home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 11

– Что еще за черная желтянка? – надавила на Хубаксиса Ванесса, пока ее отец щупал пульс у полумертвого Креола. Надо сказать, выглядел маг очень плохо – примерно как тогда, когда он только что встал из гроба.

– Болезнь… – заломил руки джинн. – Очень плохая болезнь, очень плохая… Хозяин однажды уже переболел, вот мы и забыли о ней… Но мы же должны были учесть, что после второго рождения она снова явится! Прости меня, хозяин, прости!

– Подробнее! – прошипела Ванесса. – Что за болезнь? Как лечить?

– Плохая болезнь! – оскалился Хубаксис. – Приходит только один раз в жизни, но если вовремя не вылечить – смерть. Человек сначала желтеет, потом чернеет, потом умирает. Как же ты не знаешь такой распространенной болезни?

– Никогда не слышала, – отмахнулась Вон. – У нас этим не болеют.

– Ваше счастье… – завистливо покачал головой джинн. – А раньше многие болели… Хозяин и сам ее лечил, к нему многие ходили…

– Говоришь, он сам уже болел?

– Ну да, – серьезно кивнул Хубаксис. – Она, болезнь-то, может очень долго в человеке сидеть, незаметно совсем, и не видно, что болен. А потом разозлишься сильно, желчь-то к сердцу прильет, ну и… Обычно так бывает. У хозяина специально на такой случай всегда под рукой настойка была, если вдруг сам…

– И где она?! – Ванесса как следует встряхнула маленького джинна. – Где ваша долбаная настойка?!

– Да не брали мы ее с собой! – заорал Хубаксис. – И не готовили больше! Зачем, если хозяин уже переболел?! Кто ж знал, что так будет… Да и забыли совсем, давно это было… У нас ведь тоже тогда эпидемия закончилась, болеть перестали… Как куклусов перебили всех… хотя это неважно.

– И что же делать? – подчеркнуто спокойно спросила Вон.

– Только без паники! – Мао встал с дивана и подошел к орущим друг на друга Ванессе и Хубаксису. – Если лекарство приготовили один раз, его можно приготовить и во второй. Главное – достать рецепт.

– Точно! – глаза Вон загорелись. – Быть не может, чтобы в той дурацкой книжке не нашлось рецепта!

– Какой еще книжке? – не понял отец.

– Да той, волшебной, которую Креол писал целых две недели… потом расскажу. Хуби, там есть рецепт, или нет?

– Должен быть… – задумчиво погрыз ноготь Хубаксис. – Надо поискать…

– Сколько у нас времени, вот что меня интересует, – спросил Мао. – Выглядит он очень плохо…

– А хозяин еще не начал желтеть? – перелетел через его голову Хубаксис. – Пока нет… Думаю, часа три-четыре…

– Сколько?! – взвилась Ванесса. – Так что ж ты молчал, остолоп, побежали скорее книжку листать! Эй, Хуберт, ты здесь?

– Да, мэм, – церемонно отозвался домовой, выступая прямо из воздуха.

– А это еще кто? – прищурился Мао, уже ничему не удивлявшийся.

– Наш домовой. Хуберт.

– Счастлив нашей встрече, сэр, – поклонился брауни. – Чем я могу услужить?

– Папа, Хуберт, берите нашего больного, и тащите к нему в кабинет. Пусть будет поблизости.

– Я тоже помогу, – промурлыкал Бат-Криллах, появляясь, как всегда, неожиданно.

– Куда ж нам без тебя… – неодобрительно покосилась на него Вон.

Оказавшись в личных покоях мага, Мао только слегка приподнял бровь. Все равно Креол пока еще не успел превратить свою берлогу в настоящий кабинет чародея, так что ничего особо необычного здесь не было.

Книгу они листали долго. Сначала с начала, потом с конца. Креол исписал толстенный альбом только на две трети, но таким бисерным почерком, что оставалось только удивляться, как он умудрился успеть столько за каких-то две недели. Хубаксис вначале подавал советы, но толку от них было немного.

– На каком это языке? – спросил отец, заглядывая через плечо дочери.

– На шумерском, – коротко ответила Ванесса, лихорадочно листая страницы.

– Не знал, что ты читаешь по-шумерски… – удивленно покачал головой папа. – Когда ты успела научиться?

– Да все он, фокусник долбаный… – сквозь зубы бросила Вон. – Он и не такое умеет…

– Может быть, посмотришь по оглавлению? – предложил Мао, видя бесплодность поисков дочери.

– Да нет здесь никакого оглавления! – огрызнулась все больше злящаяся Ванесса. Креол уже начал желтеть. – И нумерации страниц нет! И вообще никакого порядка! Как будто он писал все подряд – что вспомнит, о том и пишет!

Прошло еще десять минут. Ванесса сопела все громче и громче.

– Бесполезно! – выдохнула она, захлопывая книгу и с отчаянием оглядываясь на Креола. – Я с трудом разбираю, что он там накалякал! Эй, Хуби, а больше никаких способов нет?

Хубаксис печально вздохнул. Из его единственного глаза выкатилась одинокая слезинка.

– Есть, конечно… – грустно ответил он. – Полным-полно. Можно попросить о помощи мага-целителя. У вас есть такой? Можно вызвать демона, лечащего болезни. Вы умеете это? Можно принести жертву богу врачевания. У вас в городе есть такой храм? Можно скормить ему Великую Панацею. У вас есть это лекарство?

– Доча, ты не сдавайся! – возмущенно встряхнул ее отец. – Полистай еще!

– Минуточку… – лицо Ванессы просветлело. – Как же я забыла, дура такая!

Она выхватила из-под майки все еще висящий у нее на груди амулет, и громко приказала:

– Слуга, открой магическую книгу на странице с рецептом лекарства от черной желтянки!

Книга сама собой распахнулась и страницы замелькали, словно крылья бабочки. Через несколько секунд они остановились и книга явила миру вожделенный рецепт.

– Как ты это… – остолбенел Мао. К творящимся вокруг него чудесам он уже как-то притерпелся, но когда его собственная дочь…

– Потом расскажу, – отмахнулась Ванесса, внимательно вчитываясь в рецепт.

Она торопливо шевелила губами, с трудом разбирая отвратительный почерк – лицо Креола все еще оставалось желтым, но с каждой минутой все больше темнело.

– Итак… – пробормотала она. – Сначала какая-то кулинария. Три ложки сушеной гвоздики, щепоть мускатного ореха, три капли лимонного сока, четверть чашки сырой воды… Потом какая-то мерзость. Крысиная желчь, сердцевина глаза жабы, капля мозга половозрелого мужчины, умершего от заразной болезни… бр-р-р! Какая гадость! Где я все это раздобуду за один час?! – голос Ванессы сорвался на визг.

– Первая половина рецепта есть на кухне, мэм, – невозмутимо сообщил Хуберт. – Если не возражаете, я принесу все, что нужно.

– Давай-давай, – кивнул Мао. – Только не попадись на глазам тем ненормальным леди, а то будет в городском зоопарке новый экземпляр…

– Как прикажете, сэр, – сухо ответил домовой, становясь невидимым.

– А где брать остальное? – устало вздохнула Вон.

– Доча… – осторожно дернул ее за рукав отец, – а у твоего молодого человека не было какой-нибудь там… ну, я не знаю… лаборатории, или еще чего-нибудь в этом духе… Может, поищем?

– Что бы я без тебя делала, папочка! – благодарно улыбнулась Вон, выскакивая за дверь.

– Без меня бы ты вообще не родилась… – добродушно крякнул пожилой китаец, поспешая следом. За ним чинно шествовали четверорукий демон и крохотный джинн.

Несмотря на то, что Креол с Ванессой поселились в доме Катценъяммера всего две недели назад, маг уже успел собрать неплохую коллекцию ингредиентов для зелий и настоев. Большая их часть была поразительно тошнотворной.

– Крысиная желчь… крысиная желчь… крысиная желчь… – Вон водила пальцем по кое-как налепленным бумажкам с неряшливыми пометками. Креол и приклеивал-то их только затем, чтобы не перепутать кровь гадюки с кровью гюрзы. Ну или еще что-нибудь в таком роде. – Есть крысиная желчь! Фу, какая гадость… а пахнет еще хуже…

– А вот и глаза жабы, – поделился Хубаксис. – Вот, на полочке стоят.

– Это я ему ловил, – довольно оскалился Бат-Криллах. – И крыс, и жаб, и еще много всяких тварей. Он мне каждый вечер список давал, чего ему нужно.

– Что ж ты сразу не сказал, что по заданию ходишь? – пробурчала Вон, все еще не простившая демону то, что он попал в газеты раньше нее.

– Лучше б тебя, одноглазый, за крысами отправить, – усмехнулся Мао. – Был бы честный поединок – один на один, размеры у тебя подходящие.

– Меня хозяин на кладбище отправлял, – надулся джинн. – Он все еще без сознания?

Вон, не оборачиваясь, кивнула.

– Тогда скажу. Скотина он, вот он кто! – торжественно выкрикнул Хубаксис. – Демон наш, вон, сам рвался в могилках порыться, а он меня посылает! Главное – достань ему мозги умершего от какой-нибудь заразы!

– И достал?! – резко обернулась Ванесса.

– А то! – фыркнул джинн, все еще переживая неприятные ощущения. – Вон они, на третьей полке снизу.

– А чего так мало? – пренебрежительно нахмурилась Вон, разглядывая пузырек с розовой кашицей. Хорошо еще, что Вон довелось почти полгода отработать в морге, иначе ей было бы куда противнее.

– Больше не утащил! – скрипнул зубами джинн. – И за это спасибо скажите!

Хуберт доставил приправы, и Вон принялась, поминутно сверяясь с магической книгой, смешивать всю эту дрянь воедино. Получалось плохо – Креол пользовался древнешумерскими единицами измерения, и Ванесса никак не могла перевести их в современные граны и столовые ложки. Хорошо еще, что щепоть осталась такой же, как и в древнем Вавилоне.

– Слушай, джинн… как тебя?… Хубаксис?… – задумчиво потер нижнюю губу Мао. – А этот молод… в смысле, твой хозяин посылал тебя на кладбище специально за этими мозгами, или еще за чем-нибудь?

– Только за ними, – отмахнулся джинн, зачарованно наблюдая за тем, как Ванесса чертыхается, просыпав мускат. – Срочно ему зачем-то понадобились!

– Послушайте… м-м-м… Хуберт, а Креол не просил вас на днях доставить ему такие же приправы? – задумчиво спросил Мао.

– Да, сэр, просил, – поджав губы, подтвердил брауни. – Три дня назад, если вам это интересно.

– Доча! – хлопнул себя по лбу Мао.

– Папа, не мешай, я занята! – окрысилась милая дочурка.

– Доченька, выслушай меня, пожалуйста! – тяжелым голосом произнес отец. – Будь добра, взгляни своими глазами на предмет, который я держу в моей правой руке, а уж потом продолжай заниматься своими невероятно важными делами!

Ванесса раздраженно обернулась, готовясь высказать любимому папочке все, что она думает о людях, которые в такой ответственный момент лезут со всякой ерундой, но слова замерзли у нее на губах, когда она разглядела надпись на пузырьке в руке отца. Там было написано (по-английски!): «Лекарство от черной желтянки. Дать мне, когда заболею. Всех убью, если умру!»

– Он подготовился заранее… – счастливо прошептала Ванесса, вертя пузырек. – Он знал, и заранее сварил лекарство!

– И специально поставил на самое видное место, – подчеркнул Мао. – Бутылочка, между прочим, стояла прямо здесь, в центре стола.

– Лучше бы хозяин кого-нибудь предупредил, – сказал Хубаксис. – Тогда бы и искать не надо было…

– Не успел, наверное, – вставил словечко Бат-Криллах. – Или забыл.

Ванесса осторожно поднесла пузырек к губам Креола, заранее морщась – такое амбре издавало это лекарство. Банальное человеколюбие требовало дать ему чего-нибудь сладкого – запить, но в магической книге было четко сказано: «Точно соблюдать рецептуру! Не разбавлять! Принимать единым глотком, ничем не запивая!». И еще Ванесса усиленно отгоняла от себя мысль о том, что в состав зелья входят человеческие мозги. Всего лишь капля, но все равно…

По крайней мере, действовало оно отменно. С лица мага почти мгновенно сошла чернота, вновь сменившись желтизной, а потом к его коже вернулся естественный коричневатый цвет. Глаза открылись, сверкнув на присутствующих серой сталью, и Креол все еще слабым голосом пробормотал:

– Благодарю…

– Хозяин, хозяин! – счастливо запищал Хубаксис, подбираясь поближе.

– Не прикасайся ко мне, раб, от тебя воняет! – брезгливо поморщился Креол, потянув носом.

– Узнаю старого доброго Креола… – слабо улыбнулась Вон.

Через десять минут маг был уже в полном порядке. Он наскоро произнес слово Исцеления, окончательно избавляясь от болезни, и с хрустом потянулся.

– Я хочу есть! – громогласно заявил он.

– Еще бы! – фыркнула Ванесса. – Ты, фокусник задрипанный, ты чего меня не предупредил, что можешь заболеть? Кстати, это не заразно?

– Теперь уже не заразно, не бойся…

– Еще сюрпризы будут?

– Что будет? – нахмурился маг. – Почему я не знаю этого слова?

В дверь постучали. Этот стук – частый, уверенный, ясно говорящий, что дверь сейчас распахнется, вне зависимости от того, скажут ли «Войдите!», Ванесса узнала бы из тысячи. Так стучала только ее мама.

– А ну, брысь! – шикнула она на разнокалиберную нечисть.

Хуберт молниеносно стал невидимым, Хубаксис улетел сквозь стену, Бат-Криллах снова полез под диван.

Агнесс Ли ворвалась словно вихрь, недоуменно моргнув при виде когтистой лапы, исчезающей под диваном. Демон опоздал на какое-то мгновение. Впрочем, она не подала виду, вероятно, решив, что ей показалось.

– Дорогой умоляю прости я так виновата так виновата знаю что мы только что приехали но это ужасно срочно я просто не могу подвести своих товарищей самолет через два часа надеюсь ты не обидишься билеты уже заказаны такой неожиданный звонок я ждала его неделей позже еще раз прости! – единым духом выпалила она.

Креол поморгал, пытаясь вычленить из этой тарабарщины смысл, но он так и остался неизвестным. Зато Вон с отцом слушали совершенно спокойно, за годы общения с мамочкой успев приноровиться к ее манере вести беседу.

– И что на этот раз? – невозмутимо поинтересовался Мао. – Зеленые? Борьба за мир? Защита феминизма?

Дело в том, что Агнесс была очень кипучим человеком. В советские времена таких людей называли активными общественниками. Однако там подобные порывы как-то все-таки упорядочивали (хотя тоже не лучшим образом), а вот в США так и не сподобились. Потому-то Агнесс и выплескивала свою бурную деятельность на все подряд. Сегодня она летела на конференцию в Гааге по спасению китов от вымирания, а завтра защищала право каннибалов на самовыражение путем поедания себе подобных. Она числилась членом доброй дюжины разнокалиберных обществ, причем во всех занимала достаточно высокий пост. Она боролась за все подряд. Или против всего подряд, как уж фишка ляжет. Особенно ее кипучесть усилилась за последние годы. Мао давно притерпелся ко всему этому, и только пожимал плечами, когда Агнесс неожиданно сообщала, что прямо сейчас улетает во Вьетнам, помогать ветеранам войны, и к ужину ее ждать не стоит.

– Я знала что ты поймешь это съезд художников-абстракционистов-геев борющихся за свои права на свободное творчество в Амстердаме не везде еще люди осознали что искусство не знает пределов и может быть каким угодно он продлится три-четыре дня возможно и целую неделю уж через десять дней я точно вернусь но может быть ты полетишь со мной я еще успею купить второй билет.

– Нет-нет, – испуганно отказался несчастный муж. – Не хочу тебе мешать…

Агнесс довольно кивнула. Действительно, в подобных мероприятиях муж был ей только обузой.

– Но как же дом? – безнадежно поинтересовался он.

– Ах займемся этим когда я вернусь прости я знаю что ты бы с удовольствием сделал все сам но у тебя совершенно нет вкуса ты вполне можешь приобрести что-нибудь вроде этого кошмара прости девочка моя но это так уверена что вы с Ларри будете не против если Мао пару деньков поживет с вами у вас ведь такой большой дом.

– Я только за, – обняла отца Ванесса. – А ты?

– А? – дернулся Креол, зачарованно глядящий на рот Агнесс. Ему не верилось, что он все-таки закрылся.

– Ты не возражаешь, если папа поживет недельку в одной из свободных комнат?

– Почему нет? – пожал плечами Креол. Агнесс вызывала у него исключительно глухое раздражение, но ее муж был куда более симпатичной личностью. – Я не возражаю, женщина, отправляйся в свой… куда ты там собралась, – неловко закончил он.

– Послушайте Ларри вы очень милый молодой человек но тебе явно не повредит пройти курсы хороших манер, – возмущенно выпалила Агнесс. – Одна из моих знакомых как раз проводит такие курсы если хотите могу тебя порекомендовать а то это же просто ужас что такое!

– Не переживай, мама, просто в его родных местах так принято, – ласково пропела Ванесса, обхватив мать за плечи. – Но мы над этим работаем, правда?

Креол тупо уставился на нее, не понимая, чего от него опять хотят.

– Правда? – еще ласковее переспросила она, незаметно наступая ему на ногу.

– Да!!! – выпалил маг, еле сдерживаясь, чтобы не заорать. Вон весила от силы килограммов пятьдесят пять, но ему показалось, что по ноге прошелся бегемот, да не простой, а страдающий ожирением.

Агнесс еще раз покосилась на Креола. Ярая феминистка, она не переносила само это слово – «женщина», считая, что это унижает женское достоинство[2].

– Провожать меня не нужно, – все еще сердито сообщила она. – Я вызову такси.

Ванесса немедленно заверила маму, что никакого такси не нужно, что она будет просто счастлива отвезти ее в аэропорт, что она ее очень любит, и все такое. Она хорошо выучила, что если этого не сказать, мамаша здорово обидится и будет потом долго дуться. Такое происходило уже не раз.

Мао закрыл за Ванессой дверь и обернулся посмотреть, чем занят Креол. Маг с предельно удивленным видом вслушивался в гудки, доносящиеся из телефонной трубки. Потом он положил трубку и четко произнес:

– Я, Креол, Верховный Маг Империи Шумер, хочу поговорить с Ванессой. Исполняй!

Телефон тупо молчал. Креол подождал немного и повторил фразу еще раз. Ничего не изменилось.

– Он не так работает… – попытался объяснить Мао.

Креол нахмурился, но ничего не ответил, упорно продолжая убеждать телефон слушаться его приказов.


Глава 10 | Архимаг | Глава 12