home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 9

ПОДЗЕМНЫЕ ПАРНИ

10 часов 46 минут до полудня.

(центральное дневное время)

На Межштатном шоссе номер 70.

Округ Элсворт, штат Канзас.

В двадцати четырех милях к западу от Салины потрепанный старый «Понтиак» Джоша Хатчинса издал хрип, как старик страдающий от пневмонии. Джош увидел, что стрелка термометра резко подпрыгнула к красной черте. Хотя все стекла в машине были опущены, внутри автомобиля было как в парилке, и белая хлопковая рубашка и темно-синие брюки Джоша приклеились к его телу от пота.

— О, Господи! — подумал он, глядя на то, как ползла вверх красная стрелка. Радиатор вот-вот взорвется. Спасение приближалось с правой стороны, где виднелось выгоревшая надпись «Поу-Поу. Бензин! Прохладительные напитки! Одна миля!» и нарочито смешная картина старого чудака, сидящего на муле и курившего трубку.

— Надеюсь, что смогу протянуть еще милю, — подумал Джош, направляя «Понтиак» по спасительному уклону. Автомобиль продолжал содрогаться, а стрелка зашла уже на красное, но радиатор пока не взорвался. Джош правил к северу, следуя надписи Поу-Поу, и перед ним, простираясь до горизонта, лежали тучные поля кукурузы, выросшие в рост человека и поникшие от июльской жары. Двухрядная проселочная дорога пролегла прямо через них, и не было ни дуновения ветра, чтобы колыхнуть колосья; они стояли по обеим сторонам дороги как неприступные стены и могли, насколько было известно Джошу, тянуться на сотню миль к востоку и западу.

«Понтиак» захрипел, и его встряхнуло. — Давай, — просил Джош, по его лицу стекал пот. — Давай, не отыгрывайся на мне сейчас. — Ему не улыбалось шагать целую милю по сорокаградусной жаре, его тогда найдут растаявшим на асфальте, похожим на чернильную кляксу. Стрелка продолжала карабкаться, и красные аварийные лампочки замигали на щитке.

Вдруг послышался хрустящий звук, напомнивший Джошу рисовые хлопья, которые он любил в детстве. И затем, в одно мгновение, лобовое стекло покрылось какой-то ползущей коричневой массой. Прежде, чем Джош сделал удивленный вдох, коричневое облако ворвалось через открытое окно с правой стороны «Понтиака», и его накрыли ползущие, трепещущие, ворошащиеся существа, которые лезли за ворот рубашки, в рот, ноздри и глаза. Он выплевывал их, сбрасывал с век одной рукой, а другой при этом сжимал руль. Это был самый тошнотворный звук шуршания, какой ему приходилось слышать, оглушительный шум скребущих крыльев. Когда глаза у него освободились, он увидел, что лобовое стекло и внутренность автомобиля покрыты саранчой, лезущей через него, пролетающих сквозь его автомобиль на левую сторону. Он включил стеклоочистители, но вес огромной массы саранчи не дал им сдвинуться с места.

Через несколько секунд они начали слетать с лобового стекла, сначала по пять-шесть штук за один раз, и вдруг вся масса поднялась винтовым коричневым торнадо. Стеклоочистители заскрипели туда-сюда, раздавливая тех неудачников, которые слишком задержались. Затем из-под крышки вырвался пар, и «Понтиак» прыгнул вперед. Джош посмотрел на шкалу термометра; на стекло налипла саранча, а стрелка переваливала за красную черту.

Уж точно сегодня не лучший мой день, мрачно подумал он, стряхивая саранчу с рук и ног. Они тоже старались покинуть автомобиль и последовать за огромным облаком, двигавшимся над сжигаемым солнцем злаком, устремляясь в северо-западном направлении. Одно из насекомых ударило его прямо в лицо, издавая крыльями шум, похожий на презрительное вибрирующее стрекотание, после чего улетело вслед за другими. В автомобиле их осталось около двадцати штук, они лениво ползали по щитку и пассажирскому сиденью.

Джош сосредоточился на том, куда он едет, моля, чтобы мотор протянул еще несколько ярдов. Сквозь струю пара он увидел маленькое строение из шлакоблоков с плоской крышей, приближавшееся справа. Впереди него стояли бензиновые колонки под тентом из зеленого брезента. На крыше строения стоял самый натуральный старый фургон, и на его боку красными огромными буквами было написано: «Поу-Поу».

Он сделал вдох облегчения и свернул на дорожку из гравия, но прежде, чем он подъехал к бензоколонке и водяному шлангу, «Понтиак» кашлянул, дрогнул и выстрелил в одно и тоже время. Мотор издал звук, похожий на тот, когда бьют по пустому ведру, и потом единственным звуком осталось шипение пара. Ну, подумал Джош, будь что будет.

Обливаясь потом, он вылез из автомобиля и задумчиво посмотрел на вздымающуюся струю пара. Потянувшись открыть капот, он ощутил укус обжигающего металла. Он отступил назад, и так как солнце палило с неба, раскаленного почти добела, Джошу подумалось, что жизнь его тоже достигла крайней черты.

Хлопнула сетчатая дверь.

— Что, неприятности какие-то? — спросил сиплый голос.

Джош глянул. От сооружения из шлакоблоков к нему подходил маленький сгорбленный пожилой человек, на котором была огромная засаленная шляпа, комбинезон и ковбойские ботинки.

— Точно, неприятности, — ответил Джош.

Маленький человек, ростом не больше пяти футов и одного дюйма, остановился. Огромная шляпа, которую завершала лента из зеленой кожи и торчащее орлиное перо, почти скрывала голову. Лицо сильно загоревшее, похожее на обожженную солнцем глину, глаза — как темные сверкающие точечки.

— Ого-го! — дребезжащим голосом протянул он. — Какой вы большой! Боже, никогда не видел такого большого, как вы, с тех пор, как здесь побывал цирк! — Он осклабился, обнажив мелкие, желтые от никотина, зубы. — Как там у вас погода?

Джош, изнуренный потом, разразился смехом. Он широко, как только мог, улыбнулся.

— Такая же, как здесь, — ответил он. — Ужасная жара.

Маленький человек благоговейно потряс головой и обошел вокруг «Понтиака». Он тоже попытался поднять капот, но обжег пальцы.

— Сорвало шланг, — решил он. — Да. Шланг. Последнее время так часто бывает.

— Запасной имеется?

Человек закинул голову, чтобы увидеть лицо Джоша, все еще явно пораженный его ростом.

— Не-а, — сказал он. — Ни единого. Хотя для вас один достану. Закажу в Салине, будет здесь через…

Два или три часа.

— Два или три часа? Салина всего в тридцати милях отсюда!

Маленький человек пожал плечами.

— Жаркий день. Городские не любят жары. Слишком привыкли к кондиционерам. Да, два или три часа, не меньше.

— Черт возьми! А мне еще ехать в Гарден-Сити!

— Далековато, — согласился. — Хорошо бы стало чуть прохладнее. Если хотите, у меня есть прохладительные напитки. — Он знаком показал Джошу идти за ним и направился к строению.

Джош ожидал, что там будет завал банок автомасел, старых аккумуляторов, а на стенах полно покрышек, но когда ступил внутрь, то с удивлением увидел опрятный, ухоженный сельский магазинчик. У дверей лежал маленький коврик, а за прилавком с кассовым аппаратом была маленькая ниша, из которой, сидя в кресле-качалке, можно было смотреть телепередачи по переносному «Сони». Однако сейчас на экране был виден только рябящий «снег» атмосферных помех.

— У меня случились какие-то неполадки прямо перед тем, как вы подъехали, — сказал он. — Я смотрел передачу про больницу и тех больных, которые в нее попадают. Господи Боже, нужно сажать в тюрьму за такие шалости! — Он хихикнул и снял шляпу. Лоб у него был бледный, на голове торчали мокрые от пота клочки седых волос. — Все другие каналы тоже вышли из строя, поэтому, думаю, нам остается только разговаривать.

— Я тоже так думаю, — Джош встал перед вентилятором на прилавке, давая восхитительно прохладному воздуху отдуть влажную рубашку от кожи.

Маленький человек открыл холодильник и вытащил две жестянки кока-колы. Одну подал Джошу, который вскрыл ее и жадно отпил.

— Бесплатно, — сказал человек. — Вы выглядите так, будто провели неважное утро. Меня зовут Поу-Поу Бриггс, Поу-Поу не настоящее мое имя. Так меня зовут мои парни. Поэтому и на вывеске так написано.

— Джош Хатчинс. — Они пожали руки, и маленький человек опять улыбнулся и притворился, что содрогается от пожатия руки Джоша. — Ваши парни работают здесь с вами?

— О, нет, — Поу-Поу тихо засмеялся. — У них свое заведение в четырех-пяти милях по дороге.

Джош был рад, что не стоит под палящим солнцем. Он походил по магазинчику, прикладывая прохладную жестянку к лицу и чувствуя, как оно расслабляется. Для обычного сельского магазинчика посреди кукурузных полей он заметил еще одну интересную вещь; на полках у Поу-Поу было чересчур много всякого товара: буханки белого хлеба, ржаной хлеб, изюм, лавровый лист, банки зеленого горошка, свекла, маринованные овощи, персики, ананасы и разные другие фрукты; около тридцати различных консервированных супов, банки с бифштексами, соленый мясной фарш, нарезанные ростбифы; под стеклом были выставлены такие товары, как ножи, сырорезки, консервные ножи, фонари и батарейки; целая полка была занята фруктовыми соками в банках, пуншем, виноградным напитком и минеральной водой в пластиковых бутылях. На стене висели лопаты, мотыги, кирки, пара садовых секаторов и шланг для полива. Рядом с кассовым аппаратом был журнальный стенд, на котором выставлена периодика, вроде «Летное дело», «Американский летчик», «Тайм», «Ньюсуик», «Плейбой» и «Пентхауз». Здесь, подумал Джош, настоящий универмаг, а не сельская лавка.

— Много людей живет в округе? — спросил Джош.

— Мало. — Поу-Поу стукнул кулаком по телевизору, но помехи не исчезли. — Не слишком много.

Джош почувствовал, как кто-то ползает у него под воротником; он запустил руку и вытащил оттуда саранчу.

— Противные твари? — спросил Поу-Поу. — Лезут, куда только могут. За последние два-три дня через поля их пролетело тысячи. Что-то странное.

— М-да. — Джош держал насекомое пальцами и пошел к сетчатой двери. Открыл ее и щелчком отправил саранчу вверх; она на пару секунд покружилась над его головой, издала мягкий стрекочущий звук и затем полетела на северо-запад.

Неожиданно по дороге подлетел красный «Камаро», обогнул застрявший «Понтиак» Джоша и тормознул около бензоколонки.

— Еще клиенты, — объявил Джош.

— Ну-ну. Сегодня у нас хорошо идет дело, не правда ли? — человек вышел из-за прилавка и встал рядом с Джошем, едва доходя ему до ключицы. Дверцы «Камаро» открылись, и оттуда вышли женщина и маленькая беловолосая девочка.

— Эй! — позвала в сетчатую дверь женщина, которая была втиснута в красную плетеную шляпку и обтягивающие, неприличного вида джинсы. — Могу я получить здесь хоть немного приличного бензина?

— Конечно, можете. — Поу-Поу вышел наружу, чтобы отпустить ей бензин. Джош допил кока-колу, смял жестянку и бросил ее в мусорную корзинку; когда он опять посмотрел сквозь сетчатую дверь, он увидел ребенка, одетого в небесно-голубой спортивный костюмчик, стоявшего прямо на жгучем солнце, глядя на движущиеся облака саранчи. Женщина, у которой были неряшливо выкрашенные под блондинку волосы, мокрые от пота, взяла за руку девочку и подвела ее к Поу-Поу. Джош посторонился, когда они вошли, а женщина, у нее чернело под правым глазом, метнула на него подозрительный взгляд и подошла к вентилятору, чтобы охладиться.

Ребенок уставился на Джоша, как будто глядя сквозь высоко раскинувшиеся ветви дерева. Она миленькая крошка, подумал Джош; глаза у нее были мягкие, лучисто-голубые. Их цвет напомнил Джошу летнее небо, когда он сам был ребенком, когда все «завтра» были его и не нужно было куда-то особо спешить. Лицо маленькой девочки по форме напоминало сердечко и выглядело нежным, кожа ее была почти прозрачная. Она сказала:

— Вы гигант?

— Ш-ш-ш, Свон, — сказала Дарлин Прескотт. — Не следует разговаривать с незнакомцами.

Но маленькая девочка продолжала глядеть на него в ожидании ответа. Джош улыбнулся.

— Пожалуй, да.

— Сью Ванда, — Дарлин сжала плечо Свон и отвернула ее от Джоша.

— Жаркий денек, — сказал Джош. — Куда вы обе направляетесь?

Дарлин мгновение молчала, давая прохладному воздуху обдувать ее лицо.

— Куда угодно, только не сюда, — ответила она, глаза ее закрылись, а голова запрокинулась вверх, так, чтобы воздух попал ей на шею.

Вернулся Поу-Поу, стирая пот с лица заношенным платком.

— Заправил, леди. Пожалуйста, пятнадцать долларов и семьдесят пять центов.

Дарлин стала копаться в кармане, но Свон тронула ее за локоть.

— Мне нужно сейчас же, — прошептала она. Дарлин выложила на прилавок двадцатидолларовую бумажку. — У вас есть дамский туалет, мистер?

— Не-а, — ответил он, но потом глянул на Свон, которой явно было не по себе, и пожал плечами. — Ну, пожалуй, можете воспользоваться моим. Подождите минутку. — Он прошел и откинул ковровую занавеску за прилавком. За ней был люк. Поу-Поу отвернул винт и поднял его. Аромат жирного чернозема пахнул из проема, вниз уходили деревянные ступеньки в подвал. Поу-Поу спустился на несколько ступенек, ввернул в патрон свисавшую на проводе лампочку и потом поднялся наверх. — Туалет налево, где маленькая дверь, — сказал он Свон. — Иди.

Она взглянула на мать, которая пожала плечами и показала ей идти вниз, и Свон спустилась в люк. Стенки подвала были из плотно спрессованной глины, потолок из толстых деревянных балок, проложенных крест-накрест. Пол был из пористого бетона, а в помещении длиной около двадцати футов, шириной — десять и высотой — семь или восемь, стоял диванчик, проигрыватель и радио, полка с обложками журналов, на которых были Луис Ламур с собачьими ушами и Брет Холлидей, а на стене — плакат с Долли Партон. Свон нашла дверь в

крошечную кабинку, где была раковина, зеркало и унитаз.

— Вы здесь живете? — спросил старика Джош, смотревший через люк.

— Конечно, здесь и живу. Раньше жил на ферме в паре миль отсюда к востоку, но продал ее, когда жена умерла. Мои парни помогли мне выкопать этот подвал. Не так уж это и много, но все же какой-то дом.

— Фу! — сморщила нос Дарлин. — Пахнет как в могиле.

— А почему вы не живете с сыновьями? — спросил Джош.

Поу-Поу посмотрел на него с любопытством, брови у него сдвинулись.

— С сыновьями? У меня нет сыновей.

— А я подумал, что есть, раз они помогли вам выкопать подвал.

— Мои парни помогли, да. Подземные парни. Они сказали, что сделают мне по-настоящему хорошее место для жилья. Видите ли, они ходят сюда все время и запасаются продуктами, потому что мой магазин ближайший.

Джош никак не мог уразуметь, о чем говорит старик. Он спросил еще раз:

— Ходят сюда откуда?

— Из-под земли, — ответил Поу-Поу.

Джош покачал головой. Старик сумасшедший.

— Послушайте, не посмотрите ли мой радиатор сейчас?

— Я собираюсь. Еще одну минуту, и мы пойдем посмотрим, что же там. Поу-Поу зашел за прилавок, отбил чек на бензин для Дарлин и дал ей сдачу с двадцатки. Свон стала подниматься по ступенькам из подвала. Джош собрался с силами выйти на палящее солнце и шагнул наружу, направляясь к своему все еще испускавшему пар «Понтиаку».

Он почти дошел до него, как у него под ногами земля дрогнула.

Он перестал шагать.

— Что это! — удивился он. — Землетрясение? Да, только этого не хватало, чтобы довершить такой день!

Солнце палило чудовищно. Облака саранчи исчезли. Через дорогу огромное поле кукурузы было недвижно, как картина. Единственным звуком было шипение пара и равномерный стук «тик-тик» перегревшегося мотора «Понтиака».

Сощурившись от резкого света, Джош поглядел на небо. Оно было белым и неживым, как будто зеркало с облаками. Сердце у него заколотилось. Позади него стукнула сетчатая дверь, и он подскочил. Вышли Дарлин и Свон и направились к «Камаро». Вдруг Свон тоже остановилась, а Дарлин прошла несколько шагов, пока не обнаружила, что ребенка рядом с ней нет.

— Идем! Пошли на дорогу, дорогая!

Взгляд Свон был направлен в небо. Оно такое спокойное, подумала она. Такое спокойное. Тяжелый воздух придавливал ее к земле, ей было тяжело дышать. В течение всего этого длинного дня она замечала огромные стаи улетающих птиц, лошадей, пугливо носившихся по лугам, собак, вывших на небо. Она чувствовала, что что-то должно случиться, что-то очень плохое, ощущение было такое же, как прошлой ночью, когда она видела светлячков. Но это чувство все утро становилось сильнее, с того самого момента, когда они покинули мотель в Вичита, а сейчас у нее на руках и ногах появилась «гусиная кожа». Она чувствовала опасность в воздухе, на земле, везде.

— Свон! — голос Дарлин одновременно был раздраженным и взволнованным. — Ну, иди же.

Маленькая девочка застыла, глядя на побуревшие поля кукурузы, протянувшиеся до горизонта. Да, подумала она. И здесь тоже опасность. Особенно здесь.

Кровь забилась в ее жилах, желание плакать почти полностью овладело ею.

— Опасность, — прошептала она. — Опасность…

В поле…

Земля опять дрогнула под ногами Джоша, и ему показалось, что он слышит глубокий скрежещущий звук, как будто оживает тяжелая железная махина. Дарлин закричала:

— Свон! Идем!

— Что за черт?.. — подумал Джош.

И вот раздался сверлящий ноющий звук, быстро нараставший, и Джош закрыл ладонями уши, изумляясь, останется ли он в живых, чтобы получить свой чек.

— Боже всемогущий! — закричал Поу-Поу, стоявший в проеме двери.

Столб грязи вырвался наружу в поле в четырехстах ярдах к северо-западу, и тысячи колосьев опалило пламенем. Появилось огненное копье, шум от которого походил на шипение шашлыка на ребрышке, пока оно не взлетело на несколько сот футов, потом сделало эффектную дугу, чтобы развернуться на северо-запад, и исчезло в мареве. В полумиле или около этого из-под земли взлетело еще одно огненное копье и последовало за первым. Еще дальше еще два взлетели вверх и в две секунды исчезли из вида; потом огненные копья стали взлетать по всему полю, ближайшее в трехстах ярдах отсюда, а самые дальние в пяти-шести милях через поле. Фонтаны грязи вырывались наверх, когда они взлетали с невероятной скоростью, их огненные хвосты оставляли голубые отпечатки на сетчатке глаз Джоша. Зерно горело, и горячий ветер от огненных копий сдувал пламя по направлению к заведению Поу-Поу.

Волны тошнотворного жара омывали Джоша, Дарлин и Свон. Дарлин все еще кричала Свон садиться в автомобиль. Ребенок с ужасом завороженно смотрел как десятки огненных копий продолжали вырываться из поля. Земля содрогалась под ногами Джоша от ударных волн. Его ощущения спутались, он сообразил, что огненными копьями были ракеты, рвавшиеся с ревом из бункеров на канзасском кукурузном поле посреди огромных пустых пространств. Подземные парни, подумал Джош, и вдруг он понял, кого имел в виду Поу-Поу.

Заведение Поу-Поу было на краю замаскированной ракетной базы, и подземные парни это техники ВВС, которые сейчас сидели в своих бункерах и нажимали кнопки.

— Боже всемогущий! — кричал Поу-Поу, голос его терялся в этом реве. — Посмотри, как они взлетают!

Ракеты все еще взлетали с поля, каждая из них летела вслед предыдущей в северо-западном направлении и исчезала в колеблющемся воздухе.

— Россия! — подумал Джош. — О, Боже мой, они летят на Россию!

На ум ему пришли все передачи новостей, которые он слышал, и статьи, которые читал за последние несколько месяцев, и в этот страшный миг он понял, что началась Третья Мировая война.

В крутящемся, вздыбленном воздухе летели воспламенившиеся колосья, дождем выпадавшие на дорогу и на крышу дома Поу-Поу. Зеленый брезентовый навес дымился, а брезент на фургоне уже загорелся. Вихрь из горящей соломы надвигался через разоренное поле, а поскольку ударные волны вызвали мощные ветры, они превратились в сплошную катящуюся стену огня в двадцать футов высотой.

— Поехали! — визжала Дарлин, подхватив Свон на руки.

Голубые глаза ребенка были широко раскрыты и смотрели, загипнотизированные этим зрелищем огня. Дарлин со Свон на руках побежала к автомобилю, а когда ударная волна сбила ее с ног, первые красные языки пламени стали подбираться к бензоколонке.

Джош понял, что огонь вот-вот перескочит дорогу. Колонки взорвутся. И тогда он снова оказался на футбольном поле перед ревущей в воскресный полдень толпой и мчался к лежавшим женщине и ребенку как человек-танк, пока часы стадиона отсчитывали последние секунды. Ударные волны сбивали его бег, а горящая солома падала на него сверху, но вот он своей толстой рукой подхватил женщину под талию. Она же плотно прижала к себе ребенка, на чьем лице застыло выражение ужаса.

— Пустите меня, — завизжала Дарлин, но Джош согнулся и рванулся к сетчатой двери, где Поу-Поу, со ртом, раскрывшимся от изумления, смотрел на взлет огненных копий.

Джош почти добежал, когда увидел вспышку раскаленного добела воздуха, будто в одно мгновение включили сотни миллионов многоваттных ламп. Джош отвел свой взгляд от поля и увидел свою тень на теле Поу-Поу Бриггса, и в этот самый короткий промежуток времени, длиной в тысячную долю секунды, он увидел, как в голубом свете лопнули глаза Поу-Поу. Старик вскрикнул, схватился за лицо руками и упал на сетчатую дверь, срывая ее с петель.

— О Боже, Иисус, о Боже! — бормотала Дарлин. Ребенок молчал.

А свет становился все ярче, и Джош чувствовал, как он омывает его спину, сначала ласково, как солнце в погожий летний день. Но тут же жар увеличился до уровня печи, и прежде чем Джош добежал до двери, он почувствовал, как кожа на его спине и плечах зашипела. Свет был настолько яркий, что он не видел, куда идет, и тут его лицо стало так быстро распухать, что он испугался, что оно лопнет, как чересчур сильно надутый пляжный мяч. Он запнулся, через что-то перелетел — это было тело Поу-Поу, корчащееся от боли в дверях. Джош чувствовал запах горящих волос и жженой кожи, и в голову ему пришла сумасбродная мысль: Я поджаренный сукин сын!

Он еще мог видеть сквозь щели распухших глаз; мир был колдовского бело-голубого цвета, цвета призраков. Впереди него был раскрыт люк. Джош дополз до него с помощью свободной руки, затем ухватил старика за руку, подтащил его за собой, вместе с женщиной и ребенком, к открытому квадрату. От взрыва в наружную стену застучали камни. Бензоколонка, понял Джош; кусок горячего рваного металла чиркнул по правой стороне головы. Полилась кровь, но ему некогда было думать о чем-то другом, кроме как попасть в подвал, потому что за спиной он слышал какофонию завывания ветра, подобную симфонии падших ангелов, но не осмелился посмотреть назад и узнать, что надвигается с поля. Весь домик трясся, бутылки и банки сыпались с полок. Джош швырнул Поу-Поу Бриггса по ступенькам как мешок с зерном, потом прыгнул сам, содрав ляжку о доску, но продолжая держать рукой женщину и ребенка. Они скатились на пол, женщина визжала сорванным задушенным голосом. Джош вскарабкался наверх, чтобы закрыть люк.

Тут он поглядел на дверной проем и увидел, что надвигалось. Смерч огня.

Он заполнил все небо, выбрасывая из себя зазубренные красные и голубые молнии и неся в себе тонны чернеющей земли, сорванной с полей. В этот момент он понял, что огненный смерч надвигается на бакалейный магазинчик Поу-Поу и через несколько секунд сметет его.

И тогда они просто либо будут жить, либо погибнут.

Джош высунулся, закрыл люк и спрыгнул со ступенек. Упал он боком на бетонный пол.

— Давай! — подумал он, зубы его ощерились, руки сжали голову. — Давай, черт тебя возьми!

Неземное нашествие мощного рычащего и крутящего ветра, треск огня и оглушающий удар грома заполнили подвал, выметая из сознания Джоша Хатчинса все, кроме холодного, безумного страха.

Бетонный пол внезапно содрогнулся, потом поднялся на три фута и раскололся, как разбитая фарфоровая тарелка. С дикой силой его швырнуло вниз. По барабанным перепонкам Джоша била боль. Он открыл рот, и хотя знал, что кричит, крика своего не услышал. И тут потолок подвала прогнулся, балки захрустели как кости на зубах голодного зверя. Джоша ударило по затылку; он ощутил, что его подбросило и закрутило как винт самолета, а ноздри его были забиты плотной мокрой ватой, и все, чего ему хотелось, так это выбраться с этого чертова борцовского ринга и попасть домой. Потом он ничего больше не чувствовал.


ГЛАВА 8 ВОСТОРГАЮЩИЙСЯ | Песня Свон | ГЛАВА 10 ДИСЦИПЛИНА И КОНТРОЛЬ ДЕЛАЮТ ЧЕЛОВЕКА МУЖЧИНОЙ