home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



17 часов 36 минут


– Кальдак, где ты находишься? – кричал в трубку Йел.

– Все там же. В доме Джефферса в Де Мойне.

– Там есть телевизор?

Кальдак похолодел.

– В чем дело, Йел?

– Включи Си-эн-эн. Только что объявлен экстренный выпуск новостей. Боюсь, случилось худшее.

Кальдак повернулся к Харви Бесту.

– Нужен телевизор.

Харви жестом указал в сторону гостиной.

Экстренный репортаж Си-эн-эн уже начался. Прежде всего Кальдак увидел лежащий на боку бронированный фургон, принадлежащий, судя по эмблеме на борту, Федеральному резервному банку. Несколько десятков мужчин и женщин, отталкивая друг друга, хватали разбросанные на мостовой пластиковые пакеты с банкнотами.

Кальдаку вспомнилась церковь в Тенахо. Кружка для пожертвований. Там были точно такие же пакеты.

– Боже правый!..

На телеэкране появилась миловидная блондинка.

– Вашему вниманию предлагается любительская видеозапись, сделанная в Колинсвилле, штат Иллинойс, через пять минут после того, как на одной из улиц города попал в аварию автофургон. Водитель почти сразу покинул место происшествия. Представитель сент-луисского отделения Федерального резервного банка отказался сообщить, сколько денег пропало в результате аварии.

Кальдак снова взял телефонную трубку.

– Йел, немедленно позвони в Сент-Луис! Голову даю на отсечение, это не инкассаторская машина. Можешь дать им телефон Рамсея на случай, если они захотят проверить, кто ты такой. Я подожду у телефона.

– Думаешь, это Эстебан?

– Думаю. И больше всего буду рад ошибиться. Узнай, кстати, как выглядит банковская упаковка для новых баксов.

По телевизору снова показывали, как мужчины, женщины, дети ползают по асфальту, дерутся, вырывают друг у друга деньги…

– Последняя инкассаторская машина благополучно прибыла в банк пятнадцать минут назад, – послышался в трубке голос Йела. – Прозрачная пластиковая упаковка в Федеральном банке не применяется. В Сент-Луисе представления не имеют, что произошло и откуда взялась эта машина.

– Когда это случилось?

– Без скольких-то минут три.

– Значит, два с половиной часа назад. – Кальдаку стало нехорошо при мысли о том, сколько жизней мог унести за это время антракс. – Сколько там было денег?

– Неизвестно. Когда приехала полиция, фургон был уже пуст. – Йел вздохнул. – Видимо, о совпадении не может быть и речи.

– Если это Эстебан, с минуты на минуту нужно ждать ультиматума. Сейчас я позвоню Рамсею и выясню, не знает ли он чего-нибудь. Объясни мне, какого дьявола Эстебан выбрал Колинсвилл?!

– А чему ты удивляешься? За рекой находится Сент-Луис, там есть отделение банка, значит, инкассаторские фургоны в тех местах примелькались. Население там преимущественно бедное. Когда эти дурачки увидели, как деньги посыпались на дорогу, они решили, что им сказочно повезло. Когда должно проявиться действие антракса?

– В любой момент. Бог знает скольким людям нужна экстренная помощь. Город нужно немедленно оцепить, а телевидение должно…

– Объясняй все это Рамсею, а не мне.

– Я еще вчера говорил этому козлу, что пора ставить в известность президента! Хотя президент и дружит с Рамсеем, ему все равно придется искать козлов отпущения. И в первую очередь он обвинит ЦРУ. Может, Рамсея тогда поджарят на медленном огне.

– Может быть, если он не найдет способа отвести от себя удар. А Рамсей это умеет. Кальдак, не подставил бы он тебя.

– Я постараюсь принять меры. Как услышишь что-нибудь, звони.

Он набрал телефон Рамсея. Тот ответил лишь через несколько минут.

– Кальдак, я не могу сейчас говорить.

– Ты будешь говорить, черт возьми! Это Эстебан?

– Да. Десять минут назад он предъявил ультиматум. Пятьдесят миллионов, иначе операция повторится в другом городе. Если мы заплатим, он передаст нам все имеющиеся у него запасы отравленных денег.

– О палестинских террористах шла речь?

– Нет. Хабин вышел из игры. Эстебан уверяет, что нам не придется иметь дело ни с кем, кроме него. Он предложил расследовать обстоятельства гибели вертолета в районе Канзас-Сити.

Значит, Эстебан убрал с дороги еще один барьер…

– За рулем фургона был Коди Джефферс?

– Приметы совпадают.

– Его не нашли?

– Пока нет. Все, Кальдак. На проводе Центр по борьбе с инфекциями. Донован и его ребята вылетели в Колинсвилл.

– Они успели изготовить противоядие?

– Пока не знаю. Нам ничего не известно, ты понял? А во всем обвинят меня. Только запомни: я не сдамся. Я сумею спасти свою шкуру, Кальдак.

Рамсей положил трубку.

Кальдак понял, что проиграл. Годы, ушедшие на подготовку поединка с Эстебаном, потрачены впустую. Накоа, Данзар, Тенахо. Теперь Колинсвилл. Неужели Эстебана невозможно было остановить?! Может быть, если бы он не стал слушать Рамсея, сам связался бы с президентом… Но президент верит только официальным бумагам.

А Рамсей уже начал бороться за место под солнцем. Сейчас он говорит с Атлантой.

В следующее мгновение Кальдак подумал о Бесс.



14 часов 30 минут | И тогда ты умрешь | 19 часов 45 минут