на главную | войти | регистрация | DMCA | контакты | справка |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


моя полка | жанры | рекомендуем | рейтинг книг | рейтинг авторов | впечатления | новое | форум | сборники | читалки | авторам | добавить
фантастика
космическая фантастика
фантастика ужасы
фэнтези
проза
  военная
  детская
  русская
детектив
  боевик
  детский
  иронический
  исторический
  политический
вестерн
приключения (исторический)
приключения (детская лит.)
детские рассказы
женские романы
религия
античная литература
Научная и не худ. литература
биография
бизнес
домашние животные
животные
искусство
история
компьютерная литература
лингвистика
математика
религия
сад-огород
спорт
техника
публицистика
философия
химия
close

реклама - advertisement



II

Комитет Освобождения Народов России — КОНР

Создание Комитета Освобождения Народов России — КОНР — и образование Русской Освободительной Армии — РОА — было провозглашено на конференции разных группировок из оккупированных территорий Советского Союза, 14-го ноября 1944 года, в Праге.[7] Подготовка этой конференции началась сразу же после встречи Власова с Гиммлером. Сначала велись обсуждения относительно выбора места. Первым был предложен город Дабендроф,[8] где тогда находился ограниченный штаб генерала Власова, затем город Потсдам, но немцы считали его неподходящим для переговоров с русскими. Подыскивалось место и на территории тогдашней оккупированной Польши и, в конце концов, выбор пал на Прагу, главным образом, из-за старинного славянского замка, — как пишет в своих воспоминаниях д-р Курц… (Генрих Курц Пропаганда-министериум, Абтейлунг Ост, II Политик), которому была поручена организация конференции. Власов также настаивал на том, чтобы конференция происходила на славянской земле и сам лично предложил Прагу. Германский государственный министр Карл Герман Франк протестовал против этого, т. к. опасался роста панславистского чувства среди чехов. Позднее, однако, он выразил желание помочь в меру своих полномочий и возможностей, несмотря на то, что ни к русским, ни к Освободительному Движению он никогда не питал полного доверия.

Подготовка конференции в самой Праге началась приблизительно за месяц до ее открытия и осуществлялась органами СС, которые составили протокол, выбрали делегатов и приняли меры по расквартированию, транспорту и обеспечению безопасности. Это была рутинная работа, но в военных условиях, конечно, не столь уж легкая. То обстоятельство, что органы СС принимали такое большое участие во всех подготовительных мероприятиях, может теперь показаться, что конференция, в сущности, не являлась делом Власова или, что его роль в этом деле была лишь второстепенной. Необходимо, однако, учесть, что в то время Власов и его движение не были официально признаны, а правомочность его де-юре вошла в силу лишь с момента опубликования Манифеста 14-го ноября. До этого времени у Власова не было даже административного аппарата, который мог бы осуществить организацию конференции. Далее, необходимо указать, что под выбором делегатов подразумевался выбор официальных немецких представителей правительства и гостей. Выбор же русских делегатов и участников конференции был результатом совещаний в штабе Власова в Дабендорфе. Органы СС в эти совещания не вмешивались и можно предполагать, что против избранных демократическим путем русских делегатов и делегатов других национальностей со стороны немецких органов не было возражений. Избранные участники конференции являлись представителями всех существующих тогда политических и социальных группировок, которые включились в Освободительное Движение Народов России.

Соглашение Власова с Гиммлером вызвало, однако, споры между старыми эмигрантскими группировками. Реакция была различная: начиная с полного принятия и кончая полным отрицанием. Причиной расхождения не было соглашательство с органами СС. Многие эмигрантские группировки уже давно сотрудничали с органами СС или же являлись их составной частью. Но Власов был русским человеком и националистом и, вследствие этого, по мнению некоторых представителей нерусских группировок он являлся более опасным врагом, чем сам Сталин. По подсчетам немецкого генерала Эрнста Кестринга,[9] на службе у немцев в то время находилось в военных и вспомогательных частях от 900.000 до 1.000.000 людей ненемецкого происхождения, из этого числа, в русских подразделениях находилось около 400.000. Гиммлер испугался, узнав о такой численности, и не хотел этому верить. По его мнению, такого количества было достаточно, чтобы составить две полные армейские группы. Он с ужасом сознавал, что на формирование Русской Освободительной Армии оп сам дал прямое согласие и, тем самым, способствовал созданию такого положения, когда на судьбу Третьего Рейха начал оказывать влияние кто-то, кому в немецкой идеологии не было места. Ввиду того, что его решение было самостоятельным, без приказа согласия со стороны Гитлера в тех масштабах, в каких Гиммлер их осуществлял, тогда как Верховное командование (ОКВ) стояло на стороне Гитлера, он фактически оказался в положении конспиратора!

К тому времени в Дабендорфе, из первоначального штаба генерала Власова образовался «Комитет Освобождения Народов России», который приступил к объединению различных национальных комитетов в единый Центральный комитет.

В октябре, в Министерстве восточных территорий в Берлине встретились представители различных национальных группировок, которые не желали подчиниться генералу Власову. Наибольшее сопротивление выражали представители кавказских народов и украинцы. Министр восточных территорий Альфред Розенберг, в течение долгих лет пренебрегаемый и игнорируемый органами СС, у которого в то время уже почти никаких восточных территорий в распоряжении не оставалось, мог теперь отыграться, и поэтому все жалобы охотно предъявлял маршалу Кейтлю и Мартину Борману, а те, в свою очередь должны были их передать Гитлеру. Только разумная позиция генерала Власова, который согласен был вести переговоры, но лишь после окончания войны, сохранила Освободительное Движение.

В этой атмосфере, полной интриг и непонимания со стороны немцев, генерал Власов разрабатывал Декларацию целей и программу, которая должна была быть провозглашена в Праге. Первоначальный текст декларации был столь же точно определен и ясен, как и сама личность Власова. Слова Манифеста предназначались не только народам Востока, но и нынешнему союзнику. Они должны были стать политическим манифестом, оповещающим Западный мир о создании нового политического государства. Поняли ли эту новую действительность западные союзники?

Почти нет никаких сомнений, что они ее не поняли. Свидетельством этому является поведение представителей американского и английского верховного командного состава в то время, когда Армия генерала Власова и остальные добровольческие отряды сдались им в плен.

Неизвестно также, вообще, был ли известен на Западе первоначальный текст этого Манифеста?

Первоначальный текст Манифеста провозглашал полную независимость от гитлеровского строя и размежевание с эмигрантами-монархистами. Текст содержал 14 пунктов и его можно назвать «прогрессивно-демократическим». Главной целью было свержение сталинской диктатуры и предоставление России новой конституции.[10]

Государство Новой России должно было иметь границы, бывшие на 1-ое сентября 1939 года и не предъявлять никаких территориальных претензий по отношению к Польше, Балтийским странам и Финляндии. Уже сам этот факт свидетельствует о том, что в будущем Власов намерен был соблюдать национальные интересы украинцев, а договор о совместных действиях с руководителем Украинского национального комитета, генералом Павло Шандруком, этот факт подтверждает.[11] Аналогичный договор был заключен с представителями казачьего движения.

Первоначальный текст, конечно, был отвергнут Гиммлером. Когда же ген. Власов, по настоянию своих сотрудников, согласился внести в него несколько идеологически- шаблонных выражений из гиммлеровского словаря, Манифест был одобрен и на пути к осуществлению конференции в Праге уже не было никаких преград.

В действительности же, первое заседание КОНР при участии всех его членов, состоялось 12-го ноября в Дабендорфе, и именно там был установлен окончательный текст Манифеста, Устав КОНР, избраны члены Президиума и председатель Комитета — генерал Власов. Некоторые русские историки в эмиграции считают именно эту дату днем основания КОНР. т. к. заседание, состоявшееся 14-го ноября в Праге, не носило рабочий, а только лишь церемониальный характер, с заранее установленной программой.[12]

Официальное признание генерала Власова и его Движения вызвало всеобщий широкий отклик. Для национальных групп, воевавших на всех участках европейского фронта, оно явилось моральным признанием, перспективой на более гуманное обращение с пленными советской армии, а для всех остальных «восточных рабочих», на промышленных предприятиях и в сельском хозяйстве Третьего Рейха, было признанием их заслуг.

Германский полковник Хейнц Данко Херре,[13] начальник штаба по делам организации РОА, вспоминает о своем путешествии в специальном скором поезде из Берлина 13 ноября 1944 г.: во всем поезде преобладали формы СС. Все хотели принять участие в крупном событии предстоящего дня в Праге. Полковник Херре с горечью вспоминал два истекших года, когда те же люди в большинстве были заядлыми противниками идеи, которую на следующий день должны были с энтузиазмом реализовать. С каким пренебрежением еще совсем так недавно они отзывались о русских!

Кроме знаков СС и Армии, на форменном рукаве некоторых пассажиров был знак с синим Святоандреевским Крестом на белом поле, а в верхней части знака — золотые буквы РОА — Русская Освободительная Армия.[14] Это были те, которые начинали вместе с генералом Власовым, прошли лагеря военнопленных, прожили годы долгого ожидания и многих отказов. И, теперь, на исходе 1944 года, они должны стать союзниками в борьбе против Сталина. Штатских среди них было мало. Выла война и военная форма преобладала.

Специальный скорый поезд прибыл на пражский Главный вокзал 14 ноября, в 5.00 часов и часов до семи находился на особо отведенном пути. Около семи часов генерал Власов покинул поезд, прошел через вокзал, где его приветствовал немецкий генерал Рудольф фон Туссен,[15] произвел смотр почетного караула и, около 10 часов прибыл в отель Алькрон, отведенный для него и остальных гостей. Генерал Власов занял комнаты на первом этаже. Для обеспечения безопасности гостей, в отеле находились части СС. Эсесовцы давали понять, что это их акция. В фойе отеля было полно репортеров и любопытных.

Но на первом этаже царила тишина. Генерал Власов и его сподвижники сидели молча в одной из комнат. Когда вошел полковник Хейнц Херре, генерал Власов, без очков, приветствовал его без слов, а потом сказал: «Андрей Федорович, вот хорошо, что и вы тут сегодня. Но не поздно ли?». Полковник Херре ответил: «Если есть вообще еще какая-нибудь надежда, то это сегодня». Затем Власов принял генерала Кестринга, с которым встретился впервые. Генерал Кестринг исполнял должность Инспектора добровольческих формирований и, тем самым, находился между Власовым и его противниками, но сам лично ничего предпринять не мог. Преклонный возраст и большой опыт ему подсказывали, что все эти усилия были уже напрасными, и именно так он высказывался уже давно. Поэтому, встреча двух генералов носила чисто формальный характер.

Незадолго до одиннадцати часов, через Прагу проехала длинная вереница автомашин и медленно поднялась по Нерудовой улице к Чернинскому дворцу. Это Карл Герман Франк[16] устраивал в своей резиденции завтрак для генерала Власова и его ближайшего окружения.

Большинство делегатов, между тем, собралось в клубе Агентства печати. Представители многочисленной группы «Остовцев» (остарбайтеров) и ненемецких воинских частей, которые в течение долгих лет подвергались грубому обращению и привыкшие к однообразной лагерной жизни, чувствовали теперь себя необычно в роли почетных гостей. Всего, в Прагу прибыло около 600 таких делегатов.

Открытие самой Конференции должно было состояться в 15.00 часов в Рудольфовой галерее Пражского замка. В тот день караул замка несло войсковое подразделение РОА, а проверку пригласительных билетов производили части безопасности Армии Власова. Развевался ли над Пражским замком Андреевский флаг рядом с германским флагом — этого мне не удалось установить. Происходил, ведь, акт государственной важности! При входе в замок, генерал Власов произвел смотр немецкого почетного караула. Фотоснимки этого смотра были тогда помещены в местной и немецкой печати.

В Рудольфову галерею прибывали делегаты германских учреждений, представители союзников Третьего Рейха, несколько дипломатических представителей нейтральных стран, высшие офицеры армии и СС, представители правительства Протектората Чехии и Моравии, русские делегаты и журналисты.

Когда внутренний двор замка постепенно опустел и делегаты вошли в замок, подъехал на машине полковник Херре. Во дворе одиноко стоял седой человек с черной шляпой в руке, который как будто-бы кого-то ожидал. Это был советник посольства Густав Хилгер, бывший торговый атташе в Москве, в последние годы член Русского Отдела при Министерстве иностранных дел и советник по вопросам, связанных с Власовым, к которому он относился положительно. Когда полковник Херре подошел к Хилгеру, тот обратился к нему по-русски со следующими словами: «Андрей Федорович, если бы сегодняшние обстоятельства произошли два года тому назад, у нас не было бы сейчас никаких забот»..[17]

Советник Хилгер, несомненно, выражал мысли большинства участников конференции, а сама конференция, несмотря на всю церемониальную пампу и множество огней в Рудольфовой галерее, не могла разогнать мрачного настроения.

Генерал Власов вошел в зал в сопровождении Карла Германа Франка и генерала СС Вернера Лоренца, представителя Третьего Рейха. Все присутствовавшие встали. В первом ряду заняли места генерал СС фон Туссен, генерал Лоренц, генерал Власов и К. Г. Франк.

Конференцию открыл К. Г. Франк. Он приветствовал русскую делегацию от имени Гитлера и Гиммлера как нового союзника Рейха. Полковник Херре вспоминает, что в его словах явно отсутствовала сердечность и убежденность. После него с приветственной речью выступил генерал Лоренц, но он часто запинался и, таким образом обе речи показались мало убедительными. Конференция получила поздравительные телеграммы от Гиммлера, Риббентропа и нескольких немецких генералов, но Гитлер молчал.

Затем начались выборы делегатов Комитета. На присутствовавших немцев эта демократическая церемония произвела непривычное впечатление. За годы нацистской диктатуры они отвыкли проводить выборы путем публичного голосования. Всего было избрано 49 членов Комитета, который с этого момента стал правительством в изгнании. После этого, члены Комитета заняли места за длинным столом Президиума. Посередине сел генерал Власов, по обе стороны генералы Жиленков, Малышкин и Трухин, и остальные члены Комитета.[18]

Заседание Комитета открыл генерал Власов. После него выступил генерал Трухин. Затем последовали выборы Исполнительного комитета, после чего слово снова взял генерал Власов. Торжественным голосом он медленно произнес слова Манифеста.

Соотечественники! Братья и Сестры!

В час тяжелых испытаний мы должны решить судьбу нашей Родины, наших народов, нашу собственную судьбу.

Человечество переживает эпоху величайших потрясений. Происходящая мировая война является смертельной борьбой противоположных политических систем.

Борются силы империализма во главе с плутократами Англии и США, величие которых строится на угнетении и эксплуатации других стран и народов. Борются силы интернационализма во главе с кликой Сталина, мечтающего о мировой революции и уничтожении национальной независимости других стран и народов. Борются свободолюбивые народы, жаждущие жить своей жизнью, определенной их собственным историческим и национальным развитием.

Нет преступления большего, чем разорять, кок это делает Сталин, страны и подавлять народы, которые стремятся сохранить землю своих предков и собственным трудом создать на ней своё счастье. Нет преступления большего, чем угнетение другого народа и навязывание ему своей вили.

Силы разрушения и порабощения прикрывают свои преступные цели лозунгами защиты свободы, демократии, культуры и цивилизации. Под защитой свободы они понимают завоевание чужих земель. Под защитой демократии они понимают насильственное навязывание своей политической системы другим государствам. Под защитой культуры и цивилизации они понимают разрушение памятников культуры и цивилизации, созданных тысячелетним трудом других народов.

За что же борются в эту войны народы России? За что они обречены на неисчислимые жертвы и страдания?

Два года назад Сталин еще мог обманывать народы словами об отечественном, освободительном характере войны. Но теперь Красная армия перешла государственные границы Советского Союза, ворвалась в Румынию, Болгарию, Сербию, Хорватию и заливает кровью чужие земли. Теперь очевидным становится истинный характер продолжаемой большевиками войны. Цель её — ещё больше укрепить господство сталинской тирании над народами СССР, установить это господство во всём мире.

Народы России более четверти века испытывали на себе тяжесть большевистской тирании.

В революцию 1917 г. народы, населявшие Российскую империю, искали осуществления своих стремлений к справедливости, общему благу и национальной свободе. Они восстали против отжившего царского строя, который не хотел, да и не мог уничтожить причин, порождавших социальную несправедливость, остатки крепостничества, экономической и культурной отсталости. Но партии и деятели, не решившиеся на смелые и последовательные реформы после свержения царизма народами России в феврале 1917 года, своей двойственной политикой, соглашательством и нежеланием взять на себя ответственность перед будущим — не оправдали себя перед народом. Народ стихийно пошёл за теми, кто пообещал ему дать немедленный мир, землю, свободу и хлеб, кто выдвинул самые радикальные лозунги.

Не вина народа в том, что партия большевиков, пообещавшая создать общественное устройство при котором народ был бы счастлив и во имя чего были принесены неисчислимые жертвы, — что эта партия, захватив власть, завоёванную народом, не только не осуществила требований народа, но, постепенно укрепляя свой аппарат насилия, отняла у народа завоеванные им права, ввергла его в постоянную нужду, бесправие и самую бессовестную эксплуатацию.

Большевики отняли у народов право на социальную независимость, развитие и самобытность.

Большевики отняли у народа свободу слова, свободу убеждений, свободу личности, свободу местожительства и передвижения, свободу промыслов и возможность каждому человеку занять своё место в обществе сообразно со своими способностями. Они заменили эти свободы террором, партийными привилегиями и произволом, чинимым над человеком.

Большевики отняли у крестьян завоеванную ими землю, право свободно трудиться на земле и свободно пользоваться плодами своих трудов. Сковав крестьян колхозной организацией, большевики превратили их в бесправных батраков государства, наиболее эксплуатируемых и наиболее угнетённых.

Большевики отняли у рабочих право свободно избирать профессию и место работы, организовываться и бороться за лучшие условия и оплату своего труда, влиять на производство и сделали рабочих бесправными рабами государственного капитализма.

Большевики отняли у интеллигенции право свободно творить на благо народа и пытаются насилием, террором и подкупами сделать её оружием своей лживой пропаганды.

Большевики обрекли народы нашей родины на постоянную нищету, голод и вымирание, на духовное и физическое рабство и, наконец, ввергли их в преступную войну за чуждые им интересы.

Всё это прикрывается ложью о демократизме сталинской конституции, о построении социалистического общества. Ни одна страна в мире не знала и не знает такого низкого жизненного уровня при наличии огромных материальных ресурсов, такого бесправия и унижения человеческой личности, как это было и остаётся при большевистской системе.

Народы России навеки разуверились в большевизме, при котором государство является всепожирающей машиной, а народ — её бесправным, обездоленным и неимущим рабом. Они видят грозную опасность, нависшую над ними. Если бы большевизму удалось хотя временно утвердиться на крови и костях народов Европы, то безрезультатной оказалась бы многолетняя борьба пародов России, стоившая бесчисленных жертв. Большевизм воспользовался бы истощением народов в этой войне и окончательно лишил бы их способности к сопротивлению. Поэтому усилия всех народов должны быть направлены на разрушение чудовищной машины большевизма и на предоставление права каждому человеку жить и творить свободно, в меру своих сил и способностей, на создание порядка, защищающего человека от произвола и не допускающего присвоения результатов его труда кем бы то ни было, в том числе и государством.

Исходя из этого, представители народов России, в полном сознании своей ответственности перед своими народами, перед историей и потомством, с целью организации общей борьбы против большевизма создали Комитет Освобождения Народов России.

Своей целью Комитет Освобождения Народов России ставит:

а) Свержение сталинской тирании, освобождение народов России от большевистской системы и возвращение народам России прав, завоеванных ими в народной революции 1917 года;

б) Прекращение войны и заключение почётного мира с Германией;

в) Создание новой свободной народной государственности без большевиков и эксплуататоров.

В основу государственности народов России Комитет кладёт следующие главные принципы:

1. Равенство всех народов России и действительное их право на национальное развитие, самоопределение и

государственную самостоятельность.

Утверждение национально-трудового строя, при котором все интересы государства подчинены задачам поднятия благосостояния и развития нации.

Сохранение мира и установление дружественных отношений со всеми странами и всемерное развитие международного сотрудничества.

Широкие государственные мероприятия по укреплению семьи и брака. Действительное равноправие женщины.

Ликвидация принудительного труда и обеспечение всем трудящимся действительного права на свободный труд, созидающий их материальное благосостояние; установление для всех видов труда оплаты в размерах, обеспечивающих культурный уровень жизни.

Ликвидация колхозов, безвозмездная передача земли в частную собственность крестьян. Свобода форм трудового землепользования. Свободное пользование продуктами собственного труда, отмена принудительных поставок и уничтожение долговых обязательств перед советской властью.

Установление неприкосновенной частной трудовой собственности. Восстановление торговли, 'ремесел, кустарного промысла и предоставление частной инициативе права и возможности участвовать в хозяйственной жизни страны.

Предоставление интеллигенции возможности свободно творить на благо своего народа.

Обеспечение социальной справедливости и защиты трудящихся от всякой эксплуатации, независимо от их происхождения и прошлой деятельности.

Введение для всех без исключения действительного права на бесплатное образование, медицинскую помощь, на отдых, на обеспечение старости.

Уничтожение режима террора и насилия. Ликвидация насильственных переселений и массовых ссылок. Введение действительной свободы религии, совести, слова, собраний, печати. Гарантия неприкосновенности личности, имущества и жилища. Равенство всех перед законом, независимость и гласность суда.

Освобождение политических узников большевизма и возвращение на родину из тюрем и лагерей всех, подвергшихся репрессиям за борьбу против большевизма. Никакой мести и преследования тем, кто прекратит борьбу за Сталина и большевизм, независимо от того.

вёл ли он её по убеждению или вынужденно.

Восстановление разрушенного в ходе войны народного достояния — городов, сёл, фабрик и заводов за счёт государства.

Государственное обеспечение инвалидов войны и их семей.

Уничтожение большевизма является неотложной задачей всех прогрессивных сил. Комитет Освобождения Народов России уверен, что объединённые усилия народов России найдут поддержку у всех свободолюбивых народов мира.

Освободительное Движение Народов России является продолжением многолетней борьбы против большевизма, за свободу, мир и справедливость-

Успешное завершение этой борьбы теперь обеспечено:

а) наличием опыта борьбы, большего чем в революции 1917 года;

б) наличием растущих и организующихся вооружённых сил — Русской Освободительной Армии, Украинского Вызвольного Войска, Казачьих войск и национальных частей;

в) наличием антибольшевистских вооружённых сил в советском тылу;

г) наличием растущих оппозиционных сил внутри народа, государственного аппарата и армии СССР.

Комитет Освобождения Народов России главное условие победы над большевизмом видит в объединении всех национальных сил и подчинении их общей задаче свержения власти большевиков. Поэтому Комитет Освобождения Народов России поддерживает все революционные и оппозиционные Сталину силы, решительно отвергая в то же время все реакционные проекты, связанные с ущемлением прав народов.

Комитет Освобождения Народов России приветствует помощь Германии на условиях, не затрагивающих чести и независимости нашей родины. Эта помощь является сейчас единственной реальной возможностью организовать вооружённую борьбу против сталинской клики.

Своей борьбой мы взяли на себя ответственность за судьбы народов России. С нами миллионы лучших сынов родины, взявших оружие в руки и уже показавших своё мужество и готовность отдать жизнь во имя освобождения родины от большевизма. С нами миллионы людей, ушедших от большевизма и отдающих свой труд общему делу борьбы. С нами десятки миллионов братьев и сестер, томящихся под гнетом сталинской тирании и ждущих часа освобождения.

Офицеры и солдаты освободительных войск!

Кровью, пролитой в совместной борьбе, скреплена боевая дружба воинов разных национальностей. У нас общая цель. Общими должны быть наши усилия. Только единство всех вооружённых антибольшевистских сил народов России приведет к победе. Не выпускайте полученного оружия из рук, боритесь за объединение, беззаветно деритесь с врагом народов — большевизмом и его сообщниками. Помните, вас ждут измученные народы России. Освободите их!

Соотечественники, братья и сестры, находящиеся в Европе!

Ваше возвращение па родину полноправными гражданами возможно только при победе над большевизмом. Вас миллионы. От вас зависит успех борьбы. Помните, что вы работаете теперь для общего дела, для героических освободительных войск. Умножайте свои усилия и свои трудовые подвиги!

Офицеры и солдаты Красной армии!

Прекращайте преступную войну, направленную к угнетению народов Европы. Обращайте оружие против большевистских узурпаторов, поработивших народы России и обрекших их на голод, страдания и бесправие.

Усиливайте свою борьбу против сталинской тирании, против захватнической войны. Организуйте свои силы для решительного выступления за отнятые у вас права, за справедливость и благосостояние.

Комитет Освобождения Народов России призывает вас всех к единению и к борьбе за мир и свободу!

Выступление ген. Власова не раз прерывалось аплодисментами. В заключительной части Манифеста находились призывы к борьбе против сталинской диктатуры. Но во всем тексте не было ни единого слова о Гитлере и о национал-социализме. Манифест ясно гласил, что он преследует свои собственные политические цели. В этом отношении, он радикальным образом отличался от выступлений иных сотрудников Рейха на оккупированных территориях, которые свои цели отождествляли с интересами Третьего Рейха.

После выборов Комитета, заседание велось на русском языке. Немецкий перевод Манифеста и выступлений был роздан лишь после окончания конференции. Трудно сказать, было ли это преднамеренно, или произошло по недоразумению. Капитан Штрик-Штрикфельдт вспоминает, что немецкие участники конференции просили, чтобы он им переводил ход конференции, и, главное текст Манифеста, но он отказался. Учитывая нежелание К. Г. Франка, чтобы конференция вообще происходила в Праге, а также еще совсем недавнее принципиальное сопротивление Власову со стороны почти всех высокопоставленных лиц, станет ясным, что капитан Штрик-Штрикфельдт хотел воспрепятствовать возникновению негативных реакций.

Заседание продолжалось час и пятьдесят минут. Оно подтвердило, уже известный факт, что Добровольческие части давно существуют и хорошо себя зарекомендовали в бою. Этот государственный акт лишь признавал их как нового союзника и с немецкой стороны было дано разрешение на то, чтобы существующие части были соединены в одну самостоятельную армию.

Во время заседания было допущено и несколько бестактностей, но под впечатлением торжественного настроения, которое царило преимущественно среди русских, они были легко прощены. Заседание закончил генерал Власов, который выражая благодарность Франку за его гостеприимство, в заключение сказал: «Выражаем благодарность также правительству Чехии и Моравии и господину президенту, черт, я забыл его имя»….[19]

После окончания конференции Франк устроил в Чернинском дворце банкет в честь 50-ти главных ее участников. Остальные делегаты были развезены на автобусах по трем отелям. Для них был устроен ужин в Киноклубе, который находился напротив отеля Алькрон. Кроме ужина была и увеселительная программа, в которой выступил ряд известных немецких киноартистов и певцов,[20] а также русская эмигрантская труппа из Праги.

В 22 час. 30 мин. в Киноклуб пришел Власов в сопровождении нескольких сотрудников. Его мгновенно окружили поздравители и любопытные. Из пленного генерала, которым еще до недавнего времени пользовались, вернее, которым злоупотребляли, лишь в пропагандных целях, в течение одночасового акта он стал Главой Правительства и Главнокомандующим.

На следующий день, 15-го ноября 1944 г., в 10.00 часов, специальный поезд Власова покинул Прагу. Блеск и успех одного дня не могли изменить ощущения, что время работает против его намерений. Власов уезжал из Праги с тягостным сознанием этой действительности. Правда, ему удалось найти путь к сотрудничеству с представителями национальных и политических группировок — в составе Исполнительного комитета были казаки, украинцы, представители политических групп с левой ориентацией, — правда, сам он, считал Комитет лишь временным орудием борьбы и не верил в его долгое существование. Но, все-таки, в ноябре 1944 года положение дел еще не было столь безнадежным. В окружении генерала Власова считали, что развал всех немецких фронтов произойдет осенью следующего года. Таким образом, у них был почти год для организации армии и сохранении ее для будущего. И Власов, и его окружение, верили, что единственным фактором, который может оказать влияние на будущее, является национальная русская армия.[21] На это они хотели направить все свои устремления ближайших месяцев, и с этой целью генерал Власов ехал в Берлин, где 18-го ноября выступил с речью на собрании делегатов от рабочих и военнопленных лагерей. Там он снова подчеркнул значение идеи борьбы за независимую Россию, освобожденную от советского гнета. В Берлине он также встретился с представителями православной церкви за рубежом, и получил от них благословение.

После провозглашения Пражского Манифеста, популярность генерала Власова возросла не только в русских кругах, но и среди других национальных групп, которых объединял лишь их антикоммунизм.

С предложением войти в подчинение генералу Власову прибыл тайный посол от сербского премьер-министра генерала Петра Недича. Прибыли представители хорватских частей. Сербского корпуса безопасности Раевского и даже посол от Дражи Михайловича. Все о ни знали о русских добровольческих частях в Югославии.[22] Прибыли также венгерские представители, (которые в качестве добровольцев воевали на стороне немцев до самого конца войны). Даже балтийские народы готовы были принять политическую программу генерала Власова. Контакт с чехами можно отнести уже к началу 1944-го года, когда Зыков и другие сотрудники ген. Власова установили связи с бывшими членами чехословацкого генерального штаба. Этот контакт длился до конца войны и в значительной мере способствовал участию 1-й Дивизии в Пражском восстании. В начале, однако, эти контакты не носили ярко выраженного антинемецкого характера. Все усилия были направлены на привлечение как можно большого количества приверженцев нового политического движения — Европейского содружества народов. Эта организация была принята и людьми из окружения Власова. Абвер о росте этого движения знал, но пока что не особенно нарушал ход его дел. Согласно его сообщениям, окружение Власова имело в Праге контакт, помимо других, также с остатком организации Машина. Из-за невозможности доступа к чешским архивам, следует ограничиться лишь этим общим констатированием фактов.

Также обстояло дело и с целым рядом национальных движений в Югославии. Руководители профсоюзных движений, кроме Тито, и правительства-сателлиты в Сербии, Хорватии, а также военные круги в Словакии, открыто стояли на стороне Власова. Для народов Югославии, разобщенных вследствие гражданской войны, это движение являлось новым объединительным элементом.

Власов не очень-то был склонен вести переговоры с правительствами на оккупированных землях, у которых не было своих армий и ясно выраженных антикоммунистических целей. Известно, что на попытки завязать с ним такие отношения, он всегда спрашивал эмиссара о вооруженных силах их правительств.

Единственным человеком, который выражал протесты против постановлений КОНР, был посол японской империи в Берлине генерал барон Хироши Ошима. В то время Япония для видимости сохраняла дружественные отношения с Советским Союзом и ее внешняя политика не была склонна к изменениям, которые могли бы произойти в Советском Союзе в случае установления какого-либо иного правительства. Посол Ошима, таким образом, представлял в Берлине интересы Советского Союза и, кроме того, имел большое влияние на Гитлера. Всякий раз, как только в ходе войны казалось, что идея Освободительного движения будет осуществлена, Ошима выражал Гитлеру свой протест и деятельность в этом направлении по приказу фюрера замедлялась.[23]

Д-р Крегер пытался внедрить Освободительное движение ген. Власова и вне территории Германии. В качестве первого шага дипломатической деятельности нового союзника был выбран путь в столицу Словацкого государства Братиславу, которое с осени 1944 года, вследствие неудачной попытки произвести восстание, находилось под германским контролем. Деятельность ген. Жиленкова, который прибыл в Братиславу с дипломатической миссией и для установления Представительства КОНР в этом городе, была настолько обширной, что ей была посвящена отдельная глава.

В Братиславе предполагался также созыв в феврале 1945-го года панславитского конгресса, на котором должен был председательствовать ген. Власов. Однако, военное положение на всех участках фронта настолько ухудшилось, что на февраль 1945-го года планировалась эвакуация русских людей из Словакии. При таком положении, конечно, проведение конгресса было бы неподходящим. Отмена этого конгресса была вызвана именно этим положением, а не, как иногда утверждается, вследствие несоответствующего поведения ген. Жиленкова и распространения панславитских идей. Необходимо подчеркнуть, что в 1945-м году эти идеи уже не преследовались со стороны немцев; как раз наоборот, на многих местах они считались подходящим противовесом лозунгам, распространяемым советской пропагандой, если они исходили из антикоммунистических кругов.


I Формирование Добровольческих частей | Предательство и измена. Войска генерала Власова в Чехии. | РЕАКЦИЯ ЧЕШСКОГО НАСЕЛЕНИЯ И ПРОТЕКТОРАТНОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА НА ПРОВОЗГЛАШЕНИЕ МАНИФЕСТА