home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



3. Поход Карла в Италию. – Осада Павии. – Карл празднует Пасху в Риме. – Подтверждение дара Пипина. – Падение Павии и Лангобардского королевства в 774 г.

Безуспешно попытавшись склонить Дезидерия к миру и уговорить его согласиться на выкуп, Карл в сентябре 773 г. выступил со своим войском в Италию. Он направился через Женеву, чтобы сделать перевал через Монсенис, но оказалось, что путь через альпийские проходы прегражден лангобардами. Трудность проникновения в эти проходы и затем недовольство франков побудили Карла еще раз обратиться к Дезидерию через послов, и Карл объявил, что он удовольствуется тремя знатными заложниками как порукой в том, что обещание вернуть города будет исполнено. Дезидерий отклонил это предложение. Когда же сын Дезидерия Адельхис, объятый паническим страхом, неожиданно обратился в бегство и проходы через Альпы благодаря измене оказались в руках франков, то такой неожиданный оборот дел принудил Дезидерия покинуть лагерь и запереться в Павии. Совершенно растерявшиеся Адельхис и Аутхар со вдовой и детьми Карломана бросились в укрепленную Верону. После недолгого сопротивления, сила которого была ослаблена внутренними раздорами и в особенности интригами духовенства, народ Альбоина пал. Но не этой победой над лангобардами стяжал себе Карл имя Великого; напротив, история не знает завоевания, которое было бы достигнуто так легко и в то же время повело бы к таким великим последствиям, сохранявшим свою силу в течение веков.

Король Карл осадил город Павию; предвидя, что осада будет продолжительной, он вызвал к себе в лагерь свою жену Хильдегарду и детей. На Верону двинулся другой отряд франков, и вскоре Аутхар и вдова Карломана с маленькими принцами оказались в руках победителя. Прошло уже шесть месяцев, как Павия мужественно защищалась; приближалась Пасха, и Карл решил провести ее в Риме. Паломничество на Пасху к могилам мучеников казалось верующим того времени самым верным средством попасть в рай; уже в течение двух столетий пилигримы стекались в Рим на Пасху, и мы еще увидим, что в продолжение всех Средних веков императоры и короли часто являлись в Рим справлять Пасху. Поездка короля франков в Рим была вообще началом паломничества в Рим германских королей, продолжавшегося во все время Средних веков.

Карл отправился в Рим из лагеря под Павией с частью своих войск и с блестящей свитой епископов, герцогов и графов. Он быстро прошел через Тусцию, чтобы попасть в Рим еще в Страстную субботу (2 апреля 774 г.). Встреча, оказанная могущественному заступнику церкви, впервые вступавшему в город и притом в таких особенных обстоятельствах, была блестящей и носила характер встречи императора. По распоряжению папы короля встретили в 24 милях от города, ниже озера Браччиано, у станции Novas, все судьи и отряды милиции; выразив королю приветствие, они проводили его до города. У подошвы Монте-Марио короля приветствовали все отряды милиции с их патронами, учащиеся в школах дети, державшие в руках пальмовые и оливковые ветви, и множество народа, встречавшего Карла торжественными кликами: «Да здравствует король франков, заступник церкви!» Все эти почести воздавались королю не как чужестранному государю, а как римскому патрицию, и летописец отмечает, что навстречу Карлу были вынесены из римских базилик кресты и хоругви, что обыкновенно делалось при встрече экзарха. Как только увидел их Карл, он сошел с коня и, окруженный своей свитой, смиренно проследовал пешком в базилику Св. Петра. Это происходило рано утром в Страстную субботу; папа ожидал гостя, стоя среди духовенства на ступенях портика, а вся площадь перед базиликой была усеяна народом. На самой нижней ступени лестницы Карл опустился на колени и затем, оставаясь на коленях и благоговейно целуя каждую ступень, поднялся к папе. Такова была форма, которой потом следовали самые могущественные государи, приближаясь к римскому святилищу, и не должно ли было действительно наступать время, когда короли вообще спустятся до положения вассалов и рабов папы и когда последний смело поставит ногу на их преклоненные перед ним головы? После этого Карл и Адриан заключили друг друга в объятия и направились в базилику, причем король шел с правой стороны папы, держа его за правую руку. Навстречу им раздалось пение священников: benedictus qui venit in nomine Domini, и Карл и его франки пали ниц перед гробом апостола. По окончании молитвы король почтительно просил разрешения вступить в Рим и посетить также другие главнейшие церкви. Сначала все спустились в гробницу апостола, а затем король и папа, римские и франкские судьи дали друг другу клятву оставаться верными друг другу.

Карл расположил свои войска, конечно лагерем, на Нероновом поле, а сам через мост Адриана вступил в город, который еще не знал, что, приветствуя в своих стенах первого короля франков, он приветствует вместе с тем и своего первого императора германского происхождения. Будущий преемник Августа взирал на классические развалины, мимо которых он следовал, с безотчетным изумлением, так как хотя он и любил слушать повествования о древних, но был лучше знаком с деяниями римских святых, чем с подвигами государственных людей и героев Рима. Город в то время еще носил на себе печать древности, хотя на нем и сказались уже три века запущения. То был все еще город древних – целый мир величественных развалин, перед которыми исчезало все христианское.

Король был отведен в Латеран; сами римляне смотрели с изумлением на исполинскую фигуру героя – протектора церкви и на его закованных в медь паладинов-варваров. В баптистерии король присутствовал при таинстве крещения, которое совершал папа; затем король вернулся в базилику Св. Петра, с тем же смирением идучи пешком. Свое помещение король избрал не в городе; о дворце цезарей уже не было речи; его последняя часть, которая была еще обитаема, также погибла с тех пор, как из Рима исчез греческий герцог. Нет сомнения, что Карл остановился в одном из епископских помещений при базилике Св. Петра. В Пасхальное воскресение король в сопровождении знати и корпораций (scholae) милиции проследовал в церковь S.-Maria Maggiore, где папа служил обедню, и затем присутствовал за трапезой папы в Латеране. В понедельник он слушал обедню в базилике Св. Петра, а во вторник – в базилике Св. Павла, и этим были закончены пасхальные празднества. В древности эти празднества были менее пышны и имели более церковный характер, чем в настоящее время, но, как видно из книг древнего ритуала, все-таки не отличались простотой.

В среду, 6 апреля, Карл был приглашен на совещание в базилику Св. Петра, где находился папа со всеми духовными (judices de clero) и военными судьями (judices de militia). Перед этим собранием папа обратился с речью к королю франков, и, для того чтобы получить от него какой-либо дар, конечно, не могло быть более подходящего места, чем находившаяся в близком соседстве гробница апостола и еще благоухавшая фимиамом пасхального празднества базилика. Предвидя скорое падение лангобардского королевства, папа выступил одним из его главных наследников; он напомнил Карлу о прежних договорах и обетах принести в дар св. Петру некоторые города и провинции Италии и затем приказал прочесть грамоту Пипина. Биограф Адриана удостоверяет, что Карл и его судьи не только подтвердили содержание этой грамоты, но что Карл приказал своему нотариусу Этерию написать ее вновь. Этот документ был положен в гробницу св. Петра и скреплен торжественной клятвой.

Эта так называемая дарственная грамота Карла Великого, представляющая собой, по словам биографа Адриана, подтверждение дарственной грамоты Пипина, выданной в Киерси, также исчезла из архива Латерана; равным образом ни в Германии, ни во Франции не отыскалось никакого списка с грамоты, который король должен был взять с собой. Этой грамотой великодушный монарх предоставлял папе владеть почти всей Италией и, кроме того, даже такими провинциями, которых он сам никогда не завоевывал, как то: Корсикой, Венецией, Истрией и герцогством Беневентом. Однако неподкупным приговором критики уже давно установлено, что такая грамота относится к области сказок; биограф Адриана мог видеть только уже подделанную раньше грамоту (если только он видел вообще что-либо подобное), или же он сам извратил ее содержание. Карл, очевидно, подтвердил дарственную грамоту Пипина, оригинал которой остается неизвестным, и которой экзархат несомненно был отдан во власть папы; но верховную власть над экзархатом Карл оставил за собой и затем с течением времени увеличивал эту область новыми патримониями и доходами. Вместе с тем был заключен также договор, которым точно устанавливалось положение Карла по отношению к Риму. Король получил все права патриция, и почетный титул защитника (Defensor) приобрел с 774 г. более широкое значение: этим титулом было признано за патрицием римлян право на высшую юрисдикцию в Риме, в римском герцогстве и в провинциях, составлявших экзархат. Папа, представлявший собой в этих странах не что иное, как только административную власть, становился таким образом подданным короля франков.

Определив свои отношения к Риму, Карл уехал, а папа приказал во всех церквях служить молебны о скорейшем и благополучном окончании осады Павии. По возвращении в лагерь король франков повел эту осаду с чрезвычайной энергией. Господствовавшая в городе чума и затем предатели также помогли сломить сопротивление Павии, и в июне 774 г. она сдалась. Последний король лангобардов заплатил за свое безрассудство гибелью и своей династии, и своего королевства. Не предъявляя никаких условий, он покорно отдался в плен. По преданию, Дезидерий окончил свою жизнь в монастыре Корби, где, пребывая в благочестии, приобрел дар совершать чудеса. Железной короной завладел Карл и стал называться с 774 г. королем франков и лангобардов, патрицием римлян, а сын Дезидерия, Адельхис, бежавший к византийскому двору, оказался в печальном положении претендента.


2. Адриан I, папа 772 г. – Падение лангобардской партии в Риме. – Враждебные действия Дезидерия. – Падение Павла Афиарты. – Префект города. – Дезидерий опустошает Римск | История города Рима в Средние века | 4. Дар Константина. – Географические границы дара Каролингов, – Сполето; Тусция; Сабина; Равенна. – Притязания Карла на право утверждения архиепископа Равенны в его с