправили добычу в тайгу к месту нахождения своего табора. Перед уходом они подожгли радиостанцию, а выбежавшую оттуда безоружную женщину — врача местной приисковой больницы Каменскую — застрелили. Так начинался грабеж приисков и террор мирных жителей бандой Павлова. [455 — Енохова Л. Борьба с бандитизмом в Алданском районе в период ВОВ. http://portfolio.1september.ru. Столярова И. Бандиты не ушли от возмездия. www.sakha.gov.ru.]

В дальнейшем нападения на прииски следовали одно за другим. Только с одного прииска Хатырхай «бригада» Павлова вывезла семь тонн муки, разных промышленных товаров на сумму 10 310 рублей в золотом исчислении, угнала двадцать оленей, попутно ограбив все мирное население.

Вскоре весть о «павловцах» дошла до Алданского окружного отдела НКВД. Там тотчас была организована опергруппа в количестве шести человек, которая отправилась в тайгу — к предполагаемому местонахождению бандитского лагеря в устье реки Чугуй. Вскоре стало известно и о нападении на прииск Хатырхай. И в связи с этим 24 ноября была сформирована более мобильная оперативная группа уже из 22 человек на оленях, которую возглавили заместитель начальника окружного отдела младший лейтенант госбезопасности П. П. Рыбин и политрук Н. В. Мулыгин. Зима была очень суровой, но банду необходимо было обезвредить именно в это время года, поскольку весной «павловцы» могли уйти в глубь тайги.

Первая опергруппа из-за бездорожья и глубокого снега продвигалась медленно, посему 26 ноября в колхозе им. Сталина Беллетского наслега ее догнала главная опергруппа. Здесь энкавэдэшники обогрелись, отдохнули и продумали план дальнейших действий. Взяв оленей и снова разделившись на две части, они отправились в лес. Первая группа должна была направиться на прииск Хатырхай, вторая — к охотникам, сообщившим о появлении Павлова и Сысоева.

Вскоре оперативники встретили двух охотников — мужа и жену, которые сообщили им, что ранее их ограбили семь «путников», забрали у них молодого оленя и забили. Напав, таким образом, на след бандитов, сотрудники НКВД последовали дальше и, проехав около 15 километров, обнаружили оставленный табор из трех палаток, жители которых снялись пару дней тому назад. В 14.00 29 ноября опергруппа в полном составе прибыла на прииск Хатырхай. [456 — Енохова Л. Указ. соч.]

Здесь энкавэдэшников ждала первая удача. В районе прииска им удалось поймать «павловца» Прокопьева, ранее раненного при перестрелке у конторы в ключе Шайтан. Под угрозой расстрела он рассказал, что главная «база» находится в верховьях речки Эппарах, где были разбиты пять палаток. Прокопьев сообщил, что у Павлова в банде 18 вооруженных человек, из них 15 участвовали в налете на Хатырхай. Для запугивания населения они сами, по предварительному сговору, распространяли слух о своей численности в 50 человек.

После получения данных сведений опергруппа из четырнадцати человек выехала в сторону Эппараха и через 16 км обнаружила три заброшенные палатки, а потом через 20 км — еще один брошенный табор. Остальная часть чекистов осталось в Хатырхае для охраны и выявления пособников Павлова. Обстановка накалялась с каждым часом. Милиционеры находились посреди необъятной тайги без какой-либо связи с внешним миром. Вокруг неприветливо темнели лесные чащобы.

1 декабря оперативная группа продолжала свой путь, бдительность стала притупляться, кругом тянулись только однообразные пейзажи. Около 16.00, когда короткий зимний день уже клонился к концу, выехав из-за очередного бугра, энкавэдэшники внезапно увидели прямо перед собой бандитский табор. Встреча стала неожиданной для обеих сторон. Милиционеры на ходу спрыгивали с упряжек и открывали огонь, полураздетые бандиты начали ответную стрельбу.

Завязалась ожесточенная перестрелка, грохот которой разносился на десятки километров. В короткой схватке были убиты помощник оперуполномоченного Д. И. Давыдов, надзиратель внутренней охраны А. М. Найденов и ранен командир оперативного отряда Рыбин. Тем не менее перевес был на стороне стражей порядка. Побросав палатки, обозы с награбленным добром, оружием и боеприпасами, нарты и оленей, «павловцы» бросились удирать кто куда.

Захватив лагерь, милиционеры осмотрели трофеи. В одной из палаток оказалась некто М. Н. Дьячковская с сыном школьного возраста, в другой — плачущий ребенок двух-трех лет. Вскоре, несмотря на понесенные потери, опергруппа начала погоню, благо преступники оставили много следов на снегу. Продвигаясь по тайге несколько дней, милиционеры 6 декабря на правом берегу речки Эппарах, в 25–30 км от места боя, обнаружили еще одну базу из шести палаток. Однако признаков жизни она не подавала — «павловцы» снова ушли. Причем при поспешном бегстве бандиты разбросали 20 кулей муки и различные вещи.

Вскоре были обнаружены еще две покинутые палатки и около 30 брошенных нарт. С этого места начиналась вьючная тропа, на которой отчетливо просматривались следы оленей и упряжек. Опергруппа последовала за ними вверх по течению реки Эппарах, но затем 8 декабря попала в засаду. Выбрав хорошо простреливаемое место, бандиты внезапно открыли огонь по милиционерам. В результате погиб начальник Алданской тюрьмы И. Е. Яковлев и был ранен заместитель по политчасти В. П. Соснин.

Разведав местность, опергруппа установила, что банда направилась в верховье речки Китемалах. 10 декабря, потеряв к этому времени три человека убитыми и двоих ранеными, энкавэдэшники решили вернуться в Хатырхай. Таким образом, после десятидневной погони «павловцам» все же удалось уйти. Правда, банда тоже понесла большие потери, лишилась значительных запасов продовольствия, оружия, боеприпасов и транспортных средств. [457 — Енохова Л. Указ. соч.]

Тем временем оставшаяся в Хатырхае часть оперативной группы не бездействовала, проводя массовые аресты. В Хрустальном, где экспедиция треста № 13 проводила работы по добыче пьезокварца, были задержаны шесть человек, уклонявшихся от призыва в Красную Армию; в колхозе им. Сталина (Беллетский наслег) — еще шестеро; в колхозе «Ботома» Нюрмагинского нассовета Томмотского района — четыре человека. В самом Хатырхае за разные преступления, связанные с деятельностью банды Павлова, арестовали 13 человек. Таким образом, в общей сложности в руки НКВД попали 29 человек.

Охота на самого главаря и его приближенных продолжалась еще два месяца. Решающее сражение состоялось в ночь на 6 февраля 1943 г. на одном из ключей верховьев Амги. В окончательной ликвидации банды Павлова органам помогли охотники В. Ф. Федоров и М. П. Васильев, которых бандиты хорошо знали и относились к ним с доверием. По заказу «павловцев» они купили спирт, продовольствие, поставили рядом с бандитскими палатками свои. На этом месте была запланирована встреча Павлова с двумя другими своими группами. По этому случаю намечалась большая попойка. Охотники, заранее договорившись с милиционерами, с усердием готовились к встрече «гостей». Однако группы вовремя не явились и Павлов, не дожидаясь их, дал команду начать пьянку.

Затаившиеся в засаде энкавэдэшники, предупрежденные Федоровым и Васильевым, разбились на четыре группы по числу палаток и пошли в атаку. Окруженные и пьяные бандиты не смогли оказать серьезного сопротивления. В бою Павлов был ранен, но все равно пытался бежать. Он упал недалеко от палатки и вскоре умер, тем самым избавив себя от «суровой руки» советского правосудия. Всего в перестрелке погибли трое бандитов и жена главаря, остальные двенадцать человек были арестованы.

Во время следствия, помимо банального бандитизма и воровства, в духе времени «вскрылась» и политическая подоплека. Во-первых, подследственные сознались, что якобы 20 ноября 1942 г. Павлов провел в тайге «собрание», на котором обсуждался вопрос о создании «самоуправного отряда им. Павлова». Именно отряда, а не банды, делали акцент следователи. На этом собрании бандиты якобы определили главные цели своей деятельности: создание материальной базы отряда путем насильственного захвата государственных складов и магазинов, продолжение вербовки в отряд новых членов, активизация агитации и пропаганды против советской власти, сталинской Конституции, и ни больше ни меньше оказание всемерной помощи Германии в борьбе против Красной Армии!

Командиром «отряда» стал сам Павлов, его заместителем — Авелов, а помощниками: Сысоев, Яковлев и Кудрасов. Полное название отряда якобы звучало так: «Отряд имени Павлова. Добровольное общество борьбы против Конституции СССР». Последнее выглядит особенно смешным, ну кто поверит, что банальная уголовщина могла прикрываться какими-то лозунгами о «борьбе с Конституцией». Но разоблачение «контрреволюционного заговора» сулило сибирским энкавэдэшникам куда больше наград и повышений в звании, чем арест, хоть и крайне опасных, но все же банальных бандитов. Тем более что действия оперативников в тайге были отнюдь не блестящими и сопровождались значительными потерями в личном составе.

Один из преступников Иванов, находясь в камере внутренней тюрьмы Алданского НКВД, повесился. Остальные предстали перед судом. В июле 1943 г. Алданский окружной суд приговорил Н. М. Павлова, Т. Г. Авелова, В. М. Сысоева и С. П. Енохина к высшей мере наказания — расстрелу, остальных — к различным срокам тюремного заключения. 30 сентября того же года Президиум Верховного Совета СССР утвердил приговор в отношении Павлова, Авелова и Сысоева, а Енохину заменил расстрел каторжными работами. [458 — Енохова Л. Указ. соч. ] Помимо банды Павлова, в 1941–1945 гг. в самом Якутске, а также Аллах-Юньском, Томмотском, Алданском и других районах республики удалось ликвидировать и ряд других бандформирований. Так, в январе 1942 г. в банду Коркина, действовавшую на прииске Усть-Наталья, под видом связника «нелегальной законспирированной организации» якобы для координации совместных действий удалось внедрить сотрудника госбезопасности И. М. Мальцева. Операция, разработанная начальником Аллах-Юньского районного отдела НКВД Н. В. Канасовским и лейтенантом В. С. Баранцом, завершилась успехом и позволила успешно обезвредить и эту банду. [459 — Столярова И. Указ. соч.]


Все для фронта? Как на самом деле ковалась победа

Сотрудники Алданского райотдела НКГБ с изъятым у бандитов золотом.


В том же 42-м году на приисках объявилась и стала действовать еще одна банда, тоже состоявшая из дезертиров, уклонистов и уголовников. Ее костяк составили некто Шумилов, Орлов и Бирюков. Бандитам удалось захватить прииск «Огонек» и, перестреляв представителей местных органов власти и сотрудников НКВД, забрать все имевшееся там золото. Затем нападениям подверглись прииски «Евканджа» и «Светлый».

Розыск «шумиловцев» дорого обошелся органам НКВД. В июле в засаду, организованную бандитами в Аллах-Юне, попала и героически полегла в полном составе оперативная группа во главе с лейтенантом госбезопасности А. Коробовым. Однако затем другой оперативной группе под командованием П. Ф. Полынского, своевременно получившей сведения о действиях банды Шумилова, все же удалось с малыми потерями уничтожить бандитов. Государству были возвращены свыше 115 кг промышленного золота и другие награбленные ценности.

Сам Шумилов, не раз убегавший из-под ареста, некоторое время скрывался в окрестностях Эльдикана. При этом он зверски расправился с собственной женой, неодобрявшей его деятельность. В одну из осенних ночей 1942 г. бандит все же был выслежен оперативниками. В перестрелке Шумилов был ранен и затем умер в КПЗ. [460 — История поселка Эльдикан., www.eldikan.ru.]

Во время следствия по делу «шумиловцев», как водится, всплыла и политическая подоплека. Мол, преступники грабили золотые прииски не столько с целью собственного обогащения, а для того, чтобы подорвать советский тыл.


Криминальное Поволжье | Все для фронта? Как на самом деле ковалась победа | Дезертирские войны