home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 17

Сэмсон выключил фары, потому что мы уже въехали на гравийную подъездную площадку, располагавшуюся сбоку от «храма».

— Сэм, — сказал я, — только не удивляйся моей просьбе и не говори, что я дурак. Но прошу тебя, очень прошу — пока мы здесь, будь рядом. О'кей? Что-то должно произойти. Существует пока только одно разумное объяснение всему, что тут творится, и я хочу получить доказательства. Давай договоримся так: я изображаю дубоватого простофилю, а ты мне подыгрываешь. Возможно, сработает.

Не говоря больше ни слова, мы направились к дому, и Сэм засунул в рот очередную сигару.

— Провалиться мне ко всем чертям, Шелл! Ей-богу, если бы не ты… И попробуй только не найти доказательств — упрячу в каталажку и глазом не моргну.

— Доказательства будут. — Я старался придать своему голосу как можно больше уверенности. — Сначала я хочу поговорить с ним, не раскрывая всех карт. Пусть поломает голову, зачем к нему пожаловала полиция.

Мы позвонили. Открыл сам Нарда. Наступило короткое молчание. Челюсть у него опустилась, потому что он сразу же узнал меня.

— Маленький сюрприз. Что, Нарда, не ожидал? Не думал меня снова увидеть?

Он резко надавил на дверь, но мы с Сэмом оказались быстрее, а к тому же и сильнее. В драпированной черным комнате ничего не изменилось. Только вот музыки не было. Орган молчал.

Нарда, жестко ступая, отошел в глубь комнаты и неприязненно взирал на нас оттуда из-под белого тюрбана. Черные одеяния закрывали его тело до самых щиколоток.

— Познакомься, Нарда, это — Фил Сэмсон, капитан полиции. Отдел по расследованию убийств.

— Убийств? Но почему… чего вам здесь надо?

Он уже немного пришел в себя, но волнение его выдавало.

— Капитан желает поговорить с тобой. И я тоже. Слегка побеседовать. Может быть, пройдем в твою комнату?

— А почему не здесь? — возразил он. — Это мой дом. Вы вторгаетесь на мою территорию. Не имеете права.

— Имеем, Нарда. Прав у нас больше, чем у тебя. Идем.

Он плотно сжал челюсти, но подчинился и ввел нас в то помещение, где прошлой ночью я занимался грабежом.

Перед тем как войти, я шепнул Сэму:

— Глаз с него не спускай. Я сейчас буду.

Он от удивления чуть было не откусил кончик незажженной сигары, но я уже метнулся обратно, и разразиться бранью Сэм просто-напросто не успел.

Я рыскал по дому в поисках Лорен. Той самой херувимоподобной, одетой в белое маленькой золушки, с кем нервничающий сейчас Нарда имел обыкновение обмениваться такими пылкими любовными взглядами. «А ведь она может кое-что прояснить», — надеялся я. На нижнем этаже никого не было. Холл, комната Нарды, несколько других комнат — все пустые. Но в первой же комнате наверху я наткнулся на вторую прислужницу, накануне освещавшую мой путь к заутрене. Дверь была не заперта, и я дернул за ручку как раз в тот момент, когда женщина собиралась выходить. Она удивилась, словно людей никогда не видела. Подумала, наверное, ангелы слетели.

— Спокойно, спокойно. Не волноваться. У босса небольшие неприятности. Внизу полиция.

— Полиция? — Невинные глазки в ужасе выпучились.

— Да-да, но волноваться все равно не стоит. Я ищу Лорен. Где ее комната?

— Вторая отсюда через холл. А что случилось?

— Пока ничего не случилось. Мы все выясним и объясним. Большое спасибо. Советую оставаться в своей комнате.

Собравшаяся было размяться раба Божья с видимым трудом проглотила мои слова, шейка у нее смешно дернулась.

— Я поняла, сэр. Я все поняла.

Я подождал, пока дверь закрылась, и двинулся в указанном направлении. Вход в следующую комнату находился как раз напротив лестницы, а еще одну дверь я увидел сразу же, миновав холл. Я постучался. Тишина. Пришлось воспользоваться универсальной отмычкой.

…Лорен, по всей видимости, умерла совсем недавно. Тело ее, несмотря на синюшность, еще сохраняло тепло и упругость. Казалось, что вот-вот, минуту назад, с губ ее слетело последнее дыхание, конечности ослабели, а боль пересилила волю. Смерть настигла бедняжку у самой двери, темно-голубое платье запуталось в ногах, а она уже не смогла его расправить.

В широко раскрытых глазах застыло ни с чем не сравнимое оцепенение угасшей жизни. На губах выступила пена. Левая рука девушки была поджата под себя, правая вытянута вперед, и пальцы на обеих руках сжаты в кулак. Рядом с телом валялся пустой шприц. Тонкая игла, впрыснувшая яд в вену, матово поблескивала.

Шприц я так и оставил, подбирать не стал. Если на нем и были чьи отпечатки, то только Лорен. Наклонившись, я понюхал иглу и сам шприц. Тот же характерный запах персиковой косточки, что и на губах.

Все было ясно. Лорен впрыснула себе в вену цианистый калий. Смерть наступила мгновенно: резкая боль, головокружение, усиленное сердцебиение, переходящее в спазм, судорожное сокращение мышц, каждая клеточка организма задыхается без воздуха. Она умерла быстро и… ужасно.

Я к Лорен почти не прикасался, только пульс пощупал. Затем сел на пол и задумался. Мне многое вспомнилось в тот момент: лица, слова, взгляды, захлопывающиеся двери и, помимо всего прочего, убийства. Если честно, то я не ожидал, что найду Лорен вот так, лежащей мертвой на полу, и я даже немного растерялся. Но в то же время кое-что и прояснилось. Кое-что, тревожившее меня всю дорогу. В памяти отчетливо всплыли события последних дней и ночей, а особенно Нарда и его действия. Но надо было идти.

Я поднялся на ноги, спустился к телефону и набрал номер своей квартиры. Трубку сняли, но никто не отвечал.

— Лина, это Шелл. Мне нужна твоя помощь.

Молчание.

Сначала мне стало не по себе, но я тут же вспомнил, что сам велел ей никому не отвечать, пока она не убедится, что звоню именно я. К тому же раньше по телефону мы с Линой не разговаривали и узнать меня с первого раза было трудно.

— О'кей, моя страстная. — Я заговорил по-другому и упомянул несколько деталей предыдущей ночи, знать о которых посторонний человек никак не мог.

Лина сразу рассмеялась:

— О, так это же мой querido Шелл. Что надо сделать?

— Ты знаешь, где находится храм Общества Внутреннего Мира на бульваре Сильвер-Лэйк?

— Знаю, знаю, не сомневайся.

— Ну так вот. Тебе это может показаться глупо, но это важно. Ты Нарду знаешь? Он — самая главная шишка в этом обществе.

— Нет, Шелл.

— Впрочем, ладно, слушай, что от тебя требуется. Я здесь вместе с Сэмсоном — это большой седовласый капитан полиции. Такой же здоровый, как и я, только лицо розовое и челюсть выступает вперед. Скорее всего, он будет жевать сигару. Так вот, кроме нас двоих в комнате будет еще и третий. Он-то и есть Нарда. Бери такси и дуй сюда. И побыстрее. Глаза накрасишь потом.

Я рассказал Лине расположение комнат и продолжил инструктаж:

— Постучишься в дверь комнаты, где мы сидим, сразу войдешь и начнешь над Нардой смеяться. Поняла? Хохотать надо так, словно ничего смешнее ты в жизни не видела. Дверь с улицы здесь открыта. Когда придешь, хлопни ею посильнее, чтобы я знал. Пока все. Поняла, спрашиваю?

— Querido, сделаю так, как ты приказываешь. Но, по-моему, у тебя крыша поехала.

— Возможно, милая. Действуй.

Я положил трубку и прошел в комнату Нарды. Сэмсон сидел на деревянном стуле у входа, а хозяин дома, нервно сжимая и разжимая пальцы, стоял напротив. Он посмотрел на меня весьма недружелюбно.

Я молча приблизился к Нарде, ухватился одной рукой за свободный ворот черного балахона, другой за белый тюрбан, дернул, и нашему взору предстала блестящая лысая голова активно здравствующего покойника Уолтера Пресса.


Глава 16 | Дело об исчезнувшей красотке | Глава 18