home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 38

СДЕЛКА С ТОЛСТЯКОМ

— Вот наша сила! — сказал полковник Маклин, держа автомат калибра 11.43 мм, который забрал у мертвого молодого человека из Калифорнии.

— Нет, — ответил Роланд Кронингер. — Наша сила вот, — и указал на бутылочки с таблетками из рюкзака Шейлы Фонтаны.

— Эй! — Шейла схватилась за них, но Роланд отобрал их у нее. — Это мое. Ты не можешь…

— Сядь, — сказал ей Маклин. Она заколебалась, и он пристроил автомат себе на колени. — Сядь, — повторил он.

Она тихо согнулась и села в грязную яму, пока мальчишка объяснял однорукому человеку, почему таблетки и кокаин были сильнее, чем любое оружие.

Рассвет принес раковое желтое небом и нити дождя. Черноволосая женщина, однорукий мужчина в грязном плаще и мальчишка, носящий линзы, тащились через ландшафт гниющих трупов и развалин машин. Шейла Фонтана держала вверху на вытянутой руке пару белых трусиков будто флаг перемирия, а прямо за ней Маклин держал автомат, нацеленный ей в спину. Роланд Кронингер нес на спине рюкзак Шейлы. Он вспомнил, как его руки ощущали женские волосы, как тело ее двигалось словно наездник при езде; ему снова хотелось секса, и он бы возненавидел ее сейчас, если бы она сделала неверное движение и ее пришлось бы убить. Они все же проявили высочайшее рыцарство прошлой ночью: они сохранили ее от толпы и дали ей немного еды — собачьи консервы, найденные где-то в развалинах — и место, где она могла отдохнуть после того, что они с ней делали.

Они достигли края земли грязных бородавочников и начали пересекать открытую территорию. Перед ними маячили палатки, машины и картонные убежища привилегированных людей, живущих на побережье озера. Они были уже на половине пути, следуя вмятинам, следам большого трейлера, ведущим к центру лагеря, когда услышали предупреждающий крик:

— Бородавочники идут! Вставайте! Бородавочки идут!

— Продолжай идти, — сказал Маклин Шейле, когда она замешкалась. — И продолжай махать трусиками.

Люди стали вылезать из своих убежищ. Откровенно говоря, они были также оборваны и грязны, как и бородавочники, но у них было оружие и запасы консервированной еды, а также вода, и многие из них избежали серьезных ожогов. Большинство же бородавочников, с другой стороны, были серьезно обожжены, имели заражающие заболевания или были сумасшедшими. Маклин понимал баланс силы. Среди многих других лачуг посередине лагеря выделялся большой сверкающий трейлер.

— Поворачивайте назад, ублюдки! — закричал какой-то мужчина, выходя из палатки; он нацелил на них скорострельную винтовку. — Уходите прочь! — закричала какая-то женщина, и кто-то бросил пустую банку, упавшую на землю в нескольких шагах от Шейлы. Она остановилась, и Маклин толкнул ее автоматом.

— Продолжай идти. И улыбайся!

— Назад, вы, мразь! — закричал другой человек, одетый в остатки формы ВВС и куртку, запачканную кровью; у него был револьвер, и он подошел к ним на двадцать шагов. — Вы грабители могил! — кричал он. — Вы грязные, вшивые…

Варвары!

Маклин о нем не беспокоился; он был молодым человеком, примерно двадцати пяти лет, и его глаза трусливо глядели на женщину. Он не собирался ничего делать. Другие люди приближались к ним, крича и

насмехаясь, размахивая оружием и винтовками, ножами и даже штыками. В них летели камни, бутылки и банки, и хотя они падали опасно близко, ни одна из них не задела их.

— Не заносите сюда своих болезней! — выкрикнул мужчина средних лет в коричневом плаще и шерстяной кепке. Он держал топор. — Я убью вас, если вы сделаете еще шаг!

О нем Маклин тоже не беспокоился. Мужчины были озадачены присутствием Шейлы Фонтаны, и он узнавал вожделение в глазах людей, волнующихся и выкрикивающих угрозы. Он увидел тощую женщину с волнистыми каштановыми волосами, она была закутана в желтый плащ и ее запавшие глаза остановились на Шейле с убийственной целью. Она держала в руках мясницкий нож, пробуя лезвие. Теперь Маклин заволновался. Пустая банка ударила его по голове и отскочила. Кто-то подошел ближе, чтобы достать до Роланда.

— Продолжай идти, продолжай идти! — сказал спокойно Маклин, его глаза сузились и шныряли туда-сюда.

Роланд услышал раздающиеся за спиной крики и насмешливый смех, и оглянулся через плечо. Сзади, на земле бородавочников, тридцать или сорок человек выползли из своих ям и прыгали вокруг, крича будто животные в предвкушении кровопролития.

Маклин почувствовал запах соленой воды. Перед ним, за моросящим дождем и лагерем, раскинулось Великое Соленое Озеро, уходящее далеко до горизонта и пахнущее антисептиком, как больничная палата. Обрубок руки Маклина был обожжен и гноился, и он очень хотел окунуть его в исцеляющую воду.

Огромный бородатый рыжеволосый человек в кожаной куртке и брюках из грубой ткани, с повязкой на лбу, появился перед Шейлой. Он направил двуствольную винтовку на голову Маклина. — Дальше вы не пойдете.

Шейла остановилась, ее глаза расширились. Она махала парой трусиков перед его лицом. — Эй, не стреляй! Мы не хотим никаких проблем!

— Он не будет стрелять, — сказал спокойно Маклин, улыбаясь бородатому мужчине. — Понимаешь, друг, у меня ружье направлено на спину молодой леди. Если ты снесешь мне голову — или если любой из этих чертовых ублюдков выстрелит в меня или мальчишку — мой палец нажмет на курок и разнесет ей спину. Посмотри на нее, друг! Только посмотри! На ней нет ни одного ожога! Ни одного! Нигде! О, да, смотри, но не трогай! Как, ничего она?

Шейла порывалась стянуть с себя тенниску и продемонстрировать этому остолопу себя. Весь этот эксперимент был для нее настолько нереальным, что почти превосходил полеты от таблеток ЛСД, и она обнаружила, что улыбается, чуть ли не смеется. Грязные мужчины, стоявшие вокруг с ружьями и ножами, уставились на нее, за ними расположилась коллекция тощих женщин, наблюдавших за ней с предельной ненавистью.

Маклин заметил, что до главного трейлера оставалось еще примерно пятьдесят шагов.

— Мы хотим видеть Толстяка, — сказал он бородатому мужчине.

— Конечно! — он все еще не опустил своего оружия. Его рот саркастически скривился. — Он регулярно встречается с грязными бородавочниками! Подает им шампанское и икру. — Он ухмыльнулся. — Кто вы, чертов мистер, чтобы думать так?

— Меня зовут полковник Джеймс Б. Маклин. Я служил пилотом во Вьетнаме, был сбит и провел год в такой дыре, по сравнению с которой это место — роскошный курорт. Я — военный, ты, глухой олух! — Лицо Маклина покраснело. Дисциплина и контроль, сказал он себе. Дисциплина и контроль делают человека мужчиной. Он несколько раз глубоко вздохнул; несколько человек смеялись над ним, и кто-то плюнул в его правую щеку. — Мы хотим видеть Толстяка. Он здесь вожак, да? У него больше всего оружия и еды?

— Гони их отсюда! — закричала коренастая женщина со вьющимися волосами, размахивая длинным вертелом. — Нам не нужны их чертовы болезни!

Роланд услышал сзади звук возводящегося курка, и понял, что кто-то держит ружье прямо за его головой. Он вздрогнул, затем медленно повернулся назад, ухмыляясь. Белобрысый парень, примерно его возраста, одетый в дутую куртку, нацелил ружье ему прямо между глаз.

— Ты воняешь, — сказал белобрысый парень, и его коричневые мертвые глаза показали Роланду повернуться. Роланд стоял спокойно, его сердце стучало как молоток.

— Я говорю, что мы хотим увидеть Толстяка, — повторил Маклин. — Вы проведете нас, или как?

Бородатый мужчина хрипло засмеялся.

— У вас слишком много храбрости для бородавочников! — Он перевел глаза на Шейлу Фонтану, осматривая ее груди и тело, затем обратно на автомат, который держал Маклин.

Роланд медленно поднял руку перед лицом мальчишки-блондина, затем так же медленно опустил ее вниз и запустил в карман своих брюк. Палец белобрысого мальчишки был на спусковом крючке. Рука Роланда нашла то, что хотела, и он начал вытаскивать это.

— Ты можешь оставить женщину, и мы не убьем тебя, — бородатый человек сказал Маклину. — Только убирайтесь отсюда обратно в свою нору. Мы забудем, что даже…

Маленькая пластиковая бутылочка ударила о землю перед его левым сапогом.

— Ну же, — сказал ему Роланд. — Возьми. Понюхай.

Мужчина заколебался, посмотрел на других вокруг, которые еще кричали и прыгали и поедали Шейлу Фонтану живьем своими глазами. Затем опустился на колени, поднял пузырек, который бросил Роланд, откупорил его и понюхал.

— Что за черт!

— Мне убить его, мистер Лаури? — спросил белобрысый паренек с надеждой.

— Нет! Отпусти проклятое ружье! — Лаури понюхал содержимое пузырька снова, его большие голубые глаза начали мутнеть. — Опусти ружье! — повторил он, и мальчишка неохотно послушался.

— Вы собираетесь провести нас к Толстяку? — спросил Маклин. — Я думаю, вам понравилось нюхать, да?

— Где вы достали эту штуку?

— Толстяк. И прямо сейчас!

Лаури закрыл пузырек. Он поглядел вокруг на остальных, назад на трейлер и задумался. Он прищурился, и Роланд мог сказать, что этот мужчина уж точно не имел хорошо развитой мыслительной системы между ушами.

— Хорошо, — он махнул ружьем. — Двигайся, осел.

— Убейте их! — завизжала коренастая женщина. — Не дайте им смешаться с нами!

— Послушайте вы, все! — Лаури держал ружье в одной руке, а в другой крепко зажал пузырек с таблетками. — Они не зараженные или что-то в этом роде. Я хочу сказать, что они…

Просто грязные! Они не такие, как другие бородавочники! Я беру ответственность за них на себя!

— Не пускай их! — закричала другая женщина. — Они — чужаки!

— Двигайтесь, — сказал Лаури Маклину. — Если ты попробуешь вытворить что-нибудь веселое, то станешь просто безголовым ублюдком. Понял?

Маклин не ответил. Он подтолкнул Шейлу вперед, и Роланд последовал за ними вперед, к большому серебристому трейлеру. Группа людей гордо сопровождала их, включая агрессивного мальчишку с ружьем.

Лаури приказал им остановиться, когда они были на расстоянии десяти шагов до трейлера. Он поднялся по нескольким кирпичным ступенькам к двери и постучал в нее прикладом ружья. Изнутри раздался высокий тонкий голос:

— Кто это?

— Лаури, мистер Кемпка. Мне нужно кое-что показать вам.

Некоторое время ответа не было. Затем весь трейлер вздрогнул и немножко наклонился, когда Кемпка — Толстяк, который, как Маклин узнал от одного из бородавочников, был вождем лагеря на берегу озера, — подошел к двери. Отодвинулась пара задвижек. Дверь отворилась, но Маклин не смог увидеть того, кто открыл ее. Лаури сказал Маклину подождать здесь, затем вошел в трейлер. Дверь закрылась. Как только он скрылся, раздались проклятия и смешки, и снова в них полетели бутылки и банки.

— Ты сумасшедший, герой войны, — сказала Шейла. — Они не выпустят нас живыми.

— Раз уж мы пришли, другого пути у нас нет.

Она повернулась к нему, не обращая внимания на автомат, глаза ее сверкали гневом.

— Ты что, думаешь, что можешь убить меня, герой войны? Да как только ты нажмешь на пусковой крючок, эти ублюдки разорвут тебя на кусочки. Кто тебе сказал, что ты имеешь право использовать мои запасы? Это «колумбийский сахар» очень высокого качества, а ты разбрасываешься им!

Маклин слегка улыбнулся.

— Ты хочешь иметь шанс, да? — Он не стал дождаться ответа, потому что уже знал его. — Ты хочешь иметь пищу и воду? Ты хочешь спать под крышей над головой и не ожидать, что кто-то убьет тебя ночью? Я хочу того же, и Роланд тоже. У нас нет этого, если мы бородавочники, а если мы принадлежим к здешним, то у нас есть шанс достичь этого.

Она покачала головой, но хотя и была разъярена потерей порошков, она знала, что он был прав. Мальчишка проявил настоящую смекалку, предложив это.

— Ты сумасшедший.

— Это мы еще посмотрим.

Дверь трейлера открылась. Лаури высунул голову.

— Хорошо. Входите. Но сначала отдайте мне ружье.

— Так не пойдет. Ружье останется у меня.

— Ты слышал, что я сказал, мистер!?

— Да, слышал. Ружье останется у меня.

Лаури обернулся через плечо на человека внутри трейлера. Затем: — Хорошо. Поднимайтесь, и побыстрее!

Они поднялись по ступенькам в трейлер, и Лаури закрыл за ними дверь, закрепив ее шваброй, а затем приставил свое оружие к голове Маклина.

За столом на другом конце трейлера сидела капля, одетая в запачканную едой тенниску и короткие штаны. Волосы были рыжего цвета и стояли на черепе дыбом, борода была с красно-зелеными полосами от еды. Голова выглядела слишком маленькой по сравнению с грудью и массивным животом, и у него было четыре подбородка. Глаза — маленькие черные бусинки на бледном, дряблом лице. В трейлере всюду были разбросаны банки консервов, бутылки «Кока-колы», «Пепси» и других напитков, около ста упаковок пива «Бадвейзер» сложены были у одной из стен. За ним был целый арсенал: стойка с семью винтовками, одна из них снайперская, старый автомат «Томпсон», базука, различные пистолеты, висевшие на крючках. Перед ним на столе была насыпана горка кокаина из пластикового пузырька, который он крутил между пальцев. Рядом с ним лежал «Люгер», дуло его было направлено на посетителей. Он поднес щепотку кокаина к ноздрям и с наслаждением понюхал, словно бы нюхал французские духи.

— У вас есть имена? — спросил он, почти девичьим голосом.

— Меня зовут Маклин. Полковник Джеймс Б. Маклин, бывший военнослужащий ВВС Соединенных Штатов. Это Роланд Кронингер и Шейла Фонтана.

Кемпка взял следующую щепоть кокаина и запустил ее в ноздрю.

— Откуда вы достали это, полковник Маклин?

— Мои медикаменты, — сказала Шейла. Она подумала, что никогда не видела более омерзительного существа. Даже в слабом желтом свете двух ламп, освещавших трейлер, она едва могла вынести Толстяка. Он выглядел как круглый уродец, и из его мочек ушей, длинных и жирных, торчали серьги с рубинами.

— И эти «медикаменты» сейчас передо мной?

— Нет, — ответил Маклин. — Нет, далеко не все. Там много больше кокаина и почти все виды таблеток.

— Таблетки, — повторил Кемпка. Его черные глаза нацелились на Маклина. — Какие таблетки?

— Всякие. ЛСД, Пи-Си-Пи. Болеутоляющие. Транквилизаторы.

Шейла заметила:

— Герой войны, да ты ни черта не знаешь о леденцах, да? — Она шагнула к Кемпке, и Толстяк опустил руку на приклад «Люгера». — «Черная Прелесть», «Шершень», «Голубые Ангелы», «Бенниз», «Шипучие» и «Красные Жала». Все — высокой очистки.

— Это так? Вы занимались такими делами, молодая леди?

— Да, полагаю. А какими делами занимались вы? — Она оглядела весь беспорядок в трейлере. — Разводили свиней?

Кемпка уставился на нее. Затем его живот начал медленно трястись вслед за его подбородками. Все его лицо тряслось будто тарелка с желе, и высокий девичий смешок вырвался из его губ.

— Хи-хи! — сказал он, его щеки покраснели. — Хи-хи! разводил свиней! Хи-хи! — Он махнул толстой рукой Лаури, который пытался сдержать нервный смех. Когда он закончил смеяться, Кемпка сказал:

— Нет, дорогая, я занимался не разведением свиней. У меня был оружейный магазин в Ранчо Кордова, к востоку от Сакраменто. Совершенно случайно я занимался как раз упаковкой своих товаров, когда бомбы стали падать в залив. У меня также хватило ума зайти по пути на восток в бакалейную лавку. Мистер Лаури был в моем магазине клерком, и мы на некоторое время спрятались в Национальном Парке штата Эльдорадо. Дорога привела нас сюда, и другие люди тоже стали сюда прибывать. Вскоре образовалось маленькое сообщество. Большинство людей приходили для того, чтобы искупаться в озере. Они верили, что это купание смоет радиацию и очистит их. — Он пожал своими объемистыми плечами. — Может быть и так, может быть и нет. В любом случае, я наслаждаюсь, играя роль Короля Горы или кого-то типа Бога-Отца. Если кто-то не делает так, как я говорю, я просто изгоняю его на землю бородавочников или убиваю. — Он снова хихикнул, его черные глаза весело засверкали. — Понимаешь, здесь я создаю законы. Я, Фредди Кемпка, последний из корпорации «Оружейный супермаркет Кемпки». О, это настоящий успех!

— Хорошо вам, — пробормотала Шейла.

— Да. Мне хорошо. — Он растирал кокаин между пальцев и нюхал по очереди каждой ноздрей. — Мое, мое! Это сильный наркотик, да? — Он облизал свои пальцы, и посмотрел на Роланда Кронингера. — А кем собираетесь стать вы, вольный кадет?

Роланд не ответил. Я заткну тебя, большой толстый осел, подумал он. Кемпка хихикнул.

— Как вам удалось пробраться из земли бородавочников, полковник?

Маклин рассказал всю историю, как разрушился Земляной Дом и как он и мальчишка выбрались. Маклин не упомянул Солдата-Тень, потому что знал, что тот не любил, когда о нем говорят с незнакомцами.

— Я понимаю, — сказал Кемпка, когда он закончил. — Да, как говорится, благими намерениями вымощена дорога в Ад, да? Теперь: я так понимаю, что вы пришли и принесли хорошие наркотики с определенной целью. Какой?

— Мы хотим поселиться в лагере. Мы хотим получить палатку и запас еды.

— Все палатки, которые у нас есть, принесены людьми на их спинах. Они все переполнены. Мест нет, полковник!

— Тогда сделайте место. Дайте нам палатку и немного еды, и у вас будет недельный рацион кокаина и таблеток. Можете называть это рентой.

— А что я буду делать с наркотиками, сэр?

Роланд рассмеялся, и Кемпка взглянул на него из-под полуприкрытых век.

— Ну как же, мистер. — Роланд шагнул вперед. — Вы прекрасно понимаете, что можете купить за эти наркотики что угодно, чего хотите! За эту штуку вы можете купить человеческие умы, потому что каждому сейчас хочется забыться. Они отдадут вам все, что вы захотите: еду, оружие, горючее — все.

— У меня уже все это есть.

— Вполне возможно, — согласился Роланд. — Но вы уверены, что вам этого хватит? Что, если еще кто-то в большем трейлере приедет завтра в лагерь?

Что, если у них будет больше оружия, чем у вас? Что, если они будут сильнее и подлее? Те люди снаружи, — он кивнул на дверь. — Они только ждут кого-нибудь сильного, кто скажет им, что делать. Они хотят, чтобы ими командовали. Они не хотят думать сами. Это — способ положить их умы в свой карман. — Он показал на снежную горку.

Кемпка и Роланд молча уставились друг на друга, и Роланд чувствовал себя так, будто смотрит на гигантского слизняка. Черные глаза Кемпка впились в глаза Роланда, и наконец слабая улыбка скользнула по его рту.

— Эти наркотики купят мне сладкого вольного кадета?

Роланд не знал, что сказать. Он был ошеломлен и, должно быть, это проявилось на его лице, потому что Кемпка фыркнул и засмеялся. Когда его смех оборвался, Толстяк сказал Маклину:

— Что мешает мне убить вас прямо сейчас и взять все наркотики, полковник!?

— Одна вещь: наркотики зарыты в земле бородавочников. И только Роланд знает, где они. Он будет приносить порцию раз в неделю, но если кто-нибудь вздумает следовать за ним, то окажется без головы.

Кемпка постучал пальцами по столу, глядя на горку кокаина, на Маклина и Роланда — минуя девчонку — и снова на «колумбийский сахар».

— У нас есть применение для наркотиков, мистер Кемпка, — сказал Лаури. — Завтра придут с газовым обогревателем, который утеплит наш трейлер. А еще принесут целый мешок виски. И еще нам нужны тросы. Я с удовольствием отобрал бы обогреватель и бутылки «Джона Даниэля», но оба новых пришельца вооружены до зубов. И, к тому же, возможно, это хорошая идея — продавать наркотики за стволы.

— Я потом решу, хорошая ли это идея или нет. — Лицо Кемпки пошло рябью, когда он нахмурился. Он сделал глубокий вздох и с ревом выдохнул. — Найди им палатку. Поближе к трейлеру. И скажи всем, что если кто-нибудь тронет их, то он будет отвечать перед Фредди Кемпкой. — Он широко улыбнулся Маклину. — Полковник, я верю тебе и твоим друзьям, и в то, что вы будете очень интересным дополнением к нашей маленькой семье. Я надеюсь, мы можем использовать ваши медикаменты с обоюдной пользой.

— Я тоже надеюсь. — Маклин подождал, когда Лаури опустит свое ружье, и затем в свою очередь опустил автомат.

— Теперь мы все счастливы, да? — он уставился на Роланда Кронингера своими черными, жадными глазами.

Лаури привел их к маленькой палатке, находящейся в тридцати ярдах от трейлера. Она была занята молодым мужчиной и женщиной, державшей на коленях пеленатого младенца. Лаури направил ружье на голову молодого человека и сказал:

— Убирайся!

Человек, изуродованный и изможденный, с провалившимися и утомленными глазами, выкарабкался из-под спального мешка. Его рука с охотничьим ножом поднялась, но Лаури шагнул вперед и наступил на тонкое запястье мужчины сапогом. Лаури опустил на нее весь свой вес, и Роланд во все глаза наблюдал, как мужчине ломали кости. Глаза Роланда были пустыми, ничего не выражающими, даже когда раздался треск, звук щелчка.

Лаури просто делал то, что ему было приказано. Младенец начал кричать, и женщина вскрикнула, но мужчина только держался за свое сломанное запястье и тупо смотрел на Лаури.

— Вон! — Лаури приставил ружье к голове мужчины. — Или ты глухой, ублюдок?

Мужчина и женщина тяжело поднялись на ноги. Он остановился, чтобы собрать спальные мешки и рюкзак своей изуродованной рукой, но Лаури схватил его за шкирку и выкинул его наружу, бросая на землю. Женщина зарыдала, бросилась к мужу. Собиралась толпа посмотреть на зрелище, и женщина завизжала.

— Вы животные! Вы грязные животные! Это наша палатка! Она принадлежит нам!

— Теперь уже не ваша! — Лаури показал ружьем на территорию бородавочников. — А ну, пошли!

— Это несправедливо! Несправедливо! — рыдала женщина. Она глядела умоляюще на людей. На Роланда, на Маклина, и на Шейлу тоже, и при этом видела одно и тоже в каждом лице: пассивное равнодушное любопытство, как будто они смотрели на насилие по телевизору. Хотя кое у кого было слабое выражение отвращения или жалости, большинство зевак были уже свободны от всех эмоций.

— Помогите нам! — умоляла женщина. — Пожалуйста…

Кто-нибудь, помогите нам!

Несколько человек имели оружие, но никто из них не вмешался. Маклин понимал почему: такое поведение было необходимо для выживания. Фредди Кемпка был здесь императором, а Лаури был его лейтенантом, возможно одним из многих, которых он использовал как уши и глаза.

— Убирайтесь, — повторил он паре. Женщина продолжала выть и плакать, но наконец мужчина встал, с глазами мертвыми и побежденными, и начал тащиться медленно к земле с обломками машин и разлагающимися трупами. Выражение ее лица превратилось в ненависть; она встала, качая в руках ребенка, и закричала толпе:

— Это случится и с вами! Вы еще поймете! Они заберут все, что у вас есть! Они придут и вышвырнут вас вон!

Лаури размахнулся прикладом ружья. Он ударил по черепу младенца, и сила его удара свалила женщину на землю.

Плач младенца навсегда прекратился.

Она посмотрела в лицо младенца и закричала от ужаса.

Шейла Фонтана не могла поверить тому, чему была свидетельницей; она хотела отвернуться, но сцена крепко держала ее внимание. Ее живот взбунтовался, и она в уме все еще слышала крики младенца, как бы эхом звучащий в ее черепе. Она зажала себе рукой рот, чтобы не закричать.

Молодой мужчина, ходячий труп в одежде, шел через равнину, даже не позаботившись оглянуться.

Наконец, с ужасающим вздохом, женщина встала, прижимая молчаливого младенца к груди. Ее огромные, выпученные глаза встретились с глазами Шейлы и прошли дальше. Шейла почувствовала, будто ее душа была сожжена до пепла. Если…

Если бы только ребенок перестал плакать, подумала Шейла. Если бы только…

Молодая мать встала и последовала за своим мужем в туман.

Зеваки начали расходиться. Лаури опустил приклад ружья на землю и, показывая на палатку, сказал:

— Похоже, у нас появилось свободное место, полковник.

— Вы…

Вы все же сделали это? — спросила Шейла. Внутри ее трясло и тошнило, но на лице не было ни одного знака этого, глаза были холодными и суровыми.

— Все они забывают, кто здесь диктует правила. Ну? Так вам нужна палатка или нет?

— Нужна, — ответил Маклин.

— Тогда входите. Здесь даже есть пара спальных мешков и немного еды. Прямо как дома, а?

Маклин и Роланд вошли в палатку.

— А где буду жить я? — спросила Шейла.

Он улыбнулся, оглядывая ее сверху донизу.

— Ну, у меня есть классный спальный мешок в трейлере. Понимаешь, обычно я сплю с мистером Кемпкой, но я не являюсь любителем этого. Он любит молоденьких мальчиков и ни черта не разбирается в женщинах. Что ты на это скажешь?

Она ощутила запах его тела и не могла решить, кто же был хуже, он или герой войны.

— Забудь об этом, — сказала она. — Я остаюсь здесь.

— Я доберусь до тебя рано или поздно.

— Когда Ад замерзнет.

Он облизал палец и выставил его, чтобы определить направление ветра.

— Становится довольно морозно, дорогая. — Затем засмеялся и пошел прогулочным шагом к трейлеру.

Шейла смотрела, как он уходит. Она поглядела в сторону земли бородавочников и увидела неясное очертание мужчины и женщины, идущих через туман в неизвестность, лежащую перед ними. Эти двое не имели ни малейших шансов выжить, подумала она. Возможно, они и сами знали это. Ребенок все равно бы умер, подумала она. Конечно. Ребенок был почти полумертвым.

Но этот случай оставил в ее памяти наибольший след, чем все виденное раньше, и она не могла не думать, что там, где несколькими минутами раньше был человек, осталось теперь лишь душа. И все это случилось из-за ее наркотиков, потому, что сюда пришла она с героем войны и пареньком-сопляком, слишком серьезно играющим в войну.

Молодая пара скрылась за пеленой дождя. Шейла повернулась спиной к земле бородавочников и проскользнула в палатку.


ГЛАВА 37 ТАРАКАНЫ | Песня Свон | ГЛАВА 39 РАЙСКИЙ УГОЛОК