home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 16

В купальную комнату Вон заходила с опаской. Сколько ни убеждали ее Креол с Хубаксисом, что приглашенным гостям в Лэнге не опаснее, чем в загородном парке, сколько ни грела душу тяжесть противодемонской цепи, оставаться одной все равно было страшно. А как бы вы себя чувствовали на ее месте?

Хорошо еще, в местной бане имелись кабинки для переодевания, причем раздельные. Никаких замков Ванесса не заметила, чему она, впрочем, и не удивилась, представив, что мог бы сделать с такой дверцей тот же Погонщик Рабов. От местных жителей нужно огораживаться не замками, а магией, а ей Вон не владела даже в малой степени. Да и кому здесь могла понадобиться ее одежда?

Ткань, сотворенная Креолом, не походила ни на что, известное в нынешнем времени. Мягкая, нежная и очень легкая, она так и ласкала кожу, словно гагачий пух. Ее хотелось гладить, как крохотного котенка. Да и Слуга постарался на славу – купальник, скроенный им, вряд ли попал бы на первые страницы журналов мод, но сидел отлично, нигде не жал, и выглядел очень неплохо.

– Если такую материю делали в Древнем Вавилоне, то кое в чем они нас обошли… – пробормотала Вон, безуспешно стараясь понять – идет ей обновка, или не очень? К ее великому разочарованию, она до сих пор не обнаружила в Замке Кадаф, да и во всем этом измерении ни одного зеркала. Неужели местным уродам самим противно смотреть на свои рожи?

Здешний бассейн слегка напоминал Римский Сенат – средних размеров помещение со стенами из белого камня, ступени для сидения, поднимающиеся до самого потолка. Только здесь в центре была ямина с водой. Впрочем, в эту воду Ванесса не окунулась бы ни за что на свете – о гигиене в этом мире явно не слышали, а может быть она просто сильно отличалась от привычной нам. Во всяком случае, этот бассейн скорее напоминал небольшое болотце, в которое кто-то кинул банку с красной краской – вода была зеленой с красными расплывающимися разводами.

Единственное, что утешило Ванессу – большинство товарищей, скучающе сидящих на ступеньках, принадлежали к роду людскому. Во всяком случае, внешне. Конечно, это ничего не значило – тот же Элигор мало чем отличался от обычного человека, но все же Вон предпочитала иметь дело с человекообразными демонами, нежели с многоголовыми тварями с клыками до подмышек.

Всего здесь было человек двадцать. Одни только мужчины – ни одной женщины Вон не заметила. Некоторые голые, но большинство все же прикрывало чресла чем-то вроде простынь. Свободных мест было более чем достаточно, и Вон, немного подумав, уселась поблизости от одного из мужиков в простыне. Она выбрала его по двум причинам – во-первых, он сидел ближе всех к дверям, а во-вторых – носил зеркальные очки. Поскольку ни на ком другом в этом мире она такого украшения не видела, можно было смело заключить, что этот парень, как и она сама, прибыл с Земли. Бесспорно, это говорило в его пользу.

И все же выглядел он несколько странновато. Прежде всего в глаза бросался резкий контраст между лицом и телом. Лицо явно принадлежало старику – совершенно седые волосы, свисающие неопрятными лохмами до самых плеч, две дырки вместо носа, как у сифилитика, неестественно желтая кожа, натянутая так туго, что казалось, будто это вовсе и не лицо, а голый череп. Разве что зубы были неплохими, а глаз Ванесса просто не разглядела за очками. Однако все, что ниже шеи, скорее могло бы принадлежать мужчине лет сорока, и выглядело бы очень даже неплохо, если бы не его болезненная худоба. Вон невольно даже засмотрелась, но потом снова перевела взгляд на лицо, и вздрогнула от отвращения – так неприятен был этот контраст.

– Не возражаете…

– Нисколько, садитесь, где хотите, – равнодушно отозвался незнакомец, не поворачивая головы.

– Меня зовут…

– Очень приятно, Ванесса, рад с вами познакомиться, – вновь не дослушав, ответил мужчина.

– А как…

– У меня много имен. Можете называть меня Джонатаном.

– Вы тоже…

– Да, я тоже из мира, который вы знаете под именем Земля.

– Вы что…

– Нет, я не читаю ваших мыслей, я просто знаю наперед, что вы хотите сказать, – покачал головой Джонатан.

– Так вы…

– Да, я маг, как и прочие здесь присутствующие, иначе не был бы приглашен на это торжество.

– Послушайте, может…

– Хорошо, я буду дослушивать ваши реплики до конца, – наконец-то соизволил посмотреть на нее Джонатан. – Вы правы, это не очень-то вежливо с моей стороны.

– Спасибо, – сердито кивнула Вон. – Джонатан, вы что, видите будущее, да? Как Нострадамус?

– Когда захочу, – безразлично пожал плечами Джонатан. – Ближайшее будущее – четко и ясно, отдаленное – расплывчато.

– Круто! – оценила Вон. – А можете сказать, какого президента изберут на следующих выборах?

– Однозначно – нет, – покачал головой Джонатан. – Дело в том, что будущее не прямая дорога, как многие считают, а скорее сложная сеть перекрестков. Существуют узловые точки, от которых зависит, как дело пойдет дальше. Зачастую это какие-то совершенно ничтожные события, но от них зависит очень многое…

– Я… я не очень поняла, – поджала губы Вон. – Можете привести пример?

– Охотно. Одна из таких узловых точек – 13 июля 324 года до рождения Христа. В этот день Александр Македонский по неосторожности выпил воды из зараженного источника. В результате на следующий день он заболел и очень скоро умер. Но он не так уж и хотел пить в тот момент, и вполне мог удержаться от этого. Вот этот ничтожный выбор – выпить чашку воды или нет, и определил историческое течение времени. Если бы Александр Македонский остался тогда жив, Земля сейчас выглядела бы совсем по-другому.

Признаться, Вон его почти не слушала. Историю она знала не слишком-то хорошо, и кто такой Александр Македонский, представляла довольно смутно. Слышала только, что это был какой-то великий царь, и все. Ей даже казалось почему-то, что он был русским. К тому же сейчас ее занимал другой вопрос.

– Джонатан, – нерешительно спросила она, – а зачем вам эти очки? По-моему, здесь не так уж много света…

– Эти очки нужны не мне, а вам, – печально ответил Джонатан, снимая очки.

Ванесса тихо ахнула, увидев то, что скрывалось под ними. А точнее, то, что не скрывалось. У Джонатана не было глаз. Совсем. Только пара пустых глазниц. Даже веки были аккуратно отрезаны, поскольку теперь они только мешались. Расставшись с очками, он окончательно приобрел сходство с ожившим скелетом.

– Вы… так вы слепой? – пробормотала она, не в силах оторвать взора от этих жутких дырок.

– Полагаю, меня можно назвать слепым, – согласился Джонатан. – Тем не менее я не страдаю от этого, ибо обладаю иным зрением…

– Как это с вами произошло?…

– Это кара… – невесело поведал Джонатан. – Наказание за мой грех…

– Да что же вы такого сделали?!

– Я убил своего брата, – коротко ответил Джонатан. – И больше вы со мной разговаривать не хотите.

Последняя реплика была не вопросом, а утверждением, и Вон мгновенно поняла, что Джонатан прав, как обычно. Ей не хотелось больше с ним говорить, а вместо этого захотелось стукнуть его волшебной цепью, чтобы убедиться – действительно ли он человек? Уж очень странным был этот тип, даже для колдуна.

– До свидания, Вон, – поднялся с места Джонатан. – Не говорю «прощайте», ибо нам суждено увидеться еще один раз. Но не скоро… Еще очень не скоро…

Загадочный слепец тихонько хлопнул в ладоши и мгновенно исчез. Словно повернули выключатель – только что был здесь, и уже нет.

– Хотела бы я знать, как его зовут на самом деле… – прошептала Ванесса, глядя туда, где он только что стоял.

– Прости, Вон, не расслышал, – донесся до нее веселый голосок. Ну, этот писк она узнала бы из тысячи!

– Хуби! – повернулась она к джинну. – Уже вернулся от своих друзей?

– Каких еще друзей? – фыркнул Хубаксис. – Все мои старые друзья давно передохли! У меня их и было-то… раз-два и обчелся…

– Сочувствую… – нерешительно произнесла Вон, поскольку на лице маленького джинна не было ни тени грусти.

– Зря! – тут же подтвердил ее опасения он. – Туда им и дорога, крысам вонючим! А самое главное знаешь что?… Великий Хан тоже умер! Ха, мерзкая скотина! А я жив-здоров, и буду жить вечно! Вечно!

– Так ты теперь можешь освободиться из рабства? – порадовалась за него Ванесса.

– Если бы! – насупился Хубаксис. – Мое преступление срока давности не имеет, я по-прежнему числюсь в негодяях короны… Если хозяин меня освободит, новый Великий Хан тут же прикажет сварить меня в кипящем масле… Кстати, знаешь, что я еще узнал?

Вопрос показался Ванессе риторическим, и она не стала отвечать, но джинн молчал с таким интригующим видом, что она не выдержала.

– Что?! – выкрикнула она наконец.

– Между старым и теперешним Великими Ханами ханством джиннов правил человек! Представляешь? Такого еще никогда раньше не было! Недолго – всего полвека, но все-таки!

– И кто же это был? – из чистой вежливости спросила Вон.

– Какой-то Соломон… – уже утратил интерес к своей сенсации Хубаксис. – Какая разница, все равно он умер давным-давно…

Ванесса никак не отреагировала на это сенсационное заявление – она попросту не знала, кто такой Соломон. Библию она почти не читала, так только – урывками, и хотя само имя слышала неоднократно, оно не оставило заметного следа в ее памяти.

Креол заявился еще минут через пятнадцать. На лице у него было написано неописуемое удивление, а в руках он вертел свинцовый диск с вырезанной звездой в круге.

– Что это с тобой? – с интересом окликнула его Вон. Креол успел облачиться в нечто вроде туники, явно пошитой на той же фабрике, что и ее купальник, но сумку с магическими принадлежностями так и не бросил. И амулеты по-прежнему гроздью висели у него на шее. – Что – неприятности?

– Наоборот… – недоуменно покачал головой Креол. – Встретили как самого императора, всячески обласкали, даже подарок подарили! Да еще какой! Сами себе могилу роют…

– Это вот этот, что ли? – выхватила у него диск Ванесса. – И что это за безделушка?

– Камень Врат! – возопил Хубаксис, широко распахнув единственный глаз. – Повезло же тебе, хозяин!

– Так для чего это? – не желала отставать Вон.

– Для перемещения между мирами, – слегка отойдя от удивления, поведал Креол. – С помощью Камня Врат можно очень быстро перепрыгнуть в любое измерение, минуя все сложные ритуалы.

– Круто, – согласилась Вон. – А как работает?

– Просто. Вначале его следует окурить ароматическим дымом. Ладан, благовония, курения, да хоть сигареты! Лишь бы был дым и запах. Одновременно с этим читаешь заклинание.

– Какое?

– Всегда разное! – огрызнулся Креол, недовольный, что его перебили. – Зависит от того, где ты сейчас, и от того, куда хочешь отправиться. Чем длиннее прыжок, тем длиннее заклинание. Но не дальше, чем на три пространства – если нужно еще дальше, делай несколько прыжков. После этого камень готов к работе. Достаточно произнести фразу-ключ, и открывается окно между мирами.

– А что за фраза? – продолжала любопытствовать Вон.

– Фраза простая. «Откройся, портал!»

– Как «Откройся, сезам!», да? – вспомнила сказку Ванесса.

– При чем тут сезам? – поморщился маг. – Ты еще коноплю вспомни! Нет, фраза-ключ простая. Вот заклинание каждый раз нужно составлять свое, особое… Но это я могу.

– Он может! – подтвердил Хубаксис, насмешливо косясь на хозяина.

– Молчать, раб, – лениво приказал Креол. – А у тебя что интересного было, женщина?

– Может, хватит меня так называть? – холодно поглядела на него Вон, но потом все-таки сменила гнев на милость и рассказала о слепом прорицателе в зеркальных очках.

Креол слушал очень внимательно, задумчиво кивая в такт словам. Хубаксис, сидящий у него на плече, слушал не менее внимательно, кивая одновременно со своим хозяином. Выглядело это очень смешно.

– Черный Слепец, – уверенно произнес Хубаксис, дослушав до конца. – Однозначно!

– Ты прав, раб… – рассеянно согласился Креол. – Это Черный Слепец…

– Он тоже… один из этих тварей?

– Нет, он из нашего мира, – покачал головой Креол. – Черный Слепец – это Черный Слепец. Он сам по себе. Говоришь, он сказал, что вы еще встретитесь? На моей памяти он еще ни разу не ошибался…

– А все-таки – кто он такой?

– Если бы я знал… – растянул губы в улыбке Креол. – Он очень старый, и он действительно знает все о прошлом и настоящем, и очень много о будущем, вот все, что я могу сказать. И он очень сильный маг. Один из самых сильных в истории. По сравнению с ним я… он ведь Высший Маг, а я всего лишь архимаг… у меня пятая ступень, у него шестая… а это такая разница…

– Подожди! – Вон выставила руки в протестующем жесте. – Стоп! Одну минуточку! Тайм-аут! Я правильно поняла – ты знал его еще тогда… ну, в прошлой жизни?

– Я же говорю – он очень старый, – довольно усмехнулся Креол. – Слепой пророк, вечно скитающийся по мирам и нигде не находящий покоя… В мое время о нем ходило столько легенд, что все и не упомнишь… Сейчас, наверное, их тоже позабыли…

– Он бывал и в мире джиннов, хозяин, – подал голос Хубаксис. – Сам Великий Хан относился к нему с почтением. Кстати, хозяин, ты помнишь сына императора? Ну, мы с тобой присутствовали при родах? Помнишь? Всего за неделю до того, как мы… ну…

– Помню, – равнодушно пожал плечами маг. – Гильгамеш, сын Лугальбанды…

– А помнишь, какое будущее ты ему предсказал? – интригующе осведомился джинн.

– Конечно, помню, – хмыкнул Креол. – Долгую жизнь, славное правление, много военных побед… да я всем такое предсказываю!

Ванесса удивилась. Историю она знала плохо, но все же догадывалась, что далеко не все правители могли похвастаться такой достойной биографией, как та, что обрисовал Креол.

– Хозяин не умеет предсказывать будущее! – издевательски прошептал Хубаксис. – Просто абсолютно!

– Молчать, раб, – кисло буркнул Креол. – Так что там с этим Гильгамешем? С чего это ты вдруг о нем вспомнил?

– О, хозяин, он… он… ну это… – джинн запыхтел, показывая руками что-то очень внушительное. – Он убил Хумбабу, хозяин!

– Хумбабу? – резко оживился маг. – Вот это очень кстати… Один архидемон дела не решает, но все же приятно… Это все, чем он прославился, или есть еще что-то?

– Да еще сколько, хозяин! Гильгамеш…

Неожиданно прозвучал гулкий звук, похожий на колокол, обмотанный толстым слоем ваты. Ванесса аж вздрогнула, но все остальные отнеслись к этому совершенно спокойно. Многочисленные «купальщики» начали неторопливо подниматься с мест и двигаться к дверям.

– Что это? – потребовала объяснений она.

– Сигнал, женщина, – пояснил Креол, тоже встающий с места. – Сигнал к началу празднеств. Раб, про Гильгамеша потом! Сейчас надо идти – в большом зале будет выступать сам Азаг-Тот…

– Это не тот, который умер? – подозрительно прищурилась Ванесса. – Я помню, ты что-то такое говорил.

– Он не умер, Вон, он просто лишился тела, – доброжелательно объяснил Хубаксис.

– А я-то раньше думала, что это одно и то же… – пробурчала Ванесса.

– Как видишь, не всегда, – пожал плечами Креол.

Главный зал замка Кадаф легко мог вместить в себя с десяток больших кремлевских. А толпа чудищ, собравшаяся там, заставила бы позеленеть от зависти любой парад уродов – создавалось впечатление, что попал в Ад. Впрочем, в какой-то степени так оно и было.

Большой трон, возвышающийся в дальнем конце зала, пока еще пустовал, но вокруг него уже выстроился почетный караул – тринадцать разнокалиберных монстров. Первым слева стоял горбатый здоровяк с головой верблюда, потом – не менее горбатый минотавр. Третий выглядел нормальным человеком, только неестественно бледным, и носил на голове шлем с оленьими рогами. Четвертым стоял уже известный Ванессе Элигор. Пятым был огромный черный ворон с окровавленным клювом. Шестым – облако тьмы со светящимися глазами, седьмым – огромная белая змея. Восьмой больше всего напоминал исполинскую муху, девятый был человеком с зеленой кожей и чем-то вроде клубов дыма вместо волос. Десятый – колоссальный гриф, одиннадцатый – лысый мужчина с горящими руками. Двенадцатый – горбатый великан ростом больше всех остальных, вместе взятых, тринадцатый – здоровенная желтая жаба.

– Это и есть Эмблемы? – нерешительно поинтересовалась Ванесса.

– Отлично, – оценил ее догадливость Креол. – Да, это тринадцать Эмблем Йог-Сотхотха.

– А остальные? – спросила Вон, с явной брезгливостью переводя взгляд с одной твари на другую.

– Вон тот, похожий на черного козла – Шаб-Ниггурат, полководец армии Лэнга, – охотно объяснил Креол. – Тот, в черном плаще – Носящий Желтую Маску, верховный жрец Храма Ночи.

Вон осмотрела указанного типа. Носящий Желтую Маску действительно носил желтую маску, похожую на те, что надевают хоккейные вратари. В ней он сильно напоминал ожившего мертвеца из «Пятница, 13».

– А это кто? – Вон указала на самого, пожалуй, отвратительного монстра здесь. Она долго пыталась понять, на что он похож, но так и не смогла – какая-то невообразимая мешанина, ни единого знакомого органа. Даже лица не видно.

– Это Нъярлатхотеп. Единственный, кроме Йог-Сотхотха, кто свободно может путешествовать между мирами, ибо он Посланец Древних. Между прочим, это он доставляет приглашения на празднество.

– Почтальон, что ли? – с некоторым разочарованием протянула Вон. – Ну и урод…

– Тихо, хозяин! – зашипел Хубаксис. – Йог-Сотхотх!

Вон замолчала, стараясь получше разглядеть самую большую шишку на этой вечеринке.

Йог-Сотхотх выглядел как длиннющий червяк или змея. Угольно-черный, оставляющий склизкий след на полу, он полз к своему трону при гробовой тишине. Никто не издавал ни единого звука, все зачарованно глядели на Хранителя Врат. Приглядевшись, Вон поняла, что называть его червем было все же преждевременно – от червя у него был только хвост, а там, где положено быть голове, начиналось туловище – совсем маленькое по сравнению с хвостом, но все-таки. Туловище, если не слишком придираться, можно было назвать даже человеческим, но оно было такого же цвета, как и хвост. На месте ног у него росли две пары лап богомола, а вместо рук – что-то вроде спинных парусов некоторых динозавров. Из этих парусов торчали три длиннющих когтя, тихо пощелкивающих при движении. Голова тоже напоминала человеческую лишь очень отдаленно – фасетчатые глаза насекомого, полное отсутствие носа и волос, а также нечто вроде пары муравьиных антенн на лысине. Таков был Йог-Сотхотх.

Чудовище вползло на трон и медленно кивнуло своим Эмблемам. В зале по-прежнему царила гробовая тишина.

– Что сейчас будет? – рискнула прошептать Вон.

– Тихо! – шикнул на нее Креол. – Азаг-Тот!

Стена над троном заколебалась, пошла волнами, выгнулась, а затем из нее словно бы проступило гигантское каменное лицо, похожее на гипсовую маску. Мертвые каменные глаза оглядели присутствующих, а затем открылся каменный рот и оттуда раздался жуткий голос, с присвистами и завываниями, делающий резкие ударения на шипящих звуках. Каждое слово он словно бы произносил с большой буквы. Азаг-Тот, лишившийся тела, но не жизни, держал речь перед своими подданными:

Йа! Йа! Йа! Йо! Йо! Йо!

Я Есмь Бог Богов!

Я Есмь Властитель Тьмы И Повелитель Чародеев!

Я Есмь Сила И Знание!

Я Есмь Превыше Всего!

Я Есмь Превыше Ану И Игиги!

Я Есмь Превыше Ану И Аннуннаки!

Я Есмь Превыше Семерых Шуруппаки!

Я Есмь Превыше Всего!

Я Есмь Превыше Энки И Шаммаш!

Я Есмь Превыше Всего!

Я Есмь Превыше Ниннурсак И Скрижалей Ленки!

Я Есмь Превыше Всего!

Я Есмь Превыше Инанна И Иштар!

Я Есмь Превыше Нанна И Удду!

Я Есмь Превыше Ендукугга И Ниндукугга!

Я Есмь Превыше Эрешкигаль!

Я Есмь Превыше Всего!

Ничто Не Было Сотворено До Меня!

Я Есмь Превыше Всех Богов!

Я Есмь Превыше Всех Дней!

Я Есмь Превыше Всех Людей И Сказаний Об Оных!

Я Есмь Древний!

Никто Не Может Найти Мое Место Покоя!

Я Зрю Солнце Ночью И Луну Днем!

Я Есмь Получатель Жертв Скитальцев!

Горы Запада Укрывают Меня!

Горы Волшбы Укрывают Меня!

Я Есмь Древний Из Дней!

Я Есмь Превыше Абсу!

Я Есмь Превыше Нар Маррату!

Я Есмь Превыше Ану!

Я Есмь Превыше Киа!

Я Есмь Превыше Всего!

Йа! Йа! Йа! Йа Саккактх! Иак Саккакх!

Йа Ша Хул!

Йа! Йа! Йа Утукку Хул!

Йа! Йа Зихул! Йа Зихул!

Йа Кингу! Йа Азбул! Йа Азабуа!

Йа Хастур! Йа Хуббур!

Йа! Йа! Йа!

Бахабахахахахабахахахаха!

Какхтакхтамон Иас!

Вон не поняла, была ли предпоследняя строчка речи частью положенного ритуала, или Азаг-Тот просто расхохотался, но это ее и не слишком интересовало. Она не поняла не только эту строчку. Утешало только одно – произнеся последний звук, Азаг-Тот удалился, вернув стену в прежнее положение. Напряжение в зале понемногу спадало.

– Он действительно такой весь из себя большой бугор, или у него просто мания величия? – неодобрительно прошептала Ванесса. – Даже если действительно – мог бы быть и поскромнее…

– Э-э-э, Вон, ты еще не слышала, как наш Великий Хан разорялся, – мелко захихикал Хубаксис. – Бывало, так загнет, что блевать хочется…

– Что ты однажды и сделал, – холодно подытожил Креол. – Заткнись, раб, и не мешай мне.

– А чем ты занят, хозяин?

– Думаю! – рявкнул Креол, с явной угрозой вытаскивая из сумки жезл. – Кстати, женщина, верни-ка мою цепь.


Глава 15 | Архимаг | Глава 17