home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement





23 часа 10 минут


– Бесс, прошу вас, идите спать. Уже двенадцатый час. – Йел примостился на полу около кресла-качалки Бесс. – Вы сейчас ничем не поможете Джози.

– Я понимаю. – Бесс откинулась на спинку качалки, не отрывая взгляда от спящей девочки. – Наверное, я боюсь оставить ее. – Она улыбнулась. – А знаете, пять минут назад Джози открыла глаза. По-моему, она меня узнала.

– Вот и хорошо.

– Славная палата, правда? Надо поставить качалки во всех детских палатах. Это так уютно…

– Наверное, такие кресла нужны для того, чтобы мамы могли качать детей на коленях.

– Как бы мне сейчас хотелось покачать Джози! Жаль, что ее пока нельзя трогать. Вы уже… хорошо?

Йел насмешливо прищурился: «Так вы уже сообщили Кальдаку, что у Джози все хорошо?»

– А вы полагаете, черствого и жестокого Кальдака это интересует?

– Не надо так, Йел. Да, Кальдак жестокий и черствый, но Джози он полюбил. Да разве ее можно не полюбить?

Ей вспомнился вечер на борту авианосца «Монтана». Тогда Кальдак вместе с ней сидел рядом с Джози до тех пор, пока врачи не сказали, что девочка вне опасности. Он не притворялся тогда. Он очень хотел, чтобы Джози осталась жива.

Йел задумчиво посмотрел на ребенка.

– Знаете, она напоминает мне сына. Как давно он был таким же маленьким… – вздохнул он. – Дети быстро растут.

– Сколько ему лет?

– Четыре года. – Он помолчал. – Сыну Кальдака тоже было четыре, когда он умер.

– Я не хочу говорить про Кальдака! Я спросила вас про вашего сына.

– Давайте поговорим об этом завтра. Сейчас вам нужно пойти спать.

Бесс мотнула головой.

– Мне хорошо здесь. Я хочу быть рядом, когда она проснется. А вы идите, Йел. Вам тоже надо хорошенько выспаться.

– Нет, это было бы не по-джентльменски. – Йел поднялся и уселся на стул напротив. – Я побуду здесь на случай, если вам что-нибудь понадобится"

Некоторое время они сидели молча. – Йел, пожалуйста, позвоните Кальдаку, – наконец сказала Бесс.

– Он все знает. Он сам мне звонил.

– Правда?

– Он сейчас в Канзас-Сити. Едет в аэропорт. Он был очень рад, когда услышал про Джози.

– Что он делает в Канзасе?

– Ищет одного человека, который может привести его к Эстебану.

Эстебан… Бесс поняла, что совершенно забыла об Эстебане, настолько все ее внимание было отдано Джози. А Кальдак про Эстебана не забыл, он одержим жаждой мщения. Можно ли винить его за это? Когда погибла Эмили, Бесс тоже не могла думать ни о чем, кроме мести. А что было бы с ней, если бы погибли все ее родные?..

Господи, что происходит? Неужели она ищет оправдания поступку, который нельзя оправдать? По вине Кальдака погибла Эмили и чуть не погибла она сама. Он готов был принести их обеих в жертву, лишь бы достичь своей цели.

Но ведь после похорон Эмили Бесс сама поступила точно так же. Она не оставила Кальдаку выбора и ни секунды не колебалась, когда решила его использовать. Она не остановилась бы ни перед чем, чтобы отомстить Эстебану. Потому что чудовища не должны ходить по земле.

Но в эту ночь она не хотела думать об Эстебане. Ненависть еще вернется, желание мстить вернется. А сейчас она должна только возносить хвалу Творцу за то, что Джози жива, за то, что когда-нибудь она будет бегать и играть, как все счастливые дети.

Надо ненадолго забыть о чудовищах.


21 час 30 минут | И тогда ты умрешь | День третий. Де Мот, штат Айова.