home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 68

МАСКА ИОВА РАСКОЛОЛАСЬ

— Сестра! Сестра, проснись!

Она открыла глаза и увидела фигуру, стоящую над ней. Несколько секунд она не могла понять, где находится, и инстинктивно крепче схватилась за кожаный футляр. Потом она вспомнила: она в хижине Глории Бауэн, она задремала в тепле, исходящим от печки, и последнее, что она смогла припомнить, это что кто-то играет на флейте у костра снаружи.

Глория ее разбудила.

— Тебя зовет Джош! — сказала она Сестре испуганным голосом. — Скорее!

Что-то происходит со Свон!

Сестра встала. Пол, который находился рядом и все слышал, тоже поднялся с пола, где они спали. Они пошли за Глорией в соседнюю комнату, где увидели Джоша, склонившегося над Свон. Аарон стоял и смотрел широко раскрытыми глазами, держась за водоуказующую лозу.

— Что это? — спросила Сестра.

— Лихорадка! Она горит вся!

Джош взял кусок ткани из ведра с растаявшим снегом и отжал его. Он стал протирать холодной тканью шею и руки Свон, и мог поклясться, что видит, как в золотистом свете лампы подниматься пар. Он боялся, что все ее тело может вдруг пройти через точку воспламенения и взорваться.

— Нам нужно ослабить ее жар!

Пол коснулся руки Свон и быстро отдернул ее, как будто коснувшись печной дверки.

— Боже мой! И давно она так?

— Я не знаю. У нее был жар, когда я проверил час назад, но не такой.

Он снова опустил кусок ткани в холодную воду, и на этот раз приложил ее к Свон не отжимая. Свон сильно дрожала, голова ее дергалась взад-вперед, она тихо и ужасно стонала.

— Она умирает, Джош! — воскликнул Аарон. В его глазах были слезы. — Не давайте ей умереть!

Джош опустил руки в холодную воду и провел ими по горящей коже Свон. Она сгорала изнутри, так ужасно она горела. Он не знал что делать и смотрел на Сестру.

— Пожалуйста, — сказал он. — Помогите мне спасти ее!

— Вынесите ее отсюда! — Сестра ужа почти взялась, чтобы помочь вынести ее. — Мы можем покрыть ее снегом.

Джош подсунул руки под спину Свон и стал ее поднимать. Она дернулась, и ее обмотанные руки схватились за воздух. Он взял ее в свои объятия и положил ее голову себе на плечо. Тепло, исходившее от нее сквозь маску Иова, почти опаляло его. Он сделал два шага, когда Свон закричала, забилась и обмякла.

Джош почувствовал, что жар проходит. Почувствовал, что ужасное тепло покидает ее тело, как будто кто-то открыл дверь печи прямо ему в лицо. Почувствовал, что оно поднимается как пелена пара и держится на потолке прямо над его головой.

Она лежала у него на руках без движения, и Сестра подумала, что она умерла. О, Боже мой, Свон умерла.

Колени у Джоша почти подломились.

— Свон! — позвал он, и голос его дрогнул.

Ее длинное хрупкое тело остывало. Слеза почти ослепила его, и у него вырвалось рыдание, сотрясшее его тело.

Осторожно, нежно он снова положил ее на кровать. Она лежала как раздавленный цветок, вытянув руки и ноги.

Джош боялся взять ее запястье и проверить пульс. Боялся, что на этот раз искра жизни уйдет.

Но все-таки взял. И ничего не мог почувствовать. На несколько секунд он склонил голову.

— О, нет, — прошептал он. — О, нет, я думаю, что она…

Под пальцами у него почувствовалось слабое трепетание.

И еще раз. Потом третий и четвертый — все сильнее.

Он взглянул на лицо Свон. Тело ее дрожало — и тогда появился этот жуткий шум, как будто ломалась толстая сухая глина.

— Ее…

Лицо — прошептал Пол, стоящий в ногах кровати.

У линии волос вдоль маски Иова поползла трещина.

Она прошла там, где должен быть лоб, делая зигзаг на носу, затем вниз по левой щеке к челюсти. Единственная трещина стала расширяться, разломилась, от нее поползли другие. Части маски Иова стали отходить и отваливаться, как куски громадного струпа, под которым наконец-то зажила глубокая и отвратительная рана.

Пульс у Свон был бешеный. Джош опустил ее запястье и шагнул обратно, глаза были открыты так широко, что казалось, они сорвутся с поверхности его собственной маски. Сестра сказала:

— О-о…

— Боже, — закончила Глория.

Она схватила Аарона, прижала его к своему бедру, и положила руку на лицо, чтобы защитить его глаза. Но он ее отодвинул.

Маска Иова продолжала раскалываться, с небольшими хлопками и быстрым треском. Свон лежала тихо, за исключением того, что грудь ее быстро поднималась и опадала. Джош хотел коснуться ее, но не стал — потому что маска Иова вдруг треснула на две половины и упала с лица Свон.

Никто не шевельнулся. Пол выдохнул. Сестра была слишком ошеломлена, чтобы делать что-нибудь кроме того, как смотреть.

Свон еще дышала. Джош подошел к ней, взял фонарь с крючка на стене и поднял его над головой Свон.

У нее не было лица. Освобожденные от опавших куском маски Иова, черты Свон оказались стертыми, белыми и гладкими, как свечной воск, за исключением двух небольших отверстий ноздрей и щели у рта. Трепещущей рукой Джош провел пальцы по тому месту, где должна была быть ее правая щека. Они погрузились в беловатое скользкое вещество, которое имело консистенцию нефтяного желе. А под желеобразной массой…

— Сестра, — сказал он быстро, — вы это перенесете?

Он дал ей фонарь, и она увидела то, что было в трещинах, и почти что упала в обморок.

— Теперь держите фонарь крепче, — сказал он и вынул кусок ткани из ведра со снеговой водой.

Затем медленно и осторожно он стал стирать желеобразную массу.

— Боже мой! — его голос задрожал. — Посмотрите на это! Посмотрите!

Глория и Пол подошли поближе, чтобы посмотреть, а Аарон встал на цыпочки.

Сестра увидела. Она отвела в сторону кусок маски Иова и коснулась завитка волос Свон. Он потемнел от скользкой массы, покрывавшей его, но отсвечивал золотыми и рыжеватыми огоньками. Это были самые прекрасные волосы, которые она когда-либо видела, и они росли на голове у Свон сильными и крепкими.

— Аарон! — позвал Джош. — Пойди приведи Анну и Джина! Скорее!

Мальчик выскочил. Пока Джош продолжал счищать пленку, черты лица Свон стали проясняться.

И тогда он взглянул вниз на ее лицо, и коснулся лба. Лихорадка ее прошла, температура была почти нормальной. И хотя глаза ее все еще были закрыты, но она очень спокойно дышала, и Джош решил дать ей уснуть.

— Какого черта эта суматоха? — спросила Анна Мак-Клей, когда вошла.

— Вот, — тихо сказал Джош и отступил, чтобы Анна могла видеть.

Она остановилась, как будто налетела на стену, и глаза на ее грубом старом лице наполнились слезами.


ГЛАВА 67 ЭТО МУЖСКОЙ МИР | Песня Свон | ГЛАВА 69 ПОЦЕЛУЙ