на главную | войти | регистрация | DMCA | контакты | справка |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


моя полка | жанры | рекомендуем | рейтинг книг | рейтинг авторов | впечатления | новое | форум | сборники | читалки | авторам | добавить
фантастика
космическая фантастика
фантастика ужасы
фэнтези
проза
  военная
  детская
  русская
детектив
  боевик
  детский
  иронический
  исторический
  политический
вестерн
приключения (исторический)
приключения (детская лит.)
детские рассказы
женские романы
религия
античная литература
Научная и не худ. литература
биография
бизнес
домашние животные
животные
искусство
история
компьютерная литература
лингвистика
математика
религия
сад-огород
спорт
техника
публицистика
философия
химия
close

реклама - advertisement



РАЗВЕДЧИКИ В СТРАНЕ «К» И ДРУГИХ ВОСТОЧНЫХ ГОСУДАРСТВАХ.

В начале 20-х годов в Сибири и на Дальнем Востоке военной разведкой в Китае и Японии ведали, в основном, регистрационные, разведывательные отделы и управления Военсовета Народно-революционной армии Дальневосточной республики, штаба помощника главкома по Сибири, штаба Восточно-Сибирского военного округа, штаба 5-й армии. Работой руководили Т. И. Закке, П. Барда, Б. З. Шумяцкий, С. Г. Вележев, И. Н. Репин, С. С. Заславский, А. К. Рандмер и другие.

В ту пору разведчикам приходилось бороться не только с противником, но и с непониманием в собственных рядах, недооценкой штабной работы вообще и разведывательной — в частности. Подводя итоги гражданской войны, Иван Никитович Репин отмечал: «многие неуспехи и поражения наших частей объясняются исключительно отсутствием или неумелым ведением разведки. К концу гражданской войны, когда определенно выявилось понимание командным составом стратегических и тактических задач и правильное их решение, было как-будто осознано все то громадное значение разведки, которое оно имеет в действительности и которое могут оспаривать лишь начальники — партизаны, заявляя: „разведка все равно не уменьшит сил противника“.

Среди первых разведчиков был Дмитрий Дмитриевич Киселёв. Он родился 22 августа 1879 года в Нижнем Новгороде в семье русского мещанина врача Дмитрия Николаевича Николаева и литовки Ядвиги Захарьевны. Стенгвилло, которая работала акушеркой. В октябре 1903 года Дмитрий был усыновлен вдовой врача и статского советника А. М. Киселёвой и, согласно определению Нижегородского окружного суда, стал Киселёвым. Окончив в 1898 году шесть классов гимназии, он несколько месяцев плавал матросом на Черном море, затем вернулся в Нижний Новгород.

Затем, на протяжении восемнадцати лет Киселёв учительствовал. Начинал в земской школе с. Щипачиха Гороховецкого уезда Владимирской губернии, а потом отправился в Иркутскую губернию «в поисках романтики и приключений», преподавал в д. Танга Балаганского уезда, в городском училище г. Балаганска, инспектировал 4-классное городское училище в г. Верхоленске.

В апреле 1915 года его призвали на военную службу, где он служил ратником ополчения, рядовым 12 Сибирского стрелкового полка. Но уже в мае Киселева уволили с военной службы «по слабости зрения».

Революционные события 1917 года застали его в г. Верхоленске, где его избрали председателем уездного совета солдатских, крестьянских и рабочих депутатов, а в 1918 году он стал уездным комиссаром. Обладая широкими полномочиями, Дмитрий Дмитриевич боролся с преступностью, спекуляцией и саботажем. Вначале он состоял в партии левых эсеров, в 1918 году вступил в РКП(б).

Потом его перевели в Иркутск и назначили членом военно-революционного штаба, нов. После падения города в июле 1918 года Киселев перешел на нелегальное положение, а затем бежал из города. Добравшись до Москвы в августе Киселев доложил в ЦК РКП(б) о положении в Сибири. Два месяца он пробыл на должности инспектора НКВД РСФСР, а затем был направлен в Сибирь и на Дальний Восток для сбора сведений о деятельности — тамошнего большевистского подполья. Выехал с документами на имя Ивана Филипповича Моцного, беженца от Советов. Поддельный паспорт для него готовил В. В. Ульрих, в будущем небезызвестный глава военной коллегии Верховного Суда СССР.

Киселев принял деятельное участие в создании Иркутской подпольной организации большевиков, побывал в Чите, Благовещенске, Верхнеудинске, Хабаровске и Владивостоке, помогал в создании большевистского подполья и налаживании связей отдельных организаций между собой и с Центром. Собрав необходимые сведения, Киселев в мае 1919 вновь перешел линию фронта и прибыл в Москву. О ситуации в Сибири и на Дальнем Востоке он лично докладывал В. И. Ленину.

Через два месяца Киселёв с женой снова направляется «в Восточную Сибирь для организации связи, информации и снабжения средствами». Под именем все того же Моцного его мобилизуют в армию Колчака и зачисляют писарем в «обоз дивизии морских стрелков». Здесь он прослужил сентябрь и ноябрь 1919 года, а затем бежал. Скрывался в Новониколаевске (Новосибирске).

После освобождения 14 декабря города от белых, Киселёв стал членом ревкома и губкома партии, заведовал отделом народного образования и немало преуспел на этом поприще. За два месяца он успел организовать отделы наробраза в городе и уезде.

В феврале 1920 года Дмитрий командируется Сибирским ревкомом и РВС 5-й армии в Иркутскую губернию, — восстанавливать советскую власть. Работал в знакомом ему Балаганске, где под его руководством была учреждена новая власть и улажен конфликт местного ревкома с партизанами. И тут же его перевели в Иркутск на должность председателя губернской учётно-реквизиционной комиссии, но и там он пробыл недолго.

В советской военной разведке Дмитрий Киселев работал с мая 1920 года как вольнонаемный сотрудник. Поначалу состоял во 2-м (агентурном) отделе Региструпра Полевого штаба РВС Республики. Однако, вскоре под видом коммерсанта выехал в Китай и Японию. При нем было солидное удостоверение с подписью главы правительства Дальневосточной Республики Александра Краснощёкова, которое гласило:

«Предъявитель сего гражданин Иван Филиппович Моцный едет по коммерческим делам в Китай. Провозимые Моцным вещи конфискации и осмотру не подлежат и вообще предлагается всем властям не чинить гражданину Моцному при проезде никаких препятствий».

И уже 12 января 1921 года Киселёв (он же Моцный) получил у генконсула Японии в Харбине загранпаспорт для поездки в Чан-Чунь, Иокогаму, Шанхай и Тяньцзинь. Местом для постоянного проживания он выбрал Шанхай и через полгода, 13 июня 1921 года, как и положено, был вместе с женой-домохозяйкой зарегистрирован в бюро по русским делам в качестве коммерсанта по адресу 53 Rue Marselli Gillot, Shanghai, Chine.


Будучи членом Русской торговой палаты и Русского экономического общества в Шанхае Дмитрий Киселёв, успешно действует и как разведчик, и как бизнесмен. В июне 1921 и год спустя он передаёт заработанные им деньги для конспиративной работы руководителю объединенной (ИНО ВЧК и РУ штаба РККА) резидентуры в Шанхае Евгению Алексеевичу Фортунатову.

В июле — сентябре 1921 года он вместе с женой побывал в Москву, чтобы отчитаться за проделанную работу и получить новые задания. По дороге супруги заезжалив Омск в Разведупр штаба помощника главкома по Сибири, который курировал их работу. Им было выдано командировочное удостоверение для проезда в столицу «с секретными срочными бумагами и документами».

В Москве помимо прямого начальства доклад был сделан и комиссару штаба РККА С. С. Данилову, который по должности отвечал за деятельность военной разведки. В сентябре 1921 года Дмитрий Дмитриевич и Екатерина Алексеевна отправляются обратно в Китай и продолжают выполнять задания Центра до осени 1922 года.

Сотрудничая в дальнейшем с Разведупром и ИНО, Киселев трудился в качестве уполномоченного правительства Дальневосточной Республики, а затем консула СССР на станции Пограничная в Маньчжурии (ноябрь 1922 — август 1924). По служебным делам вел обширную переписку с бывшим начальником ИНО ВЧК, а тогда главным резидентом в Китае Яковом Христофоровичем Давтяном, руководившим под «крышей» советника полпредства СССР объединенной резидентурой советской разведки.

По его собственным словам Киселева, на станции Пограничной, по заданию органов ОГПУ, он «провёл большую работу по борьбе с белыми» и те приговорили его к смерти. Но осуществить задуманное им так и не удалось. Дмитрий Киселёв и в дальнейшем успешно выполнял задания Центра. Он служил генеральным консулом СССР в Харбине, и там же был членом правления КВЖД. Из Китая его направили в Японию, где он работал на должности консула в городах Цуруга и Хакодате, и одновременно был резидентом военной разведки.

Вернувшись в 1930 году в Москву, Дмитрий Дмитриевич шесть лет состоял в распоряжении Разведупра РККА в качестве вольнонаемного сотрудника. Потом был определен в кадры Красной Армии и три года служил помощником начальника регистрационного (т.е. архивного) отделения Разведупра.

23 марта 1936 года ему присвоили звание полкового комиссара. 4-го февраля 1938 года заместитель начальника Разведупра старший майор госбезопасности С. Г. Гендин представил его, вместе с другими разведчиками, к награждению юбилейной медалью «ХХ лет РККА», хотя Киселев многие годы не состоял в кадрах армии, а был вольнонаемным сотрудником. А начальник отдела кадров Разведупра приписал:

«Справка: т. Киселев после выполнения задания в ДВК имел беседу с тов. Лениным. Этот момент нарисован художником — картина в ЦДКА». Имеется в виду картина художника Е. Машкевича «Д. Д. Киселёв докладывает В. И. Ленину о партизанской борьбе в Сибири и на Дальнем Востоке», которая висела на почетном месте в Центральном доме Красной Армии.

Но спустя лишь год — 19 февраля 1939 года — его увольняют из РККА. Причина изгнания указана в докладе начальника Политотдела Разведупра И. И. Ильичева от 5 марта 1939 года, который тот направил начальнику Политуправления РККА Л. З. Мехлису:

«Имел близкое знакомство с ныне арестованными врагами народа: Ангарским, Похвалинским, Генесиным, Ходоровым. Давал рекомендацию для вступления в члены ВКП(б) арестованной органами НКВД Феррари».

Через три с небольшим месяца формулировка смягчается, его увольняют из армии уже «как выслужившего срок действительной военной службы». А потом присваивают статус персонального пенсионера союзного значения.

Когда началась Великая Отечественная война, Киселёв эвакуировался в Новосибирск, где прожил более двадцати лет, был комиссаром районного всеобуча, В. общественным уполномоченным по пожарной охране, депутатом Дзержинского райсовета, и даже… Умер Дмитрий Дмитриевич в Новосибирске в 1962 году.

В те же годы работу в военной разведке начинал Борис Николаевич Мельников.

Он родился 21 декабря 1895 года (по новому стилю: 2 января 1896 года) в городе Селенгинске Забайкальской области (ныне это Республика Бурятия) в казачьей семье. Его отец был служащим городского самоуправления, а мать — домашняя хозяйка. Окончил четырехклассное городское училище в Селенгинске, реальное училище в Верхнеудинске. С 14 лет совмещал учебу с работой, давал уроки. Потом переехал в Петроград и поступил на кораблестроительное отделение Политехнического института, но проучился только год и в декабре 1916 года был призван в армию.

«За все время своего учения, — писал Мельников в автобиографии, — кроме официальной науки постоянно занимался своим самообразованием, сначала общим, а впоследствии марксистским».

Тогда же в Петрограде в июне 1916 года он вступил в РСДРП(б). Партийную работу продолжал и на военной службе.

Военное командование командировало его в Михайловское артиллерийское училище, которое он окончил через год. Дальнейшую службу с июля 1917 года проходил в Иркутске, в Сибирском артиллерийском дивизионе в должности младшего офицера, состоял членом Иркутского совета солдатских и рабочих депутатов. В ноябре Совет назначил его начальником городского гарнизона, которым он командовал и в декабре, когда Советы взяли власть в Иркутске. После этого стал ещё и секретарем ревкома.

В январе Мельников демобилизовался в звании подпоручика и уехал в Троицкосавск, где был избран председателем уездного совета. С июля 1918 года воевал в рядах Красной Армии против чехословацкого корпуса, был адъютантом Сибирского верховного Красного Командования. В сентябре во время отступления попал в плен к японцам, которые вывезли его в Хабаровск. В декабре Мельникова освободили, и он эмигрировал в Китай, где его арестовали уже белые и отправили в областную тюрьму Владивостока, где находился до февраля 1920 года.

После освобождения из заключения Мельников — член Военного совета Дальнего Востока и в то же время член Приморского областного комитета партии, комиссар штаба Амурского фронта (июль — декабрь 1920), комиссар Амурской армии, военком Амурской стрелковой дивизии, член РВС Приамурского военного округа, Восточного фронта. Находясь на этих должностях, выполнял также задания по линии военной разведки. В марте — мае 1922 года он помощник начальника Разведупра штаба помощника главкома по Сибири.

В мае Бориса Мельникова командируют в Москву, в распоряжение Разведотдела штаба РККА. Командовал в восточном отделе отделением агентурной части. В марте 1922 года, отвечая на вопрос анкеты о том, чему бы ему хотелось учиться, ответил: кораблестроению. Но вернуться к этой профессии ему было не суждено.

В мае 1923 года Разведотдел командировал Бориса на разведывательную работу в Китай. Его легальное прикрытие — сотрудник управления уполномоченного НКИД СССР в Харбине, где он ведет агентурную разведку до июня 1924 года. Вернувшись в Москву, был начальником отделения Разведупра штаба РККА в 1924 — 1926 годах и одновременно заведующим отделом Дальнего Востока НКИД СССР в 1924 — 1928 годах. Кроме того, Мельников состоял членом Китайской комиссии Политбюро ЦК РКП(б).

В письме наркому иностранных дел Г. В. Чичерину начальник Разведупра Я. К. Берзин писал 9 апреля 1924 года: «Тов. Мельников, Борис Николаевич… в разведке специально по Д/В работает с 1920 года. Лично побывал в Японии, Китае и в Монголии. Изучил и знает во всех отношениях как Китай, так и Японию. Весьма развитый и разбирающийся в сложной обстановке работник, не увлекающийся и не зарывающийся. Политически выдержан. Большая работоспособность и инициатива» (РГАСПИ. Ф.17. Оп.100. Д.137471. Л.5.).

С 1928 года Борис Мельников работал Генеральным консулом СССР в Харбине и одновременно был членом правления КВЖД, а в 1931 году — временный поверенный в делах СССР в Японии.

В Москве Мельников вновь поступает в распоряжении Разведупра штаба РККА, его назначают заместителем начальника Управления и одновременно начальником 2-го (агентурного) отдела. В феврале 1933 года, в связи с 15-летием РККА, его награждают орденом Красного Знамени «за исключительную храбрость, мужество и умелое руководство боевыми действиями».

В дальнейшем Мельников был уполномоченным НКИД СССР по Дальнему Востоку, генеральным консулом СССР в Нью-Йорке, ответственным инструктором ЦК КП(б) Украины.

И, наконец, возглавляет Службу связи секретариата ИККИ под именем Борис Мюллер. В его служебные обязанности входило организация и поддержанием связи с филиалами Коминтерна в Европе с помощью курьеров и по радио. Для этого он в частности организовал сеть радиопередающих станций в Лондоне, Париже, Варшаве, Стокгольме и Осло.

Арестовали Мельникова 4 мая 1937 года, а 25 ноября приговорили к высшей мере наказания. Но ещё восемь месяцев (! ) он руководил из тюремной камеры заграничной агентурой и передавал дела преемникам. Приговор был приведен в исполнение 28 июля 1938 года. Реабилитировали Бориса Николаевича Мельникова 10 марта 1956 года.

По договоренности с правительством Сунь Ятсена в Китай с 1923 года в страну начинают прибывать советские военные советники, которые помогают проводить боевые операции на фронтах гражданской войны и готовить новые кадры военных специалистов (школа Вампу). Их оформлением и отправкой занимался Разведотдел, потом Разведупр Штаба РККА. Среди первых советников были: И. Г. Герман, А. И. Черепанов, В. Я. Поляк, П. И. Смоленцев, Н. И. Терешатов и другие. Некоторые из военных советников продолжали потом службу в военной разведке. Военным атташе и резидентом в Китае с 1922 года был А. И. Геккер.

Анатолий Ильич родился 25 августа (6 сентября) 1888 года в Тифлисе (Тбилиси) в семье потомственного дворянина, военного врача Кавказской армии. Окончив с отличием тифлисскую гимназию, он поступил во Владимирское военное училище в Санкт-Петербурге, из которого выпущен в 1909 году в звании подпоручика. Служил в 102-м Вятском пехотном полку в Гродно. Характеризовался как отличный строевой офицер, исполнительный и находчивый. В начале 1913 года Геккера перевели в отдельный корпус пограничной стражи.

В период Первой мировой войны он воевал на Румынском фронте, дважды был ранен, за боевые заслуги награжден четырьмя орденами. В 1916 — 1917 годах учился на курсах при Академии Генерального штаба, окончив которые получил назначение на Румынский фронт в штаб 33-го армейского корпуса. После Февральской революции штабс-ротмистр Геккер избран членом корпусного комитета, в сентябре он вступил в РСДРП(б). В ноябре военно-революционный комитет избрал его начальником штаба 33-го корпуса, а в декабре командующим 8-й армии Румынского фронта.

Под его руководством создавались части Красной Армии в Донецком бассейне, в марте 1918 года он назначен командующим этими войсками. Как это часто бывало в то время, из-за нехватки людей командиров все время перебрасывали с места на место, с одной должности на другую. Так было и с Анатолием Ильичем, за какой-то год он сменил несколько должностей: начальника штаба Верховного Главнокомандования Вооруженными силами Союза южных республик, комиссара Беломорского военного округа, командующего Вологодским тыловым районом, войсками Котласского района и Северной Двины, начальника штаба Котласского боевого участка, командующего Астраханским укрепленным районом, начальника 13-й стрелковой дивизии.

С мая 1919 по февраль 1920 года Геккер командовал 13-й армией, которая сражалась в Донбассе, заняла ряд районов и вышла к Ростову-на-Дону и Таганрогу, потом с боями отходила на север. В составе Южного фронта наступала и вновь отходила под давлением противника на Валуйки, Курск, Ливны, Орел. Освобождала Малоархангельск, Курск, Донбасс и Мариуполь, вела бои за Крым.

Потом Геккера перевели на должность начальника штаба Войск внутренней охраны Республики (ВОХР), выполнявших задачи по борьбе с бандитизмом, охране различных объектов и транспорта. Кроме того, вохровцы участвовали в боевых действиях на фронтах гражданской войны как резерв Красной Армии.

В сентябре 1920 года Геккера вновь направили на фронт командовать 11-й армией. Армия воевала на Северном Кавказе, устанавливала советскую власть в Азербайджане, Армении и Грузии. В мае 1921 года на основе 11-й была создана Отдельная Кавказская армия и начальником её назначили Геккера. Он побывал и в Турции, где оказывал помощь кемалистам.

В 1921 году Анатолия Ильича наградили орденом Красного Знамени «за отвагу, мужество и распорядительность при личном участии во многих боевых операциях 11-й армии». Также ему были вручены ордена Красного Знамени Армянской и Азербайджанской ССР и серебряная шашка от Ревкома Грузинской ССР. Президиум ВЦИК наградил Почетным революционным знаменем и возглавляемую им армию.

В январе 1922 года Геккера отозвали в Москву. Он был сначала заместителем начальника, а потом начальником Военной академии РККА. Официальная история академии отмечает, что А. И. Геккер продолжил начатую М. Н. Тухачевским перестройку её работы.

22 июля 1922 года Анатолия Ильиач направили в Китай, он стал первым советским военным атташе в этой стране, а также резидентом военной разведки. Ему лично удалось завербовать несколько ценных агентов. Примечательно, что среди сотрудников резидентуры были два бывших генерала армии А. В. Колчака — И. В. Тонких и П. П. Иванов-Ринов.

Иван Васильевич Тонких родился 25 июля 1877 года в станице Копунской Забайкальской области в казачьей семье. Закончил Нерчинское уездное училище и поступил на военную службу. По окончании в 1898 году Иркутского юнкерского училища произведен в офицеры. Участвовал в походе в Китай.

В 1902 году Иван Васильевич начал учиться в Николаевской академии Генерального штаба, участвовал в русско-японской войне, по окончании академии в 1908 году. Потом командовал сотней 1-го Верхнеудинского казачьего полка, был обер-офицером штаба Иркутского военного округа.

В марте — сентябре 1911 года Тонких заведовал разведывательным отделом Управления генерал-квартирмейстера того же округа, а в июне-августе побывал в секретной командировке в Маньчжурии. Вскоре после возвращения Тонких стал помощник начальника того же отдела. Вновь он побывал в Китае в январе 1913 — августе 1914 года, на этот раз жил в Пекине и изучал китайский язык. Командировку прервала Первая мировая война.

Недолго прослужив в Управлении генерал-квартирмейстера в Иркутске, Тонких убыл на Северо-Западный фронт, служил начальником штаба 5-й кавалерийской дивизии, начальником разведотдела Управлении генерал-квартирмейстера штаба Западного фронта. В сентябре 1916 года его вновь перевели в войска. Полковник Тонких воюет в должности командира 1-го Верхнеудинского казачьего полка, а затем начальника штаба 1-й Забайкальской казачьей дивизии.

В период гражданской войны Тонких в армии А. В. Колчака, который присвоил ему звание генерал-майора. Он являлся начальником штаба дивизии, корпуса, армии, группы войск. Некоторое время Тонких находился на Дальнем Востоке, а затем эмигрировал в Китай.

По собственной инициативе в мае 1924 года Иван Васильевич стал сотрудником аппарата военного атташе при полпредстве СССР в Китае и проработал там до апреля 1927 года. Тогда он владел английским, французским, немецким, китайским языками.

Вместе с другими сотрудниками полпредства он был арестован во время налета китайцев (7 апреля 1927 г .) и посажен в тюрьму. Из заключения его освободили в сентябре 1928 года, после чего он выехал на родину.

Два месяца он находился в распоряжении Разведупра Штаба РККА, преподавал на специальных курсах Московской объединенной пехотной школы, работал библиографом в библиотеке Центрального дома Красной Армии им. М. В. Фрунзе. В апреле 1935 года И. В. Тонких уволен со службы и стал пенсионером РККА.

Его арестовали 22 августа 1937 и расстреляли 3 июля 1939 года. Реабилитировали бывшего генерала 27 марта 1992 года.

Один из руководителей Белого движения в Сибири, последний войсковой атаман Сибирского казачьего войска Павел Павлович Иванов-Ринов (Иванов) родился 26 июля 1869 года. Окончил Сибирский кадетский корпус и 1-е Павловское военное училище. Участник Первой мировой войны в составе 3-го Сибирского казачьего полка. В дальнейшем проходил службу в Туркестанском крае: был комендантом города Верный (ныне Алма-Ата), помощником генерал-губернатора Туркестана. Организатор подавления Джизакского мятежа 1916 года.

С сентября 1917 года Иванов исполнял обязанности командира 1-го Сибирского полка, а с ноября — командует Отдельной Сибирской казачьей бригадой. Под фамилией «Ринов» был одним из руководителей Белого подполья в Сибири, занимался организацией белогвардейских отрядов. 7 июня 1918 года возглавил вооруженное выступление в Омске, приступил к формированию и был назначен (12 июня) командиром 2-го (Степного Сибирского) стрелкового корпуса, штаб которого располагался в Омске. Возобновил деятельность ликвидированного большевиками штаба Западно-Сибирского военного округа. 5 июля на 4-м войсковым круге сибирского казачества Иванов-Ринов избирается войсковым атаманом Сибирского казачьего войска.

Далее Ринов командующий Сибирской армией, военный министр Временного Сибирского правительства в Омске, с октября 1918 года ещё и главнокомандующий Сибирским фронтом. В звании генерал-майора отстранен Колчаком от службы в армии и выслан в январе 1919 года.

Позднее Иванов-Ринов помощник по военной части Верховного уполномоченного Временного Сибирского правительства на Дальнем Востоке генерала Д. Л. Хорвата. Он формирует и возглавлят на Дальнем Востоке Сибирский казачий корпус, с которым воевал на южном участке Уральско-Сибирского фронта, служил и в белой армии С. Н. Войцеховского в Чите.

С апреля 1920 года генерал Иванов-Ринов жил в эмиграции, в Китае. С 1922 года сотрудничал секретно с аппаратом советского военного атташе. После разоблачения его белой эмиграцией осенью 1925 года и лишения звания войскового атамана, стал советским военным советником в составе Калганской группы, участвовал в боях на Севере Китая.

3 сентября 1926 года он был ранен в обе ноги и отправлен на лечение в СССР. Состоял в распоряжении IV-го Управления Штаба РККА. 31 декабря 1927 года Павел Павлович Иванов-Ринов был уволен со службы в Красной Армии «по болезни, с пенсией». Дальнейшая его судьба в точности не известна. Есть сведения, что он был арестован, сидел в тюрьмах Суздаля, Свердловска, Иркутска.

Весной 1925 года Анатолий Ильич Геккер выехал в СССР, но вскоре вернулся в Китай резидентом военной разведки под прикрытием должности заместителя товарища председателя правления КВЖД. На этой должности он проработал с июля 1925 по февраль 1929 года. В конце 1928 года Геккер из Китая выезжал в краткосрочную командировку во Францию.

По возвращении в Советский Союз он состоял в распоряжении РВС СССР, а затем получил новое назначение, на этот раз ему предстояло выехать в Турцию. В Анкаре он проработал военным атташе при полпредстве СССР с июля 1929 по декабрь 1933 года.

После шести месяцев проведенных в распоряжении Главного управления РККА, Анатолий Ильич был назначен на должность начальника Отдела внешних сношений Разведупра РККА, который в открытой печати именовался как Отдел внешних сношений НКО СССР или Штаба, затем Генштаба РККА. Отдел работал с военными представителями иностранных государств в Советском Союзе.

С введением в РККА персональных воинских званий, Геккеру в ноябре 1935 года присвоено звание комкора (Приблизительно соответствовала введенному в 1940 г . званию генерал-лейтенанта.). В феврале 1937 года Геккера перевели в распоряжении Управления по начсоставу РККА и 30 мая арестовали. 1 июля он был приговорен к высшей мере наказания по обвинению в контрреволюционной, шпионской и террористической деятельности и в тот же день расстрелян. Реабилитировали Анатолия Ильича 22 августа 1956 года.


ЧЕХОСЛОВАЦКИЕ РЕЗИДЕНТЫ | Разведчики и резиденты ГРУ | Женщины — разведчицы