home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 15

СПАСИТЕЛЬ МИРА

Роланд Кронингер сидел, съежившись, на вздыбившемся полу того, что было кафетерием Земляного Дома, и через вопли и крики прислушивался к мрачному внутреннему голосу, говорившему: — Рыцарь Короля… Рыцарь Короля… Рыцарь Короля…

Никогда не плачет.

Все было погружено во тьму, только время от времени там, где была кухня, вспыхивали языки пламени, и в этом свете отблескивали свалившиеся камни, разбитые столы и стулья, а также раздавленные тела. То тут, то там кто-нибудь шатался в полумраке, как грешник в аду, и искалеченные тела дергались, придавленные массивными валунами, пробившими потолок.

Сначала среди людей, сидевших за столиками, было легкое волнение, когда погас основной свет, но тут же включилось аварийное освещение, Роланд оказался на полу, а завтрак кашей размазался по его груди на рубашке. Его мать и отец барахтались рядом с ним, вместе с ними в это время завтракали около сорока человек, некоторые из них взывали о помощи, но большинство переживали молча. Его мать смотрела на него, а апельсиновый сок капал с ее лица и волос, и она сказала: — В следующем году мы поедем на море.

Роланду стало смешно, и отец его тоже засмеялся, а потом и мать стала смеяться, и на мгновение смех объединил их. Филу удалось сказать:

— Слава Богу, не я страховал это место! Нужно было бы самому застраховаться… — А потом голос его потонул в чудовищном реве и шуме разламывающейся скалы, потолок вздыбился и бешено задрожал, с такой силой, что Роланда отшвырнуло от его родителей и бросило на других людей. Груда камней и потолочных плит перекрытия рухнула на середину, и что-то ударило по голове. Сейчас он сидел, поджавши колени к подбородку, поднял руку к волосам и нащупал запекшуюся кровь. Нижняя его губа была разбита и тоже кровоточила, а внутри у него все болело, как если бы его тело было сначала растянуто как резиновый жгут, а потом зверски сжато. Он не знал, сколько продолжалось землетрясение и как так получилось, что он теперь сидел, сжавшись, а его родители пропали. Ему хотелось плакать, слезы уже были у него на глазах, но Рыцарь Короля никогда не плачет, сказал он себе, так было написано в

записной книжке Рыцарь Короля, одно из правил поведения солдата — Рыцарь Короля никогда не плачет, он всегда сохраняет спокойствие.

Что-то хрустнуло в его кулаке, и он раскрыл его. Его очки, левое стекло треснуло, а правое пропало. Он помнил, что снимал их, когда лежал под столом, чтобы очистить их от молока. Он надел их и попытался встать, ему на это потребовалась секунда, но когда он все-таки встал, то ударился головой о просевший потолок, который до этого был по меньшей мере на семь футов выше. Теперь ему пришлось пригибаться, чтобы не наткнуться на провисшие кабели и трубы и торчащие стержни арматуры.

— Мам! Папа! — крикнул он, но ответы среди криков раненых не услышал.

Роланд споткнулся о завал, зовя родителей, и наступил на что-то, похожее на губку. Он разглядел, что эта штука напоминала морскую звезду, зажатую между каменными плитами, тело ничем даже отдаленно не напоминало человеческое, за исключением окровавленных лохмотьев, оставшихся от рубашки.

Роланд переступал через другие тела, он видел трупы на картинках в отцовских журналах о наемных солдатах, но они были другими. Эти были раздавлены и не имели ни пола, ни чего-либо их характеризующего, кроме лохмотьев одежды. Но никто из них не был его отцом или матерью, решил Роланд, нет, его мать и отец живы и они где-то здесь. Он знал, что они живы, и продолжал искать. Он чуть было не провалился в щель, разорвавшую кафетерий надвое, и когда поглядел туда, то дна не увидел.

— Ма! Пап! — крикнул он в другую половину кафетерия, но опять ответа не было.

Роланд стоял на краю щели, тело его дрожало. Одна часть его сжималась от страха, другая, более глубоко запрятанная, казалась, становилась только сильнее, всплывала на поверхность, вздрагивая не от страха, а от ясного холодного возбуждения. В окружении смерти он остро ощущал биение жизни в своих венах, от которого чувствовал себя одновременно с ясной головой и опьяненным.

— Я жив, — подумал он. — Я жив.

И внезапно крушение кафетерия в Земляном Доме показалось ему в другом ракурсе, оно преобразилось, он стоял посреди поля сражения, усеянного мертвыми телами, а вдалеке из горящей неприятельской крепости вырывались языки пламени.

У него был измятый щит, в руке окровавленный меч, и он был на грани испуга, но все еще стоял и все еще был жив после этого кровавого жертвоприношения битве. Он вел легион рыцарей на сражение на это вздыбленное поле, а сейчас стоял один, потому что он остался последним живым рыцарем королевства.

Один из израненных воинов у его ног приподнялся и тронул его за ногу.

— Прошу — открылся его окровавленный рот. — Пожалуйста, помогите…

Роланд заморгал, ошеломленный. Он увидел женщину средних лет, нижняя часть тела ее была зажата между каменными плитами. — Пожалуйста, помогите мне! — молила она. — Мои ноги…

О… Мои ноги…

Женщине не полагалось быть на поле боя, — подумал Роланд. О, нет! Но поглядев вокруг и вспомнив, где он находится, он заставил свои ноги идти и двинулся прочь от края щели.

Он продолжил поиски, но найти отца и мать не удавалось. Может, их завалило, решил он, или, может, они провалились в эту расщелину, в этот мрак внизу. Может быть, он видел их тела, но не узнал их. — Ма! Пап! — завопил он. — Где вы? Ответа не было, только звуки чьих-то всхлипов и голоса, пронизанные болью.

Сквозь дым блеснул свет и попал на его лицо.

— Ты, — сказал кто-то. — Как тебя зовут?

— Роланд, — ответил он. Какая же у него фамилия? Несколько секунд он не мог вспомнить. Потом: — Роланд Кронингер.

— Мне нужна твоя помощь, Роланд, — сказал человек с фонариком. — Ты в состояние ходить?

Роланд кивнул.

— Полковник Маклин попал в ловушку внизу, в помещении управления. В том, что осталось от помещения, — поправил себя «Медвежонок». Он был согнут как горбун и опирался на кусок стальной арматуры, который использовал как трость. Часть проходов были полностью перекрыты каменными плитами, а другие вздыбились под немыслимыми углами или были разделены зияющими расщелинами. Стоны и плач, мольбы к Богу эхом разносились по всему Земляному Дому, некоторые стены были забрызганы кровью, там, где тела были расплющены двигавшимися скалами волнами. Он нашел в развалинах с полдюжины более-менее здоровых гражданских, и только двое из них, старик и девочка, не обезумели, но у старика было сломано запястье, из которого торчала кость, а маленькая девочка ни за что не хотела покинуть место, где пропал ее отец. Поэтому Уорнер продолжал искать в кафетерии, ища, кто бы мог помочь ему, а также решил, что на кухне может быть нужный выбор ножей. Сейчас Уорнер освещал лучом лицо Роланда. Лоб мальчика был ободран, глаза бегали от шока, но он, казалось, в целом не был покалечен. Лицо мальчика было бледно и в пыли, а темно-синяя рубашка разорвана и через дыры виднелись ссадины на желтоватой тощей груди. Не так уж много, решил Уорнер, но парень подойдет.

— Где твои? — спросил Уорнер, и Роланд помотал головой. — Хорошо, слушай меня. Мы разбиты. Вся страна разбита. Я не знаю, сколько тут погибло, но мы живы, и полковник Маклин тоже. Но пока мы просто только остались в живых, а нам надо еще навести порядок, насколько сможем, и мы должны помочь, полковнику. Ты понимаешь, о чем я говорю?

— Думаю, что да, — ответил Роланд. Разбиты, — думал он. Его чувства помутились. Через несколько минут, подумал он, я проснусь в своей постели в Аризоне.

— Хорошо. Теперь я хочу, чтобы ты держался со мной, Роланд. Мы пойдем назад, на кухню, нам нужно найти что-нибудь острое: нож для резки мяса, топорик для мяса — чего-нибудь. Потом мы пойдем назад в помещение управления. — Если смогу найти дорогу, подумал Уорнер, но не решился сказать об этом.

— Моя мать и отец, — неуверенно сказал Роланд. — Они где-то…

Здесь.

— Они ни куда не денутся. Сейчас полковник Маклин нуждается в помощи больше, чем они. Понимаешь? — Роланд кивнул. Рыцарь Короля, — подумал он. Король попал в ловушку в подземелье, и ему нужна его помощь! Родители его пропали, их смело в катастрофе и крепость короля разбита. Но я жив, — подумал Роланд. Я жив, и я Рыцарь Короля. Он сощурился в свете фонаря. — Я буду солдатом? — спросил он мужчину.

— Конечно. Теперь не отставай от меня. Мы идем, чтобы найти, как попасть на кухню.

Уорнеру приходилось идти медленно, опираясь всем своим весом на железный стержень. Они нашли дорогу на кухню, где все еще жадно горел огонь. Уорнер догадался, что горели остатки пищевых запасов, десятки банок взорвались, и горящее месиво растекалось по стенам. Пропало все — молочный порошок, яйца, бекон и ветчина — все. Но еще оставался неприкосновенный запас на складе, Уорнер знал об этом, и кишки его стянуло при мысли, что там, внизу, их могло отрезать в темноте без пищи и воды.

Кругом валялись осколки посуды, разбитой при сокрушении кухонной кладовой и раскиданной одним из толчков. Уорнер раскопал топорик для мяса с обломком сменной ручки. Лезвие было в зазубринах. — Возьми его, — сказал он Роланду, и Роланд подхватил его. Они покинули кафетерий и кухню, и Уорнер повел Роланда к развалинам главной площади. Каменные плиты сорвались сверху, и вся ее поверхность разбита и иссечена глубокими трещинами. Видеопавильон был все еще в огне, в воздухе стоял густой дым. — Туда, — сказал Уорнер, лучиком фонаря указывая на больницу. Они вошли внутрь, обнаружив, что большая часть оборудования была разбита и бесполезна, но Уорнер продолжал искать, пока не нашел коробку с шинами для переломов и пластиковую бутыль спирта для растирания. Он сказал Роланду взять одну из шин и бутыль, а потом пролез в разрушенный аптечный кабинет. Таблетки и капсулы трещали под подошвами как попкорн. Свет от фонарика Уорнера упал на мертвое лицо одной из медсестер, раздавленной камнем размером с наковальню. Нигде не было ни следа доктора Ланга, главного врача Земляного Дома. Уорнер тростью раскопал нераздавленные пузырьки димедрола и перкодана и сказал Роланду собрать их для него, Уорнер сложил их в карманы, чтобы принести их полковнику.

— Ну, так как, идешь со мной? — спросил Уорнер.

— Да, сэр. — Через несколько минут я проснусь, подумал Роланд. Будет субботнее утро, я встану с постели и включу компьютер.

— Нам придется долго идти, — сказал ему Уорнер. — Часть пути придется ползти. Не отставай от меня. Понял?

Роланд вышел вслед за ним из больницы, ему хотелось вернуться и искать родителей, но он знал, что король нуждается в нем больше. Он был Рыцарем Короля, и быть нужным, как сейчас, королю — была высокая честь. И снова одна его часть сжималась от ужаса лицезрения того разрушения, которое было вокруг него, и вопила: — Проснись! Проснись! — визгливым голосом испуганного школьника, а другая часть, становившаяся все крепче, осматривалась вокруг на тела, высвеченные лучиком фонаря, и знала, что слабые должны умереть, а сильные выжить.

Они двигались по коридорам, переступая через тела и игнорируя крики раненых.

Роланд не знал, сколько им пришлось идти, чтобы попасть в разрушенные помещения управления. Он посмотрел на наручные часы при свете горящих обломков, но кристалл вышел из строя и время остановилось на 10:36. Уорнер вскарабкался на край ямы и посветил ему вниз. — Полковник! — позвал он. — Я привел помощь! Мы собираемся вытащить вас!

В десяти футах внизу Маклин зашевелился и повернул мокрое от пота лицо по направлению к свету. — Поспешите, — прохрипел он и снова закрыл глаза.

Роланд пополз к краю ямы. Он увидел внизу два тела. Одно лежало на другом, сжавшись в пространстве не большем, чем гроб. Тело на дне дышало, а его рука скрывалась в щели в стене. Внезапно Роланд понял, для чего потребовался топор для мяса, он поглядел на оружие, увидел отражение своего лица в лезвии при отблеске света, но лицо было искаженное, не похожее на то, которое он помнил. Глаза его были дикими и блестели, а кровь на лбу запеклась в форме звезды. Все лицо было испещрено ссадинами и вздулось, оно выглядело хуже, чем тогда, когда Майк Армбрустер набил ему задницу, за то, что Роланд не дал ему шпаргалку на экзамен по химии. — Маленький урод! Маленький четырехглазый урод! — свирепел Армбрустер, и все вокруг хохотали и глумились над тем, как Роланд пытался убежать, но его сбивали в грязь снова и снова. Роланд начал всхлипывать, упал на землю, а Армбрустер наклонился над ним и плюнул ему в лицо.

— Ты знаешь, как наложить шину? — спросил его горбатый с повязкой на глазу. Роланд помотал головой. — Я объясню тебе, когда ты спустишься вниз. — Он посветил фонарем вокруг и увидел несколько вещей, из которых получился бы хороший костер, — куски досок, стульев, одежду с трупов. Можно было разжечь костер от горящих обломков, которые были в коридоре, и у Уорнера была еще зажигалка в кармане. — Ты знаешь, что предстоит сделать?

— Думаю…

Что да, — ответил Роланд.

— Хорошо, теперь послушай меня. Я не могу втиснуться в эту дыру. Ты сможешь. Тебе нужно наложить шину плотно на его руку, а потом я передам тебе спирт. Плеснешь им на его запястье. Он будет подготовлен, и все дело будет только за тобой. Его кисть вероятно раздроблена, поэтому не будет слишком трудно пробить топором кость. Теперь, послушай Роланд, внимательно! Ты не должен возиться с этим долго! Сделай это четко и быстро и кончи с этим, а коли ты начал и не думай остановиться, прежде чем кончишь. Ты слышишь меня?

— Да, сэр, — ответил Роланд и подумал: Проснись! Я должен проснуться.

— Если ты наложишь шину, и тебя будет некоторое время на то, чтобы закрыть рану прежде, чем она начнет кровоточить. У тебя должно быть что-то, чем можно прижечь рану, и ты должен быть крепко уверен, что сможешь приложить к ней огонь, ты слышишь? Если не сможешь, он истечет кровью до смерти. Судя по тому, как его там придавило, он не будет сильно дергаться, и, как бы то ни было, он знает, что это необходимо сделать. Посмотри на меня, Роланд.

Роланд посмотрел на свет.

— Если ты сделаешь все, что от тебя требуется, полковник Маклин будет жить. Если ты облажаешься — он умрет. Просто и ясно. Понял?

Роланд кивнул, голова у него кружилась, но сердце билось сильно. Король в ловушке! — подумал он. И из всех Рыцарей Короля я — единственный, кто может его освободить! Но нет, нет, — это не игра! Это была настоящая жизнь, а его мать и отец лежат где-то там, и Земляной Дом разбит, вся страна разбита, все уничтожено.

Он приложил руку к окровавленному лбу и давил на него, пока дурные мысли не исчезли. Рыцарь Короля! Сэр Роланд — имя мое! И теперь он был готов спуститься в самое глухое и темное подземелье ради спасения Короля, вооруженный огнем и железом.

«Медвежонок» отполз в сторону, чтобы разжечь костер, и Роланд последовал за ним, как автомат. Он сложили в кучу в углу куски досок, стульев и одежды с трупов, и с помощью горящих кусков кабеля из вестибюля разожгли костер.

«Медвежонок», двигаясь медленно от боли, подложил потолочные обивочные плитки и подлил в огонь спирт. Сначала пошел густой дым, потом красное свечение начало увеличиваться.

Капрал Прадо все еще сидел у противоположной стены, наблюдая, как они действуют. Лицо его было мокро от пота, и он беспрерывно лихорадочно что-то бормотал, но Уорнер не обращал на него внимания. Теперь обломки досок и стульев обуглились, горький дым просачивался через дыры и щели в потолке.

Уорнер похромал к краю костра и вынул из него ножку одного их стульев. Другой конец ее ярко горел, и цвет дерева стал от черного до пепельно-серого. Он сунул ее в обратно в костер и повернулся к Роланду. — Хорошо, — сказал он. — Давай выполнять.

По-прежнему кривясь от боли в поврежденной спине, Уорнер ухватил руку Роланда и помог ему спуститься в яму. Роланд встал на мертвое тело. Уорнер держал огонь так, чтобы свет падал на зажатую руку Маклина и подсказывал Роланду, как наложить шину на запястье полковника. Роланду пришлось лежать, скорчившись на трупе, чтобы добраться до поврежденной руки, и он увидел, что запястье почернело. Маклин неожиданно дернулся и попытался поглядеть наверх, но не смог поднять голову. — Плотнее, — удалось сказать Маклину. — Затягивай узел на этой сволочной руке!

Роланду понадобилось четыре попытки чтобы затянуть его достаточно туго. Уорнер спустил вниз бутыль со спиртом, и Роланд плеснул им на почерневшее запястье. Маклин взял бутыль свободной рукой и наконец вывернул шею так, чтобы увидеть Роланда. — Как тебя зовут?

— Роланд Кронингер, сэр.

Маклин смог догадаться, что это мальчик, судя по весу и голосу, но не разобрал лица. Что-то блеснуло, и он свернул голову, чтобы поглядеть на топор для мяса, который держал Роланд.

— Роланд, — сказал он, — ты и я в ближайшую пару минут сможем многое узнать друг о друге. Тэдди! Где огонь? — Огонь у Уорнера на минуту притух, и Роланд остался в темноте один на один с полковником. — Плохой день, — сказал Маклин. — Видел ли ты хуже, а?

— Нет, сэр, — голос Роланда дрогнул.

Вернулся огонь. Уорнер держал горящую ножку стула, как факел. — Я принес его, полковник. Роланд, я собираюсь бросить его вниз тебе, Роланд. Готов?

Роланд поймал факел и снова склонился над полковником Маклином. Полковник, глаза которого помутились от боли, увидел мальчика в неверном свете и подумал, что почти узнал его. — Где твои родители, сынок? — спросил он.

— Не знаю. Я потерял их.

Маклин смотрел на горящий конец ножки стула и молил, чтобы он был достаточно горящий для того, что нужно было сделать. — Ты сделаешь, как надо? — сказал он. — Я буду верить в тебя. — Взгляд его ушел от факела и остановился на лезвии топора. Мальчик неудобно скорчился над ним, сидя верхом на трупе и устремив взгляд на запястье Маклина в месте, где оно уходило в каменную стену. — Ну, — сказал Маклин. — Пора. Давай, Роланд. Давай проделаем это прежде, чем один из нас станет куриным говном. Я буду держаться столько, сколько смогу. Ты готов?

— Он готов, — «Медвежонок» Уорнер сказал это на краю ямы.

Маклин мрачно улыбнулся, и капля пота стекла по горбинке его носа. — Делай первый удар сильно, Роланд, — подгонял он. Роланд сжал факел левой рукой и занес правую, с зажатым в ней топором, над головой. Он точно знал, куда собирается ударить, — прямо в то место, где почерневшая кожа, вздулась у щели. Бей! — сказал он себе. Бей сейчас! Он услышал, как Маклин сделал глубокий вдох. Рука Роланда сжала топор, и он повис в зените над головой. Бей сейчас! Он почувствовал, что его рука стала, как железо. Бей сейчас!

Он втянул воздух и изо всей силой опустил топор на запястье полковника Маклина.

Кость хрустнула. Маклин дернулся, но не издал ни звука. Роланд подумал, что острие прошло насквозь, но с ужасом увидел, что оно вышло в толстую кость всего лишь на дюйм.

— Давай же! — заорал Уорнер.

Роланд выдернул топор.

Глаза Маклина, покрасневшие по краям, сильно зажмурились, потом вновь открылись. — Давай, — прошептал он.

Роланд поднял руку и ударил снова. Но кость не отошла. Роланд ударил третий раз, и четвертый, сильнее и сильнее. Он слышал, как одноглазый горбун кричал поторапливаться, но Маклин молчал. Роланд высвободил топор и ударил пятый раз. Теперь пошла кровь, но сухожилия все еще не отделялись. Роланд начал колотить топором без передышки, лицо Маклина стало желто-белым, губы посерели, как пыль на кладбище.

Нужно было закончить прежде, чем кровь захлещет, как из шланга. Когда это случится, знал Роланд, король умрет. Он поднял топор над головой, плечи задрожали от напряжения, и вдруг это больше не был топор для мяса, это был священный топор, а сам он был сэр Роланд Рыцарь Короля, предназначением которого было освободить попавшего в западню короля из подземелья. Он был единственный из целого королевства, кто мог это сделать, и этот момент принадлежал ему.

Сила славных деяний билась в нем, и, когда он опустил сверкающий священный топор, он услышал свой собственный крик, хриплый, почти нечеловеческий.

Кость затрещала. Жилы отделились от силы удара священного топора. И тут Король скорчился, и страшный кровавый предмет, снаружи похожий на губку, отскочил в лицо Роланду. Кровь брызнула на его щеки и лоб, чуть не ослепив его.

— Прижигай, — орал Уорнер.

Роланд прижал факел к кровоточащему губчатому предмету, он дернулся от него, но Роланд вцепился в него и прижал, в то время как Маклин дико задергался. Он придавил факел к ране в том месте, где была кисть полковника Маклина. Роланд словно загипнотизированный смотрел, как обгорал в пламени обрубок, как рана чернела и сморщивалась, слышал шипенье крови Маклина. Тело Маклина непроизвольно билось, глаза полковника закатились, но Роланд повис на раненой руке. Он чувствовал запах крови и горелого мяса, втягивал его глубоко в себя как душеочищающий фимиам и продолжал прижигать рану, прижимая огонь к мясу. Наконец Маклин перестал дергаться, изо рта его вырвался низкий стон, как из глотки раненого зверя.

— Довольно, — позвал Уорнер. — То, что надо.

Роланд был загипнотизирован видом плавящейся плоти. Оторванный рукав куртки Маклина загорелся, и дым стал подниматься по стенкам ямы.

— Достаточно, — закричал Уорнер. — Малый никак не остановится! Роланд, черт побери, достаточно!

На этот раз голос мужчины рывком вернул его к действительности. Роланд выпустил руку полковника и увидел, что обрубок обгорел до черноты и блеска, как будто его покрыли смолой. Языки огня на рукаве куртки Маклина стихали. Все кончено, — подумал Роланд. Все кончено. Он сбил пламя с головни ударами о стену ямы и после этого бросил его.

— Я сейчас найду какую-нибудь веревку, чтобы вытащить вас, — позвал Уорнер. — Как вы там?

Роланду не хотелось отвечать. Свет Уорнера пропал, и Роланд остался во тьме. Он слышал хриплое дыхание полковника и перелез через труп, который лежал, зажатый между ними, пока его спина не уперлась в камень, потом вытянул ноги и положил священный топор рядом с собой. На его забрызганном кровью лице застыла улыбка, но глаза были расширившимися от шока.

Полковник застонал и пробормотал что-то, чего Роланд ничего не понял. Потом он сказал еще раз, голос его был сдавленный от боли. — Возьми себя в руки. — Пауза и снова: — Возьми себя в руки… Возьми себя в руки, солдат… — Голос был иступленным, стал громче, а затем упал до шепота. — Возьми себя в руки…

Да, сэр…

Каждый кусочек…

Да, сэр…

Да, сэр. — Голос полковника стал звучать как у ребенка, забившегося в угол от порки. — Да, сэр, пожалуйста…

Да, сэр…

Да, сэр… — Закончилось это звуком, бывшим нечто средним между стоном и судорожным рыданием.

Роланд внимательно вслушивался. Эта не был голос триумфатора, героя войны, он звучал скорее как у кланяющегося просителя, и Роланд изумился тому, что скрывалось в сознании Короля. Король не может умолять, подумал он. Даже в страшном кошмаре. Королю опасно выказывать свою слабость.

Позже, Роланд не знал на сколько, что-то ткнуло его в колено. Он пощупал во тьме и коснулся руки. Маклин пришел в сознание.

— Я перед тобой в долгу, — сказал полковник Маклин, и теперь его голос опять звучал как голос истинного героя войны.

Роланд не ответил, но его осенило, что ему понадобится чья-либо защита, чтобы пережить все, что предстоит. Его мать и отец, скорее всего, погибли, а их тела исчезли навсегда. Ему понадобится щит против будущих опасностей, не только в Земляном Доме, но и вне его, это в том случае, сказал он себе, если они когда либо вообще увидят опять внешний мир. Но он решил, что с этого момента впредь должен тесно держаться Короля, это может быть единственным способом, с помощью которого он сможет выбраться из этого подземелья живыми.

И, если повезет, он хотел бы выжить, чтобы увидеть, что же осталось от мира вне Земляного Дома. Когда-нибудь я все же увижу это, — подумал он. Если он пережил первый день, то переживет и второй и третий. Он всегда был выживающим, это неотъемлемое качество Рыцаря Короля, и теперь он сделает все, что ни потребуется, чтобы остаться в живых.

Старая игра окончилась, — подумал он. Новая игра вот-вот начнется. И она может стать величайшей игрой Рыцаря Короля, какую ему когда-либо приходилось проводить, потому что она будет настоящей.

Роланд нежно взял священный топор и ждал, когда вернется одноглазый горбун, и ему все казалось, что он слышит скрип суставов бредущего куда-то скелета.


ГЛАВА 14 СВЯЩЕННЫЙ ТОПОР | Песня Свон | ГЛАВА 16 СТРЕМЛЕНИЕ ВЕРНУТЬСЯ ДОМОЙ