home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 86

КЛАД

— Моя обязанность — развлекать, — неожиданно сказала женщина, которая сидела на куче грязных подушек в углу.

Это был первый раз, когда она заговорила с тех пор как их запихнули в грязный трейлер, больше часа назад. Она только сидела там и смотрела на них, пока Свон укладывалась на один из потертых матрацев, а Сестра мерила шагами комнату.

— А вы обе для вечера?

Сестра прекратила шагать, посмотрела на нее недоверчиво в течение нескольких секунд, а затем снова продолжила. Девять шагов от одной стены до другой.

— Хорошо, — пожала она плечами, — если мы собираемся ночевать вместе, нам следует, по крайней мере, знать имена друг друга. Я — Шейла Фонтана.

— Очень приятно, — пробормотала Сестра.

Свон привстала, чтобы рассмотреть темноволосую женщину более пристальным взглядом. В свете единственной керосиновой лампы, имеющейся в трейлере, Свон увидела, что Шейла Фонтана очень худая, до истощения, у нее желтоватое тело, натянутое и опавшее на костях лицо. Череп просвечивался на макушке ее головы, а черные волосы были грязными и безжизненными. Вокруг нее на полу были разбросаны пустые продуктовые банки, бутылки и другой мусор. Женщина носила пестрые и грязные вещи под тяжелым вельветовым пальто, но Свон также увидела, что ногти Шейлы, хотя сломанные и сильно обгрызенные, были накрашены ярко-красным. В первую очередь, входя в трейлер, Свон заметила туалетный столик, покрытый банками с гримом, тюбиками губной помады и тому подобным, и сейчас она бегло посмотрела на зеркало, где были прицеплены вырезанные из журналов фотографии молоденьких фотомоделей.

— Я тоже развлекала людей, — сказала Свон. — В «Странствующем шоу», вместе с Джошем и Расти. Но обычно я просто оставалась в фургоне, а вот Расти был настоящим волшебником — он мог сделать так, чтобы вещи исчезали и появлялись вновь, просто так, из ничего. — Она щелкнула пальцами, мысленно вернувшись в воспоминании прошлого. Потом снова она сфокусировала свое внимание на Шейле. — А что ты делаешь?

— Всего понемножку, душенька, — улыбнулась Шейла, показывая серые и дряблые десны. — Я — ДР.

— ДР? Что это?

— Дама для развлечения. Я должна выходить и прогуливаться, вот и сейчас тоже. Хорошая ДР может иметь успех, пока у них есть раны после битвы. Это заставляет мужчину хотеть трахаться.

— А?

— Она имеет ввиду, что она проститутка, — объяснила Сестра. — Иисусе, какой здесь запах!

— Извините, обычно я освежаю здесь чем-нибудь воздух. Вы можете разбрызгать что-нибудь из этой парфюмерии, если хотите. — Она указала жестом на липкие, высушенные бутылки на туалетном столике.

— Нет, спасибо. — У Сестры сбилось дыхание и она шагнула к двери; повернула ручку, открыла дверь и столкнулась лицом к лицу с двумя охранниками, которые находились снаружи.

Они оба держали винтовки. Один из охранников сказал: — Войдите обратно.

— Я просто хочу вдохнуть немного свежего воздуха. Вы не возражаете?

Ствол винтовки уперся ей в грудь. — Назад внутрь, — приказал мужчина. Он толкнул ее и Сестра захлопнула дверь.

— Мужчины — скоты, — сказала Шейла. — Они не понимают, что женщине нужно уединение.

— Мы должны выбраться отсюда! — голос Сестры дрожал, она была на грани паники. — Если он найдет его, он собирается уничтожить его — а если я не дам ему найти его, то он начнет мучить людей!

— Найти что? — Шейла подтянула свои колени к груди.

— Скоро рассвет, — продолжала Сестра. — О, Боже!

Она наклонилась к стене, не в состоянии стоять на ногах. — Он собирается найти это! И я не могу остановить его!

— Эй, леди! — сказала Шейла. — Кто-нибудь говорил вам когда-нибудь, что вы сумасшедшая?

Сестра была близко к тому, чтобы упасть, и Свон, она знала, тоже. Но она не позволяла себе думать о том, что ждет их впереди. — Как долго вы с ними? — спросила Свон темноволосую женщину.

Шейла слабо улыбнулась — это была ужасная улыбка на этом изнуренном, опорожненном жизнью лице. — Всегда, — ответила она. — О, Христос, я хотела бы, чтобы у меня было немного порошка. Или пилюли. Если бы у меня была только одна таблетка «Черной Красавицы, » я бы разрезала этого ублюдка на маленькие кусочки, и мне было бы все равно, что потом со мной сделали бы! У вас нет никаких наркотиков, не правда ли?

— Нет.

— Я так и думала. Ни у кого ничего нет. Я полагаю, что все это выкурено, пропыхано и выпито. О, дерьмо. — Она печально покачала головой, как если бы оплакивала смерть потерянной культуры. — Как тебя зовут, душенька?

— Свон.

Шейла повторила его. — Это прекрасное имя. Лебедь. Я познакомилась как-то с девушкой по имени Голубь. Она тащилась вверх по дороге около Эл Серрито, и Руди и я тащили… — Она остановилась. — Слушайте! — настойчиво зашептала она. — Вы слышите это?

Свон слышала, как несколько мужчин смеются невдалеке, и на расстоянии были слышны звуки ружейных выстрелов.

— Ребенок! — Правая рука Шейлы поднялась ко рту. Ее глаза стали безумными. — Слушайте! Вы не слышите, как кричит ребенок?

Свон покачала головой.

— О… Иисус! Шейла почти задохнулась от ужаса. — Ребенок плачет! Заставьте его прекратить плакать! Пожалуйста! — Она закрыла уши руками, и ее тело начало свертываться в форму зародыша. — О, боже, пожалуйста заставь его прекратить!

— Она вне себя, — сказала Сестра, но Свон поднялась с матраца и подошла к женщине.

— Лучше оставь ее одну, — предупредила Сестра. — Она выглядит непривлекательной и совсем пропащей.

— Заставьте его прекратить…

Заставьте его прекратить… О, Иисус, заставьте его прекратить, — говорила бессвязно Шейла, свернувшись в углу. Ее лицо блестело от пота в свете лампы, а запах тела женщины отталкивал Свон. Но Свон остановилась около нее и наконец наклонилась в ее сторону. Она заколебалась, а затем потянулась, чтобы дотронуться до женщины. Рука Шейлы нашла руку Свон и схватила ее, больно сжав. Свон не выдернула руку. — Пожалуйста…

Заставьте ребенка прекратить кричать, — умоляла Шейла.

— Здесь…

Здесь нет ребенка. Здесь нет никого, кроме нас.

— Я слышу крик! Я слышу его!

Свон не знала, какие мучения выпали на долю этой женщине, но она не могла спокойно смотреть на ее страдания. Она пожала руку Шейлы и наклонилась к ней ближе.

— Да, — мягко сказала она, — я тоже слышу крик. Крик ребенка. Разве это плохо?

— Да! Да! Заставьте его прекратить прежде, чем будет слишком поздно!

— Слишком поздно? Слишком поздно для чего?

— Слишком поздно для него, чтобы жить! — Пальцы Шейлы вцепились в руку Свон. — Он убьет его, если он не прекратит кричать!

— Я слышу это, — сказала ей Свон. — Подожди, подожди. Сейчас ребенок перестанет кричать. Звук начал удаляться.

— Нет. Я все еще слышу…

— Звук удаляется, — повторила Свон, ее лицо было всего в нескольких дюймах от лица Шейлы. — Он становится тише теперь. Тише. Я едва слышу его вообще. Кто-то заботится о ребенке. Он очень тихий сейчас. Очень тихий. Крик прекратился.

Шейла резко, неожиданно вздохнула. Подержала несколько секунд и выпустила его с мягким, мучительным стоном. — Прекратился? — спросила она.

— Да, — ответила Свон. — Ребенок перестал кричать. Все закончилось.

— А…

А ребенок все еще жив?

Это казалось, было очень важно для нее.

Свон кивнула. — Все еще жив.

Рот Шейлы был вялым, и тонкая нитка слюны прорвалась поверх нижней губы и свисала на ее подол. Свон начала высвобождать свою руку, но Шейла не давала ей уйти.

— Тебе нужна помощь? — предложила Сестра, но Свон покачала головой.

Рука Шейлы поднялась очень медленно, и она кончиками пальцев тронула щеку Свон. Свон не видела глаза женщины — только два темных кратера на белом как мел теле.

— Кто ты? — прошептала Шейла.

— Свон. Мое имя — Свон. Помнишь?

— Свон, — повторила Шейла, ее голос был нежным и благоговейным. — Ребенок…

Никогда не переставал плакать раньше. Никогда не переставал плакать…

До тех пор пока не был мертв. Я никогда даже не знала, была ли это девочка или мальчик. Крик никогда не прекращался раньше. О…

Ты такая красивая. — Ее грязные пальцы погладили лицо Свон. — Такая красивая. Мужчины — скоты, ты знаешь. Они берут красивые вещи…

И делают их безобразными. — Ее голос звучал надломлено. Она начала тихо плакать, ее щека отдыхала на руке девушки. О…

Я так устала.

Свон дала ей поплакать и все гладила голову женщины. Ее рука дотрагивалась до струпьев и язв.

Через некоторое время Шейла подняла голову. — Могу…

Могу я спросить у тебя кое-что?

— Да.

Шейла вытерла глаза и шмыгнула носом.

— Ты…

Позволишь мне причесать твои волосы?

Свон встала и помогла Шейле встать на ноги, затем подошла к туалетному столику и села перед зеркалом.

Шейла осторожно следовала за ней. Она добралась до туалетного столика и подняла щетку, всю в волосах. Затем пальцы Шейлы пригладили длинные волосы Свон, и она начала расчесывать ее, медленно и неспешно, взмах за взмахом.

— Почему ты здесь? — спросила Шейла. — Что они хотят от тебя?

Ее голос был тихим и благоговейным. Сестра слышала такое и раньше, когда другие люди в Мериз Рест разговаривали со Свон. Прежде чем девушка смогла ответить, Сестра сказала:

— Они собираются держать нас здесь. Они собираются заставить Свон работать на них.

Шейла прекратила расчесывать. — Работать на них? Как…

Как ДР?

— В некоторой степени — да.

Она помолчала несколько секунд, затем снова стала медленно расчесывать волосы Свон. — Такая красивая вещь, — прошептала она, и Сестра увидела, как она горестно хмурится, как бы пытаясь отогнать мысли, которые лучше бы не допускать.

Сестра не знала ничего о женщине, но она заметила, как привычно и нежно Шейла пользуется щеткой, ее пальцы двигались как во сне сквозь волосы Свон, освобождая спутанные пряди. Она видела, как Шейла продолжает любоваться лицом Свон в зеркале, затем нерешительно поднимая свой взгляд на свои собственные ссохшиеся, изношенные черты — и Сестра решила использовать этот шанс. — Это позор, — тихо сказала она, — что они собираются сделать ее безобразной.

Щетка остановилась.

Сестра быстро взглянула на Свон, которая начала понимать, что пытается сделать старшая женщина; затем Сестра подошла и встала за Шейлой. — Не все мужчины — скоты, — сказала она, — но эти мужчины — да. Они собираются использовать Свон и сделать ее безобразной. Они собираются подавить и уничтожить ее.

Шейла посмотрела на Свон в зеркале и затем на себя. Она стояла очень тихо.

— Ты можешь помочь нам, — сказала Сестра. — Ты можешь остановить их, чтобы они не сделали ее безобразной.

— Нет. — Ее голос был слабым и равнодушным, как голос усталого ребенка. — Нет, я…

Не могу. Я никто.

— Ты можешь помочь нам выбраться отсюда. Только поговори с охранниками. Отвлеки их внимание и уведи от двери на одну минуту. Вот и все.

— Нет…

Нет.

Сестра положила свою руку на плечо женщины. — Посмотри на нее сначала, а теперь посмотри на себя. — Глаза Шейлы переместились. — Посмотри, во что они тебя превратили.

— Безобразная, — прошептала Шейла. — Безобразная. Безобразная. Безобразная…

— Пожалуйста, помоги нам бежать.

Шейла не отвечала, наверно, в течение минуты, и Сестра испугалась, что она упустила возможность уговорить ее. Вдруг женщина начала расчесывать волосы Свон снова. — Я не могу, — сказала Шейла. — Они убьют всех нас. Мы для них ничего не значим, потому что они любят пользоваться своими ружьями.

— Они не убьют нас. Полковник не хочет причинить нам вреда.

— Они причинят вред мне. Кроме того, куда вы пойдете? Все затрахано. Нет места, чтобы скрыться.

Сестра внутренне выругалась, но Шейла была права. Даже если бы им удастся ускользнуть из трейлера, это будет только вопрос времени, чтобы найти их опять. Она посмотрела на отражение Свон в зеркале, и Свон слегка качнула головой, чтобы передать сообщение, что бесполезно следовать этой тактике. Внимание Сестры привлекли стеклянные бутылочки парфюмерии на туалетном столике. Сейчас она имела так мало, что могла потерять. — Шейла, — сказала она, — ты любишь красивые вещи, не правда ли?

— Да.

Так, дальше, так хорошо. Надо с этой стороны нанести удар.

— Хотела бы ты увидеть кое-что действительно красивое?

Шейла посмотрела вверх. — Что?

— Это — тайна. Зарытое сокровище. Хотела бы ты увидеть его?

— Я знаю все о зарытых сокровищах. Роланд зарыл порошки. Он также убил Толстяка.

Сестра пренебрегла ее бредом и упорно придерживалась своей цели. — Шейла, — сказала она доверительным тоном, — я знаю, где зарыто сокровище. Это кое-что, что могло бы спасти нас. — Если ты шлю… ДР, — быстро исправилась она, — охранники не будут возражать, чтобы ты вышла. Как ты сказала, ты должна быть на прогулке сейчас. Но я уверена, что тебе никогда не приходилось видеть ничего более красивого, чем это сокровище, и если ты пойдешь туда, куда я тебе скажу, и принесешь его назад сюда, то ты очень поможешь Свон. Разве не так, Свон?

— Да, это так.

— Это должно быть нашим секретом, хорошо, — продолжала Сестра, внимательно глядя на вялое, лишенное всяких эмоций лицо Шейлы. — Ты не должна позволить никому узнать, куда ты идешь — и ты не должна также позволить никому видеть, как ты выкапываешь его и несешь обратно сюда. Ты должна спрятать его под пальто. Ты сможешь сделать это?

— Я…

Не знаю. Я только что позаботилась о своих ногтях…

— Зарытое сокровище может остановить их, чтобы они не сделали ее безобразной, — сказала Сестра, и увидела, как появляется осмысленное выражение на лице женщины. — Но это будет наш секрет. Только между нами, товарищами по комнате. Хорошо? — Шейла все еще не отвечала и Сестра сказала: — Пожалуйста, помоги нам.

Шейла посмотрела на свое отражение в зеркале. Она едва узнала чудовище, которое выглядывало оттуда. Полковнику она была не нужна, поняла она. Никогда не нужна, за исключением тех случаев, когда он оскорбительно использовал ее. Мужчины — скоты, подумала она, и вспомнила карту полковника, где было изображение новой Америки с ее растянувшимся серым Тюремным Районом.

Это была не та страна, в которой она хотела жить.

Она положила щетку, чувствовав, как Свон смотрит на нее в зеркало, и Шейла поняла, что она не может, не должна позволять им сделать такую красивую вещь такой же безобразной, как она сама.

— Да, — наконец ответила она. — Я помогу вам.


ГЛАВА 85 САМЫЙ ВЕЛИКИЙ ВОР | Песня Свон | ГЛАВА 87 МАГИЧЕСКАЯ СИЛА