home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement





Initiatory fragment only
access is limited at the request of the right holder
Купить книгу "Налим. Все способы ловли"

Охота с острогой

Этот способ добывания налимов я намеренно оставил напоследок, дабы избежать до срока обвинений в пропаганде злостного браконьерства. Ведь если сетями и бреднями, ловушками и переметами налимов добывать можно — по лицензиям, с теми или иными ограничениями — то острога на территории России запрещена безусловно, и считается орудием хищническим и истребительным.

А ведь когда-то все было с точностью до наоборот… Вот что писал про охоту с острогой Л. П. Сабанеев в девятнадцатом веке:

В числе других способов ловли рыбы для рыбака-охотника охота с лучом и острогой, бесспорно, занимает первое место! Не говоря о том, что эта ловля одна из самых трудных и требует много силы, ловкости, сметки и необыкновенно верного глаза, она имеет еще то значение, что таким образом добывается самая крупная, отборная рыба. Охота в лучом имеет даже в себе много поэзии, и всякий, кто хоть раз был участником, даже свидетелем этой ловли, непременно согласится, что вид этого чуждого подводного мира составляет самое любопытное, самое великолепное зрелище: в черте огненного круга ясно видны все неровности дна, все растения и спящие обитатели озера; далее во все стороны, — непроницаемая тьма и безграничное пространство воды; медленно, бесшумно плывет лодка, точно предводимая пламенем, быстро сменяются впечатления, и в больших прудах, имеющих столь богатую флору водяных растений и много разных пород рыб, — трудно представить себе большее разнообразие.

Главный снаряд для лучения — острога — весьма нехитрое орудие. Оно имеет 7-10, но иногда 12 зубцов, около 18 см длиной, четырехгранной, реже цилиндрической формы; зубцы имеют несколько зазубрин вроде рыболовного крючка, но с обеих сторон, и наверху соединяются в трубку, которая прикрепляется неподвижно к сухому и тонкому шесту около 2 м длиной, редко более, а впрочем смотря по глубине, на которой производится лучение.

Налим. Все способы ловли

Рис. 16. Острога (из книги Л. П. Сабанеева «Рыбы России»)

Второстепенное значение имеет устройство луча. Для этого существует особое, весьма целесообразное приспособление, т. н. коза. Она состоит из железной изогнутой 70-сантиметровой рукоятки, к ней с боков привариваются более тонкие железные прутья, которые на конце тоже согнуты, но под прямым углом, так что весь снаряд имеет вид продолговатой жаровни длиной около 45 см. Коней рукоятки прикрепляется к носу лодки таким образом, что коза находится несколько выше последнего, по крайней мере на 70 см от воды, что необходимо для освещения возможно большего пространства. Вообще при ловле острогой употребляются очень легкие лодки, управляемые одним веслом. Гребец сидит здесь уже не в носовой части ее лицом к корме, как на гребных лодках, а на корме лицом к носу, где помещается, обыкновенно стоя, главный рыбак с острогой. Самый лучший осветительный материал для луча — т. н. смолье. Это небольшие поленья или шепки, наколотые из смолистых сосновых пней и даюшие самое яркое и продолжительное пламя. Смолье всегда заготавляется заранее и высушивается как можно лучше, иначе оно горит гораздо темнее и притом с треском, пугаюшим чуткую рыбу.

Трудно описать ощущение, когда темной осенней ночью едешь в лодке: кругом мертвая тишина, изредка нарушаемая лаем собак и кряканьем уток; ярко горит смолье, освешая путь; на одну минуту мелькнут все мельчайшие подробности разнохарактерного дна озера, малейшие его углубления, каждая ничтожная травинка — и немедленно сменяются новыми: здесь, точно подводное чудовише, лежит огромная коряга, растопырив свои ослизлые и обросшие ветви; здесь желтеет песок, тут чернеет глубокая «няша», там опять зеленеет водяной мох, виднеются длинные стебли лопуха и его огромные ползучие корни; вот и целая чаша остролистной горошницы, пожелтевшей от осенних морозов. Всюду неподвижно стоят мелкие окуньки, пестрея полосатыми спинками, мелькают неугомонная плотва и бойкие ельиы; тоненькими сучочками лежат на дне мелкие щурята; медленно, словно нехотя, плывет широкий желтый линь. Тихо и бесшумно двигается лодка; ни единая капелька не скатывается с весла, не вынимаемого из воды: то осторожно подворачивается оно к корме, то снова выносится вперед вразрез воды, почти касаясь краев лодки. Неподвижно, черной тенью рисуясь на огненном кругу, стоит рыбак посередине лодки, ближе к лучу, и держит наготове острогу. Проворно, но без малейшего шума опускает он ее в воду, вдруг с силой нажимает и вытаскивает пойманную рыбу, ударом другой руки снимает ее с остроги, ловко подкидывает на жаровню свежего смолья и подправляет его зубцами. Трешит огонь, искры и обгоревшие головешки с треском и шипением падают в воду, и снова вспыхивает еше более яркое пламя. Вот и еще новая добыча, другая, третья — чем дальше, тем больше, но чаще становятся и промахи: нередко рыба убегает в то самое мгновение, когда острога готовится пронзить ее. Самое главное в этой ловле угадать расстояние, на котором медленное движение остроги должно мгновенно перейти в быстрый удар; притом всегда следует бить рыбу не вертикально, а несколько наискось и сначала опускать острогу как бы мимо рыбы, а расстоянии 35 см или менее осторожно переносить ее на цель, т. е. спину рыбы, впереди спинного плавника.

Главный недостаток ловли острогой состоит в том, что довольно много рыбы срывается и уходит с более или менее тяжелыми ранами, почему пропадает без всякой пользы. По этой причине в Западной Европе ловля с лучом и острогой в большинстве случаев запрещена и употребляется сравнительно редко. В последнее время, впрочем, в Англии изобретены особые пружинные остроги (стоктоновские), с которых рыбе почти невозможно сорваться. Рыба ударяется распоркою-насторожкою, которая распирает два стержня с зубьями на концах и сбивается даже от легкого удара, а обе зубчатые половины снаряда, т. е. оба настроженных стержня, с силою вонзаются в бока рыбы под действием пружины. Электрическая острога по своей сложности вряд ли может иметь практическое значение.

Ловля острогой имеет любителей и среди спортсменов и производится ими с большими удобствами и комфортом. Вместо смолья ими употребляются смоляные факелы, нефть или же особые лампы.

Л. П. Сабанеев, «Рыбы России. Жизнь и ловля наших пресноводных рыб»

Любопытно, правда? Леонид Павлович Сабанеев к хищническим методам ловли относился резко отрицательно, и на страницах своего монументального двухтомного труда никогда этого не скрывал, так прямо и писал: неплохо бы запретить ту или иную ловлю, слишком вредна для рыбьего поголовья… И уж никак бы не стал Сабанеев оставлять столь поэтическое описание браконьерства, и утверждать про варварский метод лова: «для рыбака-охотника охота с лучом и острогой, бесспорно, занимает первое место!»

Однако в наши дни все изменилось разительно: человек с острогой — браконьер. Всегда. Везде. Почти без исключений: если на сети и бредень, на перемет с большим количеством крючков или на мережу можно взять разрешение (лицензию) и ловить без конфликтов с законом, то бумажку с печатью, разрешаюшую охоту с острогой, нигде на территории Российской Федерации вы не получите.

Лишь представители малых вымирающих народов Сибири и Крайнего Севера могут заниматься традиционным, от дедов унаследованным промыслом. Здесь логика законодателей понятна: рыбы больше, чем сами съедят, аборигены все равно не добудут, сбывать некуда, и гораздо дешевле разрешить местным жителям острогу, чем завозить для них Северным морским путем скумбрию в банках, золотой та скумбрия получится…

Второе исключение — подводные охотники, коих береговые рыболовы, исконно их недолюбливающие, называют «водоплавающими» или «подохами». Им, «подохам», кроме подводных ружей и пистолетов, можно пользоваться и острогой. Правда, Правила подводной охоты стыдливо именуют острогу «ручным гарпуном», но разницы особой нет: длинная палка с пятью зазубренными остриями… Здесь логика закона просматривается смутно: сорвавшихся подранков (а большое их количество — один из главных аргументов против остроги) у «подоха» будет еще больше: дело происходит в жидкой среде и для сильного удара нет надлежащей точки опоры.

Когда же именно в истории остроги произошел крутой поворот: от увлекательной и спортивной ловли к злостному браконьерству?

Вот почерпнутое в Интернете мнение юридически подкованного человека, изучившего законодательную историю вопроса:

«…Впервые (из найденных мной документов) острога была запрещена постановлением Совета Министров СССР от 15 сентября 1958 года № 1045 «О воспроизводстве и об охране рыбных запасов во внутренних водоемах СССР».

При этом подпункт «и» пункта 11 запрещал одновременно применять при добыче рыбы и огнестрельное оружие, и острогу. Вот с тех пор и идет запрет на острогу а отечественной нормативной базе. (…) Кстати, сейчас с острогой, как я понял, стало полиберальнее. Да, острога, как и капкан, полностью запрещены для Дальневосточного и Западного рыбохозяйственных бассейнов, пунктами 73 и 23.3.1. Правил рыболовства для соответствующих рыбохозяйственных бассейнов.

В то же время, в Северном рыбохозяйственном бассейне острогу запрещено применять, если следовать буквальному толкованию пункта 80 Правил, только в водоемах, в которых обитают семга, озерная форель, кумжа, палия, судак. Соответственно, в прочих водоемах острогу применять можно. Капканы же и вовсе разрешены везде, кроме Вологодской области.

Есть тут правда еще один момент — в пункте 82 Правил, где указаны разрешенные орудия лова, острога также не поименована. Так что есть определенный пробел в нормативном акте… Однако с учетом того, что прямой запрет на острогу установлен только для ряда водоемов, есть основания говорить, что в иных водоемах применение ее будет правомерным».

С последним утверждением согласиться трудно — известно, как трактуют инспектора рыбохраны любые пробелы и умолчания в правилах, и вообще любые спорные моменты. Примерно как гаишники на дорогах — в пользу своего кармана.

//- * * * — //

Дата запрещения остроги — 1958 год — объясняет многое. Председателем правительства СССР, подписавшим запретительный указ, был Никита Сергеевич Хрущев, великий реформатор и великий волюнтарист. И за первые пять лет своего правления, к 1958-му, он в результате своих реформ и своего волюнтаризма довел страну до голода. Черт знает почему, но в нашей стране реформы и голод — неразлучные спутники, как молния и гром. Сверкнуло небесное электричество — все знают: вскоре громыхнет. При культе личности, едва миновало военное лихолетье, — в магазинах «сталинское изобилие», и цены на продукты каждый год снижаются, и севрюги с осетрами в рыбных витринах распластались, и баночки с черной да с красной икрой пирамидками, — в простых, для народа, магазинах, не в спецраспределителях… И знаменитый рекламный слоган: «Всем попробовать пора бы, как вкусны и нежны крабы!»

Попробовали. Кто успел. Долго потом вспоминали, облизовались. Потому что главный штурвал страны оказался у Никиты Сергеевича, обещавшего, как известно, показать кузькину мать проклятым империалистам. Но для начала показавшего ее собственному народу — бей своих, чужие бояться будут.

И исчезли куда-то баночки с икрой и крабами, и уплыли куда-то из рыбных витрин осетры с севрюгами… Впрочем, что значит: куда-то? К ним и уплыли, к проклятым империалистам. И слитки из золотого запаса — туда же. А обратно — пшеница, выращенная оклахомскими фермерами… Свое зерно у Хрущева отчего-то вырастить в нужных количествах никак не получалось.

Нет, он старался — в меру своего разумения. Целину, например, распахал, — гигантский урожай в первый год собрали, рекордный, хоть в книгу Гиннеса заноси. Жаль, сгнил тот урожай. Хранить негде, вывозить нечем, — он и сгнил. А повторить успех на следующий год не удалось — дунул ветер и полетел целинный чернозем большими черными тучами… Ветровая эрозия почвы, говоря по-научному. Была степь — стала пустыня.

Я ведь к чему про Никиту Сергеевича так долго? К тому лишь, что постановления под его руководством Совмин принимал… как бы помягче сказать… не самые мудрые постановления. И не самые дальновидные.

Вот и с острогой то же самое… Спору нет, острогой, как и любой почти рыболовной снастью, при определенных условиях можно хищничать и истреблять рыбу в огромных количествах. Например, во время нерестового хода лососевых в реки Дальнего Востока, Камчатки, Сахалина. Если уж там медведи лапой столько кеты да горбуши добывают, что только мозг у рыбин выгрызают, а тушу выбрасывают — то уж острогой… Или на юге, в низовьях великих русских рек, во время нереста сазана… Да и в средней полосе на щучьем нерестилище можно неплохо поживиться, — хотя уже эта охота и более трудна, и менее добычлива.

Ну так и запретите острогу в нерест, как запретили почти всё — лишь с удочкой с одним крючком весной можно к водоему приближаться… Осеннее лучение-то тут при чем? Рыба давно отнерестилась, и взять ее не просто, мастерски острогой надо владеть, и добыча не запредельная, центнерами и тоннами не исчисляется…

Подранки, говорите? Срывающиеся с зубьев остроги и бесцельно гибнущие?

Хорошо, сейчас разберемся с подранками.

//- * * * — //

В последние выходные августа огромная армия людей с зачехленным оружием устремляется из города к рекам, озерам и болотам. Начинается осенняя охота, и главная дичь для массового охотника — утки. Так вот, однажды пятеро охотников поставили смелый эксперимент — отправились на охоту… без ружей! Лишь с собаками, хорошо обученными находить подранков. Они и находили, причем вдалеке от тех мест, где стояли в своих засадах охотники, ружей взять не позабывшие, — в километре, в двух, а то и подалее. Вечером сошлись на базе, подсчитали добычу и изумились: у «собачников» в среднем на человека уток в полтора раза больше, чем у стрелков!

История эта — не байка, напечатана в свое время в альманахе «Наша охота», эксперимент проходил с ведома и под контролем охотничьего общества. Вывод из него прост: при ружейной охоте подранков в разы больше, чем чисто битой птицы. Утка с дробинкой, засевшей в брюшной полости, не километр и не два отмахать сможет — два десятка пролетит, а потом все равно погибнет — кто ж ее от перитонита лечить-то будет?

Однако никто по этим причинам ружейную охоту запретить не спешит.

А если вернуться от птиц к рыбам, то стоит присмотреться повнимательнее к Ихтиандрам нашим, к подводным охотникам. Как у них дело с подранками обстоит?

Под воду для расследования лезть не стоит — достаточно почитать статьи, которые «подохи», вынырнув, пишут и публикуют в охотничье-рыболовной периодике.

Чтобы избежать соблазна подбирать лишь статьи, подтверждающие мою мысль, коротко проанализирую все статьи о подводной охоте, числом пять штук, опубликованные в одном рыболовном журнале за один год.

Итак, журнал «Рыболов» № 5/99, статья «Моя протока». Автор, В. Гадалов из города Шуи, далеко не выезжал, охотился на протекающей мимо города речке, и результат скромный: три выстрела за погружение. Первый — по «огромной щучине», поначалу принятой автором за бревно. Результат: раненая рыба сорвалась с гарпуна и ушла. После чего автор «добыл щуку и подъязка, общим весом не потянувших и на килограмм». Если считать по хвостам, коэффициент подранков — 33 процента. А если по весу?

Еще одна статья в том же журнале, № 3. Автор, Ю. Шевченко, охотится тоже неподалеку от дома, в реке Оскол. И первым же выстрелом пробивает хвост десятикилограммовому сому, и даже удачно доставляет добычу на берег. Ограничения на количество добычи Правила устанавливают для «подохов» те же, что и для рыболовов. И на этом охота должна бы завершиться — норма вылова выполнена, пора домой. Но неугомоннный Ю. Шевченко снова отправляется под воду, посадив сома на прочный шнур, пропущенный сквозь пробитый хвост. Новая добыча — «четыре приличных голавля, несколько рыб поменьше». Однако сом, разорвав простреленный хвост, уплывает… Вновь самая крупная рыба уходит подранком.

В той же статье описан еще один эпизод, вновь с неплохим сомом. И вновь сом уходит подранком, сломав стрелу. Дословно: «Одинарный наконечник с концом стрелы был обломан на месте захвата стрелы спусковым механизмом». Справедливости ради отметим, что смертельно раненый сом не пропал безвозвратно — всплыл в конце концов на поверхность. Но мог и не всплыть, испустив дух где-нибудь в густом коряжнике.

А вот Ю. Гладков (статья «Щуки на деревьях» в № 6/99) таких оплошностей не допускает. Он прямо-таки ворошиловский подводный стрелок — одним выстрелом, одной стрелой пронзил сразу двух сомов! И рыбины, доставляемые к поверхности, даже не шелохнулись! Дело в том, что охотился Ю. Гладков зимой, на незамерзающей реке Ингул, — и стрелял неподвижных сомов, находящихся в состоянии зимней спячки. Тут подранков оставить мудрено, согласен. Но заслуживает ли такое занятие название спорта или охоты? Есть для него, по-моему, более точные определения.

Две последних статьи — «Лицо подводной охоты» (№ 1/99) и «Подводные охотники: права и обязанности» (№ 4/99) анализировать не будем. Автор у них один, В. Виноградов, и о подводных подвигах своих и коллег он не рассказывает, больше рассуждая об общих вещах — о правовой базе подводной охоты, о проблемах «подохов», да о том, какой это увлекательный спорт. В общем, тема подранков не затронута.

Общий вывод прост: подранки на любой охоте — с острогой ли, с подводным ли ружьем, или с ружьем обычным — неизбежны. У мастеров-охотников их значительно меньше, у неумех — больше, но охотится совсем без подранков невозможно.

Так что все доводы противников остроги, касающиеся подранков, малоубедительны…

И вот еще о подранках, напоследок.

Спустя неполных четыре года после того, как подпись Никиты Сергеевича Хрущова украсила документ, запретивший острогу, Хрущеву пришлось отдать другой приказ. Весьма жесткий приказ.

Забастовал Новочеркасск. С голода забастовал. Осетры и крабы в магазины так и не вернулись, — сей факт новочеркасцы пережили бы, не впервой, привычные. Спасенная от остроги щука тоже почему-то на прилавках не громоздилась, — однако и это не фатально…

Но стал исчезать хлеб. И без того подорожавший, на четверть состоящий из отрубей, — почти исчез из продажи. Километровые очереди у булочных выстраивались затемно, и лишь немногим счастливцам доставалась сырая, плохо пропеченная буханка, одна в руки…

Вот тогда терпение лопнуло. Рабочие забастовали. Рабочие вышли на демонстрацию, многие горожане к ним примкнули. Хрущев отдал приказ стрелять…

Подранков в тот день случилось множество.

Да и убитых наповал немало.

//- * * * — //

Но как бы ни был плох закон, он все-таки закон. Соблюдать надо… По счастью, у нас, рыболовов Питера и Северо-запада, рядом — два часа по трассе «Скандинавия» — расположена Финляндия, где охота с острогой — одна из самых популярных разновидностей рыболовного спорта. Именно спорта — даже национальные соревнования по охоте с острогой проводятся, и широко освещаются в прессе, и по телевидению транслируются.

Причем, что характерно, финские реки и озера гниющими подранками не завалены, да и общего оскудения рыбных запасов не наблюдается.

Охотиться с острогой могут не только местные жители — финны охотно предоставляют такое право и рыболовным туристам из других стран. Плата достаточно символическая: разрешение на разовую охоту стоит шесть евро, но те рыболовы, кто постоянно навещает Финляндию и пристрастился к остроге, предпочитают покупать за двадцать евро годовую лицензию (фискекурт), экономия существенная.

Купить острогу тоже не проблема — продаются почти во всех рыболовных магазинах, стоят дешевле спиннингов, 10–15 евро (лишь металлическая часть, древко к ней приходиться приделывать самостоятельно). А можно и не приделывать, заплатить подороже и купить современную острогу с алюминиевой телескопической рукоятью, легкую и удобную.

Тем, кто никогда не занимался этой охотой, лучше для начала потренироваться под руководством инструктора — есть на финнов и такая услуга — и поехать бить рыбу с опытным специалистом. Он и рыбные места покажет, и правильный удар поставит, и про правила безопасности все расскажет.

//- * * * — //

А теперь пора вернуться к главному герою этой книги — к налиму.

И рассказать, какими способами его добывают при помощи остроги. В Финляндии добывают, естественно… Хотя всегда хочется надеяться на лучшее: что здравый смысл возьмет верх, и старинная русская увлекательная охота вернется из вынужденной эмиграции.

Итак, способ первый — летний и дневной, применяемый исключительно для налима.

Летом налима на небольших реках с каменистым дном добывают острогой из-под камней, часто совмещая эту охоту с описанным выше «щупаньем».

Ловля осуществляется вдвоем, ловцы идут по реке, непременно вверх по течению, выбирая небольшие глубины, не более чем по пояс, а зачастую гораздо меньше. Если попадается слишком большой камень, лежащий в воде, и длины рук не хватает, чтобы исследовать пространство под ним, то один из рыбаков приподнимает валун при помощи лома или ваги, изготовленной из толстой прочной жерди.

Налим — если он таился под камнем — внезанно оказывается вместо уютной темной пещерки на открытом и ярко освещенном месте. И, ошарашенный, оцепеневает, — ненадолго, всего на несколько секунд.

В эти секунды и должен последовать меткий удар острогой. Легко сказать, но выполнить несколько труднее… Дело в том, что отрыв камня ото дна чаще всего сопровождается небольшим облачком мути, и рыбак видит сквозь него рыбу смутно, или частично — голову, хвост, причем пятнистая окраска налима сливается с донными камнями… Иногда следуют удары по пустому месту, по чему-то, принятому за налима, иногда рыбина успевает уплыть, прежде чем ее успеют рассмотреть. В общем, игра идет с равными шансами.

Зато подранков при правильных действиях рыбака практически не остается. Дело в том, что слишком сильные удары острогой не нужны при малой глубине и каменистом дне — иначе прошедшие насквозь зубья будут тупиться и ломаться о камни. Поэтому загарпуненного налима не надо стремиться поднять вверх на остроге, наоборот, необходимо одной рукой продолжать нажимать на острогу, а другой нащупать налима, схватить под жабры и поместить в садок.

Кажется, что при охоте с острогой на мелководье промахнуться трудно, но у неопытных рыбаков нередко случаются промахи, если они не учитывают эффект преломления лучей в воде. Более того, при лучении ночью, на глубине, в рыбу попасть легче — поскольку охотник подводит острогу к добыче в воде и может корректировать направление движения. При охоте на налима из-под камней наносить удар приходится из другой среды, из воздуха, причем очень быстро, не давая рыбе опомнится.

Налим. Все способы ловли

Рис. 17. Истинное и видимое (показано штриховкой) положение предметов в воде

Как видно из рисунка 17, цель всегда будет представляться находящейся несколько дальше своего истинного положения, поэтому удар надо наносить с определенной коррекцией — как бы перед рыбой, лежащей на дне, подобно налиму (по находящейся в толще воды — целиться под брюхо рыбы).

Чтобы избежать ошибок и довести коррекцию удара до автоматизма, лучше заранее потренироваться в ударах по неподвижным предметам, лежащим на дне. Естественно, мишенью для тренировок надо выбирать не камни, а что-нибудь более мягкое: жестянки, пластиковые лимонадные бутылки и т. д.

Острога для такой ловли годится в общем-то любая, но наиболее удобна с короткой, не более полутора метров, рукоятью — длинная, предназначенная для ночного лучения, будет мешать на узкой лесной речке, цепляясь за нависшие на водой деревья, крутые берега и т. п. Зубья остроги лучше всего сделать из стали какой-нибудь мягкой марки — тогда, попав в камень вместо налима, они не ломаются, но лишь гнутся. Тупятся зубья при такой ловле очень быстро, поэтому с собой необходимо иметь напильник с очень мелкой насечкой для заточки и плоскогубцы для выпрямления погнувшихся зубьев.

Тем же способом добывают налимов и осенью, надев теплые вейдерсы. Кстати, на некоторых частных водоемах Финляндии осенняя охота с острогой на налима разрешается бесплатно всем желающим. Дело вот в чем: лососи и форели поднимаются осенью для нереста в мелководные и холодные верховья финских речек. Другие рыбы там почти не водятся, а налимы, которым холодная вода не страшна, поднимаются вслед за лососевыми рыбами и почти полностью переходят на питание их икрой — порой в проколотом острогой усатом хищнике оказывается столько красной икры, словно он сам собрался нереститься… Так что в данном конкретном случае острогу не только невозможно назвать истребительным орудием — наоборот, с ее помощью сохраняются рыбные запасы.

//- * * * — //

Второй способ добывания налимов при помощи остроги — классическое ночное лучение, столь поэтично описанное Сабанеевым.

Есть и отличия от России — финские водоемы более прозрачны, поэтому сезон лучения на них начинается не осенью, а в июне, после окончания нерестового запрета. Но все-таки самый пик лучения приходится на сентябрь-ноябрь, слишком коротки и светлы финские летние ночи.

Этот вид охоты, в отличие от описанного выше, направлен уже не только на налимов — добычей становятся и щуки, и крупные окуни, и лещи, и язи.

Лучение происходит с весельной лодки (иногда применяют и мотор, если до места ловли долго добираться), но и мотор, и вёсла используются лишь для того, чтобы приблизиться к избранному месту — мотор, чтобы не перебудоражить подводных жителей, глушат за четверть километра до места охоты и подплывают на веслах.

Движение лодки непосредственно во время лучения происходит при помощи шеста, которым помощник охотника по возможности бесшумно отталкивается от дна. Иногда охота производится в одиночку — тогда ловец стоит в лодке на коленях и использует в качестве шеста рукоять остроги.

Местом для ловли обычно выбирают мелководные, не глубже полутора метров, участки озер. Иногда доступная для охоты глубина ограничивается недостаточной прозрачностью воды, и тогда охотиться приходится на глубине в метр и даже менее.

Острога здесь применяется иная, чем чем при дневной охоте из-под камней, и дело не только в удлиненной рукояти. Рабочая часть тоже иная, так называемая «небулькающая» (см. рис. 18). Суть в том, что поперечина с зубьями крепится не к самой рукояти, а к тонкому и достаточно длинному стальному штырю. Тем самым снижается лобовое сопротивление ударной части остроги и уменьшается создаваемая ею гидродинамическая волна, способная вспугнуть рыбу.

Налим. Все способы ловли

Рис. 18. «Небулькающая» острога.

Зубья остроги делаются тонкими, из упругой стали, с далеко отогнутыми зазубринами. Причем зубья располагаются не совсем соосно, а чуть-чуть, почти незаметно, разведены в разные стороны. Многие, изготовляющие остроги своими руками, не придают значение этой тонкости, а зря. При ударе зубья «разведенной» остроги входят в тело рыбы не совсем параллельно, слегка отклоняются в разные стороны, изгибаются, — и когда рыбак подтягивает загарпуненную добычу к поверхности, зубья дополнительно стискивают рыбу, не давая ей сорваться. Большое количество подранков случается не только и не столько из-за неточных ударов, сколько из-за некачественных острог.

Касательно источников света для лучения единого мнения у любителей остроги нет. Сторонники «живого огня», якобы более естественного и менее пугающего рыбу, остались в явном меньшинстве, но и они могут приобрести в финских магазинах и хорошо просушенные смолистые чурочки, и приспособление, на котором те будут гореть над водой.

Но большинство все-таки предпочитает электрический свет. Однако и среди них единства нет: одни считают, что чем ярче, чем мощнее поток света — тем лучше, рыба и высвечивается лучше, и отчасти парализуется. Другие возражают: яркий и мощный свет не парализует, а лишь распугивает рыбу.

По моим наблюдениям, лучший источник тот, что дает поток света достаточно мощный, но мягкий, рассеянный. Весьма подходит для лучения, например, автомобильная противотуманная фара. Впрочем, повторюсь, у каждого любителя остроги имеется на сей счет свое мнение и свой проверенный осветительный прибор, покупной или самодельный.

Ну а сама техника удара острогой ничуть не изменилась со времен Сабанеева, и к советам классика мне добавить нечего.

//- * * * — //

Третий способ охоты с острогой на налима сочетает черты первых двух: охотятся на небольших мелких речках, где на лодке не проплыть. Но рыбалка происходит ночью и с источником света.

Лучить с берега, особенно заросшего кустами, трудно, почти невозможно, поэтому непременная принадлежность ловли — вейдерсы или резиновые штаны-забродники. Этим способом чаще ловят в одиночку, чем при лучении с лодки, но если вы вышли на ночную охоту вдвоем, жадничать и брать две остроги ни к чему — один охотник светит, другой колет рыбу, затем можно поменяться ролями. При ловле в одиночку источник света крепят на грудь или голову (одну руку стоит оставить свободной).

Раньше широко использовались шахтерские фонари со щелочными аккумуляторами, сейчас появились очень удобные налобные фонари, мощные и с малой энергоемкостью за счет применения светодиодов и галогеновых ламп. Выбирая модель для лучения взабродку, лучше не поскупиться и приобрести специальный, водонепроницаемый, для рыбалки предназначенный фонарь гибридного типа. Работает он как автомобильная фара: можно включить дальний яркий свет от галогеновой лампы, а можно ближний, слабый и рассеянный, — от пяти светодиодов. Второй режим более экономичен и используется для того, чтобы пройти в темноте по берегу к месту ловли, снять рыбу с остроги и т. д. Аккумулятора при комбинированной работе хватает на всю ночь, проверено. А в экономичном режиме фонарь светит и двое, и трое суток подряд.

Продвигаться вброд по речке надо медленно и крайне осторожно, свести до минимума разговоры с напарником, — идущие вброд люди создают гораздо больше шума, чем плавно скользящая лодка.

Главная добыча этой ловли — налим, выползающий из своих дневных убежищ на ночную охоту. Встречающиеся в небольших речках щучки, окуньки и другие рыбы обычно мелковаты и не заслуживают удара. Но иногда можно встретить затаившуюся среди корней подмытого берега форель-пеструшку, и немаленькую, — и тогда меткий удар острогой вносит приятное разнообразие в ночной улов.



Initiatory fragment only
access is limited at the request of the right holder
Купить книгу "Налим. Все способы ловли"

Налим. Все способы ловли