home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 93

ПОГРЕБАЛЬНАЯ ПЕСНЯ СВОН

Джош и Робин подошли к тому солдату, что лежал у сломанных ворот. Джош склонился над трупом. Робин услышал шипящие, неясно откуда доносящиеся звуки. Он потянулся, чтобы коснуться этой цепи.

— Нет, — резко сказал Джош, и пальцы Робина замерли в сантиметре от звена цепи. — Посмотри сюда.

Джош открыл правую руку убитого, и Робин смог увидеть выжженную по форме звена цепи отметину на теле трупа.

Они прошли в открытую створку ворот, в то время как утекающее с цепи электричество продолжало шипеть как гнездо гадюк. Дождь пошел сильнее, серые потоки воды проливались сквозь мертвые деревья по ту сторону дороги.

Оба они промокли и устали. Развороченная земля поочередно засасывала в грязь их обувь, которая потом покрылась кусками льда. Они шли как можно скорее, потому что знали, что Свон и Сестра были где-то впереди, по воле человека с алым глазом, и они чувствовали, что время неумолимо двигалось вперед, к концу.

Завернув за угол, Джош остановился. Робин услышал: «Проклятье».

Три солдата, почти незаметные под дождем, спускались по дороге, направляясь прямо к ним. Двое из них заметили Джоша и Робина и остановились меньше чем в десяти ярдах от них; третий продолжал идти, сделав еще несколько шагов, он тупо уставился на две фигуры перед ним.

Прошло, возможно, секунды четыре, Джош подумал, что и его и остальных пробирает до костей мороз. Он не мог придумать что делать, но внезапно его осенило.

Они начали палить не прицеливаясь оружия, словно две соперничающие банды, устроившие разборку посреди дня. Следующие несколько секунд были изматывающей нервы паникой, вспышками от выстрелов, когда пули устремлялись к своим целям.

— Десять минут до уничтожения, — объявил голос.

И он потряс Сестру как женщину, которая дотронулась до мертвого.

— Остановите это, — сказала Свон человеку со шрамом, который некогда был Президентом США. — Пожалуйста. — Ее лицо было спокойно, в то время как в виске бешено стучал пульс. — Вы не правы. Зло не победит.

Президент сидел на полу, ноги его были скрещены, глаза закрыты. Полковник Маклин поднялся и стал колотить в стальную дверь, в то время как Роланд Кронингер прогуливался среди компьютеров, бормоча о том, что он был Рыцарем Короля, и любовно касался их корпусов.

— Зло не победит, если ему не дать этого, — сказала Свон спокойно. — У людей есть шанс. Они могли бы все вернуть на свои места. Они бы могли научиться жить тем, что имеют. Если же ты позволишь этому случиться — тогда зло победит.

Он молчал, как застывший идол. Затем сказал, не открывая глаз:

— Это был такой прекрасный мир. Я знаю. Я созерцал его с великой темной пустоты, и он был прекрасен. Я знаю каким он был. Я знаю, каким он стал теперь. Зло наконец погибнет, дитя. Весь мир очистится снова под божественными сводами.

— Убийство не делает мир чище. Оно лишь делает тебя частью зла.

Президент сидел молча, не двигаясь. Он собирался что-то сказать, но передумал, как если бы потерял мысль.

— Девять минут до уничтожения, — произнес безжизненный женский голос.

— Пожалуйста, остановите это.

Свон встала на колени. Ее сердце стучало и холодный страх полз по спине. Но она так же чувствовала, что человек с алым глазом наблюдает за ней, и она знала, что не должна показать ему свой страх.

— Там, на поверхности, люди, которые хотят жить. Президент, пожалуйста, — она дотронулась до его опущенного плеча, — пожалуйста, дайте им шанс.

Он открыл глаза.

— Разницу между Добром и Злом должны видеть люди, — сказала Свон. — Машины не могут этого. Не позволяйте машинам принимать решения, так как это будет неверное решение. Если вы можете, пожалуйста, остановите машины.

Он молчал, уставившись на нее безжизненным, безнадежным взглядом.

— Вы можете? — спросила она.

Он закрыл глаза, затем открыл, вперившись в нее взглядом. Он кивнул.

— Как?

— Код, — ответил он. — Короткое слово…

Конец молитвы. Но… Зло должно быть уничтожено… И я не буду говорить его, потому что Когти Небес должны опуститься. Я не скажу. Я не могу.

— Вы можете. Если вы не хотите стать частью Зла, вы должны.

Его лицо исказилось от внутренней борьбы. На мгновение Свон увидела в темной глубине его глаз искры света и подумала, что он собирается встать подойти к этой клавиатуре и напечатать код, но потом огоньки погасли, и он замер снова.

— Я не могу, — сказал он. — Даже для такой красавицы, как вы.

Компьютерный голос сказал:

— Восемь минут до уничтожения.

В другом конце комнаты Друг ждал, когда Свон будет уничтожена.

— Источник силы, — сказал Роланд.

Часть его ума понимала, что должно произойти, а другая часть ума повторяла снова и снова, что он был Рыцарем Короля, и что он в конце концов дойдет до конца этого трудного путешествия. Но он был с подлинным Королем, и он был счастлив.

— Где источник силы всего этого?

Президент поднялся.

— Я тебе покажу.

Он отодвинулся к другой двери в дальней стороне комнаты. Она была не заперта и он провел Роланда. Когда дверь открылась Свон услышала клокочущий звук воды и пошла посмотреть, что было за дверью.

Проход вел к платформе с высоким металлическим ограждением, которая стояла над подземной речкой примерно в двадцати футах. Вода протекала по тоннелю через водослив, выходя к наклонной набережной и проворачивалась в огромной электрической турбине и стекала в горную породу. К турбине были прикреплены два электрических генератора, вырабатывающих энергию и воздух, насыщенный озоном.

— Семь минут до уничтожения, — послышался голос из другой комнаты.

Роланд перелез через ограждение и проверил, куда ведет турбина. Он мог слышать потрескивание кабелей, по которым протекала энергия, он знал, что подземная река была неисчерпаемым источником энергии, чтобы управлять компьютерами, светом и электрическими ограждениями.

— Горняки давно обнаружили эту речку, — сказал Президент. — Вот почему комплекс построили здесь.

Он прислушался к шуму реки.

— Она звучит так чисто, да? Я помню, это было здесь. Я вспомнил, когда спустился с Небес. Ваша смерть от воды.

Свон чуть было не попросила его снова набрать кодовое слово, но увидев пустоту в его глазах, поняла, что это бесполезно.

Боковым зрением она увидела ухмыляющееся чудовище в облике человека, выходившее из двери на платформе.

— Бог? — позвал Друг.

Президент остановился у платформы.

— Значит нет способа, чтобы остановить спутники? Вы единственный, кто может это, если, конечно, захотите. Это так?

— Хорошо.

Друг поднял автомат и выпустил очередь. Отзвук выстрелов разнесся по этому залу. Пули попали прямо в голову Президента и отшвырнули его на ограждение, свистя в воздухе в смертельном танце.

Свон закрыла уши руками и увидела как пули сбили Президента с ног. Он повалился на ограждение и Роланд Кронингер истерически захохотал. Магазин автомата кончился, Президент свалился в воду, и был смыт в тоннель и скрылся из виду.

— Бах, бах, — радостно кричал Роланд, разглядывая окрашенную кровью ограду. — Бах!

Слезы застилали глаза Свон. Он ушел, это была последняя надежда остановить приближение конца.

Человек с алым глазом кинул бесполезное теперь оружие в воду через ограждение и покинул платформу.

— Шесть минут до уничтожения, — донесло эхо.

— Держи голову ниже! — приказал Джош.

Пули только что отрикошетили от дерева, к которому прижался Робин. Джош выстрелил по двум другим солдатам через дорогу, но не попал. Третий солдат лежал на дороге, корчась от боли, руками обхватив рану на голове.

Джош с трудом видел что-либо под дождем. Пуля чиркнула по рукаву его одежды, он упал на землю и ему показалось, что он намочил свои брюки, но он был не уверен, потому что был уже слишком мокрым. Он не знал, убит третий солдат им или Робином. На несколько секунд перестрелка стихла. Но потом он снова прыгнул к наваленной древесине, и Робин последовал за ним, так как пуля зацепила его левую руку.

Двое солдат еще раз выпустили по очереди, Джош и Робин остались под укрытием. Робин наконец поднял голову. Один из мужчин перебежал налево, на более высокое место. Он смахнул капли дождя с глаз, осторожно достал оружие и сделал последние два выстрела. Человек повалился на бок, завертелся как волчок и скончался.

Джош выстрелил в оставшегося мужчину, который выстрелил еще раз, а затем вскочил на ноги, резко рванув вдоль края дороги к электрозаграждению заграждению.

— Не стреляйте! — закричал он. — Не стреляйте!

Джош прицелился ему в спину. У него была возможность — чистый, точный выстрел, но он не выстрелил. Он никогда не стрелял в спину человеку, да — же в воина Армии Совершенных Воинов, он бы проклял себя, если бы выстрелил. Он дал мужчине уйти, в следующий момент встал и пошел к Робину. Они снова двинулись по дороге.

Сестра закрыла глаза, когда голос объявил, что осталось пять минут до уничтожения. У нее закружилась голова, она попробовала прислониться к стене, но Свон взяла ее под руку и поддержала ее.

— Это конец, — сказала она отрывисто. — О, Боже…

Все погибнут. Это конец.

Колени ее задрожали, она хотела сползти на пол, но Свон не дала ей.

— Вставай, вставай, черт побери! — зло сказала Свон и рывком подняла Сестру.

Та бессильно посмотрела на Свон и теряя сознание почувствовала, что она снова становится Сестрой Ужас и все вокруг нее меркнет.

— О, дайте ей упасть, — сказал мужчина с алым глазом, идя через комнату. — Вы все равно умрете, на коленях ли или на ногах. Вам интересно будет узнать, как это случится?

Свон не дала ему радости ответить.

— Я скажу вам, — начал он. — Может быть, весь мир расколется на кусочки, может вы просто задохнетесь. Может быть, атмосфера разорвется, как старая простыня и все — горы, леса, реки — расшвыряет как пыль. Или под действием силы тяжести раздавится в лепешку. — Он скрестил руки и склонился. — Может, все сморщится от жара и только дети останутся живы. Или вообще, никто не выживет.

— А как вы? — спросила она. — Вы будете жить вечно?

Он засмеялся, на этот раз мягко.

— Я — конечно. Я вечен.

— Четыре минуты до уничтожения, — объявил голос.

Маклин скорчился на полу, дыша как загнанное животное. Когда он узнал, что до уничтожения осталось четыре минуты, ужасный, полный скорби вздох вырвался из его истерзанного горла.

— Идет твоя смерть, Свон, — сказал человек с алым глазом. — Ты прощаешь меня?

— Почему вы так боитесь меня? Я не могу навредить вам.

Он молчал некоторое время, а когда ответил, его глаза были странные.

— Надежда вредит мне, это болезнь, а вы — микробы, распространяющие ее. Этой заразы не должно быть на моей вечеринке. О, нет. Я не позволю.

Он замолчал уставившись в пол. Улыбка скривила его рот, когда голос сказал:

— Три минуты до уничтожения.

Когда Джош и Робин подошли к длинному навесу, дождь молотил по алюминиевой крыши. Они прошли мимо «Джипов», корпусов, брата Тимоти и увидели вход в угольную шахту в тусклом желтом свете. Робин побежал наверх вдоль мостков. Джош шел за ним.

Проникнув в шахту раньше Джоша, он услышал грохот, как будто по крыше молотил град размером со страусиное яйцо, он подумал, что все это чертово место сейчас провалится. Но внезапно все стихло, как будто отключенное каким-то механизмом. Стало настолько тихо, что Джош смог расслышать завывание ветра на улице.

Робин посмотрел вниз на косую шахту и увидел спуск. На дне было что-то вроде спускаемого аппарата. Он оглянулся вокруг и увидел металлическую пластину с красной и зеленой кнопками; он нажал на красную, но ничего не произошло. После того, как он нажал на зеленую, машина загрохотала по стенам. Длинный кабель, протянутый вниз по спуску, начал накручиваться.

— Две минуты до уничтожения.

Полковник Джеймс Б. Маклин завыл. Стены рудника сомкнулись вокруг него, подсознательно он подумал, что слышит смех Солдата-Тени. Нет, нет — он был перед лицом Солдата-Тени, он и Солдат-Тень были одно и то же и если кто-то смеялся, это был либо Роланд Кронингер, либо это чудовище, называвшее себя Другом. Он сжал левую руку в кулак и снова замолотил в запертую дверь и там, на нержавеющей стали, он увидел смотрящий на него череп.

В тот миг он ясно увидел лицо своей души. Он был на грани помешательства. Он начал бить это лицо, пытаясь заставить его исчезнуть, но у него ничего не получалось. Мерзлые поля, где погибшие солдаты лежали сваленные в кучи — все это проносилось в его сознании, как ужасные картины. Дымящиеся камни, сожженные машины и обуглившиеся трупы лежали перед ним как приношение богу подземного царства, и он знал, что он оставил в наследство и к чему это его привело. Он убежал из вьетнамского плена, потерял руку в подземелье Земляного Дома, потерял свою душу, превращенную в грязное дерьмо, а теперь теряет жизнь в этих четырех стенах.

И вместо того, чтобы избавиться от грязи, встать на ноги после 17-го июля, он менял места заключения. Из ямы в яму, пока наконец самая страшная и отвратительная внутри него яма не открылась и не поглотила его.

Он знал, с кем он был заодно. Он знал. Он знал также, что был проклят и своды последней тюрьмы сомкнулись над ним.

Все зря…

Все напрасно, шептал он, и слезы хлынули из его глаз.

— Боже прости меня, Боже, прости, — зарыдал он.

Мужчина, назвавший себя Другом смеялся и хлопал в ладоши.

Кто-то дотронулся до плеча полковника. Он поднял голову. Свон изо всех сил старалась не отшатнуться от него, в его глазах было так мало света, как огня в кусочке стекла Шейлы Фонтаны.

С болью в душе, Маклин подумал, что ее лицо светится, подумал, что может сказать всего лишь одно слово. Все потеряно…

Все потеряно.

— Нет, — прошептал он.

Своды тюрьмы не сомкнулись над ним…

Еще не сомкнулись.

Он поднялся на ноги, как Король и пошел к компьютерам, которые собирались уничтожить израненный мир. Он подбежал к ближайшему компьютеру, бешено колотя по нему руками, стараясь разбить экран и добраться до крутящейся ленты.

Стекло треснуло, но оно было укреплено крошечной металлической сеткой и у него не получалось просунуть руку. Маклин опустился на колени и начал рвать кабель, лежащий на полу.

— Роланд, — крикнул Друг. — Останови его сейчас же!

Роланд Кронингер встал позади Маклина и сказал только одно:

— Не трогай!

Это осталось незамеченным.

— Убей его! — заорал Друг и рванул вперед как смерч, прежде чем когти на ладонях Маклина разорвали резину и добрались до внутренностей кабеля.

Это говорил настоящий Король. Сэр Роланд был его Рыцарем, и он должен был следовать его указаниям. Он поднял оружие, руки его тряслись, и затем он выпустил две пули в спину полковника Маклина.

Полковник упал лицом на пол. Его тело дернулось и замерло.

— Бах, бах! — ликовал Роланд.

Он попробовал засмеяться, но голос его сорвался.

— Одна минута до уничтожения.


ГЛАВА 92 МАШИНА | Песня Свон | ГЛАВА 94 МЕСТО ДЛЯ УСПОКОЕНИЯ